Кремлевский пакет: кому помогут антикризисные инициативы Владимира Путина
Поделиться
Facebook Twitter VK


Предложения президента улучшают слишком умеренный план правительства. Но их недостаточно, чтобы компенсировать малому бизнесу и сфере услуг потери от снижения спроса, а также оказать помощь оставшимся без работы в крупных городах.

Предложения президента улучшают слишком умеренный план правительства. Но их недостаточно, чтобы компенсировать малому бизнесу и сфере услуг потери от снижения спроса, а также оказать помощь оставшимся без работы в крупных городах.

Представленный президентом план борьбы с эпидемией коронавируса, точнее, его экономическая часть, содержит в себе как очевидные и легко исполнимые меры, так и неочевидные, результат которых как раз будет зависеть от качества исполнения. Наконец, некоторые предложения, может быть, и полезные, но явно несвоевременные.

Цена щедрости

К категории очевидных мер можно отнести повышение пособия по безработице и выплат по больничным, а в еще большей степени — налоговые и кредитные каникулы. Здесь удалось пройти между «раздачей денег с вертолета», которая происходит в развитых странах и за которую ратуют многие видные экономисты, и защитой бюджета любой ценой. У варианта с вертолетом слишком много получателей помощи, которым она не очень нужна и которые не потратят выплаты, а отправят в накопления или на погашение кредитов. Даже увеличенное пособие по безработице не сильно поможет работникам сферы услуг, особенно высокооплачиваемым, в крупных городах, а вот кредитные каникулы, позволяющие отсрочить платежи на полгода и пролонгировать кредиты или ипотеку без штрафных санкций будут весьма полезны. Правда, для получения этой льготы надо будет доказывать снижение доходов более чем на 30%. Остается надеяться, что формат будет разумный и не слишком сложный — иначе виноваты будут не только банкиры, но и верховная власть. Так как это не списание, а отсрочка, то провести ее можно за счет банков, а не бюджета. Автоматическое продление пособий и субсидий также позволит снизить давление на госаппарат и облегчить жизнь получателям, не создавая нагрузки на бюджет. Налоговые отсрочки могут сильно облегчить жизнь компаниям — при условии, что кризис будет недолгим, хотя и болезненным, — иначе налоговые обязательства, по которым обещан льготный платеж, просто не возникнут.

Снижение социальных взносов для малого бизнеса и объявление недельных каникул за счет работодателей относятся к категории неочевидных. Распространение на весь малый бизнес (или существенную его часть) льготных ставок, применяемых в специальных экономических зонах или для высокотехнологичных компаний, выглядит весьма щедрым. Фактически регрессивная ставка, начинающаяся для крупных компаний с 1,29 млн руб. в год для малого бизнеса начнется примерно с 150 тыс. руб., или 12 МРОТ. Однако надо подождать принятия поправок к Налоговому кодексу, которые должны быть разработаны для реализации инициатив президента. Только после этого будет понятно, кто получит льготу и каков будет объем выпадающих доходов Пенсионного фонда (ПФР) и системы обязательного медицинского страхования, которые придется покрыть из бюджета.

Другой тяжелой в исполнении идеей является объявление недельных каникул — слишком коротких и без идущего с ним «в одном флаконе» тотального карантина, что предусматривает принятый в большинстве стран Европы и штатов США подход к борьбе с пандемией. Да, каникулы могут быть продлены, а карантинные меры уже начали вводить на уровне регионов. Отдельный вопрос, нужны ли такие каникулы компаниям и организациям, которые уже перешли на удаленную работу, а теперь будут вынуждены прекращать работу или платить сотрудникам за переработку. Такие платежи — это последнее, что нужно большинству работодателей, особенно тем, кто пострадал от коллапса спроса. Каникулы могут стоить бизнесу до 700 млрд руб., которые государство компенсировать не собирается. Возможно, общенациональный карантин и нужен, но в данном случае банкет происходит за счет тех, кому как раз нужно помогать, а эффект в пресечении распространения вируса вызывает большие вопросы.

Удар по вкладчикам

Наконец, видимо ради солидарности в трудные времена, президент отказался от двух завоеваний экономической политики последних 20 лет — льгот для зарубежных (в том числе офшорных) инвесторов, основанных на договорах об избежании двойного налогообложения, и свободы от уплаты населением НДФЛ с доходов от депозитов и вложений в корпоративные и банковские облигации. Даже если решение повысить налоги рассматривается, включение его в пакет мер по поддержке экономики выглядит не очень своевременным, тем более его реализация сложна даже технически и займет много времени.

Следует отметить, что по действующему НК повышение налогов возможно только со следующего года — так что новации должны вступить в силу только с 2021 года. Скорее всего — по аналогии с обложением доходов от продажи недвижимости — будет введен налоговый вычет на доходы с первого миллиона рублей (в противном случае мы увидим дробления вкладов как минимум в рамках семей). В результате резко усложняется налоговая система, что разумно, только если следующим шагом будет введение прогрессивного налогообложения, активно обсуждавшееся перед январским посланием президента. Ежегодные сборы по новым правилам при нынешнем уровне ставок по вкладам и доходностей по облигациям можно оценить в 150–300 млрд руб. — в зависимости от формата налоговой базы в итоговом варианте. При этом возникает риск достаточно массового отзыва вкладов и перехода в наличную валюту, которую хранить в банках при почти нулевых ставках и так уже бессмысленно.

Появление налога на дивиденды, выводимые из России, и возможный односторонний выход из некоторых договоров об избежании двойного налогообложения (при несогласии с новыми требованиями российской стороны) могут ухудшить инвестиционный климат и сильно изменить правила игры для инвесторов, в очередной раз показав нестабильность российских законов. Крупный бизнес при этом достаточно креативен, и идея может быть выхолощена в процессе трансформации в статьи НК и подзаконные акты.

Если оценивать в комплексе, то предложения президента существенно улучшают слишком умеренные наработки правительства. Но их будет недостаточно, чтобы компенсировать малому бизнесу и сфере услуг потери от снижения спроса и деловой активности, а также помочь высвобождаемым работникам в крупных городах. Скорее всего, потребуется расширение программ поддержки с помощью новых решений правительства и региональных властей в зависимости от динамики кризиса и успешности борьбы с вирусом. Но чем больше будет льгот и финансовых вливаний, тем серьезнее будет звучать вопрос, кто же за все в итоге заплатит.

Источник: РБК

Дополнительные материалы по тематике


Антон Табах на телеканале ОТР о влиянии коронакризиса на экономику

Управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию агентства «Эксперт РА» в программе ОТРажение на телеканале ОТР 01.06.2020

Дефицит роста: нужно ли России тратить больше заработанного

Известия

Бюджет в минусе может быть хорошим способом разогнать экономический рост, но тратить нужно с осторожностью
31.05.2020

Названы отрасли, которым грозит наибольшая безработица после пандемии

РИА НОВОСТИ

После отмены коронавирусных ограничений лидировать по безработице будет сфера услуг, связанных с развлечениями, туризмом и проведением массовых мероприятий. Также под удар попадут те, для кого важную роль играют командировки сотрудников, рассказал агентству "Прайм" управляющий директор по макроэкономическому анализу агентства "Эксперт РА" Антон Табах.
30.05.2020

Совместить торжества и аресты. Почему чиновникам будет непросто выполнять поручение Путина о помощи бизнесу

Российский чиновничий аппарат хорошо «заточен» под различного рода ограничения и отказы, но совершенно не приспособлен к тому, чтобы помогать людям в сложных ситуациях. О том, насколько эффективна выбранная властями схема доведения денег до пострадавших от пандемии граждан и компаний, рассуждает доцент МГУ и ВШЭ экономист Антон Табах. 13.05.2020

Раздачи на выходе. Что дадут майские меры поддержки экономики

Постепенность в принятии мер поддержки и быстрая коррекция тех из них, что не работают или недостаточны, что стало нормой с марта, ранее никогда не практиковались в российской бюрократической системе. Сейчас – как минимум на высшем уровне – признано, что принимаемые в пожарном порядке решения могут быть неоптимальными, а инфраструктура для их реализации часто выбирается по критерию простоты и скорости реализации. Попутно обкатываются новые инструменты, которым может предстоять долгая жизнь и после эпидемии. 13.05.2020