Ключевые ставки
Поделиться
Facebook Twitter VK


Экономист Антон Табах — о мерах, которые минимизируют последствия эпидемии коронавируса для граждан и экономики.

Экономист Антон Табах — о мерах, которые минимизируют последствия эпидемии коронавируса для граждан и экономики.

В обстановке невиданной турбулентности на финансовых и сырьевых рынках и чрезвычайных мер по борьбе с коронавирусом по всему миру правительства и центральные банки объявляют программы по поддержке своих экономик. Режутся до нуля ключевые ставки, объявляются ипотечные и кредитные каникулы для бизнеса и граждан, приостанавливаются запреты и ограничения для ускорения поставок продовольствия и медицинского оборудования.

Банк России и правительство также выступили с совместным заявлением, объявив о пакете мер поддержки примерно в 300 млрд рублей, послаблениях для кредитов ряду отраслей и выплате авансом больничных работникам, находящимся на карантине.

Но динамика эпидемии (точнее, борьбы с ней) и ситуация с ценой на нефть гарантируют, что российская экономика получит сильный удар, который будет ощущаться и перевариваться от нескольких месяцев до года, в зависимости от отрасли и территории.

К плюсам можно отнести то, что российская экономика в целом достаточно инерционна, меньше зависит от сферы услуг, а экспортные производства сосредоточены вдали от российских очагов эпидемии. В отличие от 2008 и 2014 годов созданы большие резервы, а свободное плавание рубля не требует тратить резервы.

В кубышке Фонда национального благосостояния накоплено больше $150 млрд (почти 10% ВВП) «живыми деньгами». Бюджет с начала года активно тратит деньги — в отличие от последних лет, — и это позволяет компенсировать часть ущерба.

Уже сейчас понятно, что ущерб от закрытия предприятий сферы услуг и сокращения хозяйственной деятельности составит не менее 2% ВВП в первом полугодии и может привести к массовым сокращениям, в том числе людей, занятых полуофициально или неформально.

Отмена публичных мероприятий и закрытие границ наносит удар по туристическим регионам, включая Санкт-Петербург, развлекательным и сервисным отраслям. Крупный бизнес — кроме пассажирских авиакомпаний — не сильно пострадает от борьбы с эпидемией. Бедные группы населения, которым обычно помогают, в этот раз оказались не так близко к эпицентру проблем. Кроме того, существенные средства уже выделены в рамках январского послания президента. Пенсионерам — основной группе риска заболевания — нужна нефинансовая поддержка, поскольку системы пенсий и выплат кризис не коснется.

Новые программы поддержки должны быть заточены на помощь среднему и малому бизнесу и среднему классу. Пока можно говорить скорее о принципах такой поддержки — а конкретные меры должны оперативно вводиться на федеральном и региональном уровнях.

Чего не стоит делать в нынешней ситуации? Во-первых, нельзя повышать процентные ставки, более того, надо снижать кредитный пресс. В прошлые кризисы это делалось для поддержки рубля и рынка ОФЗ, чтобы не допустить разгона инфляции. Сейчас эти аргументы куда менее актуальны.

Рот цен находится на крайне низком уровне, и даже ослабление рубля не сильно его повысит, зарубежные ЦБ режут ставки, поддержка ОФЗ может быть произведена через программы выкупа — по зарубежной аналогии. При этом уровень закредитованности, в том числе ипотечной, работников и малого бизнеса существенно повысился. Многие страны вводят различные варианты ипотечных и кредитных каникул — причем массовых, длительных, без негативных последствий для истории заемщика и возможности брать новые ссуды, поскольку ситуация форс-мажорная.

За чей счет должны проходить такие послабления, требует отдельного обсуждения — финансовое положение госбанков прекрасное, но возможно потребуются прямые компенсации из федерального и регионального бюджетов.

Во-вторых, необходима поддержка граждан, потерявших работу или доход. У нынешнего кризиса будет много непрямых последствий, растянутых во времени. И если отправленные на удаленку бюджетники или работники крупных компаний доход не потеряют, то для работников частного сектора пособия по безработице явно недостаточны либо они вообще под них не подпадают.

Надо обсуждать варианты — например, обнуление налогов для самозанятых и предприятий общепита и развлечений, временное расширение пособий по безработице, возможно, прямые разовые выплаты и гранты, замораживание или временное обнуление ставок аренды государственного и муниципального имущества.

Полностью компенсировать ущерб не получится — по два форума вместо одного в 2021 году не проведешь, но какие-то меры поддержки, особенно в туристических регионах, необходимы, чтобы смягчить удар. А для совсем тяжелых случаев нужно решить застарелую проблему процедуры упрощенного банкротства.

В-третьих, требуется временное снижение налогов и взносов, а постоянное расширение популярных налоговых вычетов может стать инструментом повышения спроса и инвестиций. Покупка образовательных и медицинских услуг, приобретение жилья и последующие за этим налоговые вычеты должны частично компенсировать гражданам последствия удара. И международная практика показывает успешность такого подхода.

В целом необходимо отслеживать, чтобы новые программы при всех благих целях не привели к дефициту и резкому росту цен. Вообще эпидемия требует пересмотра устройства социальных проектов. Возможно, стоит запустить давно задуманные, но так и не реализованные планы по выдаче талонов на питание для бедных — по американскому образцу — или же по раздаче горячего питания при закрытии школ и детских садов.

В отличие от падения цен на нефть — к которому готовились, хотя и не такому резкому — эпидемия оказалась неожиданным шоком, с неочевидными последствиями. И именно для такого случая копились резервы, а государство должно и может показать, что оно поддерживает не только банки и крупный бизнес, но и население.

Автор — управляющий директор по макроэкономическому прогнозированию агентства «Эксперт РА»

Источник: Известия

Дополнительные материалы по тематике


Совместить торжества и аресты. Почему чиновникам будет непросто выполнять поручение Путина о помощи бизнесу

Российский чиновничий аппарат хорошо «заточен» под различного рода ограничения и отказы, но совершенно не приспособлен к тому, чтобы помогать людям в сложных ситуациях. О том, насколько эффективна выбранная властями схема доведения денег до пострадавших от пандемии граждан и компаний, рассуждает доцент МГУ и ВШЭ экономист Антон Табах. 13.05.2020

Раздачи на выходе. Что дадут майские меры поддержки экономики

Постепенность в принятии мер поддержки и быстрая коррекция тех из них, что не работают или недостаточны, что стало нормой с марта, ранее никогда не практиковались в российской бюрократической системе. Сейчас – как минимум на высшем уровне – признано, что принимаемые в пожарном порядке решения могут быть неоптимальными, а инфраструктура для их реализации часто выбирается по критерию простоты и скорости реализации. Попутно обкатываются новые инструменты, которым может предстоять долгая жизнь и после эпидемии. 13.05.2020

Корректировка методов: будет ли успешным новый антикризисный план Кремля

Государство приступает к прямым финансовым вливаниям на выплату зарплат, но в основе антикризисной политики по-прежнему видно желание сохранить ресурсы до выяснения масштабов ущерба для экономики. 16.04.2020

Эксперт подсчитал, на сколько упадут доходы россиян из-за коронавируса

ПРАЙМ

МОСКВА, 14 апр — ПРАЙМ. При наиболее вероятном сценарии падение реальных доходов россиян во втором квартале составит 15%, однако все будет зависеть от того, сколько продлится пандемия коронавируса, рассказал агентству "Прайм" главный экономист рейтингового агентства "Эксперт РА" Антон Табах.
14.04.2020

В России наблюдается невысокая востребованность ГЧП инициатив во множестве важных отраслей экономики

Генеральный директор рейтингового агентства «Эксперт РА» Сергей Тищенко считает, что несмотря на продолжающееся развитие инструментов для реализации проектов государственно-частного партнерства, в России по-прежнему наблюдается невысокая востребованность таких инициатив во множестве потенциально важных отраслей экономики. 10.04.2020