Антон Табах: «Все будет плохо, но не катастрофично»
Поделиться
Facebook Twitter VK


Экономист рассказал об апокалиптических прогнозах и «постковидном» периоде.

Экономист рассказал об апокалиптических прогнозах и «постковидном» периоде.

Самые пессимистичные прогнозы были озвучены еще в марте-апреле, судя по которым, этот кризис будет одним из самых тяжелых. На фоне нагнетания довольно вдохновляющим выглядит мнение Антона Табаха, управляющего директора по макроэкономическому анализу и прогнозированию рейтингового агентства «Эксперт РА», который считает, что все будет плохо, но не катастрофично.

Антон, как Вы считаете, как изменятся мировая экономика и взаимоотношения стран после пандемии и массовой самоизоляции?

Не думаю, что пандемия кардинально и быстро изменит отношения между странами. Будут наблюдаться те же тенденции, что и раньше, продолжится деглобализация, которая уже шла примерно с 2012 года. Страны начнут больше расходов направлять на медицину, создавать резервы. Кроме того, государства будут размещать стратегические производства внутри страны. Условно говоря, продолжится возврат производств в США или Европу на фоне роботизации, этот тренд уже наблюдался, пандемия его просто подстегнула.

Сейчас многие говорят о снижении потребления. Не наступит ли, по Вашему мнению, эпоха тотальной экономии?

Маловероятно. Центральные банки заливают экономики деньгами, а процентные ставки снижаются к нулю. В таких условиях вкладчикам не разумно сберегать. Правительства самыми разными способами стимулируют рост потребления. Однако такая политика приведет к тому, что позже странам придется разбирать «завалы», связанные с ростом госдолга. Но, во-первых, это будет не очень скоро, а во-вторых, при отрицательных или нулевых ставках эту проблему, естественно, решать будет легче. Исторически большой рост госдолга решался резким экономическим ростом, по сути, долг становился не настолько значимым либо экспроприацией, сильным повышением налогов, или высокой инфляцией. Вот в какой комбинации эти возможности будут реализованы пока не понятно.

Тем не менее если говорить о конкретных секторах экономики, то да, осторожность, особенно в сфере офлайновых развлечений и поездок, будет присутствовать. Плюс дистанционные каналы показали, что многие командировки могут быть заменены зумом... Поэтому здесь резать расходы будут сильно.

Но если почитать апокалиптические прогнозы, которые звучали пару месяцев назад, то можно увидеть, каким было настроение тогда. Сейчас понятно, что этот кризис будет очень быстрым.

То есть Вы считаете, что апокалиптические прогнозы не обоснованы?

Я считаю, что все будет плохо, но не катастрофично.

Вы довольно оптимистично смотрите на ситуацию, пока другие предрекают сложные годы для мира.

Потому что страх очень хорошо продается. Меня беспокоит, что фаза выхода из этого кризиса затянется, а все меры поддержки, которыми сейчас увлеклись страны, могут привести к развитию дисбалансов в мировой экономике и экономиках отдельных государств. Нулевые процентные ставки будут способствовать тому, что какие-то структуры, которым не мешало бы уйти в мир иной, протянут еще немалое время. Потому что если прямые субсидии достаются не всем, то резкое снижение процентных ставок выгодно всем.

Как долго, по Вашему мнению, продлится этот кризис, который усугубляет и падение цен на нефть?

Цены на нефть здесь вторичны. Даже для наших стран это в первую очередь кризис бюджетный, и то в меньшей степени, потому что и Россия, и Казахстан сводят свои бюджеты как раз на уровне нынешних цен на нефть. Да, жира будет меньше, но запаса достаточно, поэтому бюджет будет сводиться. Бюджетный кризис при самом благоприятном сценарии продлится до середины следующего года, потому что придется тратить дополнительные деньги при снижении налоговых поступлений. Но это нормальная контрциклическая экономическая политика.

Если говорить о глобальном экономическом кризисе, то может оказаться, что в этом году минус будет очень небольшим и апокалиптические прогнозы не сбудутся. Общий спад экономической активности в течение II квартала нанесет удар, но это будет не катастрофой. Судя по тому, как резво Китай вышел, а США выходят из карантинных мер и как в Европе системно затронуто оказалось очень небольшое число регионов, большая часть падения экономики легко отобьется. Страны, которые зависят от туризма и, скажем так, контактных видов экономической деятельности, скорее всего, пострадают больше.

Я думаю, при благоприятном развитии событий мировая экономика с небольшим запасом восстановится к началу следующего года. Российская и казахстанская экономики – летом 2021 года.

В одной из статей Вы пишете, что быстро тратить фонд национального благосостояния России неразумно – он потребуется и в 2021 году, а то и позже. С чем связано такое предостережение? Может ли относиться это замечание и к Казахстану?

Госбюджет инертен, особенно когда на него навалили расходы по поддержке экономики и возникли дыры по доходам. Даже при благоприятных сценариях, если весь мир пойдет на поправку, а нефть будет стоить $50, бюджетные провалы, как я говорил, сохранятся до середины 2021 года. Поэтому надо дополнять расходы из ФНБ/Нацфонда заимствованиями. А в Казахстане он относительно больше российского, но и экономика более зависима от нефти и газа.

Тратить деньги из этих фондов неизбежно. Это предусмотрено законодательством, и это правильно. Там речь была немного о другом: «добрые» доктора экономических наук и оппозиционные деятели предлагали начать раздавать деньги всем и много. В итоге решили раздавать точечно и понемногу. И это правильно. Людям помогать надо, но только тем, кто пострадал. Если посмотрим на Германию, они сейчас самый успешный пример, там раздают фиксированные суммы только фрилансерам, и то если у них доходы будут выше прошлогодних, то часть денег, полученных от государства, придется вернуть. В Америке раздали по $1200, но опять же по местным меркам это двухнедельная минимальная зарплата, чтобы понимать масштаб. Поэтому здесь речь о том, чтобы не тратить много и сразу, а немножко осмотреться. Конечно, можно было сорить деньгами, но логичнее было проявить некую осторожность. Сложно планировать, когда у тебя все летит в тартарары, а люди в истерике, в том числе советники с докторскими степенями по экономике, а цена на нефть условно составляет $15 вместо $65. Планировать и предпринимать что-то проще, когда начинает спадать первая волна, станет понятен масштаб бедствия и насколько эффективными оказались программы Трампа, Меркель и Джонсона и лидеров других стран, включая Китай и Японию, в поддержке и перезапуске своих экономик. И, как оказалось, они достаточно успешны.

Говоря о программах. Власти Казахстана оказали помощь и населению, и бизнесу в той или иной степени. Насколько такая поддержка способна помочь экономике?

Это так называемая disaster relief – помощь в чрезвычайной ситуации. Те меры, которые предпринимали в последние месяцы, во многом и были disaster relief. Когда паника пройдет, будет понятно, кому и сколько надо помогать до следующего года. Возможно, окажется, что нужно помогать значительно меньшему кругу.

Но в целом такие меры способны поддержать спрос и доходы, упавшие на самоизоляции, резервы для того и создавались. Дальнейшее зависит от цены на нефть и другой экспорт. Растут цены на сырье, несмотря на спад спроса, поэтому Казахстану и России будет проще справиться с выходом из кризиса.

И все же теперь стоит вопрос о спасении экономик в посткризисный период. Что должны государства сделать, чтобы вернуть экономику к жизни?

Все как обычно – помогать тем, кто занят в наиболее пострадавших отраслях. Но сейчас возникает вопрос: кого нужно поддерживать? Важно, чтобы это была не искусственная поддержка тех, кто уже стал зомби. Властям также нужно понять, кого из людей поддерживать и в какой форме, чтобы не было социального взрыва и массового обнищания. Кому-то понадобится переподготовка, кому-то нужно было просто подождать, пока все откроется. Также сейчас государствам нужно будет запускать дополнительные госрасходы. С учетом нефтяной специфики – сохранять бюджетные правила.

Что, по Вашему мнению, ждет МСБ?

Однозначно будет много банкротств. Кто упал сильнее, тот и быстрее отскочит – кроме туризма и развлечений, они будут дольше под ограничениями. Люди начнут снижать расходы, но не отказываться от расходов полностью. Условно говоря, одни пойдут из ресторанов в кафе, другие из кафе – в Макдоналдс. Мы это уже наблюдали в 2008-2009 годах и в 2014-2015 годах.

Смогут ли мир, экономики стран, бизнес и люди вернуться к прежней жизни и сколько времени на это потребуется?

Это вопрос к вирусологам, а не к экономисту. Но опыт прошлых эпидемий говорит, что в разгаре эпидемии оценки влияния на будущее всегда завышены, а потом и экономики, и люди адаптируются.

Источник: Inbusiness
Ольга Фоминских

Публикации по тематике


Почему контроль над инфляцией так важен для ЦБ

ЦБ остается верен идее контроля над инфляцией, но обещает не повышать ставку в ответ на сиюминутные рыночные и ценовые колебания, считает главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах. 21.09.2020

«Ежовые рукавицы» низкой инфляции: какие риски таит медленный рост цен

Выгоды низкой инфляции, как правило, акцентируются и всеми признаются, в то время как о связанных с ней рисках и проблемах говорят не так часто. Между тем, у низкой инфляции может быть ряд побочных эффектов — от препятствий для опережающего развития экономики до повышения безработицы и снижения зарплат, указывает экономист Антон Табах. 15.09.2020

ЦБ готовится повышать ставки

Наша кредитно-денежная политика совсем не мягкая по мировым меркам. 15.09.2020

Борьбу с инфляцией пора заканчивать

Ведомости

Медленный рост цен усиливает диспропорции в экономике и создает риски для банков.
14.09.2020

Онлайн-презентация обзора «Жизнь при низкой инфляции: что ждет российскую экономику»

Сформировавшаяся в России устойчиво низкая инфляция может привести не только к позитивным последствиям, но и создать дополнительные риски для экономики. Адаптация к новой обстановке уже идет, но ее последствия для бизнес-стратегий и финансового поведения компаний и граждан еще не до конца оценены. Выгоды и риски для отечественной экономики в новой инфляционной парадигме с учетом мирового опыта обсудили 10 сентября 2020 года в рамках вебинара. 12.09.2020