Финансовый сектор, 27.03.2024

Бум IPO в России: эффект для рынков капитала
Поделиться
VK


PDF  

Содержание

Андреев Роман
Соловьев Денис

Рост ликвидности в 2023 году привел к ренессансу на рынке IPO и к рекорду на рынке публичного долга

В 2023 году мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO: акции восьми компаний стали торговаться на Московской бирже, такого количества новых эмитентов за один календарный год российский рынок не видел уже более 10 лет. Объем привлеченных средств в ходе первичных размещений в прошлом году составил более 40 млрд рублей. В 2024 году количество новых размещений уже может оказаться двузначным, а объем привлеченного капитала в ходе первичных размещений по ожиданиям компаний, занимающихся андеррайтингом, покажет дальнейший рост.

Рынок публичного долга по итогам 2023 года приблизился к отметке 24 трлн рублей, чему способствовала быстрая адаптация участников рынка к новым условиям, а также размещение замещающих облигаций. Бизнес вернулся к развитию и реализации инвестпрограмм несмотря на рост ключевой ставки – имеется сильное рыночное предложение, а на новый долг есть спрос, и он наблюдается во всех сегментах от ВДО до самых надежных заемщиков – сторона спроса также готова к росту объемов заимствований.

Основной драйвер столь успешного 2023 года для рынка первичных размещений и долгового рынка – рост ликвидности, который был обеспечен активностью розничных инвесторов. Вектор развития ситуации в 2024 году не выглядит однозначно, т.к. рынок ожидает снижения ключевой ставки, и часть компаний, планирующих проведение IPO, может вернуться на облигационный рынок. С другой стороны, тренд на проведение первичных размещений только набирает обороты, аппетит инвесторов усиливается, а часть эмитентов – например, из мира IT – приходят за акционерным капиталом, минуя долговое финансирование. Мы полагаем, что акционерный капитал и долговое финансирование не являются антагонистами в конкуренции за ликвидностью. Они в полной мере будут востребованы, но только инвесторами с различным инвестиционным профилем и кардинально разным аппетитом к риску. При этом наличие кредитного рейтинга и обращающихся долговых бумаг существенно упрощает для компании доступ на рынок первичных размещений. Для бизнеса любого масштаба основным залогом успешной работы с публичными рынками капитала по-прежнему остается качественный IR, аудит с высокой репутационной оценкой, наличие нескольких кредитных рейтингов, постоянное присутствие бумаг эмитента на торговых площадках.

Ландшафт рынка: широкий спектр индустрий, но акцент на IT и высокотехнологичных бизнесах

Для основы анализа мы взяли первичные размещения акций компаний на Московской бирже в период с января 2020 по февраль 2024 года. В эти даты было совершено 17 сделок IPO на площадке Мосбиржи, 11 из которых пришлось на период с января 2023 года. При первом взгляде на статистику можно выделить широкий спектр представленных индустрий:

Таблица 1. Распределение IPO 2020-2024 годов по индустриям

Индустрия Количество сделок Компании
IT 4 Светофор Групп
Positive Technologies
Астра
Диасофт
Шеринг 2 Whoosh
Делимобиль
Ритейл 2 Henderson
Евротранс
Транспорт 1 Совкомфлот
Девелопмент 1 Самолет
Обрабатывающая
промышленность
1 Сегежа
Медицина 1 Генетико
Финтех 1 CarMoney
Золотодобыча 1 Южуралзолото
Банки 1 Совкомбанк
Кредитование 1 Мосгорломбард
АПК 1 КЛВЗ Кристалл

Большинство разместившихся в 2020-2024 годах компаний являются видными игроками в своих индустриях, а некоторые вообще представляют новые направления бизнеса, которые ранее не были представлены на Московской бирже. Здесь стоит отметить направления экономики совместного потребления - шеринг (Whoosh и Делимобиль), ритейла мужской одежды (Henderson), высокотехнологичной медицины (Генетико), финтех (CarMoney), комиссионного бизнеса (Мосгорломбард). Уход иностранных вендоров ПО и борьба за суверенную информационную безопасность создают предпосылки для кратного роста бизнеса и повышенного внимания инвесторов к таким компаниям, как Positive Technologies, Астра и Диасофт. Общая тенденция, которую можно наблюдать среди представленных в табл. 1 индустрий невооруженным глазом – это доминирование компаний из IT-сектора и других инновационных направлений, куда можно отнести представителей направления экономики совместного потребления.

Владислав Цыплаков
Владислав Цыплаков,
начальник управления по работе на рынках акционерного капитала, Совкомбанк

«Мы выделяем два портрета потенциального кандидата на IPO. Во-первых, это средние и крупные эмитенты, которые достигли определенной зрелости и готовы к новому этапу – жизни в качестве публичной компании. Речь идет об устоявшемся бизнесе с многолетней историей, часто лидере своего рынка, с выручкой, измеряемой не менее чем десятками миллиардов рублей, с устойчивой рентабельностью и крепким балансом. Чтобы быть интересными рынку, эти компании должны сохранять импульс роста – демонстрировать рост на 20–30% в год за прошедшие несколько лет и возможность поддерживать такие же темпы в будущем. Во-вторых, технологические компании. Они могут иметь более короткую историю и не настолько высокие финансовые показатели, как компании первой группы, поскольку их главная характерная черта – высокие темпы роста бизнеса (выручки) на уровне 40–50% и часто выше.»

Объем привлечений за рассматриваемый период также неоднороден: средняя величина привлеченных денежных средств в ходе IPO за 2020-2024 годы составила 8,0 млрд рублей, а медианное значение – 3,8 млрд рублей. Данное расхождение объясняется существенной величиной размещения ПАО «Совкомфлот» в октябре 2020 года и ПАО «Сегежа Групп» в апреле 2021 года. Если рассматривать исключительно 2023-2024 годы, то среднее значение привлечения денежных средств в размере 4,7 млрд рублей приближается к медианному со значением 3,8 млрд рублей, здесь наблюдается отклонение от средних показателей в лице Евротранса (13,5 млрд рублей), Совкомбанка (11,5 млрд рублей), Мосгорломбарда (0,3 млрд рублей), CarMoney (0,6 млрд рублей) и КЛВЗ Кристалл (1,2 млрд рублей).

Что касается доли акций в свободном обращении, то здесь не наблюдается большого расхождения, среднее значение составило 12%, медианное – 10%. В период 2023-2024 годов среднее и медианное значения акций в свободном обращении компаний, вышедших на IPO, составило 11% и 10% соответственно.

Таблица 2. Распределение IPO 2020-2024 годов по объему привлечения и доли акций в свободном обращении

Эмитент Дата IPO Объем привлечения (млрд руб) Free-float
1 Совкомфлот 07.10.2020 42,9 15,6%
2 Сегежа 28.04.2021 30 23,9%
3 Евротранс 21.11.2023 13,5 24,5%
4 Совкомбанк 15.12.2023 11,5 5,0%
Среднее арифметическое 8,0
5 Южуралзолото 22.11.2023 7 6,0%
6 Группа Позитив 17.12.2021 5,1 10,0%
7 Делимобиль 07.02.2024 4,2 9,0%
8 Диасофт 13.02.2024 4,1 8,0%
Среднее медианное 3,8
9 Henderson 02.11.2023 3,8 13,9%
10 Астра 13.10.2023 3,5 5,0%
11 Самолет 29.10.2020 2,9 5,1%
12 Whoosh 14.12.2022 2,1 10,0%
13 Светофор 18.01.2021 1,6 10,0%
14 Генетико 25.04.2023 1,5 12,0%
15 КЛВЗ Кристалл 22.02.2024 1,2 13,0%
16 CarMoney 03.06.2023 0,6 10,0%
17 Мосгорломбард 28.12.2023 0,3 14,6%

На момент написания данного обзора в СМИ уже появилась информация о первичных размещениях, запланированных на ближайшую перспективу. Здесь также наблюдается широкий спектр представленных индустрий: IT (Selectel, дочерняя компания Ростелекома), EdTech (Skillbox, Skyeng), медицина (Медси, Биннофарм), микроэлектроника (ГК Элемент), финтех (JetLend), микрофинансы (Займер), АПК (Агрохолдинг Степь), ритейл (Sokolov), лизинг (Европлан), гостиничное дело (Cosmos Hotel Group), банки (МТС-Банк). В течение года этот список будет только пополняться, однако уже сейчас можно сделать вывод, что на успешное размещение рассчитывают звонкие в своих нишах имена, которые смогут заинтересовать инвесторов.

Владимир Брагин
Владимир Брагин,
директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики, УК «Альфа-Капитал»

«Нас очень радует, что нет сырьевых компаний. Исторически российский рынок акций — это в основном компании сырьевого сектора (нефть, газ, металлы), его структура не отражает структуру экономики. Хорошо, что этот перекос исправляется. Причина такой картины IPO — в сильном преимуществе, которое получили компании обрабатывающей промышленности, а также IT и пр. Они являются локомотивами роста экономики сейчас. Очевидно, что среди них и выше вероятность появления новых IPO.»

Рынок первичных размещений и облигационный рынок

Анализ компаний, которые вышли на IPO за последние 4 года, показывает, что подавляющее большинство из них уже имели облигационные выпуски на момент размещения акций. Исключение составили всего две из них, это молодые эмитенты из IT- сектора – Астра и Диасофт. Практически все компании, которые имели облигационные заимствования и вышли на IPO, также имели хотя бы один рейтинг от кредитных рейтинговых агентств. Исключение составила только компания ЦГРМ «ГЕНЕТИКО», которая привлекла один облигационный заём без кредитного рейтинга, однако стоит отметить, что её родительская компания ПАО «АРТГЕН» обладает кредитным рейтингом. Медианное значение времени между датой первого размещения акций компаний из рассматриваемой выборки и выходом на IPO составило 1,5 года.

Таблица 3. Наличие у компании, сделавшей IPO, кредитного рейтинга и облигационных заимствований.

Эмитент Дата IPO Рейтинг Дата первого рейтинга Наличие облигаций Дата первого размещения облигаций
1 Совкомфлот 07.10.2020 ruAAA 20.10.2022 да 03.04.2017
2 Самолет 29.10.2020 A(RU)/A+.ru 10.07.2018 да 23.05.2017
3 Светофор 18.01.2021 ruBB 13.11.2019 да 23.10.2018
4 Сегежа 28.04.2021 ruBBB 29.10.2019 да 30.01.2020
5 Группа Позитив 17.12.2021 ruAA 02.12.2021 да 29.07.2020
6 Whoosh 14.12.2022 A-(RU) 20.04.2022 да 29.06.2022
7 Генетико 25.04.2023 нет - да 29.06.2022
8 CarMoney 03.06.2023 ruBB 25.01.2021 да 21.09.2017
9 Астра 13.10.2023 нет - нет -
10 Henderson 02.11.2023 ruA-/A(RU) 16.08.2021 да 28.09.2021
11 Южуралзолото 22.11.2023 ruAA/AA-(RU) 19.09.2022 да 22.11.2022
12 Евротранс 21.11.2023 A-(RU) 10.10.2022 да 31.01.2023
13 Совкомбанк 15.12.2023 ruAA/AA-(RU)/AA-.ru 28.11.2008 да 18.06.2013
14 Мосгорломбард 28.12.2023 ruBB- 12.10.2020 да 23.04.2020
15 Делимобиль 07.02.2024 A+(RU) 26.01.2024 да 11.08.2022
16 Диасофт 13.02.2024 нет - нет -
17 КЛВЗ Кристалл 22.02.2024 ruB+ 03.11.2022 да 15.03.2023

Полученные результаты позволяют вывести эмпирическое правило: получение кредитного рейтинга и выпуск облигаций являются для компании первым шагом к публичности и в будущем могут упростить процедуру выхода на IPO.

Александр Соломенцев
Александр Соломенцев,
директор департамента по работе с инвесторами, РЕД СОФТ

«Кредитное рейтинговое агентство является авторитетным участником финансового рынка, выражающее непредвзятое мнение об эмитенте, его финансовом состоянии и перспективах развития. Рейтинговый пресс-релиз содержит достаточное количество качественной информации не только для инвесторов, но и самих компаний, которая демонстрирует возможные точки качественного улучшения. Если оценивать кредитный рейтинг в качестве инструмента для роста и развития, то он может оказаться вполне полезным, как с целью снижения стоимости фондирования, так и комплексного формирования положительного восприятия инвесторами надежности компании.»

Из полутора десятка компаний, информация об первичном размещении которых появилась в СМИ, только у шести нет облигаций и рейтинга: Skyeng, Skillbox, дочерняя компания Ростелекома, ГК Элемент, Агрохолдинг Степь (рейтинг отозван в ноябре 2023 года) и Cosmos Hotel Group. Остальные компании, которые рассматривают возможность совершения публичного размещение акций в ближайшей перспективе, уже имеют кредитные рейтинги и обращающиеся на рынке облигации.

Таблица 4. Наличие у компании, планирующей IPO в 2024 году, кредитного рейтинга и облигационных заимствований.

Эмитент Рейтинг Дата первого рейтинга Наличие облигаций
1 Европлан ruАА 10.07.2017 да
2 Sokolov A-(RU) 23.06.2022 да
3 Skyeng нет нет нет
4 Медси ruAA- 22.08.2022 да
5 Агрохолдинг Степь отозван (ранее был ruBBB+) нет нет
6 Биннофарм ruA 10.09.2021 да
7 Cosmos Hotel Group нет нет нет
8 Selectel ruAA-/A+(RU) 01.12.2020 да
9 JetLend ruBB+ 20.12.2023 да
10 ГК Элемент нет нет нет
11 МТС-Банк ruA/A(RU)/A.ru 25.06.2009 да
12 Дочка Ростелекома нет нет нет
13 Skillbox нет нет нет
14 Займер ruBB+ 12.03.2021 да

Судя по данным из табл. 3 и 4, компаниям из сферы IT и других инновационных направлений проще совершить первичное размещение акций без предварительной эмиссии облигаций, т.к. представители данного типа бизнеса в меньшей степени нуждаются в заемном финансировании, а их акции пользуются большим спросом со стороны инвестиционного сообщества за счет сопоставимо более высоких темпов роста бизнеса. Компании из табл. 4, которые не являются представителями инновационных направлений бизнеса, подтверждают эмпирическое правило о том, что бизнесу не из сферы IT и смежных индустрий для облеченного доступа к рынку акционерного капитала желательно предварительно уже иметь публичность в виде наличия рейтинга и долговых бумаг. Исключение составляют две компании из списка запланировавших IPO – Агрохолдинг Степь и Cosmos Hotel Group. Но стоит заметить, что данные бизнесы входят в российскую инвестиционную корпорацию ПАО АФК «Система», а факт вхождения в такую группу повышает доверие инвесторов и в будущем может способствовать более успешному размещению акций без предварительного получения кредитного рейтинга и выпуска облигаций.

Алексей Гете
Алексей Гете,
финансовый директор ПКО «ПКБ»

«Мы были для рынка темной лошадкой, но с помощью последовательной коммуникационной IR-политики, огромную роль в которой сыграл национальный рейтинг (рейтинг от российского рейтингового агентства – прим. авторов исследования), размещение облигационных займов прошли успешно. Поэтому, несомненно, наличие кредитного рейтинга просто обязательно для участников рынка IPO, но для эмитентов облигаций рейтинг не менее значим.»

Изменения на рынке капитала, господдержка, большой спекулятивный спрос со стороны розницы – основные причины бума IPO

Некоторые факторы оказались основой для зарождения тренда на рост новых публичных размещений, а другие послужили драйвером и усилили это движение.

Изменение инвестиционной среды

В 2022 году финансовый сектор Российской федерации претерпел значительные изменения. Санкционное давление сократило выбор инвестиционных продуктов, а появившиеся ограничения и риски их дальнейшего ужесточения, по сути, «закрыли» для инвесторов значительную часть капитала внутри страны, а для компаний отрезали возможность заимствований за рубежом.

Владимир Брагин
Владимир Брагин,
директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики, УК «Альфа-Капитал»

«Рост числа первичных размещений в России — это в том числе отражение важного глобального долгосрочного тренда: фрагментация мировой финансовой системы. В условиях, когда российским инвесторам сложно размещать средства за рубежом, а российским компаниям — выходить на мировой рынок капитала, спрос и предложение инвестиций начинает замыкаться внутри.»

Рустем Кафиатуллин
Рустем Кафиатуллин,
директор департамента долгового капитала, Синара Инвестиционный Банк

«Закрытие западных рынков для российских эмитентов и инвесторов и есть тот самый вызов, который встал перед нами весной 2022 года, и мы очень рады, что российская инфраструктура полностью с этим вызовом справилась.»

Поддержка государством

В условиях сокращения прежнего потенциала заимствований за границей финансовые власти страны стали уделять больше внимание внутренним возможностям привлечения капитала и локальной инвестиционной среде. Работа над этим началась еще в 2021 году, когда Минэкономразвития представило стратегический план поддержки технологических стартапов «Взлет — от стартапа до IPO», в рамках которого государство берет на себя обязательства по компенсации половины инвестиционных расходов, выдачу льготных кредитов и помощь на всех этапах становления молодого бизнеса. В прошлом году глава Банка России заявила, что бывшие иностранные компании при продаже российским инвесторам должны становиться публичными. В этом году в рамках выступлений первых лиц государство подтвердило свою приверженность цели сделать фондовый рынок надежным каналом привлечения капитала в экономику и высказало мнение, что его капитализация к 2030 году должна удвоиться по сравнению с нынешним уровнем, а для высокотехнологичных российских компаний в приоритетных отраслях планируется введение особого режима доступа к IPO.

Высокая спекулятивная составляющая

Среди IPO прошедших в 2023-2024 годах, по сути, только ПАО «Совкомбанк» является представителем крупного бизнеса, остальные компании представлены активно развивающимися представителями МСП, каждый из которых является лидером или заметным игроком в своей нише и показывает хорошие темпы роста финансовых показателей. Это создает ажиотаж среди инвесторов и зачастую ведет к переподписке в момент проведения первичного размещения, что только усиливает информационный фон в момент выхода компании в публичную плоскость и дополнительного «подогревает» текущий бум на рынке IPO.

Розничные инвесторы хотят доходности и новых имен

Активный приход физлиц на Московскую биржу начался в период пандемии, когда число частных инвесторов удваивалось ежегодно в период 2020-2021 годов, позже темпы немного замедлились, но всё равно показывали двузначные значения роста. По состоянию на конец 2023 года мы наблюдали исторически рекордное значение числа активных инвесторов на основной отечественной фондовой площадке. По данным самой Мосбиржи, сейчас порядка 80% торгового оборота на рынке акций обеспечивают физические лица, которые весьма активны и ждут новых имен и инвестиционных возможностей. Согласно данным Банка России, предоставленным в обзоре финансовых инструментов за 2023 год, в среднем доля физических лиц – резидентов в момент прошлогодних IPO составляла 77%. Активность частных инвесторов во многом и послужила основным драйвером текущего бума на рынке IPO.

Анастасия Пузанова
Анастасия Пузанова,
руководитель IR-проектов департамента корпоративных финансов, «Цифра брокер»

«Механизмы размещения ценных бумаг на российском рынке и иностранных рынках капитала в целом схожи. Однако, следует заметить, что существенное развитие рынок капитала в России получил сравнительно недавно в отличие от многолетней истории иностранных рынков. У российского рынка большое будущее, и, мы уверены, что все большее число инвесторов и новых эмитентов будут появляться на рынке. Всему свое время, и мы только в самом начале пути.»

Снижение ставки ЦБ не угрожает рынку IPO

При текущей ставке ЦБ РФ в размере 16% годовых стоимость банковского заимствования и заимствования через выпуск облигаций для представителей МСБ приближается к 20%, далеко не каждый бизнес может себе позволить себе кредитоваться по такой ставке. Существует гипотеза о том, что текущий бум IPO является следствием высоких ставок заимствования, таким образом привлечение акционерного капитала может быть исключительно вынужденной альтернативной мерой дорогому долговому фондированию. Косвенным подтверждением такого утверждения служит факт низкого показателя доли акций в свободном обращении недавно вышедших компаний (см. табл. 1). В дальнейшем снижение ключевой ставки и соответствующее снижение стоимости заимствования могло бы привести к возвращению эмитентов на долговые рынки и охлаждению рынка первичных размещений. Мы полагаем, что рынки долгового и акционерного капитала существуют в различных плоскостях и не конкурируют между собой за ликвидность на рынке, в подтверждение этому существует ряд утверждений.

Во-первых, в России зарегистрировано 6,3 млн представителей малого и среднего предпринимательства согласно Единому реестра субъектов МСП, а количество ожидаемых IPO не превышает нескольких десятков ежегодно в ближайшей перспективе, что является несущественной частью от общего объема малых и средних компаний. Публичное размещение – удел лучших в своих нишах, которые и так не испытывают проблем с получение кредитного рейтинга, эмиссией облигаций и банковским обслуживанием.

Владислав Цыплаков
Владислав Цыплаков,
начальник управления по работе на рынках акционерного капитала, Совкомбанк

«Мы полагаем, что снижение ставок станет дополнительным драйвером для рынка IPO, но вызовом для долгового рынка не станет – это все-таки разные продукты, и они способны мирно сосуществовать. Долговой рынок дает возможность привлекать финансирование, а акционерный предлагает больше – от монетизации акций основателей или ранних инвесторов (кэшаут) до PR-позиционирования, вопросов найма, удержания наиболее качественных кадров и т. д. Инвесторы, на наш взгляд, тоже хорошо понимают разницу? поэтому могут одновременно инвестировать и в облигации, и в акции.»

Сергей Савинов
Сергей Савинов,
генеральный директор, Интерлизинг

«Облигации предоставляют возможность масштабирования бизнеса, в том числе для компаний сектора МСБ. Благодаря получению прямого доступа к ресурсам частных инвесторов у эмитентов появилась возможность привлекать ресурсы на более выгодных условиях, чем при банковском кредитовании.»

Во-вторых, объем привлеченного финансирования в ходе первичного размещения акций в 2023 году составил 41,7 млрд рублей, в том время как в этот же год на долговом рынке корпоративными заемщиками было привлечено порядка 2,4 трлн рублей без учета замещающих облигаций. Видна существенная разница на 1,5 порядка в объемах рынка первичных размещений и корпоративного облигационного рынка, а с учетом государственных долговых бумаг разница будет еще больше. Рынок IPO не может составлять конкуренцию долговому рынку в контексте объемов спроса на эти инвестиционные инструменты.

В-третьих, инвесторы, участвующие в IPO, и инвесторы, покупающие облигации, представляют собой абсолютно разные категории участников фондового рынка. Ключевой параметр, разделяющий их – риск-профиль или толерантность к риску. При падении ставок на облигационном рынке консервативные инвесторы скорее начнут рассматривать облигации более низкого кредитного качества, депозиты и другие консервативные инструменты. Инвесторы, участвующие в IPO, как правило при удачном размещении закрывают позицию в первый день торгов и начинают искать следующие объекты для спекуляций.

Владимир Брагин
Владимир Брагин,
директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики, УК «Альфа-Капитал»

«С точки же зрения инвесторов — это просто два разных класса активов. Облигации — для консервативных инвесторов, акции — для долгосрочных. Те, кто участвует в IPO, редко фокусируются в портфелях на облигациях.»

Татьяна Капустина
Татьяна Капустина,
вице-президент – начальник департамента рынков фондового капитала, Газпромбанк

«Я не жду, что изменения ключевой ставки станут заметным драйвером для рынка IPO. Прямого влияния не было в период резкого повышения ставки, его нет сейчас, так что маловероятно, что будет что-то существенное в период понижения ставки. Учитывая средний размер IPO сделки, а он все еще остается небольшим, и ее относительную дороговизну, считаю, что привлечение капитала не всегда основная и точно не единственная цель большинства IPO сделок. Как правило, есть еще фактор создания ликвидности для акционера, развития бренда и лояльности к нему, требований регулятора к достаточности капитала и другие причины. Так что само по себе снижение ставки вряд ли существенным образом повлияет на количество сделок. »

В-четвертых, перспективные технологические отрасли, такие, как IT, имеют возможности получения льготного финансирования и выпуска облигаций, исторически обладают меньшим долгом, но, тем не менее, не отказываются от публичных размещений. Таким образом, для компаний из сферы информационных технологий движение ключевой ставки не является определяющим в вопросе принятия решения о первичном размещении или тайминге проведения IPO.

Рустем Кафиатуллин
Рустем Кафиатуллин,
директор департамента долгового капитала, Синара Инвестиционный Банк

«С уверенностью можем сказать, что IT-сектор еще надолго останется в топе предпочтений благодаря возможностям быстрого масштабирования. Также интерес будет сохраняться к высокотехнологичным компаниям из других секторов, таких как, например, медицина.»

Николай Леоненков
Николай Леоненков,
директор департамента корпоративных финансов, АО «ИК «РИКОМ-ТРАСТ»

«Если мы говорим о российских особенностях эмитентов, то основная – это функционирование в состоянии санкций, которые сейчас наложены на российскую экономику. И это необязательно трактовать в негативной коннотации. Для каких-то отраслей, например для IT, это скорее плюс, чем минус, поскольку освободилось конкурентное поле, и это подтвердили многие выходившие на IPO эмитенты.»

Выводы: музыка на рынке IPO продолжит играть!

Текущие тренды на рынке долгового и акционерного финансирования позволяют сделать следующие выводы о развитии этих рынков в ближайшей перспективе:

  • Основная движущая сила IPO – ликвидность, поддерживаемая во многом благодаря розничным инвесторам, дополнительно усиливаемая отсутствием у компаний возможности заимствования за рубежом и господдержкой. Есть все основания полагать, что ситуация повышенного спроса на первичные размещения сохранится в ближайшей перспективе.
Рустем Кафиатуллин
Рустем Кафиатуллин,
директор департамента долгового капитала, Синара Инвестиционный Банк

«Наблюдаемая активность на рынках капитала показывает, что ликвидности у нас достаточно, а ожидаемое завершение процесса замещения евробондов и продолжающаяся редомициляция российских компаний дают основания полагать, что в 2024 году ликвидности станет еще больше.»

  • Облигации не конкурент первичному предложению акций в борьбе за ликвидность. Эти инструменты рассчитаны на разные категории инвесторов с различными профилями риска. Основной конкурент инвестициям в облигации – банковские депозиты, а инвестиции в IPO предпочитают сторонники спекуляций.
Татьяна Капустина
Татьяна Капустина,
вице-президент – начальник департамента рынков фондового капитала, Газпромбанк

«Инвесторы в акции и инвесторы в облигации – это разные группы инвесторов. Первые нацелены на зарабатывание денег (создание капитала), вторые – на сбережение (рациональное сохранение капитала).»

  • Со стороны бизнеса выпуск облигаций и первичное размещение акций также не являются конкурентами, они представляют собой разные способы привлечения капитала и достижения его оптимальной структуры.
Анастасия Пузанова
Анастасия Пузанова,
руководитель IR-проектов департамента корпоративных финансов, «Цифра брокер»

«Размещение акций не означает прекращение практики заимствований на долговом рынке, это взаимодополняющие, а не взаимоисключающие инструменты.»

  • В большинстве случаев компании перед выходом на IPO предпочитают становиться публичными за счет получения кредитного рейтинга и эмиссии облигационных заимствований, в дальнейшем это упрощает процесс первичного размещения.
Виктор Дроздов
Виктор Дроздов,
руправляющий партнер, Insight Ridge

«Облигационный рынок – это, безусловно, площадка для получения опыта. Во-первых, эмитенты проходят через ряд необходимых шагов в юридической плоскости и выстраивают правильную систему финансовой отчетности. Во-вторых, участники фондового рынка получают возможность изучить эмитента и понять готовность компании к ответственному процессу построения публичности. Я считаю, что наличие успешных облигационных выпусков может быть одним из требований к потенциальным эмитентам акций.»

  • Получение кредитного рейтинга – важный этап сторонней верификации кредитоспособности компании и значимая часть её публичного позиционирования.  
Александр Павлов
Александр Павлов,
директор департамента DCM, Юнисервис Капитал

«Перед принятием решения о дальнейшем сотрудничестве с клиентом мы делаем полное аналитическое покрытие. Примечательно, что на этом этапе кредитный рейтинг чаще всего отсутствует, поэтому мы полагаемся на собственную экспертизу. В дальнейшем, уже при получении рейтинга, мы обычно находим подтверждение выводам, которые были сделаны нашими аналитиками. И тут роль кредитного рейтинга трудно переоценить – присвоенная агентством оценка и пояснения к ней влияют на потенциальный спрос со стороны инвесторов весьма сильно.»

  • В процессе подготовки к эмиссии ценных бумаг бизнесу стоит осуществить целый ряд процедур, начиная от совершенствования корпоративных процедур и прохождения качественного аудита, заканчивая получением кредитного рейтинга и грамотным IR позиционированием на рынке. Подробнее эти этапы описаны в приложении к данному обзору «Дорожная карта выхода на IPO компаний средней и малой капитализации»
Евгений Самойлов
Евгений Самойлов,
генеральный директор, Русаудит

«Раскрытие информации о компании и ее аудит (подтверждение достоверности финансовой отчетности) являются условием входа в проект под названием IPO. Успех IPO зависит, конечно, от того, насколько привлекательно будущее компании. Задача аудитора в данной ситуации – помочь потенциальному акционеру сформировать свое мнение о том, насколько это будущее соотносится с тем, что уже было достигнуто и отражено в исторической финансовой отчетности.»

Алексей Лазутин
Алексей Лазутин,
генеральный директор, МГКЛ (ГК Мосгорломбард)

«Выход на IРО – это большое событие для любой компании, а в данном случае мы стали пионерами целой отрасли. Стоит отметить, что инвестсообщество достаточно консервативно с точки зрения появления эмитентов из отраслей, ранее не представленных на бирже. В ходе подготовки размещения мы ответили на множество вопросов от инвесторов относительно нашей бизнес-модели и стратегии роста. Проведению размещения предшествовала тщательная подготовка: в течение последних пяти лет Группа ежегодно предоставляет аудированную финансовую отчетность по МСФО, имеет выстроенную структуру корпоративного управления, а в 2020 году нам первым из ломбардного сектора России был присвоен кредитный рейтинг.»

Приложение

Дорожная карта выхода на IPO компаний средней и малой капитализации
Дорожная карта выхода на IPO компаний средней и малой капитализации

Приложение 2. Интервью

- В прошлом году мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO, когда акции восьми компаний стали торговаться на Московской бирже, – такого количества новых эмитентов за один календарный год российский рынок не видел уже более 10 лет. Какую активность на рынке первичных размещений вы ожидаете в текущем году? Возрождение рынка IPO – это, с вашей точки зрения, краткосрочная история на пару лет или долгосрочный тренд? Какой, по вашему мнению, ключевой драйвер этой активности?

- Мы ожидаем 10–12 размещений, причем, скорее всего, это будут сделки более крупного размера, чем в прошлом году. С точки зрения более долгосрочной перспективы есть ощущение, что на рынке нет недостатка в предложении. Есть несколько десятков компаний, которые потенциально интересны инвесторам и которые в какой-то момент могут стать публичными. Кроме того, периодически появляются новые интересные истории. С другой стороны, наблюдается рост количества инвесторов всех классов и объема управляемых ими средств. То есть спрос на новых эмитентов также будет. Но не стоит забывать, что исторически рынок IPO, как и фондовый рынок в целом, всегда был цикличен – периоды высокой активности обычно сменяются периодами затишья. Скорее всего, так будет и в этот раз.

- Какой сценарий разворота и снижения ставок для вас выглядит наиболее вероятным? Как вы считаете, снижение ставки станет драйвером рынка IPO и вызовом для долгового рынка, потому что инвесторы «побегут» из инвестиций в долг в инвестиции в акции, или наоборот – похоронит бум IPO, т.к. эмитенты вернутся к займам по низким ставкам и откажутся от планов по размещению акций?  

- Мы полагаем, что снижение ставок станет дополнительным драйвером для рынка IPO, но вызовом для долгового рынка не станет – это все-таки разные продукты, и они способны мирно сосуществовать. Долговой рынок дает возможность привлекать финансирование, а акционерный предлагает больше – от монетизации акций основателей или ранних инвесторов (кэшаут) до PR-позиционирования, вопросов найма, удержания наиболее качественных кадров и т. д. Инвесторы, на наш взгляд, тоже хорошо понимают разницу, поэтому могут одновременно инвестировать и в облигации, и в акции.

- Каков, по вашему мнению, портрет идеального нового эмитента IPO: объем бизнеса, индустрия, география деятельности, опыт работы на рынках капитала, уровень корпоративной зрелости, рейтинга и информационной прозрачности? Можно ли выделить какие-нибудь исключительно российские особенности новых эмитентов?

- Мы выделяем два портрета потенциального кандидата на IPO. Во-первых, это средние и крупные эмитенты, которые достигли определенной зрелости и готовы к новому этапу – жизни в качестве публичной компании. Речь идет об устоявшемся бизнесе с многолетней историей, часто лидере своего рынка, с выручкой, измеряемой не менее чем десятками миллиардов рублей, с устойчивой рентабельностью и крепким балансом. Чтобы быть интересными рынку, эти компании должны сохранять импульс роста – демонстрировать рост на 20–30% в год за прошедшие несколько лет и возможность поддерживать такие же темпы в будущем. Во-вторых, технологические компании. Они могут иметь более короткую историю и не настолько высокие финансовые показатели, как компании первой группы, поскольку их главная характерная черта – высокие темпы роста бизнеса (выручки) на уровне 40–50% и часто выше.

Что касается российских особенностей, то они диктуются текущей ситуацией. В прошлом году мы видели несколько размещений компаний, ставших бенефициарами импортозамещения, – в некоторой степени эта тема будет сохранять актуальность и в этом году. Компании, ориентированные на внутренний рынок, являются более очевидными кандидатами на IPO, чем экспортеры. Соответственно, компаниям с сильным брендом будет легче выйти на биржу, чем малоизвестным.

- Как, по вашему мнению, сейчас устроен спрос: каков усредненный профиль институционального и розничного инвестора, какие тренды и значимые изменения в их поведении и аппетите к риску вы можете выделить? Как это влияет на стратегии работы инвестбанков и эмитентов? Становится ли ваша работа проще или сложнее?

- Первое, что хотелось бы отметить, суммируя итоги прошлого года, – инвесторы научились работать быстро, т.е. они ждут новые сделки и к моменту начала сбора заявок готовы оперативно принимать решение. Во-вторых, низкие аллокации на наиболее горячих IPO прошлого и этого года привели к инфлированию заявок. Это представляет собой серьезную проблему для организаторов, для которых оценка реального спроса становится непростой задачей. В-третьих, наблюдается существенная активизация институциональных инвесторов, и их роль в сделках постоянно растет. Конечно, организаторам проще работать на такой волне интереса к сделкам.

- Насколько рынок первичных размещений является доступным инструментом по привлечению капитала для эмитентов средней и малой капитализации? Какой срок может понадобиться потенциальному эмитенту для подготовки к IPO? Какие действия придется предпринять?

- В прошлом и текущем году мы видели несколько эмитентов малой капитализации. Эти сделки закрылись, эмитенты получили листинг на бирже и торгуются, однако котировки всех, кроме одного эмитента, сейчас ниже цен IPO. Это говорит о том, что теоретически на рынок может выйти и небольшая компания, однако далеко не каждой удается создать ликвидный рынок собственных акций и положительную историю роста котировок, а без этого IPO сложно назвать успешным.

- Какими источниками данных вы пользуетесь в процессе андеррайтинга? Какое аналитическое покрытие наиболее уместно – собственное или стороннее? Оцените, пожалуйста, роль кредитных рейтингов при подготовке к размещению.

- В процессе IPO источником данных о бизнесе является сам эмитент, а данные по рынку, как правило, заказываются у независимого аналитического агентства. Продавая акции своим клиентам, банк опирается на собственный анализ этих данных. В контексте IPO кредитные рейтинги так широко не используются, но хороший рейтинг является дополнительным плюсом.

- В декабре прошлого года Совкомбанк провел успешное первичное размещение на Московской бирже, причем это стало первым банковским IPO с 2015 года. Как этот опыт повлиял на организацию работы КИБа банка? Чувствуете ли вы, что вдохнули жизнь в перспективы банковского сектора на equity рынке?

- Могу сказать, что как организатор IPO мы активно используем нашу сделку для продвижения собственных услуг на рынке акционерного капитала, поскольку она действительно получила высокую оценку. Также мы видим, что участники текущих проектов IPO используют наш опыт организации сделки.

- В 2023-м мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO, акции восьми компаний стали торговаться на Московской бирже, такого количества новых эмитентов за один календарный год российский рынок не видел уже более 10 лет. Какую активность на рынке первичных размещений вы ожидаете в текущем году? Возрождение рынка IPO – краткосрочная история на пару лет или долгосрочный тренд, с вашей точки зрения? Какой, по вашему мнению, ключевой драйвер этой активности?

- Прошлый год действительно стал рекордным не только для российского облигационного рынка, но и послужил началом настоящего ренессанса на рынке IPO, что, по нашему мнению, в первую очередь остается результатом сложившейся геополитической ситуации. Закрытие западных рынков для российских эмитентов и инвесторов и есть тот самый вызов, который встал перед нами весной 2022 года, и мы очень рады, что российская инфраструктура полностью с этим вызовом справилась. Наблюдаемая активность на рынках капитала показывает, что ликвидности у нас достаточно, а ожидаемое завершение процесса замещения евробондов и продолжающаяся редомициляция российских компаний дают основания полагать, что в 2024 году ликвидности станет еще больше. Активность на рынке первичных размещений в текущем году точно продолжится и, по нашему мнению, превзойдет 2023-й, что уже видно по первым двум месяцам, за которые произошло три размещения: «Делимобиль», «Диасофт» и «Кристалл». Возрождение IPO – тренд однозначно долгосрочный: рост экономики, увеличение ликвидности, продолжающаяся активность физических лиц и ожидания по снижению ключевой ставки – все это будет способствовать дальнейшему притоку средств на российский рынок акций. 

- Какой сценарий разворота и снижения ставок для вас выглядит наиболее вероятным? Как вы считаете, снижение ставки станет драйвером рынка IPO и вызовом для долгового, потому что инвесторы побегут из инвестиций в долг в инвестиции в акции, или, наоборот, похоронит бум IPO, так как эмитенты вернутся к займам по низким ставкам и откажутся от планов по размещению акций?

- Начало периода снижения ставок ожидаем не ранее, чем в III–IV кварталах года. Анализируя приоритеты инвесторов, делать выбор в пользу одного из сценариев считаем не совсем корректным. Рынки долгового и акционерного капитала существуют параллельно, они не взаимозаменяемы, профиль инвесторов, действующих на этих рынках, также различный. Акции – более рискованный инструмент, далеко не каждый инвестор готов вкладываться в инструменты, доходность по которым вообще не гарантирована. На нашем рынке облигации скорее конкурируют с депозитами, чем с акциями. Когда ставки пойдут вниз, они сократятся сразу по всем инструментам, поэтому перебегать из облигаций в акции и, наоборот, бессмысленно. Что касается поведения эмитентов, то после снижения ставок они активно пойдут на облигационный рынок за новыми займами, но при этом если у них стояла долгосрочная задача выхода на рынок акционерного капитала, более дешевый долг не будет служить отказом от планов компаний по размещению акций.

- Сколько IPO вы ждете в этом году и в каком объеме? Поделитесь также, пожалуйста, вашими ожиданиями по динамике долгового рынка – и по новым именам, и в целом по объему.

- Всего в текущем году мы рассчитываем увидеть больше 10 состоявшихся первичных размещений акций, при этом увеличится и средний размер сделок, ожидаем больше эмитентов с объемом размещения на уровне 10–15 млрд рублей. По долговому рынку мы очень хотим, чтобы 2024 год в очередной раз стал рекордным как по объему, так и по количеству эмитентов. Новые имена будут как среди дебютантов, так и крупных компаний, которые раньше делали займы на международных рынках, но в сложившихся реалиях выходят с рублевыми размещениями.

- Каким образом, по вашему мнению, бум на рынке первичных размещений отразится на облигационном рынке в ближайшей перспективе? Видите ли вы антагонизм между привлечением капитала посредством размещения акций и выпуском облигаций? Конкурируют ли эти методы привлечения капитала за одни и те же деньги инвесторов или это разные инвесторы и разные деньги?

- Каков, по вашему мнению, портрет идеального нового эмитента IPO: объем бизнеса, индустрия, география деятельности, опыт работы на рынках капитала, уровень корпоративной зрелости, рейтинга и информационной прозрачности? Можно ли выделить какие-нибудь исключительно российские особенности новых эмитентов?

- С уверенностью можем сказать, что IT-сектор еще надолго останется в топе предпочтений благодаря возможностям быстрого масштабирования. Также интерес будет сохраняться к высокотехнологичным компаниям из других секторов, таких как, например, медицина. Формируя портрет идеального эмитента, можно выделить общие характеристики, к которым относятся: высокие темпы роста, лидирующие позиции в отрасли, привлекательная дивидендная политика. Также стоит упомянуть негласный критерий по размеру капитализации: для успешного размещения, по мнению наших коллег из ЕСМ, желательно оцениваться не меньше чем в 50 млрд рублей.

- Как этот портрет соотносится с типичным портретом опытного эмитента облигаций и дебютанта? Насколько сильно они накладываются друг на друга?

- Выход на рынки капиталов является важным шагом на пути развития компании. Мы всегда рекомендуем нашим будущим эмитентам начинать этот путь с облигационного рынка. Для того чтобы привлечь публичное долговое финансирование, необходимо пройти определенные этапы трансформации бизнеса, включающие в себя создание периметра группы, формирование МСФО-отчетности, получение рейтинга, прохождение KYC биржи, подготовку к раскрытию информации инвесторам. Все эти этапы позволят компании не только разместить облигации и диверсифицировать источники заемного финансирования, но и подготовиться к выходу на рынок акционерного капитала. Идеальный портрет эмитента – растущая компания, которая начинает привлекать внешнее финансирование с кредитов и постепенно, по мере своего развития выходит сначала на облигационный рынок, а затем на Pre-IPO и IPO. Также важно отметить, что после размещения акций долговые инструменты не перестают существовать, эмитенты продолжают размещать облигации, которые по мере повышения узнаваемости бренда и лояльности инвесторов становятся для них все более дешевыми.

- Как, по вашему мнению, сейчас устроен спрос: каков усредненный профиль институционального и розничного инвестора, какие тренды и значимые изменения в их поведении и аппетите к риску вы можете выделить? Как это влияет на стратегии работы инвестбанков и эмитентов? Становится ли ваша работа проще или сложнее?

- Насколько рынок первичных размещений является доступным инструментом по привлечению капитала для эмитентов средней и малой капитализации? Какой срок может понадобиться потенциальному эмитенту для подготовки к IPO? Какие действия придется предпринять?

- Сегодняшний рынок становится все более лояльным к компаниям малой капитализации, мы не видим барьеров, которые могут существенно ограничивать эмитентов в их стремлении провести IPO. На российском рынке уже встречалось несколько подобных кейсов, однако, все их сложно назвать удачными. Успешный пример размещения эмитента малой капитализации – кейс Genetico: 1,5 млрд рублей капитализация при размещении в апреле 2023 года, а уже сегодня стоимость компании выросла более чем в 2,5 раза. Рынок акционерного капитала точно стал доступнее, но в то же время это не отменяет необходимости для компаний пройти сложный и всеохватывающий процесс трансформации. По опыту нашей команды ECM активный процесс подготовки эмитента проводится в течение четырех – пяти месяцев перед IPO, но этому предшествует более глобальный процесс размеренной подготовки, включающий введение новых форм отчетности, реорганизации, формирования дивидендной политики и т. д., в некоторых случаях такая подготовка может занять от одного года.

- Какими источниками данных вы пользуетесь в процессе андеррайтинга? Какое аналитическое покрытие наиболее уместно – собственное или стороннее? Оцените, пожалуйста, роль кредитных рейтингов при подготовке к размещению.

- Мы стараемся использовать все возможные доступные источники информации, а также активно развиваем собственную аналитику, поскольку, принимая решение об участии в первичном размещении в качестве организатора, мы всегда открываем лимиты на эмитентов и готовы в случае необходимости взять бумаги на собственную позицию. В условиях закрытия информации именно пресс-релизы рейтинговых агентств становятся одним из ключевых источников данных как для инвесторов, так и для других игроков рынка. Нам бы очень хотелось, чтобы пресс-релизы по компаниям появлялись не только планово – после пересмотра или подтверждения кредитного рейтинга, но также и в течение года, например, после публикации годовой и полугодовой отчетности.

- В декабре 2023 года вы отменили комиссию за участие в IPO и SPO для части своих клиентов. Расскажите, пожалуйста, как это отразилось на активности клиентов?

- Да, начиная с 1 декабря 2023 года в «Синаре» отменены комиссии за совершение биржевых сделок на все первичные размещения ценных бумаг, за исключением структурных продуктов. Несмотря на то что наш брокер находится только в начале своего развития, мы уже наблюдаем активный рост как количества, так и объема заявок на размещения от нашей розницы и очень надеемся, что в скором времени сможем приносить объемы, сопоставимые с лидерами брокерского рынка.

- Каким образом сейчас балансирует интерес ваших клиентов между участием в размещении новых облигационных выпусков и в первичном размещении акций? Как вы планируете развивать эти линейки инвестиционных продуктов?

- Как мы уже говорили, профиль инвесторов, которые выбирают акции и облигации, очень разный. Конкуренция между этими инструментами скорее техническая и существует в краткосрочной перспективе. При размещении акций книга может собираться неделю и, если физическое лицо поставило свою заявку, то средства на его счете будут заморожены в изначально заявленном объеме, при этом по итоговой аллокации ему может достаться намного меньше бумаг, чем он изначально рассчитывал. Вместе с тем в эту же самую неделю может проходить несколько облигационных размещений, которые розничному инвестору, возможно, придется пропустить по причине отсутствия свободных денежных средств. Говоря про наши планы, помимо биржевых облигаций и акций мы активно размещаем структурные облигации, делаем ноты и развиваем другие более сложные инвестиционные продукты.

- Отличается ли, с вашей точки зрения, процесс аудита непубличных компаний и компаний, имеющих обращающие ценные бумаги на организованных биржах?

- Международные стандарты аудита (МСА) едины для всех клиентов аудиторских компаний, поэтому я бы не говорил о каких-либо существенных различиях в аудиторских процедурах и процессе аудита как услуги в целом. Безусловно, публичные компании несут более высокие риски, поэтому аудиторы проводят дополнительные внутренние проверки, к такого рода проектам привлекаются наиболее опытные эксперты. При этом существуют законодательные ограничения для работы аудиторов с компаниями, имеющими публичный долг и/или капитал – начиная с отчетности за 2024 год аудит публичных компаний возможен только аудиторскими организациями, входящими в реестр Банка России. Как правило, это наиболее крупные на рынке аудиторские организации, чьи системы управления качеством оказания услуг должны максимально снижать риски несоблюдения профессиональных стандартов.

- Встречались ли вы за последний год с запросами клиентов на оказание аудиторских услуг при подготовке компании к IPO? Если да, то какие основные вопросы интересовали компании?

- Бум IPO, безусловно, затронул и рынок аудита. Наш рынок достаточно консервативный, поэтому, как и раньше, на нем де-факто присутствует не более 10 аудиторских компаний, активно вовлеченных в IPO-проекты. Мы (Русаудит) регулярно (а в последние месяцы, скорее, уже постоянно) ведем переговоры с клиентами, которые говорят о перспективах IPO. При этом независимо от того, насколько опытным является клиент в части подготовки консолидированной отчетности по МСФО, а также ее аудита, ключевым остается вопрос эффективного взаимодействия – удобство информационного обмена, технологичность оказания услуг и в итоге скорость реагирования на те или иные запросы. IPO – сложный процесс, где важно работать в одной команде со всеми участниками процесса – инвестиционным банком, юридическим советником, IR-агентством. Понимание запросов коллег – важный фактор успеха совместной работы. Наконец, мы постоянно говорим нашим клиентам, что первое впечатление потенциальный инвестор формирует на базе представляемой эмитентом финансовой информации; любые попытки ограничить доступ к данным в итоге приводят к негативным последствиям, снижают уровень доверия к компании в целом, ее инвестиционной привлекательности.

- Какова роль аудитора при подготовке компании к привлечению капитала?

- Раскрытие информации о компании и ее аудит (подтверждение достоверности финансовой отчетности) являются условием входа в проект под названием IPO. Успех IPO зависит, конечно, от того, насколько привлекательно будущее компании. Задача аудитора в данной ситуации – помочь потенциальному акционеру сформировать свое мнение о том, насколько это будущее соотносится с тем, что уже было достигнуто и отражено в исторической финансовой отчетности. Различного рода нестыковки, некорректная интерпретация тех или иных фактов, излишний оптимизм менеджмента могут изменить восприятие будущего и негативно отразиться на результатах IPO; доверие к информации играет важную роль в принятии решений инвесторами.

- В каком сейчас состоянии находится рынок аудиторских услуг? Повлияли ли на него недавние кейсы по исключению аудиторских компаний из реестра аудиторских компаний и приостановления членства в аудиторской СРО?

- Аудиторский рынок привыкает к более интенсивному внешнему контролю, осуществляемому Федеральным казначейством, и процедурам допуска в реестр со стороны Банка России. Аудиторская компания, клиентом которой стала публичная компания, в настоящее время ежегодно проходит контроль со стороны государственных структур, нет каких-либо мораториев на такого рода проверки. В крупных компаниях такие проверки проводит почти два рабочих месяца команда контролеров до 10 человек. Со стороны профессионального сообщества звучит критика в части формального подхода (в целом характерного для государственного контроля); нам бы хотелось, чтобы в большей степени осуществлялся контроль по сути. В случае возникновения сложностей в ходе внешнего контроля деятельности аудиторской организации детали выявленных замечаний не раскрываются; информация об истинных причинах и глубине проблем конкретной аудиторской фирмы остается скрытой за кадром, что усложняет понимание конкретной ситуации и легальную интерпретацию событий. Приостановки членства, исключение из реестров Федерального казначейства или Банка России, безусловно, влияют на репутацию аудиторской организации – клиенты очень трепетно относятся к такого рода новостям. Большая прозрачность системы оценки работы аудиторов по итогам внешнего контроля деятельности была бы полезна всем участникам рынка.

- Каков текущий уровень конкуренции на рынке аудиторских услуг? Какое влияние оказывает конкуренция на качество услуг, присутствуют ли демпинг или иные рыночные искажения?

- Аудиторский рынок всегда был очень конкурентным. Он является таковым и в современных условиях. Разговор о справедливой цене за аудит и о демпинге остается актуальным, особенно если речь идет об услуге, большая часть которой не видна даже менеджменту аудируемого лица, а сам отчет аудитора представляет собой две-три страницы стандартизированного текста. Повышение эффективности внешнего контроля деятельности аудиторов как со стороны Федерального казначейства, так и Банка России, о котором я говорил ранее, теоретически может стать гарантом высокой степени соблюдения всеми аудиторскими организациями профессиональных стандартов, что, собственно, и является залогом качества аудита. Ранее таким гарантом в глазах пользователей услуг являлся международный бренд аудиторской фирмы. Ближайшие несколько лет покажут, насколько желаемый сценарий развития аудиторского рынка осуществится на практике. А пока как сами аудируемые лица, так и внешние пользователи отчетности вынуждены самостоятельно формировать индивидуальный индекс доверия к аудиторским организациям, вошедшим в реестр Банка России.

- Что из себя сейчас представляет реестр аудиторских организаций на финансовом рынке, который ведет Банк России?

- На конец февраля 2024 года в реестре уже 27 аудиторских фирм; сам реестр можно легко найти на сайте Банка России (https://www.cbr.ru/finm_infrastructure/audit_fm/). На мой взгляд, сейчас существует два мифа в отношении данного списка. Во-первых, есть восприятие включения в реестр как некий знак качества работы аудитора. В настоящее время это не так – Банк России пока лишь проводит процедуру допуска в реестр; каких-либо контрольных мероприятий, касающихся текущей профессиональной деятельности, насколько я знаю, пока не начато. Условия вхождения в реестр несложные, профессиональное сообщество ожидает, что первоначально в нем будет 30–40 аудиторских организаций. Другой вопрос, смогут ли все участники реестра в долгосрочной перспективе соответствовать тому стандарту качества, который будет задан Банком России. Это не только вопрос желания той или иной аудиторской фирмы, но и ее способность выдержать высокую регуляторную нагрузку – крупным компаниям, конечно, это сделать проще. Во-вторых, есть миф о том, что все компании реестра одинаковы, ключевой фактор для выбора аудитора из реестра – цена их услуг. Надо отметить, что в реестре уже сегодня присутствуют как крупнейшие компании (которые работают во всех сегментах), так и специализированные фирмы, чьи клиенты в основном банки, страховые компании, профессиональные участники рынка ценных бумаг (они также относятся к категории общественно значимых клиентов на финансовом рынке). Кроме того, многие крупные и средние аудиторские фирмы ориентируются на различные клиентские сегменты – кто-то на сотрудничество с государственными корпорациями или компаниями, работающими с государственным оборонным заказом; кто-то, наоборот, выстроил свое взаимодействие с частным бизнесом – это разные бизнес-культуры, различный подход к ведению дел (начиная от процедур выбора поставщика и организации документооборота). Наконец, сервисная модель аудиторских компаний также отличается – есть фирмы, ориентированные на коммуникации с клиентом (аналог все включено), но есть и те, кто пропагандирует вариант эконом (в состав услуги не входит обсуждение результатов работы аудитора – кофе/чай за отдельные деньги). Про опыт работы аудитора в той или иной бизнес-ситуации я уже говорил ранее (на примере IPO), не буду повторяться. В итоге выбор аудитора все-таки более сложная процедура. Точно так же, как при выборе врача или юриста, важны личная встреча (впечатление от взаимодействия) и четкое понимание не только текущих задач, но и долгосрочных планов развития компании, потому что постоянная смена аудитора тоже вызывает вопросы со стороны пользователей финансовой информации.

- Сезон отчетности российских компаний находится в самом разгаре. Однако РЕД СОФТ еще не опубликовал данные. Тем не менее оцените, пожалуйста, ваши финансовые результаты по итогам 2023 года? Каковы ваши стратегические планы на текущий год?

- Финансовые результаты по итогам 2023 года оказались в диапазоне наших ожиданий. Компании удалось продемонстрировать рост более чем в полтора раза по сравнению со среднерыночным значением, оцененным на уровне 22% г/г1. План на текущий год сохранить темпы развития бизнеса.

- За счет чего компания планирует достичь столь амбициозных целей?

- В основе бизнеса РЕД СОФТ лежат технологии, которые постоянно развиваются и совершенствуются. Команда ИТ-специалистов создает уникальные решения на отечественном рынке. При этом наш метод – не ломать уже сложившиеся практики, сформированные за долгое время присутствия зарубежных решений на рынке, а принимать во внимание имеющиеся паттерны и подходы, учитывать их при разработке ПО и предлагать рынку удобные решения.

Так, в конце октября прошлого года была представлена мобильная операционная система РЕД ОС М, разработанная на базе AOSP. В РЕД ОС М встроен магазин приложений RuStore, но также есть возможность установки сторонних магазинов мобильных приложений. ОС также поддерживает все приложения, обязательные для установки на мобильные устройства согласно распоряжению правительства. Примечательны возможности RED OS MODE: при подключении к мобильному устройству периферийного оборудования пользователь получает полноценную десктоп-версию и практически оборудованное рабочее место. Данный продукт внесен в реестр отечественного ПО, что подтверждает соответствие стандартам Минцифры России и рекомендовано к использованию госорганами и компаниями с госучастием.

Также в прошлом году в ответ на запросы заказчиков мы стартовали решение для централизованного управления ИТ-инфраструктурой РЕД АДМ Промышленная редакция – это решение, не имеющее на сегодняшний день полноценных аналогов на российском рынке. РЕД АДМ работает совместно с Windows в гетерогенной инфраструктуре в течение времени, требуемого для организации качественного перехода на отечественные продукты. Это крайне важно для многих крупных заказчиков (речь как о сегменте Enterprise, так и о среднем бизнесе), поскольку редко складывается ситуация, при которой «рубильник можно переключить резко». Наш продукт позволяет им планировать постепенное отключение зарубежных сервисов по плану заказчика. Кроме того, РЕД АДМ обеспечивает централизованное управление инфраструктурой и при подтверждении всех необходимых совместимостей может также реализовать массовое развертывание совместимого ПО на рабочих местах предприятия. Мы интенсивно работаем над развитием этого решения, оно крайне востребованно на рынке.

Наконец, в феврале состоялся долгожданный выпуск обновленной версии РЕД ОС 8 с дружественным интерфейсом, качественно новыми возможностями для пользователей и свежим ядром Linux, которое обеспечивает высокую совместимость с современными процессорами и периферийным оборудованием. Представленная версия также открывает новые возможности для создания нового совместимого ПО.

- По вашим заявлениям начиная с 2018-го компания ежегодно размещает облигационные займы и в основном направляет средства в разработку программных продуктов. Расскажите, пожалуйста, чем процесс привлечения долгового финансирования в прошлом году отличался от предыдущих заимствований? Какие изменения претерпели отношения с рынком, инвесторами, андеррайтерами?

- С момента размещения первых облигационных займов нам удалось выстроить процесс привлечения долгового финансирования, а также наладить взаимодействие с основными участниками фондового рынка. С учетом объемов наших размещений облигации РЕД СОФТ закономерно относятся к сегменту ВДО, который пользуется популярностью преимущественно среди физических лиц. Компании уже удалось заслужить доверие с их стороны, так что существенных изменений не произошло. Тем не менее мы стремимся к тому, чтобы о РЕД СОФТ узнало гораздо большее количество участников, поэтому в прошлом году начали активнее выступать на мероприятиях и знакомить с бизнесом компании.

- Планируете ли вы привлекать долговой капитал в текущем году? Каковы ваши ожидания по потенциальному объему, ставке и срочности займа?

- РЕД СОФТ планирует выходить на долговой рынок в текущем году, поскольку привлечение биржевого финансирования необходимо для дальнейшего развития бизнеса. Однако высокая ключевая ставка давит на параметры выпуска облигаций: потенциальный объем привлечения, стоимость фондирования и срок обращения. В 2023 году компания перестала относиться к субъектам малого и среднего предпринимательства, поэтому конечная стоимость привлечения финансирования увеличилась. Ранее РЕД СОФТ имел возможность получать субсидии от государства в целях компенсации части затрат по выпуску облигаций и выплате купонного дохода по ним. Так что финальное решение о выходе на долговой рынок будет приниматься с учетом уже имеющихся у компании ресурсов и перспективных проектов.

- Известный факт: ИТ-отрасль пользуется беспрецедентными мерами поддержки со стороны государства, для представителей которой среди прочего разработаны программы льготного финансирования. Разве данных мер поддержки недостаточно?

- Меры поддержки действительно существуют, жаль только иногда они очень разрознены. Наш опыт показывает, что, преодолев предельный размер выручки для отнесения к категории МСП, но не достигнув критериев попадания в реестр системно значимых организаций, компания попадает в определенный вакуум государственной поддержки. На наш взгляд, в сложившихся условиях отсутствие понятного пути перехода от малого к среднему, а затем и к крупному по размеру бизнесу не способствует реализации поставленной перед российскими разработчиками задачи создания технологического суверенитета. Через средства массовой информации доносятся обсуждения правительства о возможном введении новой категории МСП+ и пролонгации программы субсидирования выхода на фондовый рынок. Надеемся на положительное решение по названной инициативе, поскольку, как продемонстрировала практика, данная программа оказалась достаточно эффективной со многих точек зрения.

- Кроме долгового рынка, существует также рынок акционерного капитала, где в последнее время наблюдается оживление. Как вы оцениваете результаты проведенных IPO ваших коллег в прошлом году? Какие преимущества дает для IT-компании выход на биржу со своими акциями?

- Коллегам удалось достичь впечатляющих результатов с точки зрения привлечения спроса со стороны как частных, так и институциональных инвесторов. Выход на биржу с первичным предложением акций дает целых ряд преимуществ. Во-первых, участники ИТ-рынка и конечные пользователи начинают воспринимать вышедшую компанию совершенно иначе. За счет повышения информационной прозрачности и расширения коммуникации с рынком различные группы стейкхолдеров получают четкий сигнал о намерении долгосрочного существования такой компании и перспектив развития существующей линейки программных продуктов. Во-вторых, на ИТ-рынке сложилась определенная практика удержания высококвалифицированного персонала и ключевых сотрудников, во многом опирающаяся на опыт западных коллег. Программы премирования на основе акций и опционов способствуют сближению интересов текущих собственников и работников, реализующих стратегические инициативы компании. В-третьих, акции играют важную роль в сделках слияний и поглощений, позволяя расти не только интенсивно за счет имеющихся ресурсов, но и экстенсивно за счет присоединения новых команд, занимающихся развитием дополняющих или совершенно других продуктовых направлений.

- В СМИ имеется информация о ваших планах по осуществлению первичного размещения акций, подскажите, какие факторы для вас являются ключевыми при принятии окончательного решения?

- Среди ключевых факторов стоит выделить финансовое состояние и узнаваемость. Инвесторы предъявляют определенные требования к потенциальным эмитентам в отношении темпов роста, рыночных позиций и размера бизнеса. Чтобы процесс IPO был целесообразным для компании с финансовой точки зрения и отвечал ожиданиям стейкхолдеров, желательно подобному профилю потенциально успешного эмитента акций соответствовать. В любом случае собственники и топ-менеджмент РЕД СОФТ оценивают IPO не в качестве самоцели, а важного этапа долгосрочного развития.

- Облегчает ли наличие кредитного рейтинга процесс подготовки к размещению акций?

- Безусловно! Кредитное рейтинговое агентство является авторитетным участником финансового рынка, выражающее непредвзятое мнение об эмитенте, его финансовом состоянии и перспективах развития. Рейтинговый пресс-релиз содержит достаточное количество качественной информации не только для инвесторов, но и самих компаний, которая демонстрирует возможные точки качественного улучшения. Если оценивать кредитный рейтинг в качестве инструмента для роста и развития, то он может оказаться вполне полезным, как с целью снижения стоимости фондирования, так и комплексного формирования положительного восприятия инвесторами надежности компании.

- В 2023-м мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO, акции восьми компаний стали торговаться на Московской бирже, такого количества новых эмитентов за один календарный год российский рынок не видел уже более 10 лет. Какую активность на рынке первичных размещений вы ожидаете в текущем году? Возрождение рынка IPO – краткосрочная история на пару лет или долгосрочный тренд, с вашей точки зрения? Какой, по вашему мнению, ключевой драйвер этой активности?

- Действительно, прошедший 2023 год можно смело назвать ренессансом рынка капитала. Но стоит заметить, что ренессанс не только рынка IPO, но и рынка долгового. Этот момент важен.

Движущая сила активности IPO имеет двух «акторов»: инвесторов и, собственно, эмитентов. Но основа такова: пока инвесторы будут нуждаться в инвестиционных идеях и размещении свободной ликвидности, а эмитенты будут ограничены контуром только российского рынка для привлечения капитала, активность IPO продолжится. Как долго это продлится, сложно прогнозировать, поскольку внешние условия стремительно меняются. Но одно точно, запас ликвидности российских инвесторов и потенциал дебютантов внушительный.

- Какой сценарий разворота и снижения ставок для вас выглядит наиболее вероятным? Как вы считаете, снижение ставки станет драйвером рынка IPO и вызовом для долгового рынка, потому что инвесторы побегут из инвестиций в долг в инвестиции в акции или, наоборот, похоронит бум IPO, так как эмитенты вернутся к займам по низким ставкам и откажутся от планов по размещению акций?

- Наши аналитики ожидают смягчение денежно-кредитной политики начиная со второй половины 2024 года. Согласно мягкому прогнозу, ожидания по ставке на конец года на уровне 11%, среднему – 13%, жесткому – 15%. Вероятнее следование среднему прогнозу, однако это вряд ли глобально изменит картину активности на рынке IPO.

Эмитенты руководствуются не только экономикой при принятии решения о проведении IPO. Если мы увидим снижение интереса к проведению IPO в количественном выражении, то это будет признаком очищения рынка от ошибочных решений. Цели первичного размещения акций и облигаций идеологически разные, поэтому в части изменения планов эмитентов вряд ли планы изменятся глобально. Настроения инвесторов могут измениться, для эмитентов и инвестиционных банков это должно упростить задачу с ажиотажным спросом и аллокацией. Но не стоит забывать, что деньги внутренних инвесторов заперты на локальном рынке, что означает избыток ликвидности и достаточность ресурсов как на размещения акций, так и на размещение облигаций.

- Сколько IPO вы ждете в этом году и в каком объеме? Поделитесь также, пожалуйста, вашими ожиданиями по динамике долгового рынка – и по новым именам, и в целом по объему?

- Порядка 10–15 имен мы ожидаем до конца года на рынке IPO, общим объемом 85–120 млрд рублей.

- Каким образом, по вашему мнению, бум на рынке первичных размещений отразится на облигационном рынке в ближайшей перспективе? Видите ли вы антагонизм между привлечением капитала посредством размещения акций и выпуском облигаций? Конкурируют ли эти методы привлечения капитала за одни и те же деньги инвесторов или это разные инвесторы и разные деньги?

- Непримиримых противоречий между двумя рынками точно нет. Большинство компаний все еще идут по классическому пути эмитента, где сначала примеряют на себя роль эмитента облигаций и уже потом гордо шагают в сторону IPO. Кроме того, и для инвесторов, и для эмитентов это разные деньги. Исключения из правил, конечно, найдутся всегда, но мы не видим в двух этих инструментах конкурентов.  

- Каков, по вашему мнению, портрет идеального нового эмитента IPO: объем бизнеса, индустрия, география деятельности, опыт работы на рынках капитала, уровень корпоративной зрелости, рейтинга и информационной прозрачности? Можно ли выделить какие-нибудь исключительно российские особенности новых эмитентов?

- Текущая тенденция – проведение IPO компаниями – лидерами в различных отраслях экономики. Причем речь идет именно о российских компаниях, которые имеют значительную долю на внутреннем рынке. Как правило, это компании с узнаваемым потребительским брендом, сложившейся историей на рынках капитала и рейтингом инвестиционного грейда.

- Как этот портрет соотносится с типичным портретом опытного эмитента облигаций и дебютанта? Насколько сильно они накладываются друг на друга?

- Если адаптировать закон Парето для этого вопроса, то можно ответить: 80% эмитентов акций – размещают облигации, и около 20% опытных эмитентов облигаций выходят на IPO. Пожалуй, это максимальные границы наложения одного рынка на другой. Размещение акций не означает прекращение практики заимствований на долговом рынке, это взаимодополняющие, а не взаимоисключающие инструменты.

- Как, по вашему мнению, сейчас устроен спрос: каков усредненный профиль институционального и розничного инвестора, какие тренды и значимые изменения в их поведении и аппетите к риску вы можете выделить? Как это влияет на стратегии работы инвестбанков и эмитентов? Становится ли ваша работа проще или сложнее?

- И институциональные инвесторы, и розничные чрезвычайно активны в отношении IPO. Усреднять профиль, выделять тренды и тем более изменения, наверное, еще рано, поскольку не накоплено необходимого числа размещений. Однако стратегия работы инвестиционных банков и эмитентов усложнилась в части соблюдения интересов всех сторон (особенно в определении аллокации) и в ней наметился тренд – таргетировать аудиторию инвесторов и строить целевую коммуникацию с ними.

- Насколько рынок первичных размещений является доступным инструментом по привлечению капитала для эмитентов средней и малой капитализации? Какой срок может понадобиться потенциальному эмитенту для подготовки к IPO? Какие действия придется предпринять?

- Для подавляющего большинства компаний малой и средней капитализации привлечение капитала посредством IPO недоступно. Со временем такое положение дел может значительно измениться, как это было когда-то с доступностью рынка публичного долга. Возможно, последует какое-нибудь решение от организаторов торговли для компаний малой и средней капитализации, благо есть богатый мировой опыт и собственные разработки. Также не следует сбрасывать со счетов активно развивающийся сегмент ЦФА, скорее всего и здесь решение рынков капитала будет рано или поздно предложено. Однако и сейчас есть представители некрупного бизнеса, которые готовятся или уже провели IPO.

Весь процесс от начала подготовки до торгов занимает 6–12 месяцев. Все зависит от степени готовности самого эмитента в начале пути.

- Какими источниками данных вы пользуетесь в процессе андеррайтинга? Какое аналитическое покрытие наиболее уместно – собственное или стороннее? Оцените, пожалуйста, роль кредитных рейтингов при подготовке к размещению.

- Наши главные источники – стандартны для отрасли: аналитическая система проверки контрагента, база арбитражного суда, новостной фон.

Мы предпочитаем опираться на собственную аналитику, особенно в процессе андеррайтинга. Но мнением коллег не пренебрегаем, если речь идет не об эмитенте-дебютанте. Кредитный рейтинг играет значимую роль в подготовке размещения, но уже на завершающих стадиях. Прежде всего, он влияет на условия привлечения капитала для эмитента и может внести определенные корректировки в стратегию коммуникации компании на рынке капитала. При этом, важно отметить, что в последние три-четыре года увеличилась восприимчивость и инвесторов, и эмитентов к кредитному рейтингу.

- Расскажите, пожалуйста, насколько опыт вашей компании по работе на иностранных рынках капитала применим для участия в размещениях акций и облигаций на российском рынке? Какие существуют отличительные особенности работы с российскими инвесторами и компаниями?

- Механизмы размещения ценных бумаг на российском рынке и иностранных рынках капитала в целом схожи.

Однако, следует заметить, что существенное развитие рынок капитала в России получил сравнительно недавно в отличие от многолетней истории иностранных рынков. У российского рынка большое будущее, и, мы уверены, что все большее число инвесторов и новых эмитентов будут появляться на рынке. Всему свое время, и мы только в самом начале пути.

- Расскажите, пожалуйста, про специфику вашего бизнеса. Какие отношения у вас сложились с долговыми рынками капитала?

- Действительно, отрасль профессионального взыскания имеет определенную специфику. Наша деятельность заключается в приобретении непогашенной просроченной задолженности у кредитных учреждений с последующим взысканием данной задолженности с физических лиц. Причины невозврата могут быть самыми разными: от мошеннических действий до потери дохода и элементарно низкой финансовой грамотности населения. Мы делаем упор в работе с физическими лицами на индивидуальный, точечный подход. Мы разъясняем проблему долга, возможные последствия и предлагаем лояльные продукты. В частности, мы практикуем значительные скидки (до 60% от суммы долга), минимальные платежи и длительную (до трех лет рассрочку), если клиент осознает проблему долга и идет на контакт. В отличие от кредитных учреждений мы не связаны нормами резервирования, и это позволяет делать клиентам индивидуальные предложения, необременительные для их бюджета. По итогам погашения долга клиент получает справку о погашении, в БКИ отправляется информация, которая отражается позитивно в его кредитной истории, что сказывается в дальнейшем на его шансах взять кредит по выгодной ставке в будущем.

На протяжении истории размещения наших облигаций (с 2012 года) мы разъясняли и продолжаем разъяснять нашим инвесторам и банкам-кредиторам данные особенности бизнес-модели, доказывая ее устойчивость и высокую доходность. На сегодня мы получили лояльность финансового рынка к нашей деятельности и существенно расширили список наших кредиторов, включая банки топ-10.

Гете А.

- Расскажите, пожалуйста, про результаты работы вашей компании в прошлом году?

- В 2023 году в компании НАО ПКО «ПКБ» произошел ряд ключевых изменений. Во-первых, в сентябре 2023 года компания сменила акционеров, что повлекло за собой пересмотр бизнес-стратегии. С конца 2023 года ПКБ возвращается на рынок покупки проблемной задолженности, существенно наращивая свою долю. В последующие годы мы планируем увеличить долю в покупках до уровня не менее 25%, в т. ч. за счет привлечения внешнего финансирования. Во-вторых, в 2023 году компания получила рекордную прибыль по МСФО в размере 6,5 млрд рублей. Это связано с увеличением сборов на 45% по сравнению с прошлым годом, до 12,4 млрд рублей, а также рядом операционных (в т. ч. IT) улучшений, которые привели к снижению себестоимости операций.

Гете А.

- Ваша компания размещает облигационные займы с 2009 года, в настоящий момент у нее имеется два выпуска в обращении, которые были привлечены в 2021-м. С чем связано снижение активности компании на облигационном рынке в последние несколько лет? Планируете ли вы привлекать долговой капитал в текущем году? Каковы ваши оценки по потенциальным условиям на текущий момент: ставка, спред, срочность и др.?

- До текущего момента наш подход к внешним заимствованиям можно было охарактеризовать как консервативный. Но в связи с изменениями бизнес-стратегии в 2024 году у нас амбициозные планы по рекордно высоким размещениям облигаций. Отметим, что среди профессиональных игроков коллекторского рынка наша бизнес-модель является наиболее устойчивой, основанной на многолетнем опыте работы с проблемной задолженностью. Напомним, что наше коллекторское агентство является одним из старейших (в отрасли с 2005 года), ПКБ – один из основателей Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА). В своей деятельности задолго до принятия профильного закона о работе коллекторов в России мы придерживались строгих стандартов и правил. За время нашей работы более 1 млн клиентов освободились от долговых обязательств и исправили свою кредитную историю. Нам доверяют крупнейшие банки страны, которые являются нашими многолетними партнерами. Все это говорит о высокой надежности наших облигаций, что в свою очередь подтверждает кредитный рейтинг от агентства «Эксперт РА» на уровне ВВВ+ (прогноз позитивный). Это самый высокий рейтинг в отрасли профессионального взыскания.

Говорить о процентных ставках предстоящего размещения сейчас преждевременно, но основные параметры выпуска скорее всего будут аналогичны выпуску облигаций 2021 года. Что я могу сейчас сказать: это ориентировочный период размещения облигаций - вторая половина апреля этого года.

Хотелось бы отметить, что наша компания имеет наиболее привлекательную ставку фондирования в отрасли, что, безусловно, позитивно влияет на бизнес и на его конкурентоспособность.

Марихин О.

- Ранее в СМИ фигурировала информация о ваших планах по осуществлению первичного размещения акций, подскажите, рассматриваете ли вы еще эту возможность? Каковы преимущества такого привлечения капитала по сравнению с выпуском облигаций?

- Да, действительно, мы делали конкретные шаги по подготовке к IPO весь 2021 год, но в начале 2022-го вынуждены были остановиться, как и другие участники финансового рынка РФ.

Сегодня мы внимательно изучаем рыночные условия и анализируем потенциальные выгоды и риски данного шага для нашей компании. Как только у нас будет конкретный план действий по IPO, мы обязательно сообщим об этом публично.

Я бы отметил два основных преимущества привлечения капитала перед облигациями:

  • IPO позволяет бизнесу увеличить свой капитал для реализации стратегических целей, расширения бизнеса, развития новых продуктов;
  • первичное размещение акций поможет привлечь внимание широкой инвестиционной общественности к компании, повысить ее узнаваемость и статус.

Марихин О.

- Расскажите, пожалуйста, как развивалась ваша IR-стратегия и работа с инвесторами в последние годы? Опишите, пожалуйста, профиль держателя ваших долговых бумаг. Кого потенциально может заинтересовать ваше первичное предложение акций?

- Наша IR-стратегия фокусируется на принципах прозрачности, активной коммуникации с инвесторами.

Мы стараемся быть более открытыми и прозрачными перед участниками финансового рынка, предоставляя им актуальную и достоверную информацию обо всех аспектах деятельности ПКБ.

Мы активно участвуем в конференциях, инвестиционных форумах и презентациях для инвесторов, ведем живой диалог с рейтинговыми агентствами и общественными организациями. Мы также регулярно публикуем отчеты о финансовых показателях и деятельности компании, чтобы поддержать прозрачность и доверие к ней.

Мы в постоянном обучении и развитии наших коммуникационных навыков для обеспечения эффективного взаимодействия с нашими держателями долговых бумаг и создания благоприятных условий для инвестирования в нашу компанию.

Владельцами облигаций ПКБ являются различные институциональные и частные инвесторы, которые приобрели наши облигации. Это могут быть инвестиционные фонды, страховые компании, банки, а также частные лица и другие финансовые учреждения.

Мы стремимся разнообразить базу держателей наших долговых бумаг, чтобы обеспечить устойчивый спрос на облигации ПКБ.

Марихин О.

- Облегчает ли наличие кредитного рейтинга процесс подготовки к размещению акций, с вашей точки зрения?

- Мы считали вопрос рейтингования компании крайне важным на всем протяжении истории размещения облигаций. В 2015 году мы получили международный рейтинг Standard & Poor’s. Национальный же рейтинг нам присвоили в 2018 году, в преддверии нового размещения, с целью снижения стоимости фондирования и рефинансирования выпусков, которые были на тот момент в обращении. Присвоенный рейтинг соответствовал банкам второго эшелона и отражал растущие финансовые показатели, платежеспособность и устойчивость бизнес-модели в долгосрочной перспективе. Мы понимали, что для подавляющей части инвесторов провести анализ кредитоспособности такого эмитента, как пионер – профессиональный участник рынка взыскания задолженности, в силу специфики отрасли, отсутствия первичной информации, представлялось, мягко говоря, затруднительным. Иначе говоря, мы были для рынка темной лошадкой, но с помощью последовательной коммуникационной IR-политики, огромную роль в которой сыграл национальный рейтинг, размещения облигационных займов прошли успешно. Поэтому, несомненно, наличие кредитного рейтинга просто обязательно для участников рынка IPO, но для эмитентов облигаций рейтинг не менее значим.

Гете А.

- С какими результатами ваша компания подошла к 2024 году? Каковы ваши стратегические планы?

- Главным достижением для нас, конечно же, стал выход на IPO в конце 2023 года. Мы стали первой компанией ломбардной отрасли в России, которая стала участником публичного рынка акций. К моменту IPO мы подошли будучи крупнейшим игроком в Московском регионе. С 2018 года мы отчитываемся по международным стандартам, консолидированная финансовая отчетность Группы проходит аудиторскую проверку. За период с 2020 по 2023 годы мы значительно улучшили финансовые показатели Группы, нарастив показатель EBITDA за 9 месяцев 2023 года на 60% по сравнению с тем же периодом 2022 года, до 406 млн руб. Итоговые финансовые результаты за 2023 год будут раскрыты весной 2024 года.

В ходе размещения акций мы активно работали с инвестсообществом, последовательно разъясняя принципы своей деятельности, отвечали на все возникающие вопросы. В IPO приняли участие свыше 3 тыс. инвесторов, что стало для нас неплохой точкой отсчета, своего рода пробным шаром. При этом у Группы уже есть опыт присутствия на публичном рынке. Компания разместила три выпуска коммерческих облигаций по закрытой подписке и пять выпусков биржевых облигаций на общую сумму 2,2 млрд руб., из них первый выпуск коммерческих облигаций на 200 млн руб. успешно погашен в феврале 2023 года. В декабре 2023 года ПАО «МГКЛ» провело пилотное размещение цифровых финансовых активов (ЦФА) на платформе A-Token Альфа-Банка. Пятый выпуск облигаций в рамках ранее утвержденной программы общим объемом 5 млрд руб. был размещен в конце февраля 2024 года. На полученные ресурсы мы развиваем направления ресейла, а также оптовой скупки и переработки драгоценных металлов.

- «Мосгорломбард» является активным участником рынка облигационных заимствований с 2020 года. Расскажите, пожалуйста, какие причины подтолкнули компанию к осуществлению первичного размещения акций? Какие факторы для вас были ключевыми при принятии окончательного решения? Каковы, на ваш взгляд, главные факторы инвестиционной привлекательности компании?

- Наши облигационные займы являются источником пополнения оборотных средств. Выход на биржу с точки зрения реализации нашей стратегии развития мы посчитали более оптимальным. Основным инвестиционным преимуществом «Мосгорломбарда» является его бизнес-модель. В отличие от банковских кредитов, которые далеко не всегда обеспечены залогами, мы выдаем займы только под залог имущества, поэтому компания получает прибыль даже в случае дефолта клиента – мы просто реализуем залог по его рыночной стоимости. Отмечу, что 80% наших займов обеспечены золотом, а невостребованные залоги мы продаем через наше ресейл-направление.

- Расскажите, пожалуйста, о ваших впечатлениях от процесса подготовки и осуществления IPO? Какие изменения претерпели ваши отношения с рынком, инвесторами и инвестбанками после вывода акций на биржу?

- Выход на IPO – это большое событие для любой компании, а в данном случае мы стали пионерами целой отрасли. Стоит отметить, что инвестсообщество достаточно консервативно с точки зрения появления эмитентов из отраслей, ранее не представленных на бирже. В ходе подготовки размещения мы ответили на множество вопросов от инвесторов относительно нашей бизнес-модели и стратегии роста. Проведению размещения предшествовала тщательная подготовка: в течение последних пяти лет Группа ежегодно предоставляет аудированную финансовую отчетность по МСФО, имеет выстроенную структуру корпоративного управления, а в 2020 году нам первым из ломбардного сектора России был присвоен кредитный рейтинг, повышенный в сентябре 2023 года сразу до уровня ruBВ- со стабильным прогнозом. Все эти факторы подтверждают качественную историю компании на рынке капитала. Поэтому изначальный скепсис и некоторое недоверие рынка уступили место спокойному и прагматичному анализу нашей работы и планов.

- Какие рекомендации вы можете дать вашим последователям перед осуществлением первичного размещения?

- Если акционеры раздумывают над тем, выходить на биржу или нет, то ответ один: выходить! При этом в компании должны быть реализованы все необходимые для публичного эмитента процедуры, включая аудит отчетности, развиты принципы прозрачного корпоративного управления. Отмечу, что выход на биржу сопряжен с определенными затратами. Но только выполнение всех требований не гарантирует успех самого размещения, который зависит от умения работать с инвестсообществом, чувствовать его настроения, работать с критикой, отвечать на множество вопросов. С удовольствием подчеркну, что наша команда с честью справилась со всеми этапами подготовки к IPO и продолжает работать над тем, чтобы оправдать доверие наших инвесторов.

- Как пересекаются держатели ваших облигаций и инвесторы, принявшие участие в первичном размещении? В чем разница IR-стратегии при общении с equity и debt инвесторами?

- На текущий момент у компании примерно 7 тыс. держателей облигаций и примерно 10 тыс. акционеров. При этом на 31 декабря 2023 г. количество акционеров составляло около 3,3 тыс.

У нас принята единая IR-стратегия. Акции и облигации – это два разных продукта, каждый со своей аудиторией, в которых есть пересечения. Некоторые инвесторы предпочитают получать фиксированную доходность и поэтому покупают облигации. При этом есть и достаточное количество игроков, которые верят в компанию и приобретают акции, которые по своему определению являются более волатильным инструментом. Рынок акционерного капитала предполагает различные возможности, и мы рассматриваем множество вариантов. Одним из таких вариантов стал пилотный выпуск цифровых финансовых активов (ЦФА), который мы разместили в декабре 2023 г.

- Какой вы видите стратегию финансирования в ближайшее время? Какой активности компании ждать на долговом рынке? Какие условия могут способствовать SPO компании?

- У нас утверждена стратегия развития Группы, в том числе финансовая. Как я уже сказал, рынок публичного капитала имеет широкие возможности. Ранее мы зарегистрировали программу облигаций общим объемом до 5 млрд руб., которые размещаем по мере необходимости. В феврале этого года мы разместили пятый выпуск биржевых облигаций на сумму 500 млн руб., закрыв размещение за один день.

Мы рассматриваем любые возможности. SPO возможно в случае реализации оптимистического сценария развития компании, если рост превысит наши изначальные прогнозы – тогда мы будем рассматривать разные варианты.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее про вашу текущую стратегию работы с рынками капитала. На какие рыночные тренды вы планируете опираться в ближайшие несколько лет?

- С момента вхождения в капитал «Мосгорломбарда» мы пережили множество различных периодов на рынке публичного долга и капитала, поэтому сейчас у нас есть готовность к самым разным сценариям и реализации намеченных планов. В течение нескольких лет мы планируем развиваться достаточно быстрыми темпами, нарастить долю с 11% до 40% на рынке Московского региона и занять до 3% рынка ресейла, используя для этого все возможности рынка капитала.

- Облегчило ли наличие кредитного рейтинга процесс подготовки к размещению акций?

Безусловно. Мы первыми и единственными среди игроков ломбардной отрасли получили кредитный рейтинг «Эксперт РА» и последовательно его повышаем. Сейчас он находится на уровне ruBВ-, прогноз по рейтингу – «стабильный». Наличие рейтинга уже само по себе означает, что компания открыта для анализа, предоставляет все необходимые данные, при помощи которых формируется рейтинг. А его стабильное повышение дает инвесторам уверенность в нашем кейсе.

- Какой активности на рынке первичных размещений вы ожидаете в нынешнем году? Это краткосрочная история на пару лет или долгосрочный тренд, с вашей точки зрения?                                 

- Рост числа первичных размещений в России — это в том числе отражение важного глобального долгосрочного тренда: фрагментация мировой финансовой системы. В условиях, когда российским инвесторам сложно размещать средства за рубежом, а российским компаниям — выходить на мировой рынок капитала, спрос и предложение инвестиций начинает замыкаться внутри. Если ситуация сохранится, то с учетом роста экономики, а также доходов розничных инвесторов число IPO продолжит расти.

Мы видим, что интерес к фондовому рынку растет, причем именно со стороны физических лиц. Это видно и по нашим фондам, активы которых и число пайщиков в последние годы заметно выросли. И по мере снижения уровня страха, роста уверенности в способности экономики противостоять внешнему давлению объем денег, направляемых на внутренний рынок, будет расти.

- Какого количества IPO вы ждете в этом году и в каком объеме?

- Предсказать это сложно, поскольку компаниям необходимо какое-то время, чтобы созреть для выхода на публичный рынок, всегда есть неоднородность по размерам компаний и пр. Тем не менее в условиях высоких ставок размещение акций сейчас для многих эмитентов выглядит выгоднее, чем кредиты.

Тем более что сейчас в экономике РФ происходят серьезные структурные изменения, появляются новые компании, много точек роста в различных отраслях, выталкивающих наверх компании. Это обеспечивает рост числа компаний, созревших для размещений, а значит, и IPO. Полагаю, что в этом году мы увидим как минимум не меньше IPO, чем в прошлом.

Объемы рынка предсказать еще сложнее. Одно-два крупных IPO может по объему перекрыть десятки мелких.

- Какие компании и из каких секторов в последнее время наиболее активны на рынке первичных размещений?

- Нас очень радует, что нет сырьевых компаний. Исторически российский рынок акций — это в основном компании сырьевого сектора (нефть, газ, металлы), его структура не отражает структуру экономики. Хорошо, что этот перекос исправляется.

Причина такой картины IPO — в сильном преимуществе, которое получили компании обрабатывающей промышленности, а также IT и пр. Они являются локомотивами роста экономики сейчас. Очевидно, что среди них и выше вероятность появления новых IPO.

- Есть ли среди компаний те, которые в последнее время проводили IPO или планируют это сделать, представители малого и среднего бизнеса? Или для них фондовый рынок закрыт?

- Как правило, если компания становится публичной, то инвесторы рассчитывают на некоторую ликвидность, а значит, важен объем размещения. В этом случае ее акции сможет купить крупный инвестор, идет активная торговля, определяющая рыночную стоимость бизнеса.

Когда размещается небольшое число бумаг, возникает сильная волатильность после IPO, обусловленная низкой ликвидностью. Для крупных инвесторов это дополнительные риски, так как операции с такой бумагой для них будут означать высокие издержки.

Так что небольшим компаниям лучше использовать другие способы, например, привлекать финансирование в рамках непубличных сделок с финансовыми инвесторами (то, что обычно называется Pre-IPO). У нас есть целое направление — «Альфа Российский бизнес», где привлекаем средства инвесторов в компании, которые на горизонте нескольких лет планируют выйти на IPO. Мы видим очень большой интерес со стороны наших клиентов к таким идеям, при условии, конечно, что компания уже способна зарабатывать деньги, у нее есть доказанная модель роста и понятные перспективы выхода на биржу.

- Какие компании вам интересны для финансирования в рамках pre-IPO?

- В прошлом году мы совершили несколько сделок, среди них — производство пластиковых карт, компания, выпускающая ЖК-панели. Все это российские компании. Сейчас мы привлекаем финансирование для покупки доли в компании — производителе 3D-принтеров. Во всех случаях это бизнесы, которые научились зарабатывать и заинтересованы в масштабировании производства, наращивании выручки и прибыли.

С учетом характера наших денег, а также формата нашего участия нам интересны идеи, связанные с физическим производством, внедрением технологий. Мы не выступаем как венчурный инвестор, вкладывающий в идеи, не нашедшие еще железного подтверждения.

- Как в вашей компании принимается решение, участвовать ли в покупке акций на IPO?

- Мы как УК прежде всего оцениваем перспективы роста бизнеса компании, ее финансовую модель. У компании должна быть способность зарабатывать деньги и по возможности выплачивать дивиденды (или хотя бы просматриваемые перспективы). Также для нас важна оценка, по которой компания размещает акции. Если стоимость не слишком высокая, это хорошо, потому что мы инвестируем значительный объем средств и надолго.

Продавать бумаги сразу поле размещения не планируется. Если оценка компании адекватная, то в перспективе это приводит к росту стоимости акций. Это интересно и рынку, и самой компании, потому что, во-первых, она получает справедливую рыночную оценку, а во-вторых, может затем проводить SPO, выпускать облигации и так далее. К сожалению, многие новые компании размещаются по очень высокой цене, что связано с повышенным спросом частных инвесторов на новые имена. Из-за этого может наблюдаться сильная волатильность акций только что разместившихся компаний.

- Какими источниками вы пользуетесь в процессе участия в сделках IPO? Насколько важна для вас роль кредитных рейтингов?

- Еще после финансового кризиса 2007–2008 годов доверие к рейтингам было сильно подорвано, а санкции против РФ вообще лишили смысла использование данных международных рейтинговых агентств для внутренних компаний. Поэтому наличие или отсутствие рейтинга компании вообще не сказывается на ее оценке. Есть рейтинги от российских рейтинговых агентств, но и они для оценки компаний используются очень ограниченно, в том числе потому что они чаще заточены под различные регуляторные требования.

Для нас важнее всего изучение бизнеса, финансовой модели, оценка рынка, общение с менеджментом компании. Мы всегда формируем свою оценку компании при принятии решения, участвовать ли в IPO.

- Могут ли IPO российских компаний в перспективе заинтересовать инвесторов из дружественных стран?

- Для этого вначале необходимо присутствие финансовых компаний из этих стран в России, чтобы они могли создать «мостик» для притока из-за рубежа капитала на наш рынок. Также необходима рыночная инфраструктура, включая соглашения об открытии счетов иностранных депозитариев в России. Как показывает опыт, это очень долгий и сложный процесс. Пока все это не будет решено, на приток инвестиций из дружественных стран рассчитывать не стоит.

- Как высокая ключевая ставка влияет на рынок IPO? Как повлияет ее снижение на активность эмитентов?

- При снижении ставки растет будущая оценка справедливой стоимости компаний, поскольку учитывается эффект дисконтирования денежных потоков. Поэтому индикативные оценки во всех финансовых моделях компаний вырастут. Соответственно, это повысит интерес к IPO со стороны как инвесторов, так и самих компаний, который смогут размещаться по более высокой цене.

- Как влияет IPO на долговой рынок, не приводит ли это к сокращению предложения облигаций?

- Нет, наоборот, усиление IPO может увеличить предложение облигаций. Обычно непубличные компании сначала выпускают облигации, знакомятся с финансовым рынком и только затем собираются на IPO. Правда, это небольшие объемы. В основном на рынке корпоративных облигаций доминируют крупные компании. Они уже давно стали публичными (те, кто стремился к этому).

С точки же зрения инвесторов — это просто два разных класса активов. Облигации — для консервативных инвесторов, акции — для долгосрочных. Те, кто участвует в IPO, редко фокусируются в портфелях на облигациях.

- В прошлом году мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO, когда акции восьми компаний стали торговаться на Московской бирже – такого количества новых эмитентов за один календарный год российский рынок не видел уже более 10 лет. Какую активность на рынке первичных размещений вы ожидаете в текущем году? Возрождение рынка IPO – это, с вашей точки зрения, краткосрочная история на пару лет или долгосрочный тренд? Какой, по вашему мнению, ключевой драйвер этой активности?

- Новый этап в развитии рынка IPO – это всерьез и надолго. Все крупные участники к этому подготовились и на стадии становления рынка стремятся выработать такие правила, чтобы сегмент рос и развивался. Регулятор, правительство и биржа также заинтересованы в этом и оказывают полную поддержку.

Важно не допустить бесконтрольного роста рынка и выхода на IPO откровенно плохих кейсов, когда хороших эмитентов, которые уже зарекомендовали себя на облигационном рынке, достаточно для развития и сегмента акционерного капитала. Однако здесь вопрос в самих эмитентах – будут ли для них преимущества акционерного финансирования преобладать над теми сложностями и затратами, которые предстоит преодолеть на пути к IPO? Не все компании к этому готовы.

В этом году ключевыми драйверами для IPO являются внешние факторы: сохранение высокой рыночной ставки на долговом рынке и достаточно много свободной ликвидности на фондовом рынке, которую инвесторы готовы направлять в акции.

- Какой сценарий разворота и снижения ставок для вас выглядит наиболее вероятным? Как вы считаете, снижение ставки станет драйвером рынка IPO и вызовом для долгового рынка, потому что инвесторы «побегут» из инвестиций в долг в инвестиции в акции, или наоборот – похоронит бум IPO, т.к. эмитенты вернутся к займам по низким ставкам и откажутся от планов по размещению акций?

- Большинство эмитентов все же приходят на IPO не в поиске альтернативы долговому финансированию, а с целью рассмотреть другие преимущества, которые дает компании статус публичного акционерного общества и листинг на Московской бирже.

Снижение ставки, безусловно, должно еще добавить ликвидности на рынок, но в контексте развития количества эмитентов основной фактор – работа организаторов и в целом профессиональных участников фондового рынка по популяризации этого инструмента среди потенциальных эмитентов.

- Сколько IPO вы ждете в этом году и в каком объеме? Поделитесь также, пожалуйста, вашими ожиданиями по динамике долгового рынка – и по новым именам, и в целом по объему.

- В этом году ожидаем около 10–15 IPO c учетом уже прошедших в январе – феврале первичных размещений акций КЛВЗ «Кристалл», компаний «Диасофт», «Делимобиль», а также планируемого на март IPO представителя лизинговой сферы «Европлан».

Среди потенциальных имен можно назвать несколько эмитентов АФК «Система»: МТС Банк, «Биннофарм Групп», Cosmos Hotel Group, «Медси», агрохолдинг «Степь», группу «Элемент». Из IT-индустрии о планах выйти на IPO заявляли «Селектел» и «ИКС Холдинг». Рассматривают возможность первичного размещения акций компания «РЕСО-лизинг» и известная облигационному рынку ювелирная сеть Sokolov.

- Каким образом, на ваш взгляд, бум на рынке первичных размещений отразится на облигационном рынке в ближайшей перспективе? Видите ли вы антагонизм между привлечением капитала посредством размещения акций и выпуском облигаций? «Конкурируют» ли эти методы привлечения капитала за одни и те же деньги инвесторов, или это разные инвесторы и разные деньги?

- По факту и акции, и облигации приобретают одни и те же инвесторы, так как конъюнктура рынка предполагает наличие нескольких инструментов в портфеле. С позиции инвесторов, эти виды ценных бумаг конкурируют между собой, но акции по своей сути более ликвидны, и, наверное, большинство частных инвесторов при участии в IPO не рассматривают его как долгосрочную инвестицию, поэтому этот капитал может активно перераспределяться и в облигационные выпуски, если там будут хорошие предложения по доходности. И наоборот – инвесторы могут выходить из облигационных выпусков для краткосрочного участия в интересных IPO с высокой вероятностью роста цены в краткосрочном периоде.

С позиции эмитента, эти инструменты комплементарны и базируются на структурировании капитала компании, который также включает в себя диверсификацию источников финансирования в зависимости от вида бизнеса.

Тем не менее, выход на облигационный рынок – более простая процедура и по срокам размещения, и по подготовке компании. Без хорошего корпоративного управления, прозрачной юридической структуры, убедительной отчетности по МСФО, лидирующих позиций на рынке, высоких темпов роста и рентабельности выход на IPO практически закрыт.

Вследствие этого еще на этапе подготовки к IPO эмитент несет большие затраты как на формирование юридической структуры, корпоративного управления, так и на саму подготовку, длительность которой составляет минимум 10–12 месяцев. Подготовиться и выйти с облигационным займом можно за три месяца. Поэтому с точки зрения эмитента, акционерный капитал – это нечто большее, чем просто деньги. Компании не выходят на IPO просто ради денег.

- Каков, по вашему мнению, портрет идеального нового эмитента IPO: объем бизнеса, индустрия, география деятельности, опыт работы на рынках капитала, уровень корпоративной зрелости, рейтинга и информационной прозрачности? Можно ли выделить какие-нибудь исключительно российские особенности новых эмитентов?

- Критерии идеального кандидата сформулированы Мосбиржей, и их стараются придерживаться организаторы – по крайней мере, это видно в успешных кейсах IPO.

Прежде всего, компании необходимо показывать хорошие темпы роста как по операционным, так и по финансовым показателям, и при этом иметь высокий потенциал для будущего роста.

Также эмитент должен демонстрировать высокую рентабельность по прибыли, чтобы иметь возможность выплачивать достаточные дивиденды.

Ощутимым преимуществом являются лидирующие позиции компании на своем рынке, если она обгоняет конкурентов как по показателям доли рынка, так и по конкурентным отличиям в виде предлагаемых товаров или услуг.

Для успешного эмитента в том числе характерны лучшие практики корпоративного управления, максимально прозрачные процессы принятия ключевых решений и контролируемая операционная деятельность.

Помимо этого, компания должна иметь хорошую аудированную отчетность по МСФО, обладать надежной IT-инфраструктурой, иметь открытую для инвесторов IR-службу и полную прозрачность в раскрытии финансовых и операционных показателей.

Однако все же одни из главных критериев – это грамотный подход основателей и топ-менеджмента и правильная оценка стоимости своей компании.

- Как этот портрет соотносится с типичным портретом опытного эмитента облигаций и эмитента дебютанта? Насколько сильно они накладываются друг на друга?

- В идеальном сценарии портрет эмитента IPO и портрет эмитента облигаций один и тот же. В реальности, если эмитент проходит фильтр для IPO, он может привлекать и долговой капитал, но не наоборот.

Для IPO повышаются требования по раскрытию информации, наличие отчетности по МСФО становится обязательным, появляются требования к Due Dil и оценке бизнеса. Большое значение в IPO имеет оценка стоимости компании. По этой причине многие начинают свой публичный путь с облигаций, выстраивая постепенно в компании бизнес-процессы, усиливая их и выходя в дальнейшем на IPO.

- Как, по вашему мнению, сейчас устроен спрос: каков усредненный профиль институционального и розничного инвестора, какие тренды и значимые изменения в их поведении и аппетите к риску вы можете выделить? Как это влияет на стратегии работы инвестбанков и эмитентов? Становится ли ваша работа проще или сложнее?

- Если анализировать общие тренды, то мы наблюдаем увеличение риск-аппетитов по многим направлениям. Растут рынки акций и облигаций, в том числе высокорисковый сегмент. К третьему эшелону облигаций проявляют интерес все новые и новые участники.

Также можем отметить тренд на популяризацию многих классических инструментов – ОФЗ, драгметаллы, ПИФы. Кроме того, становятся актуальными менее популярные стратегии инвестирования – краудлендинг, краудинвестинг, ЦФА.

С появлением новых стратегий инвестирования активно работают традиционные площадки продвижения (брокеры) и развиваются другие, в частности телеграм-каналы. Инвестор становится более компетентен, получая большую информацию, что ультимативно повышает требования к качеству раскрываемой информации со стороны эмитента.

Если говорить о тенденциях среди институциональных инвесторов (частных фондов, банков и др.), то стоит обратить внимание на их роль в IPO. При участии в первичном размещении акций они всесторонне изучают эмитента и пытаются определить реальную фундаментальную стоимость бизнеса, чтобы согласовать цену на IPO чуть ниже и заработать.

Было несколько размещений, когда институциональные инвесторы отказывались от участия из-за завышения оценки собственниками. Тем не менее, IPO проходило успешно на частном капитале, но цена бумаг впоследствии падала: поддержки спроса после мощного старта не было, и частные инвесторы, получив на аллокации лишь часть заявленного объема, выходили из бумаги, фиксировав небольшой убыток для своего портфеля. Но, поскольку таких инвесторов было много, цена снижалась существенно.

В выпусках с весомой долей институциональных инвесторов ситуация обычно другая: даже если вдруг с открытия цена начнет падать, институциональный инвестор не будет продавать акцию, а наоборот – понимая внутреннюю стоимость бизнеса, он будет увеличивать позицию, усредняться. Это поддерживает котировки.

- Насколько рынок первичных размещений является доступным инструментом по привлечению капитала для эмитентов средней и малой капитализации? Какой срок может понадобиться потенциальному эмитенту для подготовки к IPO? Какие действия придется предпринять?

- Выход на рынок капитала для эмитентов – недешевая процедура, только юридические затраты на подготовку могут достигать 10 млн рублей, не учитывая маркетинговые затраты и агентское вознаграждение. При этом все расходы необходимо нести ежемесячно, а привлечение капитала может состояться лишь через 10–12 месяцев после старта работ.

Сам процесс акционирования и листинга прозрачен и структурирован, как и взаимодействие с Мосбиржей и регулятором.

Основные вехи в процессе:

  1. Разработка юридической структуры (холдинговая структура или акционирование основной операционной компании) – один из самых важных подготовительных этапов, от которого будет зависеть и успех всего IPO. Юридическая реорганизация.
  2. Формирование корпоративного управления (разработка модели корпоративного управления, формирование внутренних корпоративных документов, соответствующих требованиям Биржи, формирование Совета директоров, контроль работы Совета директоров в период подготовки).
  3. Подготовка финансовой отчетности по МСФО и системы показателей для инвесторов.
  4. Формирование инвестиционного кейса.
  5. Формирование имиджа и позиционирования, маркетинг.
  6. Приобретение статуса ПАО и листинг.

- Какими источниками данных вы пользуетесь в процессе андеррайтинга? Какое аналитическое покрытие наиболее уместно – собственное или стороннее? Оцените, пожалуйста, роль кредитных рейтингов при подготовке к размещению.

- Сотрудничество с любой компанией, претендующей хоть на долговое, хоть на долевое финансирование, начинается у нас с формирования собственного аналитического заключения. Для его подготовки мы используем все доступные источники: отчетности, расшифровки, комментарии эмитента, публичную информацию (ИФНС, налоговая, СПАРК и т.д.). Специалисты нашей команды также лично посещают компанию для оценки ее реального положения дел и потенциала.

Соответственно, перед принятием решения о дальнейшем сотрудничестве с клиентом мы делаем полное аналитическое покрытие. Примечательно, что на этом этапе кредитный рейтинг чаще всего отсутствует, поэтому мы полагаемся на собственную экспертизу. В дальнейшем, уже при получении рейтинга, мы обычно находим подтверждение выводам, которые были сделаны нашими аналитиками. И тут роль кредитного рейтинга трудно переоценить – присвоенная агентством оценка и пояснения к ней влияют на потенциальный спрос со стороны инвесторов весьма сильно.

- Ваша компания исторически вела деятельность по привлечению капитала для своих клиентов исключительно на долговых рынках. Подскажите, рассматриваете ли вы возможность оказания услуг по первичному размещению акций клиентов? Смотрят ли ваши исторические клиенты на рынок акционерного капитала? Какой стратегии финансирования вы рекомендуете им придерживаться?

- Тренд на IPO был очевиден уже несколько лет назад, и уже тогда в структуре «Юнисервис Капитал» появился департамент долевого финансирования, который начал нарабатывать компетенции сначала по отдельным услугам – сделки M&A, оценка, внедрение органов корпоративного управления. А на данный момент у нас уже есть несколько кейсов, которые мы ведем комплексно, то есть помогаем компаниям пройти не самый простой и далеко не быстрый путь трансформации. Так что интерес есть, и он совсем не абстрактный. Но говорить об этом более конкретно пока рано. 

- В прошлом году мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO, когда акции восьми компаний стали торговаться на Московской бирже – такого количества новых эмитентов за один календарный год российский рынок не видел уже более 10 лет. Какую активность на рынке первичных размещений вы ожидаете в текущем году? Возрождение рынка IPO – это, с вашей точки зрения, краткосрочная история на пару лет или долгосрочный тренд? Какой, по вашему мнению, ключевой драйвер этой активности?

- Рост интереса к размещениям акций имеет фундаментальные причины, а потому, вероятно, имеет шансы сохраниться надолго. К выходу на публичные рынки эмитентов стимулируют те «окна возможностей», которые открылись в связи с уходом иностранных конкурентов, многие из которых доминировали в своих рыночных нишах. Так, уход «иностранцев» из ИТ-сектора «создал» такие яркие истории как «Группа Астра» или даже «Диасофт». Второе имя присутствует на российском ИТ-рынке уже более 30 лет, но события 2022 года дали Компании точку входа в традиционно «иностранный» сегмент корпоративного ПО (включая ERP системы), что, в свою очередь, подсказало идею выхода на публичные рынки ради: а) финансирования новой стратегии и б) повышения узнаваемости и доверия бренду в новых сегментах рынка. В чем-то похожа на «Диасофт» история IPO Henderson, в котором также видна комбинация двух целей выхода на рынок – финансирование стратегии роста, основанной на импортозамещении, и повышение статуса бренда.

Вслед за импортозамещающими эмитентами и общим восстановлением емкости рынка в игру включаются те эмитенты, которые планировали IPO в старой реальности, но были вынуждены отменить / отложить сделку. Такова, например, история ЮГК. В этом и тем более следующем году тенденция получит развитие, поскольку к выходу на рынок готовится сразу несколько blue chip имен, возвратившихся к идее после паузы 2022 года. В следующем и далее годах я ожидаю увидеть выходы на рынок бывших русских иностранцев (российских компаний, инкорпорированных в офшорных юрисдикциях, но завершивших или завершающих процессы редомициляции). Большинство этих имен существенно потеряли в ликвидности и капитализации и имеют естественный интерес к восстановлению статуса своей акции. 

- Какой сценарий разворота и снижения ставок для вас выглядит наиболее вероятным? Как вы считаете, снижение ставки станет драйвером рынка IPO и вызовом для долгового рынка, потому что инвесторы «побегут» из инвестиций в долг в инвестиции в акции, или наоборот – похоронит бум IPO, т.к. эмитенты вернутся к займам по низким ставкам и откажутся от планов по размещению акций?  

- Я не жду, что изменения ключевой ставки станут заметным драйвером для рынка IPO. Прямого влияния не было в период резкого повышения ставки, его нет сейчас, так что маловероятно, что будет что-то существенное в период понижения ставки. Учитывая средний размер IPO сделки, а он все еще остается небольшим, и ее относительную дороговизну, считаю, что привлечение капитала не всегда основная и точно не единственная цель большинства IPO сделок. Как правило, есть еще фактор создания ликвидности для акционера, развития бренда и лояльности к нему, требований регулятора к достаточности капитала и другие причины. Так что само по себе снижение ставки вряд ли существенным образом повлияет на количество сделок. 

- Сколько IPO вы ждете в этом году и в каком объеме? Поделитесь также, пожалуйста, вашими ожиданиями по динамике долгового рынка – и по новым именам, и в целом по объему.

- Мы ждем 15-18 имен с дебютными размещениями акций в течение 2024 года, включая 5-6 сделок размером более 15 млрд рублей каждая.

- Каким образом, на ваш взгляд, бум на рынке первичных размещений отразится на облигационном рынке в ближайшей перспективе? Видите ли вы антагонизм между привлечением капитала посредством размещения акций и выпуском облигаций? «Конкурируют» ли эти методы привлечения капитала за одни и те же деньги инвесторов, или это разные инвесторы и разные деньги?

- Тезис сложно обосновать, но я считаю, что инвесторы в акции и инвесторы в облигации – это разные группы инвесторов. Первые нацелены на зарабатывание денег (создание капитала), вторые – на сбережение (рациональное сохранение капитала). Хотя, конечно, в периоды перекосов в ставках/динамике фондовых рынков можно наблюдать активную миграцию инвесторов из одного класса в другой и обратно. Как раз сейчас на фоне высоких ставок могла бы сложиться такая ситуация, но, учитывая те уникальные возможности, о которых я говорила выше, эмитенты готовы размещаться с существенным дисконтом к фундаментальной цене, что подстегивает интерес к инвестированию в акции даже на фоне высоких доходностей инструментов с фиксированной доходностью.   

- Каков, по вашему мнению, портрет идеального нового эмитента IPO: объем бизнеса, индустрия, география деятельности, опыт работы на рынках капитала, уровень корпоративной зрелости, рейтинга и информационной прозрачности? Можно ли выделить какие-нибудь исключительно российские особенности новых эмитентов?

- 2023 год прошел под знаком небольших размещений и небольших эмитентов с капитализацией 30-40 млрд рублей. Ситуация меняется в 2024 году – на рынок входят эмитенты с капитализацией более 100 млрд рублей. Это надо учитывать. Вообще мы возвращаемся к стандартам до 2022 года, которые предполагали, что кандидат на IPO должен иметь капитализацию, как минимум, 1 млрд долларов (к текущему моменту требование все еще в полной мере не заработало, и отсечка пока находится ближе к 50 млрд руб.), иметь статус лидера рынка, а сам рынок  – емкость и динамику. Плюс, важно обладать уникальностью, крепким финансовым положением (это миф, что компания, исчерпавшая кредитный потенциал, может выйти на рынок акционерного капитала), а также быть готовым разделить управление с независимыми директорами и изменить механизм принятия ключевых решений таким образом, чтобы он обеспечивал защиту интересов миноритарных инвесторов. 

- Как, по вашему мнению, сейчас устроен спрос: каков усредненный профиль институционального и розничного инвестора, какие тренды и значимые изменения в их поведении и аппетите к риску вы можете выделить? Как это влияет на стратегии работы инвестбанков и эмитентов? Становится ли ваша работа проще или сложнее?

- Типичного профиля розничного инвестора нет. Это очень дисперсная аудитория, куда входят и ультрасостоятельные клиенты со средним чеком 100–500 млн руб., и клиенты частнобанковского обслуживания с чеком 10–50 млн рублей, и так называемая «массовая розница» с мелкими чеками. И вот это разнообразие нужно учитывать в подготовке и маркетинге сделки. Первые две категории – это условно профессиональные участники рынка, третья категория – как раз частные инвесторы, максимально подверженные рискам принятия неправильного инвестиционного решения. В отношении третьей группы нужна особая щепетильность. Информация (особенно в части прогнозов, оценок) должна быть четко выверена, предоставлена в достаточном, но не избыточном объеме, не иметь характер твердых обещаний.

С точки зрения баланса источников спроса в IPO мы наблюдаем восстановление его институциональной части. Доля профессиональных участников рынка в общем объеме поданных заявок растет, что очень важно с точки зрения эффективности price discovery процесса. В «старые времена» розничные инвесторы не играли заметной роли в сделках IPO, отдавая ее институциональным именам, и связано это было с тем, что существует определённая сложность в установлении справедливой рыночной цены на новое имя. Думаю, роль институциональных инвесторов будет расти от сделки к сделке, и постепенно price discovery механизм снова окажется в их руках, что будет рынку на пользу. 

- Насколько рынок первичных размещений является доступным инструментом по привлечению капитала для эмитентов средней и малой капитализации? Какой срок может понадобиться потенциальному эмитенту для подготовки к IPO? Какие действия придется предпринять?

- Маленький эмитент и маленькая сделка могут столкнуться с двумя сложностями. Это, во-первых, относительная дороговизна процесса подготовки и реализации сделки IPO – большая часть связанных затрат имеет фиксированный характер, и, во-вторых,  повышенный IPO дисконт, который будет отражать повышенные риски инвестирования в низколиквидное имя. 

Средний срок подготовки IPO – 4-5 месяцев для относительно готовых эмитентов. Срок может существенно увеличиться, если возникнут дополнительные вопросы подготовки – не оформлен юридический периметр эмитента, для «периметра сделки» нет готовой отчетности по МСФО, нет внутреннего согласия акционеров относительно основных параметров сделки и ее структуры, нет программы мотивации менеджмента, но есть желание ее создать и внедрить. В таких случаях срок может растянуться на год или даже два.

- Какими источниками данных вы пользуетесь в процессе андеррайтинга? Какое аналитическое покрытие наиболее уместно – собственное или стороннее? Оцените, пожалуйста, роль кредитных рейтингов при подготовке к размещению.

- У процесса подготовки IPO много участников, каждый из которых помогает формировать единый информационный пакет по сделке. Первыми начинают работать команды корпфина банков-организаторов. На основе бизнес-плана / прогнозов эмитента они формируют индикативную оценку стоимости бизнеса эмитента. Эту оценку рынок может принять или нет. Далее подключаются независимые отраслевые / технические консультанты, чьей задачей становятся верификация прогнозов по рынку и/или прогнозных экономических параметров ключевых проектов эмитента. Это независимый от эмитента и банков-организаторов источник информации. Далее к сделке подключают независимых фондовых аналитиков. Используя прогнозы компании и вводные отраслевого / технического консультанта, они формируют собственные прогнозы и оценки стоимости бизнеса эмитента. И вот на основе трех источников информации – эмитент, отраслевой / технический консультант и пул независимых ресерч-аналитиков – инвесторы будут давать обратную связь по оценке и принимать решение об участии в сделке.

- Как вы считаете, текущий бум IPO – это исключительно отечественная история, или у нас есть перспективы в будущем заинтересовать инвесторов из «дружественных» юрисдикций?

- Интерес инвесторов любых географий определяется прежде всего доходностью. Второй важный фактор – емкость рынка и его ликвидность. При сохранении текущей динамики первичного рынка акций мы можем стать интересными для дружественных иностранцев, но это займет время, учитывая, что российский рынок акций все еще очень небольшой как с точки зрения объема обращающихся денег, так и количества компаний-участников.

- В прошлом году мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO, когда акции восьми компаний стали торговаться на Московской бирже – такого количества новых эмитентов за один календарный год российский рынок не видел уже более 10 лет. Какую активность на рынке первичных размещений вы ожидаете в текущем году? Возрождение рынка IPO – это, с вашей точки зрения, краткосрочная история на пару лет или долгосрочный тренд? Какой, по вашему мнению, ключевой драйвер этой активности?

- В этом году активность на рынке первичных размещений будет больше, чем в прошлом. Биржа обещает нам в оптимистичном варианте около 40 первичных размещений. Думаю, что половина из этого объема точно пройдет в этом году, а то и больше. И думается, что возрождение рынка IPO – это долгосрочная история, но с определенной спецификой, а именно с достаточно небольшой долей фри-флоата. Отсюда мы выходим на достаточно скромные аллокации для участников размещения. Естественно, объемы капитала, который эмитенты привлекают в новых реальностях после 2022 года в России, несопоставимы с теми объемами, которые привлекались до этого. Это не плохо и не хорошо, это просто новые условия работы.

С начала 90-х годов прошлого века, то есть за время перехода нашей страны на рыночную экономику, накопилось немало прекрасных частных бизнесов, имеющих прозрачную структуру собственности, финансовую отчетность, в том числе и по МСФО, масштабируемый бизнес, понятные стратегические планы развития. Такие предприятия и их собственники ментально готовы к выходу на публичный рынок. Да и фондовый рынок сильно изменился с тех пор. Сегодня розничный инвестор очень активно и значимо ведет себя на рынке. А институционалов на рынке практически не осталось. И, как следствие, стали востребованы небольшие по размеру первичные размещения акций. То, что раньше было неинтересно профессиональным инвесторам, сейчас активно работает. Инвесторов интересуют кратный рост стоимости актива и дивиденды, и эмитенты могут это предложить. 2023 год закончился таким отличным примером, как IPO Совкомбанка.

- Какой сценарий разворота и снижения ставок для вас выглядит наиболее вероятным? Как вы считаете, снижение ставки станет драйвером рынка IPO и вызовом для долгового рынка, потому что инвесторы «побегут» из инвестиций в долг в инвестиции в акции, или наоборот – похоронит бум IPO, т.к. эмитенты вернутся к займам по низким ставкам и откажутся от планов по размещению акций?  

- Что касается сценария по ставкам, мне видится наиболее вероятным, как и большинству участников рынка, плавный сценарий снижения ставки на горизонте второго полугодия 2024 года. Плавное изменение ставки положительно и для долгового рынка, и для рынка акций, поскольку любые резкие изменения провоцируют изменение модели поведения инвесторов. Этого хотелось бы избежать. И с учетом того, что Центральный Банк планирует на ближайший горизонт отсутствие резких изменений по ставке, я не думаю, что изменение ставки в сторону снижения станет вызовом для долгового рынка. Наоборот, мы увидим возможность входа в инструменты, например, в ОФЗ с постоянными купонами или в корпоративные выпуски с постоянными купонами на достаточно привлекательных ценах. В моменте мы видим, что цены на выпуски с постоянными купонами снижаются, доходности слегка растут, так как инвесторы в ближайшие месяцы не видят пространства для снижения ставки. Но на горизонте года это вполне возможно. Поэтому я не думаю, что это будет вызовом.

Активизацию IPO сложно назвать бумом. Пока это несколько десятков выпусков на ближайшее время. Сейчас рынок IPO находится в стадии становления. Нужно, чтобы рынок наработал практику этих сделок – это и порядок оценки стоимости компании, и определение цены продажи акций, и процедура аллокации между инвесторами, и многое другое. Этот процесс похож на становление в 2016-2017 годах рынка облигаций компаний МСП, которого раньше не было. Потребовалось 5-6 лет, чтобы инфраструктура сложилась, и сегодня мы видим уверенный рост количества новых эмитентов облигаций.

По поводу возвращения эмитентов к займам по низким ставкам повторюсь: нас ожидает плавное снижение ставки. Регулятор заложил среднюю ставку на ближайшие три года в виде 10 процентов, а на конец текущего года диапазон составит 13,5–15,5. Я не думаю, что такие показатели спровоцируют подобный процесс.

- Сколько IPO вы ждете в этом году и в каком объеме? Поделитесь также, пожалуйста, вашими ожиданиями по динамике долгового рынка – и по новым именам, и в целом по объему.

- В текущем году будет неплохо, если пройдет около 15–20 размещений. По итогам 2023 года, в течение которого прошло около 10 размещений, их общий объем составил 50 млрд руб. Таким образом, возможно достижение диапазона 80–100 млрд руб. общего объема.  Если говорить о динамике долгового рынка, сейчас его общий объем в денежном выражении составляет около 23 трлн руб. Если по итогам 2024 года показатели увеличатся до 28-29 трлн руб, результат за этот год может составить около 4-5 трлн руб. Безусловно, мы будем видеть новые имена. По статистике «Опоры России», у нас около 18 тыс. средних предприятий и около 215 тыс. малых. А на фондовом, долговом, биржевом рынке представлено несколько сотен эмитентов. Пространство для развития рынка действительно большое. Похоже, что будущие эмитенты облигаций поверили в рынок.

- Каким образом, на ваш взгляд, бум на рынке первичных размещений отразится на облигационном рынке в ближайшей перспективе? Видите ли вы антагонизм между привлечением капитала посредством размещения акций и выпуском облигаций? «Конкурируют» ли эти методы привлечения капитала за одни и те же деньги инвесторов, или это разные инвесторы и разные деньги?

- Что касается связи рынка первичных размещений и облигационного рынка, то это два разных рынка с точки зрения формирования спроса на инвестиционные инструменты. Конечно, есть пересечения по потенциальной клиентской базе, но по собственному опыту могу сказать, что люди, которые являются адептами долгового рынка и рынка первичных размещений, относятся к разным категориям инвесторов. Надо понимать, что и входной порог для реального участия в размещении на долговом рынке или в размещении во время IPO в зависимости от эмитента существенно различается. Поэтому никакого антагонизма между этими двумя способами я не вижу. Если говорить с позиции эмитента, то для него это тоже может быть диверсификацией источников привлечения капитала. Другое дело, что эмитентов, которые могут выходить на долговой рынок, априори больше, поскольку для выхода на него абсолютно необязательно акционироваться и принимать форму акционированного общества, в отличие от ситуации с выпуском акций. И емкость долгового рынка больше пока. Я не думаю, что это одни и те же деньги. Повторюсь, какое-то пересечение есть, но оно несущественное, в том числе по причине абсолютно разных соотношений доходности и риска. Эмитенту, на мой взгляд, проще выходить сначала на долговой рынок, а уже затем – на IPO.

- Каков, по вашему мнению, портрет идеального нового эмитента IPO: объем бизнеса, индустрия, география деятельности, опыт работы на рынках капитала, уровень корпоративной зрелости, рейтинга и информационной прозрачности? Можно ли выделить какие-нибудь исключительно российские особенности новых эмитентов?

- На самом деле я бы не стал обращать внимание на индустрию, на географию. Я бы обращал внимание на три момента. Первый – это возможность масштабировать бизнес, как количественно, так и качественно, то есть привлекать новые категории клиентов на свои услуги. Второй – уровень прозрачности эмитента. И третий – это наличие стратегии или миссии развития у компании, потому что ее отсутствие тоже заставляет задуматься, куда, собственно говоря, будут направляться привлеченные в ходе IPO деньги. Все остальное – индустрия, география, объем бизнеса – на мой взгляд, вторично. Если мы говорим о российских особенностях эмитентов, то основная – это функционирование в состоянии санкций, которые сейчас наложены на российскую экономику. И это необязательно трактовать в негативной коннотации. Для каких-то отраслей, например для IT, это скорее плюс, чем минус, поскольку освободилось конкурентное поле, и это подтвердили многие выходившие на IPO эмитенты. И вторая российская особенность заключается в том, что теперь IPO в России – это рынок на 85 процентов частного инвестора, а не институциональных фондов, каким он был еще до 2022 года. На это тоже нужно обращать внимание.

- Как этот портрет соотносится с типичным портретом опытного эмитента облигаций и эмитента дебютанта? Насколько сильно они накладываются друг на друга?

- Безусловно, они отличаются. Но отличия в этих двух портретах выражены в меньшей степени, чем отличия в портретах идеального эмитента, который выходит на IPO, и опытного эмитента на рынке облигаций. Идеальный эмитент на рынке IPO уже был описан мной ранее, а опытный эмитент на рынке облигаций – это прежде всего эмитент, который делом доказал, что привлеченный капитал на долговом рынке направлен на заявленные ранее цели. В этом смысле привлечение капитала на долговом рынке носит более строгий целевой характер, чем привлечение капитала с помощью IPO. Также опытным является эмитент, который имеет не однократный, а многократный опыт целевого использования привлеченного капитала на долговом рынке, и может продемонстрировать потенциальным инвесторам, на что эти деньги были потрачены. Понятно, что дебютант этого сделать не может. Задача дебютанта – сформировать мнение у потенциального инвестора с помощью медиаресурсов, харизмы руководителей и собственников, полноценного раскрытия информации о деятельности компании в процессе обслуживания долга, что повысит уровень доверия. Кроме того, это мнение формируется на основании предыдущего жизненного цикла. То есть до того, как выйти с дебютом на долговой рынок, у дебютанта за спиной должно быть несколько лет позитивной предпринимательской истории. Тогда у него есть хороший шанс привлечь капитал на долговом рынке. И мне кажется, эти вещи друг на друга не накладываются. Это абсолютно разные истории.

- Как, по вашему мнению, сейчас устроен спрос: каков усредненный профиль институционального и розничного инвестора, какие тренды и значимые изменения в их поведении и аппетите к риску вы можете выделить? Как это влияет на стратегии работы инвестбанков и эмитентов? Становится ли ваша работа проще или сложнее?

- Понятно, что говорить об институциональных инвесторах на российском рынке сейчас довольно сложно, так как их количество значительно снизилось. Усредненный портфель институционального инвестора – это скорее портфель с преобладанием разного рода биржевых фондов разной степени доходности и разного уровня рисков. Это могут быть и долговые портфели, где инвестируют управляющие компании, фонды, облигации, и паи по отраслевому признаку. В этом смысле выбор достаточно велик. А вот у розничного инвестора портфель в большей степени нацелен на преобладание инструментов с пониженным риском и с более гарантированными выплатами. То есть это либо паи облигационных фондов, либо облигации. Последние события довольно сильно, с одной стороны, закалили розничного инвестора, а с другой – научили его думать не только о доходности, но и о риске. И отрадно, что, как и по аналогии с развитыми рынками, розничный инвестор начинает все чаще задумываться о том, что риск – это тоже важная составляющая инвестирования. И инвестбанки, и эмитенты начинают предлагать довольно большое количество продуктов, в которые либо включают защиту капитала, либо добавляют довольно большую долю инструментов с постоянным доходом. Речь идет о дивидендных акциях, ОФЗ, корпоративных выпусках с постоянными купонами. Это положительно сказывается на нашей работе, поскольку мы тоже встречаемся с клиентом, который более тщательно подходит к взвешиванию не только доходности, но и риска, и думает о соотношении риск-доходность. Работать с такими подготовленными клиентами, конечно, проще. Не могу сказать, что таких клиентов сейчас большинство, но их количество увеличивается.

- Насколько рынок первичных размещений является доступным инструментом по привлечению капитала для эмитентов средней и малой капитализации? Какой срок может понадобиться потенциальному эмитенту для подготовки к IPO? Какие действия придется предпринять?

- Что касается рынка первичных размещений, то разделить этот процесс можно на две части. Мы говорим либо об эмитенте, который представляет сектор МСП и выходит на долговой рынок для привлечения капитала, либо об эмитенте сегмента МСП, который выходит на фондовый рынок акций с той же целью. Минимальный объем внебиржевых коммерческих облигаций может быть даже менее 50 млн рублей, а требования к эмитенту значительно ниже, чем при выпуске биржевых облигаций. С выпуском 100 млн рублей дебютанту можно смело выходить на биржевой рынок. Разумеется, нужно пройти ряд фильтров, включая депозитарный и биржевой. Но мы в роли организатора выпуска помогаем своим эмитентам в этом разобраться. Собственно, в этом заключается одна из наших основных задач.

Для выхода на рынок IPO необходим больший срок для подготовки документации и процедуры размещения. И в данном случае мы, будучи организатором, готовы оказывать помощь эмитенту, который должен иметь как минимум 3-4-летнюю историю функционирования, положительную кредитную историю, рост основных финансовых показателей, консолидированную отчетность, если он представлен некоторыми юридическими лицами, прозрачную структуру собственности. Но самое главное не это. Самое главное – желание и понимание цели. Если у акционеров есть это, есть видение развития компании, все остальное становится делом техники.

- Какими источниками данных вы пользуетесь в процессе андеррайтинга? Какое аналитическое покрытие наиболее уместно – собственное или стороннее? Оцените, пожалуйста, роль кредитных рейтингов при подготовке к размещению.

- Когда мы вместе с эмитентом проводим подготовку к размещению ценных бумаг, в первую очередь нас интересует внутренняя документация. Что касается аналитического покрытия, то мы, конечно, сами делаем анализ бизнеса эмитента, которого мы ведем. Мы прогнозируем его основные финансовые метрики, честно говорим с ним о тех рисках, которые видим в его финансовой модели, указываем ему на эти риски и пытаемся с ними работать. Далеко не каждый желающий выйти на долговой рынок становится нашим клиентом, с которым мы заключаем договор на сопровождение, андеррайтинг и обслуживание. Иногда разного рода причины, такие как финансовая ситуация, платежеспособность, корпоративная культура, судебные разбирательства и т.д., удерживают нас от этого шага, и это нормально, потому что это рынок. Хочется отметить важность кредитных рейтингов, тем более в русле таких новаций ЦБ, как наличие минимум двух обязательных рейтингов. Безусловно, в этих условиях роль рейтинговых агентств будет возрастать. Но крайне важно, чтобы эти рейтинги не выглядели ангажированными, чтобы аргументационная часть в обосновании к рейтингу была действительно таковой.

- Вы были одним из инициаторов создания Ассоциации участников рынка облигаций и финансирования МСП (АУРОФ). Какие результаты вы ожидаете от деятельности этой организации? Чем она может быть полезна для развития рынка капитала в России?

- Да, действительно, ассоциация появилась в 2023 году. Основная идея ее создания заключалась в консолидации действий профессиональных участников рынка, которые помогают компаниям малого и среднего бизнеса привлекать капитал с помощью инструментов финансового рынка. Цель АУОРФ – общественная польза. Мы хотим объединить людей из разных сфер и отраслей – участников финансового рынка, бизнеса и госорганов – для совместного создания и внедрения инициатив, которые повысят доступность и удобство финансирования малого и среднего бизнеса для развития России.

В своих предыдущих ответах я уже отмечал, что потенциал, которым обладает российский сегмент МСП с точки зрения привлечения капитала на фондовом рынке, поистине огромен. Рынок капитала только выиграет, если барьеров будет меньше. В России огромное количество благ могло бы производиться в существенно большем объеме, если бы компании МСП активно привлекали капитал на фондовом рынке.

- В прошлом году мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO, когда акции восьми компаний стали торговаться на Московской бирже, – такого количества новых эмитентов за один календарный год российский рынок не видел уже более 10 лет. Какую активность на рынке первичных размещений вы ожидаете в текущем году? Возрождение рынка IPO – это, с вашей точки зрения, краткосрочная история на пару лет или долгосрочный тренд? Какой, по вашему мнению, ключевой драйвер этой активности?

- Российский рынок IPO остается хрупким и ищущим поддержки. Со всех сторон, как в блогосфере, так и в традиционных деловых СМИ, мы продолжаем слышать о возможных планах все новых потенциальных эмитентов о проведении размещений акций в ближайшие годы.

Возросшая активность розничных инвесторов, которой далеко не 2 года, поскольку  доля розницы в объемах торгов на Московской бирже стала заметной еще 6-7 лет назад, как раз и является драйвером и исходным стимулом активности на первичном рынке акционерного капитала. И такая взаимосвязь становится отражением постепенного перехода российского фондового рынка к стадии зрелости. И тут речь не о размере этого рынка, а именно о зрелости.

- Какой сценарий разворота и снижения ставок для вас выглядит наиболее вероятным? Как вы считаете, снижение ставки станет драйвером рынка IPO и вызовом для долгового рынка, потому что инвесторы «побегут» из инвестиций в долг в инвестиции в акции, или наоборот – похоронит бум IPO, т.к. эмитенты вернутся к займам по низким ставкам и откажутся от планов по размещению акций?

- Одно из больших заблуждений, витающих среди потенциальных эмитентов, – привлечение акционерного капитала дешевле привлечения долгового финансирования, особенно с текущим уровнем ключевой ставки. Я буду не первым, кто укажет на ошибочность этой идеи. Если учесть все платежи консультантам и другим участникам процесса подготовки к IPO, публичность становится не такой дешевой. И здесь важен такой момент: если дешевизна IPO является основным драйвером принятия решения о размещении акций для компании или акционеров, участники фондового рынка не примут такое IPO (будь то отсутствие спроса или требование большего оценочного дисконта). Лично я скорее буду только рад, если IPO ради моментной выгоды не состоится, когда ключевая ставка будет снижена. IPO – это только начало долгого пути построения публичности.

- Сколько IPO вы ждете в этом году и в каком объеме? Поделитесь также, пожалуйста, вашими ожиданиями по динамике долгового рынка – по количеству и по объему размещений.

- Слишком большое количество внешних факторов ежедневно влияет на перспективы рынка IPO. Для тех, кто любит делать ставки, предположу 20 сделок на первичном рынке общим объемом в 120–150 млрд рублей. Самому будет интересно посмотреть на итоги 2024 года. Важнее даже вопрос не о суммарном объеме, а о том, откуда может прийти спрос на такой объем. На мой взгляд, самым ярким подтверждением стабильности российского фондового рынка будет возвращение к стабильным дивидендным выплатам со стороны компаний крупной капитализации. Этот фактор станет залогом снижения волатильности на стадии пост-IPO и предпосылкой для роста размеров размещений.

- Каким образом, по вашему мнению, бум на рынке первичных размещений отразится на облигационном рынке в ближайшей перспективе? Видите ли вы антагонизм между привлечением капитала посредством размещения акций и выпуском облигаций? «Конкурируют» ли эти методы привлечения капитала за одни и те же деньги инвесторов, или это разные инвесторы и разные деньги?

- На мой взгляд, для компаний-эмитентов рынок IPO и облигационный рынок не являются взаимоисключающими. Облигационный рынок – это, безусловно, площадка для получения опыта. Во-первых, эмитенты проходят через ряд необходимых шагов в юридической плоскости и выстраивают правильную систему финансовой отчетности. Во-вторых, участники фондового рынка получают возможность изучить эмитента и понять готовность компании к ответственному процессу построения публичности. Я считаю, что наличие успешных облигационных выпусков может быть одним из требований к потенциальным эмитентам акций.

- Каков, по вашему мнению, портрет идеального нового эмитента IPO: объем бизнеса, индустрия, география деятельности, опыт работы на рынках капитала, уровень корпоративной зрелости, рейтинга и информационной прозрачности? Можно ли выделить какие-нибудь исключительно российские особенности новых эмитентов?

- В идеальном мире на каждого эмитента найдется свой инвестор. Идеальный новый эмитент – это не принадлежность к конкретной индустрии, хотя мы точно наблюдаем повышенный спрос на компании IT-сектора, и не объем бизнеса, так как важны, скорее, охват и достаточная развитость.

С точки зрения инвесторов, предпочтение отдается историям роста, что отражается не в факте продажи акций, а, скорее, в динамике цены акций после размещения. Особенно это проявляется в условиях, когда компания может четко продемонстрировать этот рост и выстроить свои коммуникации с участниками фондового рынка таким образом, что они смогут этот рост проследить.

Следовательно, важны корпоративная зрелость, выстроенность бизнес-процессов и готовность к построению информационной прозрачности. Рыночный опыт, полученный также на рынках долгового капитала, должен свидетельствовать о наличии этих важных факторов в инвестиционной истории эмитента.

- Как, по вашему мнению, сейчас устроен спрос: каков усредненный профиль институционального и розничного инвестора, какие тренды и значимые изменения в их поведении и аппетите к риску вы можете выделить? Как это влияет на стратегии работы андеррайтеров, эмитентов и консультантов?

- Практические кейсы IPO с третьего квартала 2023 года – это единственный источник информации о спросе. Основной явно проявленный тренд: популярность IT-сектора и технологических компаний. Интерес к этому сектору в большей степени проявляют именно розничные инвесторы.

Другой тренд, который опять же свидетельствует о постепенном взрослении российского фондового рынка, – институционализация розницы. Заметная доля розничных инвесторов начинает объединяться вокруг аналитических центров, влияющих на принятие инвестиционных решений. И если раньше на эту роль претендовали аналитические департаменты крупных инвестиционных банков, работа с которыми важна и сейчас, то в современном IPO эту нишу уверенно занимают группы инвестиционных консультантов в банках и финфлюенсеры. Важно на ранних этапах подготовки к публичному размещению разработать тактику взаимодействия с каждым из этих аналитических центров. Здесь как раз важен практический опыт коммуникационного консультанта и его способность совместно с синдикатом банков привести эмитента ко всем лидерам мнений, в каком бы аналитическом центре они ни находились.

- Насколько рынок первичных размещений является доступным инструментом по привлечению капитала для эмитентов средней и малой капитализации? Какие действия придется предпринять в части IR-активности?

- Спрос на размещения со стороны компаний малой и средней капитализации, как и активность таких компаний, является одним из факторов зрелости фондового рынка. Спрос точно есть.

Исторически компании этого сектора фондового рынка были менее склонны к выстраиванию полноценных коммуникаций с инвесторами. С одной стороны, всегда были исключения – эмитенты с качественно выстроенными коммуникациями. С другой стороны, понятна первопричина такого тренда: иностранные институциональные инвесторы, которые исторически были основным источником спроса на российском фондовом рынке, не могли активно торговать низколиквидными инструментами компаний малой и средней капитализации. При этом сохранялся тренд на формальное наличие выстроенной IR-функции.

Как работать с институциональными инвесторами, будь то локальные фонды или инвестиционные фонды из дружественных стран, всем, в целом, понятно. Известны каналы, инструменты предоставления данных и основные участники этого процесса.

По-другому обстоит дело с розницей. И решение, лежащее на поверхности, на мой взгляд, отнюдь не является самым правильным. Активное включение в прямой диалог с розницей, в том числе с активным использованием собственных аккаунтов в инвестиционных социальных сетях, повышает риски нарушения правил равномерного предоставления информации и становится подменой процесса раскрытия информации. Иными словами, безудержные публикации в социальных сетях об очередных важных событиях в жизни компании не должны восприниматься как альтернатива построению IR-функции. И здесь мы возвращаемся к институционализации розницы и необходимости построения канала коммуникаций с инвестиционными консультантами и финфлюенсерами. Более того, когда речь заходит о компаниях малой капитализации, я являюсь сторонником популярной на развитых фондовых рынках концепции аутсорсинга IR-функции, которую Insight Ridge активно продвигает в своей работе.

- Какие имеются преимущества у консалтинговой компании по сравнению с классическими инвестиционно-банковскими организациями при оказании услуг для привлечения капитала на долговых рынках и рынках акций? Как вы оцениваете конкуренцию за новых эмитентов на рынке инвестиционно-банковских услуг? Хватит ли в ближайшее время эмитентов на всех организаторов и инвесторов?

- Важно подчеркнуть, что коммуникационное сопровождение подготовки к сделке IPO – это лишь одна из составляющих многокомпонентного процесса. Мы точно не соперничаем с инвестиционными банками, а, скорее, дополняем их усилия. Более того, я искренне уверен, что коммуникационный консультант в рамках сделки IPO работает на синдикат банков, а не на эмитента, помогая первым сформировать инвестиционную историю компании, которая с максимальной вероятностью будет позитивно воспринята инвесторами. Другой этап наступает после такого желанного «удара в колокол» на Московской бирже, знаменующего начало торгов акциями эмитента. Инвестиционные банки ожидаемо и логично переключают свое внимание на следующего эмитента, а ставшая публичной компания вместе с коммуникационным консультантом начинает выстраивать диалог с фондовым рынком. И здесь основная задача эмитента – построить долгосрочные доверительные отношения с участниками фондового рынка и подтвердить своими коммуникациями обещания, предоставленные рынку на этапе размещения акций.

Я искренне считаю, что хорошо функционирующий бизнес может провести IPO при минимальном коммуникационном сопровождении, но роль коммуникационного консультанта резко возрастает именно на этапе пост-IPO. Именно поэтому Insight Ridge основной целью своей деятельности ставит положительное восприятие рынком результатов размещения и построение системы коммуникаций компаний-клиентов с разными группами инвесторов (институциональных и розничных). Только это даст возможность эмитентам успешно выйти на SPO, в рамках проведения которого компания снова будет взаимодействовать с инвестиционными банками.

- Ваша компания является активным участником рынка облигационных заимствований с 2021 года. Расскажите, пожалуйста, какие изменения произошли на облигационном рынке за этот период?

- Дебютный выпуск облигаций мы разместили в уже далеком 2020 году. За 2021–2023 годы мы провели еще шесть размещений облигаций на сумму 18,5 млрд рублей. «Интерлизинг» действительно является одним из наиболее активных эмитентов лизинговой отрасли, и мы планируем увеличивать долю облигационного фондирования в своем кредитном портфеле.

Несмотря на экономический кризис и период остановки работы биржи в 2022 году, рынок долгового капитала стремительно развивается. За последние полтора года вышло немало бумаг с совершенно разными условиями по длительности купонного периода и структуре ставок, появилось множество флоатеров и выпусков с офертами. Мы видим регулярные размещения дебютантов как из числа лизинговых компаний, так и из других отраслей.

Одновременно с этим развивается инфраструктура рынка, растут компетенции инвесторов и интерес к отрасли со стороны физических лиц. Так, например, в наших шестом и седьмом выпусках мы получили очень высокий спрос на облигации со стороны именно физических лиц. Шестой выпуск стал для «Интерлизинга» рекордным по количеству инвесторов – мы провели более 15 тысяч сделок по размещению бумаги.

Облигации предоставляют возможность масштабирования бизнеса, в том числе для компаний сектора МСБ. Благодаря получению прямого доступа к ресурсам частных инвесторов у эмитентов появилась возможность привлекать ресурсы на более выгодных условиях, чем при банковском кредитовании.

- Планируете ли вы привлекать долговой капитал в текущем году?

- В апреле мы планируем разместить восьмой выпуск облигаций. Но говорить про условия выпуска пока преждевременно. Очень многое зависит от текущих параметров инфляции, ключевой ставки, уровней доходности ОФЗ, риторики ЦБ, прогнозов аналитиков и ожиданий инвесторов. Мы работаем над тем, чтобы каждый выпуск соблюдал баланс инвесторов и эмитентов.

- Ранее в СМИ фигурировала информация о том, что вы не исключаете выход на IPO. Рассматриваете ли вы еще эту возможность? Каковы преимущества такого привлечения капитала по сравнению с выпуском облигаций? И есть ли перспективы у компаний из этой сферы заинтересовать инвесторов?

- На рынке интерес к теме IPO сейчас очень высок. У инвесторов скопилась достаточная ликвидность в фондах денежного рынка и других инструментах. Если смотреть на последние размещения, спрос на бумаги и уровень переподписки очень высоки. При этом размещение облигаций и акций – это принципиально разные пути привлечения капитала в компанию. Было бы неправильно говорить о преимуществах одного вида перед другим. Всё зависит от стратегических целей эмитента, мажоритарного акционера и конечной цели размещения акций – привлечения капитала в компанию или возврата капитала собственнику бизнеса.

В периоды пандемии и после введения санкционного режима в отношении нашей страны лизинговые компании показали высокую устойчивость. В перспективе мы ожидаем высокий интерес инвесторов к акциям лизинговых компаний, на что также указывают прогнозы по росту лизинговой отрасли и, соответственно, по росту показателей лидеров рынка. Несмотря на то, что лизинговая отрасль является второй по объемам финансирования после банковской, публичных лизинговых компаний по состоянию на сегодня нет.

Мы, в свою очередь, с интересом следим за рынком. В условиях растущего лизингового рынка IPO и SPO – бесперебойный источник капитала, необходимый для обеспечения роста бизнеса.

«Интерлизинг» развивается как независимая универсальная лизинговая компания с фокусом на диверсификацию. Диверсифицированные источники долевого капитала компании являются стратегическим фактором долгосрочного развития.

Условия использования и ограничение ответственности

Аналитика


Бум IPO в России: эффект для рынков капитала

В 2023 году мы наблюдали возвращение эмитентов на рынок IPO: акции восьми компаний стали торговаться... 27.03.2024
Бум IPO в России: эффект для рынков капитала

Российский облигационный рынок: адаптация лучше ожиданий

Рынок публичного долга перевалил за 23 трлн рублей. Рекорду способствовала быстрая адаптация участни... 25.10.2023
Российский облигационный рынок: адаптация лучше ожиданий

Рынок замещающих облигаций получил импульс к росту

После вступления в силу указа Президента об обязательном размещении замещающих облигаций сложились у... 29.05.2023
Рынок замещающих облигаций получил импульс к росту

Российский рынок корпоративных облигаций: преодолеть нестабильность

С начала 2021 года на рынок корпоративных облигаций вышло более 40 новых эмитентов и около 5 млн нов... 27.10.2021
Российский рынок корпоративных облигаций: преодолеть нестабильность

Розничные инвестиции: от спринта к марафону

Российский фондовый рынок находится в уникальной ситуации. За два прошедших года на нем возникла нов... 18.05.2021
Розничные инвестиции: от спринта к марафону
Вся аналитика