Региональные финансы, 25.09.2019

Неподеленная шкура медведя: что мешает бизнесу осваивать Дальний Восток
Поделиться
Facebook Twitter VK


РБК

Свободные зоны на Дальнем Востоке должны были стать раем для инвесторов: льготные условия, сниженные налоги. Но пока доля иностранных инвестиций не достигает и 10%. Вита Спивак из «Эксперт РА» выяснила, какие проблемы мешают бизнесу в Восточном регионе.


Поворот на Восток: хронология

2012 год - Дальний Восток выделили как особый регион социально-экономического развития, было создано профильное министерство.

2014 год - в Министерстве развития Дальнего Востока стали обсуждать создание свободных экономических зон в Дальневосточном федеральном округе, который граничит с главными рынками Азии - Южной Кореей и Китаем.

2014 год - подписан закон о создании территорий опережающего развития (ТОР) на Дальнем Востоке. Изначально их было шесть, сейчас уже 18.

2015 год - создали Свободный порт Владивосток (СПВ). Сначала он включал только территорию Приморского края, но сейчас охватывает 22 муниципальных образования на Дальнем Востоке.

Различия СПВ и ТОР

Свободный порт Владивосток - это свободная экономическая зона, где резиденты могут заниматься практически любым бизнесом. Резиденты СПВ могут получить земельный участок без аукциона.

Территории опережающего развития - это зоны, которые имеют строгую индустриальную специализацию. Например, ТОР «Хабаровск» ориентирована на промышленность и логистику, ТОР «Надеждинское» сосредоточена на лесопереработке, а ТОР «Белогорск» - на сельском хозяйстве. В зависимости от специализации российский или иностранный бизнес выбирает конкретную ТОР для проекта. Территории опережающего развития предоставляют резидентам основную инфраструктуру и коммуникации.

Зоны различаются изначальным объемом капитальных затрат: проекты СПВ обязуются вложить 5 млн руб. за три года, участники ТОР - 500 тыс. руб.

Общие льготы:

  • право не платить налог на прибыль и на имущество в течение первых пяти лет и налог на землю в первые три года в СПВ и в первые пять лет в ТОР;
  • возможность создать вокруг своего предприятия свободную таможенную зону, чтобы беспошлинно ввозить оборудование и вывозить продукцию;
  • сниженная ставка социального налога в течение десяти лет - 7,6 вместо 30%;
  • возможность привлекать иностранную рабочую силу без учета квот (при этом такие работники должны составлять не более 20% от всего персонала проекта).

Кто управляет свободными экономическими зонами Дальнего Востока

Помимо профильного министерства есть много организаций, которые отвечают за развитие свободных экономических режимов на Дальнем Востоке.

Корпорация развития Дальнего Востока (КРДВ) - компания со стопроцентным государственным участием, которая отвечает за работу ТОР и СПВ:

  • оформляет статус резидента,
  • принимает и обрабатывает заявки,
  • следит за исполнением обязательств со стороны резидентов,
  • представляет их интересы в суде в случае административных споров.

Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АПИ) помогает работе ТОР и СПВ, у него есть офисы в Китае и Южной Корее.

Фонд развития Дальнего Востока финансирует совместные предприятия и крупные проекты ТОР и СПВ.

Такое количество государственных ведомств постоянно пугает российских и иностранных инвесторов.

Иностранные инвесторы в ТОР и СПВ

Привлечение иностранных инвесторов пока не дает значимых результатов: среди всех зарегистрированных проектов в ТОР на долю иностранных приходится 9,3%, в СПВ - 4,7%.

Наибольший интерес проявляют инвесторы из Китая, Японии и Южной Кореи. Но если многие южнокорейские и японские проекты уже стартовали, то большинство китайских только разрабатывает бизнес-планы, собирает документы для получения земельного участка и закупает оборудование.

Иностранные инвесторы ТОР и СПВ наиболее активны в строительстве, недвижимости, сельском хозяйстве и сфере услуг. Проекты в строительстве в основном относятся именно к СПВ. Эта зона охватывает несколько административных центров Дальнего Востока, в том числе Владивосток, где спрос на строительство жилой недвижимости высок. По тем же причинам на территории СПВ развиваются иностранные проекты в сфере услуг, в основном по строительству центров социального развития и гостиниц.

Успешные проекты с иностранным участием

1. Фабрика по огранке алмазов индийской компании KGK Group

Это один из наиболее крупных проектов. Компания решила прийти в Россию по двум основным причинам:

РФ обладает крупнейшими запасами алмазов в мире: 650 млн каратов по состоянию на 2018 год. KGK Group закупает алмазы у российской компании АЛРОСА, поставки сырья могут достичь 9 тыс. каратов ежемесячно;

порты СПВ близки к рынку Китая, на который приходится 8% мирового потребления ювелирных украшений с бриллиантами. KGK Group инвестировала в СПВ около 500 млрд руб. и обещает обеспечить до 500 рабочих мест к 2020 году.

2. Компания «Берингопромуголь»

Дочернее предприятие австралийской компании Tigers Realm Coal стало якорным резидентом ТОР «Беринговский». «Берингопромуголь» добывает коксующийся уголь на Фандюшкинском месторождении в Чукотском автономном округе. В 2018 году компания добыла 500 тыс. т угля, а в 2019-м планирует выйти на отметку 750 тыс. т. На свои средства она построила 40-километровую дорогу к ближайшему порту Беринговский и создала в акватории временный пункт пропуска на экспорт. Основные покупатели угля австралийской компании - Китай, Япония и Южная Корея.


Ожидания и реальность

Согласно отчету государственных ведомств, поддержка инвесторов привлекла в регион 2,9 трлн руб., при этом 216 млрд руб. инвестировали иностранные участники. Однако эти деньги - «законтрактованные» инвестиции, которые компания прописывает в своем плане, но не обязательно приносит. То же можно сказать и о количестве рабочих мест: статистику публикуют на основании бизнес-планов резидентов, где указано только потенциальное число необходимых работников.

На самом деле многие проекты с участием иностранных инвесторов месяцами не могут начать работу, а значит, инвестировать и создавать рабочие места.

  • На территории СПВ из 51 проекта с иностранным участием начали работать только десять, их инвестиции в экономику Дальнего Востока составили 1,2 млрд руб.
  • В ТОР из 31 проекта с иностранным капиталом работает только семь, их инвестиции составят 7 млрд руб.
  • Похожая ситуация и с российским бизнесом: из 1,057 тыс. заявленных проектов на территории СПВ заработали только 96, а из 330 проектов в ТОР - 66.

Проблемы свободных экономических зон Дальнего Востока

Риск отмены льгот

Местные власти переживают, что слишком свободные экономические режимы ТОР и СПВ могут повлиять на местную налоговую базу, и стараются ограничить льготы. В 2019 году Минвостокразвития предложило пересмотреть ставку налога на прибыль для резидентов свободных экономических зон Дальнего Востока. Сейчас ТОР и СПВ обещают потенциальным резидентам нулевую ставку в течение первых пяти лет (далее налог составит 12%), но федеральные власти рассматривают возможность установить неизменную ставку 7%.

«Нерабочие» льготы

При этом многие льготы для ТОР и СПВ практически не действуют. Например, создание свободной таможенной зоны (СТЗ) требует огромных затрат и долгих согласований с таможенной службой. Многим проектам это оказывается экономически невыгодно: из тысячи резидентов СПВ только четыре смогли позволить себе режим СТЗ.

Часто проекты получают статус резидента, но не могут начать работать:

  • резиденты СПВ имеют право без аукциона получить земельный участок, но вынуждены долго ждать, пока передадут права на него;
  • резиденты ТОР могут рассчитывать на подведенную инфраструктуру, но нередко сталкиваются с тем, что на их участке нет некоторых коммуникаций.

Отсутствие стратегии

У особых экономических режимов на Дальнем Востоке нет долгосрочной стратегии развития. Это значит, что изменения регионального или федерального законодательства могут негативно отразиться на резидентах. Для некоторых ТОР разрабатывают планы перспективного развития, однако нужна единая стратегия привлечения инвестиций. Для СПВ не прописаны ни стратегия, ни долгосрочные планы. Нестабильная регуляторная система ТОР и СПВ и частые пересмотры правил игры сильно снижают интерес инвесторов.

Недоверие местных властей

Местные власти с недоверием относятся к иностранным резидентам, особенно к инвесторам из КНР. Они боятся экспансии китайского бизнеса на Дальнем Востоке и мешают его развитию, хотя Китай - наиболее активный и крупный инвестор в регионе: в 2018 году его прямые зарубежные инвестиции (без Гонконга и Макао) составили около $130 млрд. На долю Дальнего Востока пришлось только 2% всех китайских прямых инвестиций в Россию.

Создание долгосрочной стратегии для ТОР и СПВ позволило бы российским законодателям осознать, что эти зоны должны не просто предлагать выгодные условия для российского бизнеса, но и привлекать инвесторов из Восточной Азии.

Социально-экономические проблемы

Плотность населения в регионе - 6,6 человека на 1 кв. км, при этом люди активно уезжают с Дальнего Востока: в 2018 году регион покинули 33 тыс. человек. Многим проектам не хватает квалифицированных кадров, а для зарубежных проектов эта проблема стоит еще острее из-за ограничений на ввоз иностранной рабочей силы в Россию.

Плохо развитая транспортная инфраструктура тоже мешает развитию бизнеса. Большинство проектов использует иностранное оборудование и сырье, поэтому затягивание таможенных процедур сильно тормозит их работу: 44% приморских предпринимателей называют сложности с таможенным оформлением главной проблемой. Перевозчики жалуются на отсутствие таможенных складов и парковок грузового транспорта рядом с автомобильными переходами, что создает очереди на границе. Решить проблемы смогли бы постоянный надзор Госавтоинспекции, модернизация таможенной инфраструктуры и расширение подъездных путей к пунктам пропуска на границе.

Основные выводы

Иностранные инвесторы не спешат вкладывать в свободные экономические зоны Дальнего Востока, большинство резидентов - это бизнес из России. Некоторые иностранные проекты получают статус резидента, но долго не могут начать работу из-за неопределенности современного российского рынка, бюрократии и отсутствия понятных правил игры.

Свободным экономическим режимам на Дальнем Востоке необходима долгосрочная стратегия развития. Пока у территорий опережающего развития есть только утвержденные планы перспективного развития, а для Свободного порта Владивосток нет ни стратегии, ни планов развития, хотя он существует уже четыре года.

Местные муниципальные власти относятся к иностранному бизнесу с недоверием, что часто мешает работе иностранных инвесторов в свободных экономических зонах Дальнего Востока.

Бизнесу на Дальнем Востоке не хватает понятных зафиксированных правил. Инвесторы заходят в СПВ и ТОР на определенных условиях, закладывают в бизнес-планах льготы, а потом общефедеральное законодательство меняется, льготы отменяются или пересматриваются, добавляются новые требования, которые влияют на экономику проекта и нередко делают его менее выгодным.

Свободные экономические зоны на Дальнем Востоке не решают социально-экономических проблем - отток квалифицированных кадров из региона, деградацию таможенной и транспортной инфраструктуры. Эти проблемы делают регион не слишком привлекательным для иностранных инвесторов.

Источник: РБК

Аналитика


Свободные экономические зоны Дальнего Востока – опыт привлечения иностранных инвесторов

Дальний Восток был выделен как особый регион для социально-экономического развития в 2012 году, когд... 05.09.2019
Свободные экономические зоны Дальнего Востока – опыт привлечения иностранных инвесторов

Бюджеты российских регионов в 2018 году: рекордные профициты, дотации и сдержанные инвестиции

По итогам 2018 года у 70 российских регионов консолидированные бюджеты были исполнены с профицитом,... 20.02.2019
Бюджеты российских регионов в 2018 году: рекордные профициты, дотации и сдержанные инвестиции

Долги российских регионов в 2018 году

Государственный долг субъектов РФ снижается второй год подряд – по состоянию на 01.01.2019 он состав... 12.02.2019
Долги российских регионов в 2018 году

Экономическое здоровье российских регионов: текущий уровень и динамика изменений

Индекс экономического «здоровья» регионов используется для оценки текущего уровня развития российски... 12.02.2019
Экономическое здоровье российских регионов: текущий уровень и динамика изменений
Вся аналитика