Банки, Устойчивое развитие, 12.09.2022

Обзор ESG-банкинга за 1-е полугодие 2022 года: повестка остается, меняются акценты
Поделиться
VK


Содержание

Зоя Советкина
Руслан Коршунов
Александр Сараев

Усиление тренда на ESG-трансформацию привело за последние 12 месяцев к четырехкратному росту числа банков, внедривших стратегию устойчивого развития или экологическую политику. При этом масштабирование ESG-финансирования преимущественно крупными игроками позволило увеличить объем зеленых и социальных кредитов по сектору за год с 0,4 до 1,2 трлн рублей. В то же время на фоне геополитической напряженности акценты реализации ESG-повестки сместились с экологического компонента на социальные аспекты и эффективность корпоративного управления.

ESG проникает в рынок

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» провело исследование для оценки степени внедрения ESG-принципов в банковский сектор по сравнению с ситуацией на середину прошлого года. Респондентами выступили порядка 100 кредитных организаций, которые мы опросили на предмет внедрения стратегии устойчивого развития, KPI на устойчивые инвестиции, наличия ESG-критериев при оценке как заемщиков, так и собственной деятельности. Кроме того, мы выяснили, как изменились объем и отраслевая структура портфеля зеленых и социальных кредитов, а также какая часть банков, несмотря на текущие экономические условия и геополитику, продолжает заниматься ESG-трансформацией и какой компонент ESG считает сегодня наиболее актуальным.

Согласно проведенному опросу, по итогам 1-го полугодия 2022 года значительно увеличилось число банков, внедривших стратегию устойчивого развития или экологическую политику. Если годом ранее только 7 % респондентов заявили об утверждении нормативных документов в сфере устойчивого развития, то текущие результаты показывают рост доли аналогичных ответов до 33 %. Столь существенный рост обусловлен реализацией значительной части планов по внедрению соответствующей документации: годом ранее 69 % респондентов ставили перед собой подобные задачи на вторую половину 2021-го и последующие годы. По итогам 1-го полугодия текущего года, несмотря на ухудшение экономической конъюнктуры и усиление геополитических рисков, треть опрошенных банков не отказывается от данных задач и планирует их реализовать в 2022-м либо в последующие годы.

Стоит также отметить, что доля опрошенных банков, кто пока не видит смысла в переходе на ESG-принципы и не внедривших стратегию устойчивого развития или экологическую политику, выросла с 23 до 34 %. Данная динамика, по нашему мнению, во многом была обусловлена приостановкой рядом банков своей ESG-трансформации из-за возросших рисков стратегической неопределенности в первой половине текущего года. Тем не менее проведенный опрос демонстрирует, что за последние 12 месяцев банки добились заметного прогресса в ESG-трансформации своей деятельности в части внедрения документации по устойчивому развитию и подготовки нефинансовой отчетности. При этом если годом ранее активной работой в сфере устойчивого развития занимались преимущественно банки из топ-20, то сейчас мы видим, что список игроков расширился за счет средних и небольших по размеру кредитных организаций.

График 1. По итогам 1-го полугодия 2022-го доля опрошенных банков, имеющих стратегию устойчивого развития, выросла в четыре раза, до 33 % против 7 % годом ранее

Источник: «Эксперт РА» по данным опроса банков

Наличие внедренных KPI топ-менеджмента банков на устойчивые инвестиции охватывает сегодня небольшое количество респондентов, однако по данному параметру также видна положительная динамика: 12 % опрошенных по итогам 1-го полугодия 2022-го против 3 % годом ранее. По данным банков на 1 июля текущего года, большинство из них (около 85 % респондентов против 50 % годом ранее) пока не рассматривают включение KPI в свои политики. Безусловно, внедрение KPI на устойчивые инвестиции позволит более четко и эффективно ставить задачи по ESG-трансформации перед руководством кредитных организаций, оказывая влияние на их мотивацию. Однако отсутствие планов по внедрению и широкой практики применения показателей эффективности у банкиров во многом свидетельствует о высоких рисках неопределенности из-за текущей макроэкономики, что затрудняет ставить четкие KPI по направлению, сильно зависящему от внешней конъюнктуры и политической воли руководства страны.

График 2. По итогам 1-го полугодия 2022-го 12 % банков уже имеют KPI на устойчивые инвестиции против 3 % годом ранее

Источник: «Эксперт РА» по данным опроса банков

ESG-кредиты: диверсифицированный рост

Согласно полученным анкетам респондентов и публичной информации банков, не принимавших участия в исследовании, мы обновили сведения об объеме и отраслевой структуре портфеля зеленых и социальных кредитов, выданных корпоративным заемщикам. Важно отметить, что под объемом ESG-ссуд подразумевается только размер кредитов, направленных на финансирование соответствующих проектов, а не совокупный эффект от запуска таковых, который может встречаться в отчетности по ESG-финансированию банков и искажать реальный объем инвестиций. Кроме того, сделаны необходимые корректировки портфеля для исключения возможного наслаивания кредитов при их переуступке одним банком другому за рассматриваемый период.

По нашим оценкам, объем портфеля ESG-кредитов банков вырос в три раза за период с 01.07.21 по 01.07.22 и составил около 1,2 трлн рублей. Столь существенный рост был обусловлен как выдачей новых ESG-кредитов, так и отчасти отнесением к подобным старых ссуд, ранее предоставленных под проекты по снижению выбросов парниковых газов и защите окружающей среды и общества. На долю системно значимых кредитных организаций (СЗКО) приходится 91 % портфеля зеленых и социальных кредитов против 96 % годом ранее, что свидетельствует о небольшом снижении концентрации на крупных игроках и развитии ESG-кредитования у средних и небольших по масштабу банков. На крупнейшую отрасль – энергетику – приходится около трети ESG-портфеля, транспорт (электрический и транспорт на газомоторном топливе) занимает порядка 23 %. Сбор, обработка и утилизация отходов, а также металлургическая и горнодобывающая промышленность (кредиты с привязкой к ESG-ковенантам) составляют примерно равные доли (каждая менее 13 %). Прочие отрасли в совокупности насчитывают около 17 %, которые представлены в основном такими сегментами, как ЖКХ, химическая промышленность и удобрения (кредиты на финансирование текущей деятельности предприятия в части обеспечения безопасности производства и экологического развития), строительство, фармацевтика и др. Стоит отметить, что отраслевая концентрация в ESG-портфелях банков снижается: в среднем на две крупнейшие отрасли приходилось 89 % портфеля на 01.07.21, тогда как ко второй половине текущего года аналогичный показатель составляет 57 %.

График 3. ESG-портфель значительно диверсифицировался по отраслям за год

Источник: «Эксперт РА» по данным опроса и публикаций банков

В рамках анкетирования были запрошены данные о том, внедрили ли банки ESG-критерии при оценке рисков заемщиков (экологических, социальных и управленческих). Если на конец 2021-го их ввели 10 % респондентов, то за 1-е полугодие 2022 года доля увеличилась до 36 %. При этом 64 % респондентов пока не планируют внедрять ESG-оценку заемщиков. В то же время если говорить про оценку своих собственных ESG-рисков, то 46 % опрошенных банков на 01.07.22 внедрили данные критерии для анализа своей деятельности. Таким образом, подавляющее число респондентов ответили, что еще не разработали и не внедрили ESG-критерии как при оценке заемщиков, так и в процессе анализа своей деятельности. Часть респондентов считают, что ESG-риски являются новыми типами рисков для них, оценка которых требует дополнительного времени и ресурсов.

Однако в действительности оценка и регулирование ESG-рисков частично уже имплементированы в бизнес-процессы банков и методологии оценки как финансовых, так и нефинансовых рисков. Если критерии окружающей среды (использование пестицидов, выбросы парниковых газов и др.) оценивают не все банки, то оценка социальных рисков и рисков управления внедрена в политики кредитных организаций. К оценке социальных рисков можно отнести соблюдение трудовых норм законодательства, надлежащую оплату и безопасность деятельности персонала, наличие систем премирования и индексации заработных плат сотрудников, медицинских страховок, соблюдение прав потребителей. Оценка рисков корпоративного управления включает в себя анализ деловой репутации, просроченной заложенности, налоговых выплат и др. Оценка данных видов риска внедрена также и в банковскую деятельность, в части работы подразделений по управлению рисками и внутреннему контролю. Таким образом, доля банков, которые используют ESG-критерии как в своей деятельности, так и при оценке заемщика, гораздо выше. Именно низкий уровень осведомленности и информированности банков о ESG-рисках, а также повестки в целом пока является фактором, оказывающим давление на ESG-зрелость банковской отрасли.

ESG-2022: смещая акценты

В рамках опроса респонденты выделили наиболее актуальный, по их мнению, компонент ESG для развития в текущих условиях. Самым популярным стал блок G (43 % игроков), блок S набрал 34 % голосов, в то время как наименее частым ответом был блок Е, который указали 23 % респондентов. Интересным фактом текущего года стало смещение акцентов с одного направления на другое. Если ранее основной акцент был сделан на блок окружающей среды в рамках реализации ESG-повестки в качестве реакции на происходящие изменения климата, то в условиях длительного периода повышенной неопределенности акцент сместился в пользу блоков G и S.

Мотивация и улучшение условий труда персонала, в т. ч. с целью предотвращения их оттока за границу, а также использование лучших практик управления бизнесом выходят на первый план в условиях структурной перестройки экономики. В дальнейшем по мере адаптации экономики к новым реалиям и снижения геополитических рисков роль Е начнет превалировать, как раньше. Цели ESG-повестки носят долгосрочный характер, поэтому текущий геополитический кризис лишь временно снизил приоритет блока окружающей среды. Более того, переориентация РФ на Азию и Восток не будет снижать требований по соблюдению ESG-принципов вследствие того, что крупные контрагенты из стран данных регионов встроены в глобальную финансовую систему, которая ведет к полной оценке ESG-рисков по всей цепочке контрагентов.

Результаты проведенного опроса продемонстрировали, что по итогам 1-го полугодия 2022 года банки не отказались от реализации ESG-повестки, при этом она начинает охватывать все большее количество участников. Наилучшими практиками в отрасли пока обладают только несколько крупных игроков, однако за 2021 год мы наблюдаем постепенные, но уверенные шаги в сторону ESG-трансформации также и небольших по размеру кредитных организаций, до которых дошло осознание актуальности данного вопроса. На конец 2022 года ощутимое число банков (порядка 40 % респондентов) будут иметь такие документы, как стратегия устойчивого развития, отчет об устойчивом развитии и политику ответственного инвестирования. При этом часть игроков хотя и не имеют вышеуказанных формализованных документов, однако на практике реализуют мероприятия в рамках устойчивого развития, выстраивая линейку своих продуктов, внедряя системы сбора мусора, улучшая корпоративные процедуры и условия труда работников. Тенденция по внедрению ESG-принципов становится философией бизнеса банков, что приводит к увеличению числа игроков с активной ESG-позицией.

Основным сдерживающим фактором в ESG-трансформации банковской деятельности является отсутствие четких правил игры, поддержки и стимула со стороны органов власти. На сегодняшний день нормативно-правовая база в сфере устойчивого развития достаточно скудна, отрасли не хватает унифицированных стандартов оценки и регулярной верификации ссудных портфелей. Перед банками стоит трудоемкая задача по контролю климатических и ESG-рисков, как своих, так и заемщиков, раскрытия нефинансовой информации, в т. ч. данных о ESG-портфеле.

Потенциал инициативности со стороны банков в части ESG-трансформации банковского сектора скоро будет исчерпан. Для того чтобы перейти к практической части исполнения планов, отраженных в ESG-политиках кредитных организаций, следует внедрять меры поддержки со стороны государства. Дополнительным стимулом станет введение различных льгот и преференций, таких как, например, субсидирование ставок по кредитам, снижение коэффициентов резервирования, рисков и надбавок для уменьшения давления на капитал. В свою очередь банки будут готовы предоставлять более привлекательные условия кредитования для ESG-зрелых заемщиков. Такая мотивация поможет не только ускорить темпы внедрения ESG-принципов в деятельность организаций, но и одновременно станет катализатором развития ESG-практик у корпоративных клиентов и потенциальных заемщиков.

Условия использования и ограничение ответственности

Аналитика


Итоги банковского сектора за 1-е полугодие 2022 года: к чему приведет трансформация?

Агентство «Эксперт РА» по итогам 1-го полугодия 2022 года оценило устойчивость банковской системы к... 22.09.2022
Итоги банковского сектора за 1-е полугодие 2022 года: к чему приведет трансформация?

Обзор ESG-банкинга за 1-е полугодие 2022 года: повестка остается, меняются акценты

Усиление тренда на ESG-трансформацию привело за последние 12 месяцев к четырехкратному росту числа б... 12.09.2022
Обзор ESG-банкинга за 1-е полугодие 2022 года: повестка остается, меняются акценты

ESG-оценка развития российских городов: новые условия – новые задачи для территорий

ESG-повестка, ставшая наиболее ярким трендом 2021 года, в текущем году претерпевает существенную тра... 25.07.2022
ESG-оценка развития российских городов: новые условия – новые задачи для территорий

ESG на рынке страхования: результаты опроса

Российские страховые компании находятся в начале пути ESG-трансформации. При этом почти 60% страховщ... 09.06.2022
ESG на рынке страхования: результаты опроса

ESG-трансформация на рынке управления активами: вектор развития

ESG-трансформация на рынке управления активами находится в зачаточном состоянии. Большинство управля... 15.04.2022
ESG-трансформация на рынке управления активами: вектор развития
Вся аналитика