О, сколько нам «Открытий» чудных
Поделиться
Facebook Twitter VK


Экономист Антон Табах о том, к чему приведет новая схема санации банков.

Свадьба без баяна, а август без банковского кризиса не соответствуют российскому календарю. Решение о национализации ФК «Открытие» стало одновременно ожидаемым – участники рынка пересказывали друг другу страшилки как минимум последние полгода – и открыло новую главу в практике банковской санации по-российски. Впервые в качестве санатора выступает принадлежащий Центробанку Фонд консолидации банковской системы (ФКБС), деятельность которого будет проходить по другим принципам, чем санация слабых банков более крепкими. Вполне возможно, что и другие достаточно крупные банки по разным причинам будут санированы по этой схеме; несмотря на ее новизну определенные прогнозы того, как это повлияет на поведение участников и клиентов банковской системы, сделать можно исходя из дизайна схемы.

Во-первых, при новой системе работы с плохими активами снижается риск перегрузки банка-санатора проблемными банками и их дырами. В начале зачистки банковского сектора взятие банка на санацию воспринималось как получение крайне дешевых ресурсов (0,5% годовых на десять лет) и возможность решить свои проблемы за счет подопечных. Гонка за дешевыми ресурсами приводила к взятию в управление крайне проблемных институтов, без желания, возможностей и ресурсов на затыкание дыр. А ЦБ также умерил свою щедрость – сопровождая выдачу денег требованиями качественных залогов. Двое из основных игроков санационного рынка – Татфондбанк и ранее Пробизнесбанк - потеряли лицензии, а проблемы банка «Траст», согласно заявлениям представителей ЦБ, стали одной из главных причин проблем в «Открытии». Когда и оценкой, и затыканием дыр будет заниматься структура регулятора, не стесненная собственными коммерческими интересами, удастся избежать конфликта интересов и передела рынка. Подготовка к санации и качественная оценка проблем будет занимать меньше времени и усилий.

Во-вторых, основным риском станет затягивание самого оздоровления и нежелание передавать банки в частные или относительно частные руки. Без передачи новым владельцам управление банками временным менеджментом по бюрократическим, а не коммерческим принципам, в режиме «нет ничего более постоянного, чем временное», будет способствовать консервации проблем. Продажа банков после санации вообще является серьезной проблемой после банковских кризисов, не только в России. Хотя приватизация после оздоровления заявляется как цель, практика говорит об обратном – ГЛОБЭКС и Связь-банк уже почти девять лет принадлежат ВЭБу, «Российский капитал» восемь лет в руках АСВ. Разговоры об их приватизации возникают регулярно – воз и ныне там. Осмысленность их функционирования в нынешнем виде вызывает сомнения, финансовые результаты не впечатляют – но имеется достаточно управленцев, заинтересованных в консервации ситуации. Если таких институтов станет слишком много, это станет вопросом, требующим самостоятельного и системного решения.

В-третьих, как и всегда после 2008 г., вкладчики (в том числе корпоративные) и владельцы старших облигаций оказываются более защищенными, чем владельцы облигаций. При этом, если буквально трактовать вторничные заявления ЦБ, пострадают и владельцы субординированных бумаг, выпущенных до введенного в 2013 г. требования об автоматическом списании субордов или их конвертации в акции при снижении достаточности капитала ниже определенных значений. Акционеры (в том числе мелкие) потеряют или резко сократят свои пакеты в капитале банка, а вот положение клиентов НПФ пока неясно – если их портфели недостаточно качественные, есть риск остаться только с застрахованным АСВ «телом» взносов и потери инвестиционного дохода. Поэтому премии за риск при размещениях вечных или иных субординированных выпусков должны существенно вырасти.

В-третьих, очередная демонстрация проблем с отчетностью, скрытые проблемы с качеством активов, невозможность оценить реальное положение банка будут способствовать сохранению высокого уровня недоверия клиентов и инвесторов – и как следствие повышению премии за риск при размещении. Качество работы аудиторов опять оказалось в центре внимания, наверняка будут регулятивные действия и закручивание гаек, но повысить качество аудита и отчетности в целом непросто, а вот негативные оценки рынка и вкладчиков останутся надолго – удорожая стоимость денег и осложняя доступ к капиталу.

В-четвертых, госбанки будут находиться в более привилегированном положении и иметь доступ к более дешевым источникам капитала. При неверии в отчетность основным критерием оценки риска как низкого будут статус банка как «слишком большого, чтобы упасть» и вероятность получения им помощи от ЦБ. В таких условиях для корпоратов и даже физических лиц выбор госбанка будет рациональным, а обслуживание в несистемообразующем частном банке нести в себе избыточный риск.

В-пятых, мы наблюдаем и будем наблюдать ползучий рост доли рынка у госбанков и квазигосбанков. Национализация «Открытия» прошла в открытую, сократив еще на одно имя список частных системообразующих банков. Из оставшихся пяти «Уралсиб» уже проходит санацию. Более низкая стоимость привлечения капитала у банков, имеющих государство как основного акционера, крупный размер и статус системообразующего, будут и дальше ограничивать средние и даже крупные частные банки в возможностях, способствуя загниванию кластера. Государственные же банки плохо приспособлены к качественному предоставлению капитала бизнесу и населению. В случае дальнейшего роста доли госбанков в системе перед регулятором встанет проблема консолидации этих институтов и их последующей приватизации – при отсутствии в стране адекватных покупателей и международных санкций эта проблема может оказаться плохо и долго решаемой и законсервирует существующие (и крайне опасные) тенденции.

Скорее всего, в новой системе санация средних и региональных банков, недостаточно плохих для отзыва лицензий, будет поставлена на поток. А вот реорганизация крупных имен – если у них возникнут проблемы – будет более индивидуальной. Во вторник было обещано не конвертировать обязательства перед клиентами в субординированный долг, так что рассчитывать на это в других случаях не приходится.

Поэтому сохранится плохое противоречие, когда клиентам российских банков для выживания надо оставаться параноидальными в своем поведении и выборе банка – что совершенно не способствует созданию устойчивой и цивилизованной банковской системы, создает стимулы для подозрительности и резких движений. Такая вот у нас банковская диалектика.

Источник

Дополнительные материалы по тематике


Эксперты прогнозируют рост спроса на "ипотечные каникулы" в 2020 году

ТАСС

Спрос увеличится на фоне роста ипотечного кредитования и повышения информированности граждан, считают специалисты
30.11.2019

Обновлен расчет индекса здоровья банковского сектора. Рынок в стагнации –«Эксперт РА»

NBJ

По итогам III квартала 2019 года индекс здоровья банковского сектора продолжает стагнировать. Об этом говорится в сообщении рейтингового агентства «Эксперт РА». По данным аналитиков агентства, на 01.10.2019 его значение составило 89,1%, что соответствует 45 дефолтам кредитных организаций, ожидаемым на горизонте 4 кварталов.
25.11.2019

Не менее 45 банков в России потеряют лицензии

Вести.Экономика

В ближайшие 12 месяцев лицензии лишатся не менее 45 кредитных организаций согласно индексу банковского здоровья, который рассчитывает "Эксперт РА". За последние 4 квартала 20% российских банков оказались убыточными.
25.11.2019

Эксперты ждут ускорения темпов отзыва лицензий у банков в конце 2019 - начале 2020 года

ТАСС

Аналитики агентства "Эксперт РА" также ожидают, что в ближайший год лицензии лишатся не менее 45 кредитных организаций
25.11.2019

Убытков еще прибудет

Российская газета

Каждый десятый банк скоро может потерять лицензию
25.11.2019