Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

XIII Ежегодный форум крупного бизнеса «Кто создает экономику России»

 


КАРТА ПРОЕКТА
XIII Ежегодный форум крупного бизнеса «Кто создает экономику России»

Острая фаза кризиса осталась для крупного российского бизнеса позади. Однако потенциала существующих точек роста явно недостаточно для преодоления нынешней стагнации. Альтернативой затяжному периоду нулевых темпов развития может стать реализация модели «умного» импортозамещения при одновременном развороте экономики на Восток.

Дмитрий Гришанков, Дмитрий Кабалинский, Федор Жердев

Результаты этого выпуска RAEX-600 показывают, что динамика доходов крупного бизнеса вышла из отрицательной зоны. Суммарная выручка компаний, включенных в рейтинг, выросла в 2016 году на 5,8%, чуть-чуть опередив официальный показатель инфляции (5,4%). Острая фаза экономического кризиса, усугубленная беспрецедентно неблагоприятными для России внешними факторами, осталась позади. Шок от падения цен на сырье и ограничения доступа к западным кредитам и технологиям проходит, а мощная и быстрая зачистка внутреннего рынка от избыточного импорта, благодаря девальвации, свершилась. Способность российской экономики держать удар доказана. Основы экономического суверенитета России выдержали испытание.

Теперь встает вопрос, как экономике выйти на приемлемые темпы роста без поддержки сырьевой конъюнктуры, резкой девальвации рубля и гигантских бюджетных инвестиций. Ссылки на негативный эффект санкций неуместны. Иран, например, находясь под куда более жесткими западными санкциями, обеспечил средний темп прироста ВВП за период с 1995 по 2008 год около 5%. В России такую динамику прогнозируют лишь самые отчаянные оптимисты. Скептицизм остальных можно понять. Если судить по нашему рейтингу, то валютный эквивалент объема продаж его участников в 2016 году в среднем сократился на 3% (см. график).

Нефть как тормоз

Нефтегазовая промышленность в этом рейтинге преподнесла главный сюрприз. Впервые за более чем двадцатилетнюю историю его существования общая рублевая выручка компаний отрасли сократилась. По сравнению с предыдущим рейтингом обороты упали на 2% (годом ранее был прирост почти в 11%). Это неудивительно. Добыча и объем экспорта за 2016 год поменялись незначительно, зато среднегодовая цена нефти, по расчетам Минфина, уменьшилась на 18%, а курс доллара вырос лишь на 9% – так и получилось, что нефтегаз из драйвера роста показателей рейтинга стал его тормозом. В валютном выражении доходы нефтегазовых компаний сократились более чем на 10%. Из входящих в топ-20 списка грандов отрасли результаты заметно лучше средних показала лишь компания «НОВАТЭК» (19-е место; годовой прирост рублевого оборота 13%).

Представленные в рейтинге лидеры отраслей, которые принято называть базовыми, закончили год с заметно различающимися результатами. Лучшие итоги в 2016-м оказались у энергетиков, выручка представителей которых в списке составила около 4,5% от совокупной (см. таблицу Отраслевая структура рейтинга). За год их доходы приросли на 9% с лишним – наряду с небольшим (около 2%) увеличением выработки электроэнергии к положительному результату привел рост тарифов, в том числе и на тепло, ведь значительная часть электростанций у нас еще со времен ГОЭЛРО функционирует в режиме когенерации. А вот представителям черной металлургии в рейтинге (4,4% от совокупной реализации) похвастать нечем: номинальные 0,7% прироста выручки, скорректированные на инфляцию, на деле означают снижение доходов. Такой показатель – результат затянувшегося мирового кризиса в отрасли, на которую давят избыточные сталеплавильные мощности Китая, и, как следствие, низкой цены на металл. Для российских металлургов неблагоприятная внешняя конъюнктура была усилена падением экспорта под давлением антидемпинговых расследований в ЕС и снижением внутреннего спроса.

Вытянуть крупный бизнес из отрицательной динамики смогли отрасли, пожавшие лавры как центры роста еще в предыдущем рейтинге. Среди них машиностроение, АПК с пищевой промышленностью и торговля. Правда, по сравнению с прошлым выпуском RAEX-600 темпы их развития замедлились как минимум вдвое. Рост в этих сегментах поддержали вытеснение импорта, гособоронзаказ и развитие сетевого ретейла.

Аграрно-промышленный комплекс – один из немногих секторов экономики, где реально происходит поступательное импортозамещение. Исходных условий немного: большой и сравнительно малоэластичный внутренний спрос, создающий предпосылки для бумирующего роста в случае девальвации, долгосрочная разносторонняя поддержка со стороны государства, льготный доступ к масштабным инвестресурсам и возможность либо быстро докрутить существующие отечественные, либо беспрепятственно заполучить зарубежные технологии и оборудование. Чтобы не приводить в очередной раз избитый пример с курятиной и свининой (доля импорта, по Росстату, в 2016 году 5 и 9,5% соответственно), остановимся на говядине, внутреннее производство которой активно теснит импорт прямо сейчас. В 2010 году ее импорт составлял 60% от внутреннего рынка общим объемом в 1,23 млн тонн. В этом же году один из лидеров производства мяса птицы и свинины, холдинг «Мираторг» получает долгосрочный кредит от Внешэкономбанка в 571 млн долларов и 66 млн евро для наращивания, в первую очередь, за счет закупок за рубежом материнского стада до 200 тыс. коров. Выполнение инвестпрограммы позволило компании получить в 2015 году у ВЭБа следующий кредит – в 425,8 млн долларов на 15 лет под доведение коровьего стада уже до гигантского полумиллиона голов и создание вертикально интегрированного производства говядины и готовых продуктов ее переработки. В результате импорт говядины по итогам прошлого года составил уже всего 40%, потребление возросло до 1,4 млн тонн, а «Мираторг» со 167-го места и 1,1 млрд долларов выручки в рейтинге лидеров отечественного бизнеса по итогам 2010 года допрыгнул до 103-й строчки и выручкой почти в 1,8 млрд долларов в рейтинге нынешнем.

Розничные сети, представленные в рейтинге, увеличили обороты на 13,4%. В кризис ценовой фактор приобретает первостепенное для покупателей значение, а у сетевого ретейла намного больше возможностей для поддержания оптимального ассортимента товаров по приемлемым ценам в сравнении с несетевой торговлей. К тому же, от шока постепенно оправляются торговцы бытовой техникой и электроникой. «М. Видео», например, после падения выручки на 6,4% в прошлом рейтинге удалось добиться роста доходов в 2016 году на 13,3%. Среди крупнейших продуктовых сетей впечатляющих результатов добилась X5 Retail Group, выручка которой выросла на 27,8%. В результате компания перебралась с 11-го на 9-е место, вплотную приблизилась к своему главному конкуренту – сети «Магнит», – находящемуся на 8-й позиции в рейтинге.

Машиностроение считается фаворитом с точки зрения перспектив развития импортозамещающих процессов. В этом выпуске рейтинга отрасль стала одним из лидеров по динамике развития. Выручка машиностроительных компаний увеличилась на 14,8% по сравнению со скромным 3%-ным приростом годом ранее. Правда, этому ускорению сектор обязан прежде всего предприятиям ВПК, успешно осваивающим беспрецедентный в новейшей истории страны объем гособоронзаказа. Производители вооружений в топ-20 лидеров по приросту выручки (см. таблицу топ 20 по динамике) заняли три из четырех «машиностроительные» строчки, в том числе и первую – там расположился входящий в корпорацию «Алмаз-Антей» Ижевский электромеханический завод «Купол» (340-я позиция в рейтинге), увеличивший за год оборот на феноменальные 387%. Объяснение успеха простое: предприятие выпускает корабельное и авиационное вооружение, спрос на которое обеспечивают как Минобороны, так и внешние заказчики, видимо, впечатленные демонстрацией российского оружия в ходе сирийского конфликта. Не слишком отстают и коллеги по цеху. Компании НПО «Антей» и корпорация «Тактическое ракетное вооружение» добились двукратного прироста доходов.

Однако уже в скором будущем картина может измениться. К 2020 году активная фаза перевооружения российской армии подойдет к концу. Конечно, наиболее продвинутые отечественные оружейники сохранят твердые экспортные заказы, но в целом перед отраслью необходимость конверсии очевидна уже сейчас. По оценке главы Минпромторга Дениса Мантурова, в 2016 году доля гражданской продукции в общем объеме выпуска ВПК составила 16,8%, в нынешнем – 17%, а в 2020-м, как прогнозируется, достигнет 18%. Президент Владимир Путин обозначил еще более масштабные задачи: к 2025 году – 30% гражданской продукции, а к 2030-му – 50%. Достигнуть этих показателей можно, если создать систему стимулов к деятельному участию лидеров оборонки в разработке высокотехнологичной гражданской продукции, до сих пор импортируемой, например оборудования для ТЭК.

Импортозамещение по-умному

Пока импортозамещение остается скорее лозунгом, чем продуманной системой конкретных мер. При этом упрекать российские ведомства в бездействии было бы несправедливо. Самые развернутые документы разработаны Минпромторгом – более 20 достаточно подробных программ по всем ключевым отраслям индустрии. Перечни критически важной импортной продукции и занимаемые ею доли на отечественном рынке, содержащиеся в указанных планах, насчитывают сотни позиций.

Перечислим пунктирно – сугубо для обозначения открывающихся горизонтов импортозамещения. Доля импорта на момент обнародования соответствующего министерского документа: по автоматическим коробкам передач – 100% (к 2020 году предполагается производить в России 70–80% от потребности), легкие дизельные двигатели для автомобилей класса LCV – 93% (50%), бумага мелованная – 90% (32%), оборудование и материалы для капитального ремонта нефтяных и газовых скважин – 67% (50%), машины и оборудование для молочной и смежных отраслей пищепрома – 88% (60%), микропроцессоры для персональных вычислительных устройств с современными топологическими нормами – 100% (22%) и так далее на десятки страниц таблиц. Понятно, что далеко не все из этого громадья планов удастся реализовать да еще в столь сжатые сроки.

Для того чтобы процесс импортозамещения перешел из стихийной в системную плоскость, надо получить ответы на несколько достаточно очевидных вопросов.

Во-первых, какова цель импортозамещения? Более реалистично говорить об обеспечении импортонезависимости России в наиболее важных секторах экономики, нежели о тотальном вытеснении импорта, практически невозможном в современном мире.

Во-вторых, приоритетные направления импортонезависимости должны быть четко определены, а их количество должно быть ограниченно. Конечно, смириться с доминированием иностранных производителей на российском рынке мелованной бумаги непросто, но высокая зависимость отечественных сельхозпроизводителей от импорта семян (до 70% по сахарной свекле), средств защиты растений, кормовых добавок напрямую угрожает продовольственной безопасности страны. Введение санкционных ограничений по этим позициям способно разом перечеркнуть все наши разрекламированные успехи в области АПК.

В-третьих, неплохо было бы хоть в общих чертах обрисовать круг компаний, экономически и технологически готовых стать потенциальными поставщиками аналогов импортной продукции. В случае если речь идет о высокотехнологичном оборудовании, альтернатив предприятиям оборонки практически нет. Конечно, от волны конверсионной компанейщины второй половины 1980-х остались плохие воспоминания, но в сегодняшних российских реалиях лишь компании ВПК обладают настоящим опытом разработки и внедрения собственных технологий, пригодных для создания техники мирового уровня. К тому же большинство из них научились достаточно эффективно продвигать свою продукцию на зарубежных рынках.

И, наконец, нужны практические решения (налоговые, институциональные, финансовые) поддержки компаний, реально готовых к разработке высокотехнологичной отечественной продукции, а также корпораций, изъявивших желание приобрести российское. Определенные наработки в этой области уже есть: взять то же субсидирование процентных ставок при кредитовании покупок сельхозтехники.

Практика показывает, что при системном подходе политика «умного» импортозамещения даст свои плоды. Ведь уже сейчас появляются первые истории успеха. В апреле 2018 года в Ивановской области закончатся испытания газотурбинной установки большой мощности, серийное производство которой планируется наладить на базе НПО «Сатурн» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию госкорпорации «Ростех» – 6-е место в нынешнем рейтинге с 11% прироста выручки). После этого новые скандалы вокруг поставок турбин Siemens потеряют актуальность. Объединенная судостроительная компания готова поучаствовать в заказах на нефтетанкеры для «Роснефти», газовозы для НОВАТЭКа и ледоколы для «Росатомфлота». Технологии – отечественные, финские и южно-корейские, основная производственная площадка – коренным образом реконструируемая дальневосточная верфь «Звезда». Развитие гражданского сегмента для Объединенной авиастроительной компании связано с началом выпуска МС-21 – семейства ближне- и среднемагистральных пассажирских самолетов, на 190 единиц которых к середине нынешнего года, по словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, уже имелись твердые заказы. Начало поставок – 2018 год.

Поворот на Восток

Одним из важнейших драйверов роста крупного российского бизнеса были и остаются масштабные проекты. В условиях санкций подавляющая их часть ориентирована на Восток – и не только географически, но и технологически. Ярким примером восточного разворота отечественной экономики может служить в очередной раз воскрешенный проект высокоскоростной железной дороги Москва – Казань – Екатеринбург, которую обещали проложить сначала к Олимпиаде-2014, потом к чемпионату мира по футболу – 2018, а теперь хотят сделать частью глобального китайского проекта «Один пояс – один путь». Инвестором строительства может стать Банк развития стран БРИКС, с которым в начале сентября нынешнего года глава РЖД Олег Белозёров подписал меморандум о взаимопонимании. Поезда для этой дороги, как предполагается, будут строить совместное предприятие группы «Синара» (215-е место в нынешнем рейтинге) и китайская корпорация CRRC – китайцы в этом предприятии, помимо прочего, станут и технологическим донором, ведь сегодня именно в КНР создано самое масштабное производство высокоскоростного подвижного состава.

В другом масштабном проекте – Амурском газоперерабатывающем заводе, который строится на конце российского отрезка газопровода «Сила Сибири», – китайцы станут одним из основных потребителей продукции. Развитием Амурского ГПЗ станет газохимический комплекс: его к 2022–2023 годам планирует возвести холдинг «Сибур» (25-е место в нынешнем рейтинге, 8,4% прироста оборота).

Другое ответвление разворота российской экономики на Восток – международный транспортный коридор «Север – Юг» из Санкт-Петербурга до индийского Мумбаи для привлечения транзитных грузопотоков из Индии, Ирана и других стран Персидского залива на российскую территорию через Каспийское море и далее в Северную и Западную Европу в обход полыхающего Ближнего Востока. Сегодня для работы транспортной магистрали не хватает 172 километров железнодорожных путей между Ираном и Азербайджаном, но ОАО «Российские железные дороги» (5-е место в нынешнем рейтинге) готово стать оператором строительства данного участка.

Об использовании южно-корейских технологических разработок для судов, которые будут строиться на верфи «Звезда», уже было сказано выше. Этот проект подкрепляется намеченными поставками 15 готовых газовозов из Южной Кореи для транспортировки сжиженного природного газа с завода «Ямал СПГ» (мажоритарный акционер НОВАТЭК – 19-е место в рейтинге, 13,1% прироста), первое из этих судов уже совершило пробный рейс по Северному морскому пути.

Финансы без купюр

В условиях ограничения доступа к дешевому западному финансированию нашей экономике придется искать пути замещения и этих, тоже импортных, ресурсов. Насколько здесь может быть совершен разворот на Восток – вопрос пока открытый. Китайцы, располагающие в этой сфере самыми большими возможностями, известны крайне осторожным отношением к финансированию чужих компаний, предпочитая осуществлять инвестиции либо в виде связанных кредитов, либо путем вхождения в капитал. Примеры последнего похода есть: покупка в начале нынешнего года 20%-ного пакета акций в «Верхнечонскнефтегазе», дочке «Роснефти», компанией Beijing Enterprises или 10% акций «Сибура» китайским Silk Road Fund (каждая из сделок оценивается в миллиард с лишним долларов). Однако выводить из этих цифр устойчивую тенденцию пока явно рано.

Очевидно, что ведущая роль в инвестиционной подпитке российской экономики принадлежала и продолжает принадлежать российским финансовым структурам, как банкам, так и негосударственным пенсионным фондам в развитых странах, играющих роль ведущих инвесторов в длинные проекты. Кстати, если судить по цифрам, НПФ претендуют на эту роль и у нас в стране: их совокупный инвестпортфель, по данным ЦБ, на 1 января 2017 года составил 3,26 трлн рублей. Держать за пределами рейтинга структуры, аккумулирующие столь значительные суммы, было бы нелогично. Поэтому НПФ стали новичками нынешнего выпуска нашего рейтинга и сразу заняли в нем девять строк. Однако показатели фондов демонстрируют большой разброс – это хорошо иллюстрирует последствия непрекращающихся изменений для отечественной пенсионной системы: она уже пережила две реформы и стоит на пороге третьей, порядок перетока клиентов между НПФ постоянно подвергается критике со стороны ЦБ, а список инструментов, доступных фондам для инвестирования, регулярно пересматривается.

Другие новички рейтинга – лизинговые компании – свою роль драйверов укрепляют: размер лизингового портфеля на начало нынешнего года, по оценке RAEX (Эксперт РА), достиг 3,2 трлн рублей, демонстрируя тенденцию к росту. Лизинг, чем дальше, тем больше, становится одним из значимых инструментов обновления основных фондов российских компаний, а в некоторых секторах (авиа-, авто- и лизинге подвижного состава) еще и выступает действенным инструментом стимулирования производства. Примечательно, что попавшие в нынешний выпуск рейтинга компании «ВЭБ-лизинг» (247-е место) и «ГТЛК» (499-е) занимают одни из лидирующих позиций в указанных секторах своей отрасли.

Что же касается отечественной банковской системы, то она закончила прошлый год не в самой лучшей форме. И дело даже не столько в сокращении числа банков в рейтинге (44 в прошлом и 39 в нынешнем) – здесь наш список лишь следует в русле курса, проводимого Центробанком. Дело в том, что банки за последние три года снизили кредитование экономики. По данным ЦБ, только за 2016-й этот показатель сократился на 2,4%, причем кредиты нефинансовым организациям упали за год еще больше – на 3,6%. На этом фоне вполне логично смотрятся слабые цифры по приросту доходов (особенности подсчета этого показателя у банков см. в «Методике») у лидеров банковского сектора: 6,4% у Сбербанка, 1,5% у банка «ВТБ» и 2,2% у «Газпромбанка». Гораздо лучше в рейтинге смотрятся банки, делающие упор на кредитование физлиц: «Совкомбанк» (39,9%) или «Тинькофф Банк» (32,8%). Не исключено, что именно потребкредитование и ипотека, которые начали расти вместе со снижением инфляции, являются предтечей восстановления инвестиционной активности банков. По словам зампреда Василия Поздышева, отечественная банковская система «после фазы стабилизации и восстановления перешла в 2017 году в фазу нового кредитного цикла, которая продлится несколько лет, сопровождая рост экономики».

Государственное бремя

Пока же крупный бизнес взял инвестиционную паузу. Отношение инвестиций компаний к объему их выручки упало до минимального за все время наблюдений показателя: 13,2% (год назад он составлял 14%, а исторический максимум, напомним, был достигнут в 2012 году – 22%). Основную инвестиционную нагрузку несут госкомпании: для них данный показатель составил 19,1%, в разы превосходя результаты частных отечественных предприятий (9,2%) и иностранных фирм (4,5%).

Госкомпании, доля которых в общем объеме реализации в целом по рейтингу составляет около 38%, опережают частный сектор рейтинга (почти 50%) и иностранные компании (немногим более 10%) по рентабельности, но уступают иностранцам по динамике развития. В 2016 году доходы корпораций, прямо или косвенно контролируемых государством, увеличились на 5,6% против 5,1% у частных компаний. Лидерство по этому показателю принадлежит иностранцам: восстановление деятельности автосборочных производств зарубежных фирм после провального 2015 года обеспечил им прирост выручки на 11,3%. Уровень рентабельности по чистой прибыли у госкомпаний составляет 10,2% (8% у российских частников и 4,9% у иностранцев).

А вот по уровню производительности труда частный бизнес сохраняет позиции абсолютного фаворита. Средний уровень выручки на одного занятого в частных компаниях составляет 9,8 млн рублей, тогда как у госкомпаний – 6,3 млн рублей, у иностранцев – 6,6 млн рублей.




Рейтинг крупнейших компаний России RAEX-600 по итогам 2016 года