Рейтинговое агентство
en
loading

Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.
Требования регуляторов Методологии Рейтинги под наблюдением
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Региональные гарантийные организации Обязательства структурированного финансирования Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента
Нефинансовые компании (Республика Беларусь) Нефинансовые компании (Республика Казахстан)
Экспорт и выгрузка рейтингов
Telegram Bot
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»
Адрес: Николоямская, дом 13, стр. 2
тел: +7 (495) 225-34-44
+7 (495) 225-23-54
e-mail: info@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
тел: +7 (495) 225-34-44 (доб. 1656)
+7 (495) 225-23-54 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Пресс-центр
тел: +7 (495) 225-34-44 (доб. 1706)
+7 (495) 225-23-54 (доб. 1706)
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел по работе с персоналом
тел: +7 (495) 225-34-44
+7 (495) 225-23-54
e-mail: personal@raexpert.ru

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. «Эксперт РА» является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

«Эксперт РА» включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством поддерживается более 600 кредитных рейтингов. «Эксперт РА» прочно удерживает лидирующие позиции по рейтингам кредитных организаций, страховых компаний, компаний финансового и нефинансового сектора.

Рейтинги «Эксперт РА» входят в перечни официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Банком России, Министерством Финансов, Министерством экономического развития, Московской биржей, а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.


 

Интервью с С. Н. Закройщиковым, заместителем начальника управления корпоративного обслуживания ОСАО «Ингосстрах»

Закройщиков Сергей Николаевич

Прежде всего хотелось бы поговорить о собственном опыте Ингосстраха как непосредственного участника торгов на заключение государственных контрактов. Какие положения закона 94-ФЗ, на Ваш взгляд, в наименьшей степени адекватны реалиям страхового рынка?

– Попытка создать универсальный закон, регулирующий госзакупки, изначально была обречена на неуспех. В одном законе в принципе нельзя предусмотреть все нюансы таких разных видов деятельности, как, например, рытье котлована и страхование. Особенности размещения заказа на оказание финансовых услуг, включая страхование различных рисков, в законе никак не отражены.

Причем эти системные ошибки были закреплены в последующих нормативно-правовых актах, в том числе в принятом 10.09.2009 Постановлении Правительства РФ № 722 «Об утверждении Правил оценки заявок на участие в конкурсе на право заключить государственный или муниципальный контракт на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд». Это постановление дополнительно уменьшило возможности заказчика выбрать оптимального поставщика страховых услуг. Мы понимаем, что главная цель закона – борьба с коррупцией и снижение государственных расходов. Однако, вероятно, нигде более так отчетливо не проявился абсурд принципа единообразия критериев оценок, как при реализации страховых услуг через процедуру государственного заказа. В борьбе с возможными ограничениями конкуренции фактически снимаются требования к качеству страховой услуги, устанавливается жесткий приоритет цены, что автоматически снижает качество самой услуги. По-прежнему отсутствуют легальные механизмы контроля исполнения обязательств со стороны страховой компании. Сохранились фиктивные критерии, которые научились обходить все страховые компании, а именно качество услуги и срок оказания услуги (трактуемый как срок выпуска полиса, либо срок оплаты).

Отдельные заказчики, не задумываясь над сутью тех критериев, которые были прописаны в 722-м постановлении, организуют конкурс всего по двум критериям – цене и качеству/квалификации. Качество вкупе с квалификацией не может превышать 20% оценки, поэтому 80% совокупной оценки – это ценовой критерий. Наиболее «эффективно» такое правило работает в тех случаях, когда речь идет, например, об ОСАГО. К этому виду страхования ценовой фактор вообще не применим, поскольку размер премии определен законодательством и соответствующими постановлениями правительства. И любое отклонение от этой цены должно автоматически приводить к «дисквалификации» участника торгов. Таким образом, в оценке используется только критерий «качество». Как можно варьировать качество при предоставлении услуг по ОСАГО? И вот здесь госзаказчики начинают «фантазировать». Так, среди оцениваемых показателей появляются такие, как срок доставки полиса заказчику. А участники конкурса обещают оказать услугу (оплату убытка) в срок не только менее чем за один день, но даже за нереальные доли минуты, прекрасно осознавая, что делать этого не собираются!

Да и трактовка критерия «срок оказания услуги» может существенно варьироваться. Представители ФАС заявляли в СМИ, что сроком оказания услуги является срок страхования. В то же время, согласно тексту Постановления № 722, при оценке заявок лучшим условием исполнения государственного контракта по критерию «сроки поставки товара, оказания услуги» признается предложение с наименьшим сроком поставки товара, оказания услуги. И получается, что чем меньший срок страхования я указываю, тем лучше мое предложение? Примеров таких несуразностей можно привести множество. В итоге приходится признать, что применение закона 94-ФЗ при закупке страховых услуг не решает тех задач, которые изначально перед ним ставились – снизить коррупционную составляющую, государственные расходы, повысить прозрачность всех конкурсных процедур для участников рынка и отобрать на конкурсной основе действительно лучшее предложение.

– Необходимо ли, на Ваш взгляд, более широко использовать квалификационные критерии для выбора страховщика? Можно ли разработать для страхового рынка объективные и прозрачные квалификационные требования?

– Для страховой услуги главным критерием качества является надежность страховщика. Надежные страховщики есть как среди мегакомпаний из первой десятки, так и среди маленьких компаний. Таких компаний, которые давно существуют на рынке и прочно занимают какую-либо отраслевую или региональную нишу, не так уж и мало. Именно прозрачность страховщика, его отчетность, которую он предоставляет в ФССН, его членство в профессиональных общественных организациях могут демонстрировать, что данная компания прозрачна и надежна. Но, к сожалению, по прежнему велик риск того, что среди квалификационных критериев могут появиться и неприменимые для нашего рынка. Поэтому мы и опасаемся, что стремление сделать процедуры квалификации прозрачными и открытыми не приведет к должному результату. По-хорошему, страховую деятельность лучше бы вывести за пределы предмета регулирования постановления правительства РФ № 722, разработать и внести изменения в закон 94-ФЗ, учитывающие специфику страховой деятельности. Также ситуацию можно было бы значительно улучшить, если бы к страховым услугам было применено такое же соотношение весовых критериев, какое сейчас применяется при размещении госзаказа на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских, технологических работ, на оказание медицинских, образовательных, юридических услуг, услуг по проведению экспертизы – там значимость качественного критерия увеличена до 45%. А какие именно показатели могут быть применены внутри качественного критерия в том или ином случае – зависит от вида страховой услуги, на оказание которой проводятся торги. Страхование имущества имеет свои особенности, страхование ответственности – свои, а, например, добровольное медицинское страхование – вообще отдельная история.

– Возможен ли, на Ваш взгляд, универсальный закон, который адекватно регулировал бы все виды государственных закупок на всех без исключения рынках?

– Выскажу свое личное мнение: я думаю, что для регулирования размещения государственного заказа на финансовые услуги нужен отдельный закон. Дело в том, что поставщики финансовых услуг достаточно жестко контролируются: банки контролирует Центробанк, страховщиков – ФССН. И поэтому отобрать поставщика таких услуг и проверить заявляемые им параметры не составляет для госзаказчика никакого труда, в отличие от поставщиков многих видов товаров, для которых, например, не существует единых стандартов и системы контроля. Да и участников на финансовом рынке значительно меньше, чем, например, на рынке товаров народного потребления.

Но возможен и другой вариант – изменить закон 94-ФЗ в части установления специальных требований к проведению конкурсов по страхованию, при этом цена услуги может остаться доминирующим критерием. Но остальные критерии, которые участвуют в подведении итогов, должны быть связаны с физическими возможностями выполнить взятые страховщиком обязательства: наличие сотрудников, порядок выплаты возмещения, объем покрытия и исключения по правилам страхования, перестраховочная защита и т. д.

– Насколько остро для вас стоит проблема нечестной конкуренции при проведении торгов на заключение госконтракта?

– Демпинг для нас – это не просто проблема, это беда, причем не только для страховщиков, но в итоге и для госзаказчиков, да и для общества. В сложившихся условиях кое у кого появляется большой соблазн – заявить нереалистично низкую цену, получить если не 100% платеж, то хотя бы 30% аванса, и при наступлении убытка покинуть рынок, не задумываясь о необходимости выполнять свои обязательства.

– По Вашему мнению, нужно ли предусмотреть в законе какие-либо антидемпинговые механизмы?

– Такие механизмы действовали до принятия закона 94-ФЗ, и они неплохо зарекомендовали себя на практике. Однако мы вправе предполагать, что заказчик при определении начальной цены контракта опирается на какие-то расчеты, а не берет ее «с потолка». Например, если речь идет об обязательном государственном страховании военнослужащих и приравненных к ним лиц, то начальную цену контракта согласует Минфин. То есть мы можем считать априори, что начальная цена близка к истине, что она обоснована. Тем не менее мы видим, что участники конкурсов предлагают скидки в десятки и даже сотни миллионов рублей. Здесь есть какая-то неувязка. По большому счету, такие конкурсы должны были быть отменены, поскольку по логике государственные заказчики и Минфин где-то ошиблись в расчетах. Но ведь нельзя ошибиться более чем на 25%, если серьезно подходить к вопросу, тем более когда численность личного состава известна до одного человека, да и статистика убытков более чем десятилетняя.

– Насколько оправдана практика объявления начальной цены контракта при проведении открытых конкурсов?

– Теоретически при отборе страховщиков по добровольному страхованию можно было бы обойтись и без объявления стартовой цены. Цена страхования – это расчет страхового тарифа на основании статистики. Это чистой воды математика. Государственный заказчик мог бы предоставить участникам конкурса доступ к информации о характере риска, о возможных убытках, чтобы мы могли сами определить размер страхового тарифа. Однако сегодня законом установлено, что начальная цена контракта должна быть объявлена, и это надо принимать как данность.


Обращение в службу внутреннего контроля — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в службу внутреннего контроля по телефону +7(495) 225-34-44 доб. 1645

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!