Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Электронные торговые площадки в России: кто есть кто

 


КАРТА ПРОЕКТА
Электронные торговые площадки в России: кто есть кто

Зафесов Юрий Казбекович

– Как проходил процесс выбора ЭТП в ОАО «ФСК ЕЭС»?

– Еще во времена РАО ЕЭС России сетевые компании использовали две площадки – ТЗС Электра и B2B-energo. После завершения реформы РАО ЕЭС исторически сложилось, что ФСК ЕЭС проводила большую часть закупок на ТЗС Электра, а Холдинг МРСК – на B2B-energo. Поэтому, когда началось организационное разделение РАО ЕЭС и в его составе выделилось бизнес-направление «Сети», куда входили структуры МРСК и ФСК ЕЭС, то одни стали работать на ТЗС Электра, а другие – на B2B-energo.

– В какой мере отраслевая специализация площадки сказывается на эффективности проводимых на ней закупок?

– Мы в ФСК ЕЭС планировали диверсифицировать наши закупки и привлечь ряд других площадок. Ряд закупок простой продукции мы планировали проводить на ЭТП, отобранных для проведения закупок по государственному заказу, в силу того, что на них присутствует большое количество поставщиков такой продукции, как мы полагали. И ряд процедур закупки мы провели на таких площадках. Почему я говорю в прошедшем времени?

Мы срастили нашу площадку с нашей информационной системой. Мы сейчас не заносим информацию о закупках вручную. С самого начала проведения закупочных процедур, начиная с публикации извещения, она автоматически попадает в нашу систему. Работа на других площадках, с которыми у нас не реализована интеграция, означала бы, что всю информацию нам пришлось бы вносить вручную, что, учитывая масштаб закупочной деятельности нашей компании, было бы затруднительно, следовательно, нам необходим работающий механизм интеграции ЭТП и внутренних систем. Сейчас такая работа проводится «Сбербанк-АСТ» и «Росэлторг». Это трудная задача и по ресурсам, и по финансам, и по времени. А что касается реальных результатов, то мы не увидели, что проведение процедур закупки простых товаров на этих площадках показало эффективность по количеству участников, которая существенно отличалась бы от результатов на используемой нами площадке. Количество участников закупок бумаги, канцелярских товаров было примерно таким же, как на нашей узкоспециализированной площадке. Другое дело, что мы провели не более 15 таких процедур на сторонних площадках. Но данные площадки располагают маркетинговыми подразделениями, которые занимаются привлечением участников на конкретные процедуры закупки.

– Задам вопрос по-другому: если бы вам пришлось снова выбирать площадку, отраслевая специализация заказчиков имела бы для вас большое значение?

– Наверное, нет. Скорее, отраслевая специализация поставщиков. Мы бы наверняка интересовались, на каких площадках работает наибольшее количество компаний, которые занимаются, например, строительством в электроэнергетике.

Другое дело, что в процессе развития системы управления закупками в нашей компании мы исторически шли по пути максимальной открытости наших процедур. Сейчас вся информация о наших закупках попадает на Официальный общероссийский сайт. Соответственно, если говорить о закупках субъектов 223-ФЗ, точкой входа для поставщиков является не отдельная площадка, а ООС. Кроме того, уже появились сервисы, позволяющие систематизировать и анализировать информацию о закупках, которая размещается на различных площадках. Поэтому такая информационная прозрачность в определенной мере нивелирует значение какой-либо специализации площадок.

– Вы используете услуги внешнего оператора ЭТП. Почему было решено отказаться от создания собственной корпоративной площадки?

– Сейчас мы рассматриваем такой вариант. Компании не обязательно пользоваться только одной площадкой. Может быть несколько уровней площадок. Могут быть площадки, интегрированные друг с другом, которые имеют разную специализацию и на которых компания проводит закупки различной номенклатуры. Например, если говорить о строительстве объектов электроэнергетики, то круг поставщиков в этой специализированной области очень узок. И на других площадках, на которых электросетевые компании не проводят закупки, они участвуют в единичных закупках. Поэтому закупки у таких поставщиков могут осуществляться на корпоративной площадке. А что касается неспециализированных, массовых товаров, работ, услуг, то их закупки можно проводить на внешних ЭТП, которые уже привлекли большое количество поставщиков такой номенклатуры.

– Как правило, отказ от создания кэптивных площадок крупные заказчики объясняют их дороговизной по сравнению со стоимостью услуг независимых ЭТП. Вас затраты не пугают?

– Это вопрос экономический. Электронная площадка, даже корпоративная, – это бизнес. И если компания создает собственную корпоративную площадку, то эта прибыль будет оставаться у нее. Соответственно, эту прибыль можно потратить на развитие своих систем, на снижение затрат на управление закупочной деятельностью.

Вместе с тем нужно учитывать, что если на площадке проводит закупки только одна компания, то все расходы на ее развитие и доработку ложатся на одну эту компанию. На независимых площадках такие расходы раскладываются равномерно на всех заказчиков и поставщиков, которые на этой площадке работают. Поэтому получается дешевле для всех.

– Но многие корпоративные площадки не берут плату с поставщиков.

– Многие кэптивные площадки – это часть корпоративных ERP, то есть они не являются ЭТП в полном смысле слова. Это просто внешний интерфейс корпоративной системы. Однако существуют разные подходы – некоторые корпоративные площадки взимают плату с поставщиков, потому что у них есть собственные затраты. Где-то поставщик платит за участие в конкретной процедуре, где-то платит только победитель, где-то есть абонентская плата. Кроме того, одним из источников выручки для площадки являются денежные средства, которые поступают от участников закупки в качестве обеспечения – их можно размещать на депозитах.

– В целом, создание корпоративной площадки рассматривается вашей компанией как вполне реалистичный вариант...

– Это могло бы быть интересно и полезно. ОАО «Российские сети» – это холдинговая компания, которая объединяет очень разные структуры. Поэтому наличие в компании такой корпоративной площадки помогло бы консолидации и объединению закупочной деятельности в холдинге. Но, подчеркну, совершенно не обязательно проводить все закупки только на одной площадке. Речь идет в основном об узкоспециализированной номенклатуре, связанной со строительством объектов электроэнергетики и сетевого хозяйства. В целом корпоративная площадка, если говорить о ее развитии, превращается из собственно ЭТП в часть корпоративной системы управления закупочной деятельностью со всеми необходимыми элементами – планирование, отчетность и так далее. А сама площадка является не более чем элементом этой системы, который выходит вовне, ее внешним интерфейсом.

– Можно реализовать аналогичный функционал, привлекая внешнего оператора ЭТП?

– Думаю, что можно, поскольку мы используем четкие регламенты проведения процедур и составления отчетности. Другое дело, что даже если говорить только об используемых формах документов, то в нашей корпоративной системе используются не только 22 столбца Годового комплексного плана закупки, утвержденных постановлением Правительства, а 180. И изменения в формах планов и отчетности происходят часто. Вряд ли внешняя площадка будет адаптировать свой функционал под изменения в наших регламентах и формах, а если и будет, то как быстро она сможет на них реагировать?

В любом случае, на вопрос, что лучше – внешняя или корпоративная площадка, однозначного ответа нет. Например, я не думаю, что на корпоративной площадке количество участников закупок будет меньше, чем на внешней площадке. Какие для этого могут быть предпосылки?

– Например, если на внешней ЭТП проводят закупки несколько крупных поставщиков, которые работают в аналогичной или смежных отраслях и закупают аналогичную номенклатуру, то они неизбежно начинают «делиться» друг с другом поставщиками.

– Это было очень актуально, когда не было 223-ФЗ. Когда появился Официальный общероссийский сайт, у поставщиков появилась исчерпывающая информация, кто где какие закупки объявляет и на каких площадках они проходят. Когда такого информационного обмена не было, состав заказчиков на той или иной ЭТП был очень важен для поставщиков.

– С другой стороны, далеко не все крупные компании публикуют информацию о своих закупках на ООС.

– Это тоже верно. Но я говорил в основном про заказчиков из числа инфраструктурных компаний. Например, есть электросетевое хозяйство – я не знаю других внешних площадок, кроме тех, которые мы уже используем, на которых проводили бы закупки сетевики. Тем более что большая часть предприятий отрасли сейчас объединены в рамках ОАО «Российские сети». Что же касается не узкоспециализированных товаров и услуг, а массовой, «простой» номенклатуры, то наличие на площадке крупных заказчиков, закупающих аналогичную номенклатуру, по-прежнему играет роль для привлечения поставщиков.

К тому же большинство частных компаний, как мне кажется, внедрили закупки в электронной форме относительно недавно, а многие из них по-прежнему не пользуются ЭТП. Они не обременены требованиями 223-ФЗ, хотя определенное движение в организации закупочной деятельности в направлении, которое обозначил этот закон, заметно также и в частных компаниях.

– Если говорить о качестве и выборе услуг, которые предлагает сегодня рынок электронных площадок, чего вам и вашей компании не хватает и чем вы не удовлетворены? Какие у вас пожелания к рынку?

– Понятно, что заказчику выгодно, когда плата за вход для поставщиков низкая или отсутствует. Но у площадок есть своя экономика, у них есть текущие издержки, они должны инвестировать в доработки, они должны зарабатывать прибыль. На разных площадках различная стоимость услуг и тарифная политика. Но если брать простые закупки на небольшие суммы, то на некоторых ЭТП стоимость участия в них для поставщиков, на мой взгляд, слишком высокая. Особенно если ЭТП взимает плату не только с победителя, а со всех участников закупки. Если речь идет о закупке на десятки тысяч рублей, то для участника плата за вход в десять тысяч – это существенно. До издания 223-ФЗ у нас порог стоимости регламентированных закупок был несколько выше, чем после его вступления в силу. Недорогие закупки тоже регламентировались, но эта регламентация была значительно менее жесткой, чем сейчас. Соответственно, сегодня мы должны размещать на площадке даже закупки на относительно небольшие суммы, и поставщики должны платить за участие в них. С некоторыми площадками этот вопрос решается – они готовы максимально снизить стоимость для участников таких закупок. Но не все ЭТП готовы пойти на это.

– Российскому рынку ЭТП в относительно короткий срок удалось охватить порядка 60% крупного российского бизнеса. Но вместе с тем проникновение их услуг еще остается довольно низким. С чем это может быть связано, ведь преимущества электронных закупок, с точки зрения расширения конкуренции, прозрачности, подконтрольности, повышения эффективности документооборота очевидны?

– Действительно, электронные закупки позволяют достичь более высокого уровня конкуренции и расширения количества участников за счет повышения информационной прозрачности. Если компания публикует информацию о своих закупках только на собственном сайте или в региональной газете, то о них мало кто узнает. Раньше был «Федеральный вестник», в котором публиковались извещения – анализировать и структурировать эту информацию было практически невозможно.

Я думаю, что серьезным стимулом для расширения применения закупок в электронной форме стал 223-ФЗ, в том числе и для компаний, которые не являются его субъектами. Я знаю это от коллег, которые работают в крупных частных компаниях. Они видят, что конкурентные и прозрачные закупки дают ощутимый эффект. А для частных компаний эффективность стоит на первом месте.

Вместе с тем, по моему мнению, в большинстве компаний, которые до сих пор не применяют закупки в электронной форме, есть проблема не выстроенных систем управления закупками и регламентации закупочных процедур. Им нужно до этого дозреть. Если система регламентации не выстроена, то как такая компания может выйти на площадку? Это бессмысленно. В нашей отрасли развитием этих направлений очень активно занимались со времен РАО ЕЭС, еще до принятия 223-ФЗ. Мы применяем закупки в электронной форме, трехлетнее планирование и прочие инструменты организации закупочной деятельности еще с 2008 года. Но остальные работали по-другому вплоть до принятия 223-ФЗ, который задал определенные стандарты. Соответственно, компаниям с государственным участием пришлось быстро адаптироваться к этим требованиям. Но в частном бизнесе есть еще немало компаний, которые не до конца доработали все необходимые процессы в области организации конкурентных закупок. Я думаю, что рано или поздно они до этого дойдут. У всех разные стартовые позиции – кто-то уже бежал, а кто-то стоял. Я, например, знаю частные компании, которые, увидев эффект от регламентации и автоматизации закупочной деятельности в государственных компаниях, стимул к которой дал 223-ФЗ, создали у себя очень развитые аналогичные системы, которые сегодня в чем-то опережают системы управления закупками даже в самых передовых государственных компаниях.

Кроме того, меняется подход к самим закупкам, к тому, как их рассматривать – как затраты или как прибыль. Можно дорого продать и получить прибыль, а можно сэкономить на закупках и получить такой же финансовый результат. Акцент на экономию компании делают, когда дела в экономике в целом не очень хороши. Когда компания начинает считать каждую копейку, в первую очередь обращают внимание именно на управление закупками.

Наконец, идет процесс профессионализации закупочной деятельности. Компаний много, и уровень закупщиков, которые в них работают, разный. Но он постепенно растет. Во времена плановой экономики были специалисты по МТО – но закупки это совсем другая область, в которой нужны специалисты иного профиля.