Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Зеленский В. А., директор Департамента развития медицинского страхования Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Зеленский Владимир Анатольевич

– Владимир Анатольевич, в чем Вы видите основные недостатки существующей системы обязательного медицинского страхования?

– Самый главный, принципиальный недостаток действующей системы ОМС, перекрывающий все ее достоинства, заключается в том, что она на самом деле не является системой обязательного медицинского страхования. Существующая система – это некая разновидность бюджетной модели, в которой практически нет конкуренции, а есть перераспределение средств между государственными и муниципальными учреждениями. Кроме того, система ОМС не является единой. Хотя по законодательству об основах государственного социального страхования любая система социального страхования должна быть единой и федеральной. А у нас сколько регионов, столько и систем ОМС. Это и является основным камнем преткновения. Отсюда и дифференциация, отсюда и невозможность или затруднение в получении медицинской помощи вне зоны прописки. Отсюда же и недостатки в организации медицинской помощи в конкретном регионе, потому что в каждом регионе система ОМС настроена на уже созданную сеть учреждений и существует для их финансирования.

– Как новый законопроект об обязательном медицинском страховании должен преодолевать эти недостатки?

– Конечно, нам бы очень хотелось, чтобы система медицинского страхования стала единой подобно системе Пенсионного фонда и Фонда социального страхования. Это бы помогло сгладить дифференциацию между регионами. По крайней мере, не создавалось бы ситуации, когда в стоимость одного дня пребывания в стационаре на медикаменты в одном регионе включается 30 рублей, а в другом – 200 рублей. Проведение единой политики на всей территории России способствовало бы повышению качества и доступности медицинской помощи. Вместе с тем основная ответственность за состояние системы здравоохранения лежит на региональных властях, поэтому они не должны быть полностью исключены из управления системой ОМС.

– Существующая система называется «обязательное медицинское страхование». Из этих трех слов верно слово «обязательное», верно слово «медицинское», под вопрос ставится слово «страхование». Ведь фактически происходит бюджетное финансирование медицинских учреждений. Вы согласны с этим тезисом?

– В принципе, это так. Хотя все зависит от того, что мы подразумеваем под системой социального страхования в классическом ее виде. В классическом социальном страховании страхуются только работники. В нашей системе, как и в системах большинства стран, страхуются практически все граждане в том или ином виде (за неработающее население платит либо работник, либо работодатель, либо государство доплачивает). Если под страховой системой понимать ситуацию, когда выплаты осуществляются при наступлении страхового случая, то с этой точки зрения у нас действует именно страховая система.

Во всем мире разница между страховыми взносами в рамках системы социального страхования и простыми налогами очень незначительна. Сейчас, несмотря на то что оплата медицинской помощи действительно производится при наступлении страховых случаев, все тарифы посчитаны исходя из необходимости сохранения бюджетного финансирования. Ведь есть больницы, и их надо содержать. В результате годовые расходы на содержание больницы делятся на примерное количество страховых случаев, и получается бюджет больницы, несмотря на то, что его финансирование идет из системы ОМС. Это, конечно, некорректно. Это одно из самых принципиальных изменений, которые нам предстоит осуществить, что приблизит нашу систему к классической страховой системе.

Мы должны сделать так, чтобы система была абсолютно конкурентна, чтобы в ней наравне с государственными муниципальными медицинскими учреждениями могли бы участвовать и частные структуры, что в конечном итоге будет выгодно и гражданам, потому что для них это расширение возможности выбора.

– А какое место в этой системе будет у страховых компаний?

– Если мы будем строить систему ОМС, опираясь только на фонды – федеральные или территориальные, то она сразу получится неэффективной, так как у фондов, как и у любой бюджетной структуры, нет мотивации к экономному использованию средств. С одной стороны, страховые компании должны стимулировать экономию денежных средств, потому что они заинтересованы в том, чтобы тратить меньше. А с другой стороны, если их будет несколько на территории региона и они будут получать деньги исходя из количества прикрепленных к ним граждан, то страховые компании будут мотивированы на повышение сервиса для того, чтобы привлекать к себе больше граждан. Для гражданина любая конкуренция всегда хороша, потому что она означает повышение качества. А если есть один территориальный фонд, это, по сути, такой же госорган, такое же министерство.

– Можно ли сказать, что для граждан практически нет разницы между способами финансирования медицины? Можно ли, например, систему ОМС финансировать из средств бюджета?

– Это не совсем так. Это зависит от тех функций, которые мы изначально прописываем. Но идеологически любая структура, получающая деньги в рамках бюджетного процесса, изначально мотивирована только на выполнение своих должностных обязанностей. Никакой другой мотивации у такой структуры не существует. Это сильная мотивация, но все-таки мы говорим о том, что оказание качественной медицинской помощи предполагает существование некоторого рынка. И поэтому присутствие не должностных, а экономических мотиваций для нас важно. С другой стороны, экономически замотивировать бюджетную структуру – все равно что сказать ей, что часть экономии можно забрать себе в качестве премии. Такого не должно быть.

– А сможет ли страховая компания в новой системе забрать себе часть сэкономленных денег в качестве прибыли?

– Скажу наоборот. Если страховая компания потратит все деньги и при этом обратится в фонд за дополнительными деньгами, и если фонд выявит некачественную работу со стороны страховой компании, то этот дефицит страховая компания будет покрывать самостоятельно. Это будет риск страховых компаний.

– А будет ли в этом случае оказываться медицинская помощь?

– Медицинская помощь все равно будет оплачена за счет системы обязательного медицинского страхования в целом. На этот случай у фондов существует в настоящее время и будет существовать и в дальнейшем система резерва. Но фонд будет компенсировать средства страховой медицинской организации только в случае ее надлежащей работы.

– А если получится, что компания обеспечила нормальную медицинскую помощь, но при этом у нее остались излишки средств…

– То она вполне может получить бонус.

– То есть это будет ее прибыль?

– Мы не предлагаем страховой компании оставлять все сэкономленные деньги в страховых резервах. С одной стороны, должен быть некий отдельный стимулирующий фонд. С другой стороны, нельзя создавать отрицательных стимулов, которые могут привести к отказам в оплате медицинской помощи, затягиваниям в выплатах. Очень опасно оставлять в качестве прибыли страховой компании сэкономленные ею деньги. Хотя этот вопрос обсуждается.

На самом деле нужно стимулировать компанию не на то, чтобы она оставляла у себя неиспользованные деньги, а, наоборот, на то, чтобы она проводила разного рода профилактические мероприятия, контактировала с застрахованными, мотивировала их хождение к профилактическому врачу. Можно выдавать какие-то бонусы в зависимости от состояния здоровья прикрепленных граждан. При мотивировании страховых компаний на прибыль сразу возникнет конфликт между страховыми компаниями и лечебными учреждениями, так как компании будут ориентироваться на экономию посредством неоплаты медицинской помощи или отбраковки застрахованных. Более эффективно давать бонусы за экономию, вызванную тем, что состояние здоровья застрахованных улучшилось и страховых случаев стало меньше.

– А как это реализовать? Получится, что страховые компании будут стремиться застраховать более здоровых.

– Но выбирать же будут сами граждане. Если сейчас страховую компанию выбирает работодатель или регион, то в новом законе мы предполагаем, что это будет свободный выбор граждан. А граждане будут выбирать страховые компании, предлагающие им более высокий сервис, например, профилактику.

– А какой смысл гражданам выбирать страховую компанию, если они все равно будут лечиться у одного и того же врача, в той же самой поликлинике?

– Вы знаете, как я в первую очередь вижу себе роль страховой компании? Страховая компания – это адвокат гражданина. И если это так, то тогда у гражданина есть прямая мотивация выбирать ту компанию, которая лучше защищает его интересы. Нужно создать такую ситуацию, чтобы гражданин мог позвонить в страховую компанию и задать вопрос: «Мне предлагают пройти обследование за плату. Положено ли оно мне бесплатно или нет?» Кому сейчас этот вопрос можно задать? По идее, этот вопрос должен быть задан страховой компании. А сейчас гражданин не знает свою страховую компанию и не выбирает ее. Если мы перейдем на систему, когда страховая компания – это представитель интересов пациента, а не просто плательщик или эксперт с точки зрения взаимоотношений с медицинской организацией, то это уже будет качественно другой уровень развития системы ОМС.

– Будет ли в таком случае происходить объединение систем ОМС и ДМС?

– Для этого нам нужно понять, что должно входить в систему ДМС. По Конституции медицинская помощь должна быть бесплатной для всех. Поэтому есть только две вещи, которые могут не входить в систему ОМС. Это, во-первых, сервис выше базового уровня, в том числе возможность проходить без очереди. Но это очень большой риск для государственных и муниципальных учреждений, связанный с тем, что очереди будут удлиняться за счет тех, кто будет идти без очереди. Во-вторых, это выбор учреждений, не вошедших в программу обязательного медицинского страхования. Пока тема платных услуг также находится в стадии обсуждения. Но в идеальной модели платных услуг в государственных и муниципальных учреждениях вообще не должно быть. Они для этого не созданы. Государственная форма собственности сама по себе обязывает медицинские учреждения играть по правилам государства так, как это сделано, например, во Франции. Во Франции государственное учреждение за свои услуги берет какой-то базовый платеж и все, а частное вправе устанавливать свою цену, часть которой покрывается из системы ОМС, остальное доплачивает гражданин. У нас это пока в стадии обсуждения. Ввести очень четкое разграничение услуг на платные и бесплатные очень тяжело, особенно в государственных и муниципальных учреждениях.

– А если гражданин пришел с полисом ОМС в частную клинику, может ли он его там использовать?

– Вы имеете в виду зачет тарифа ОМС в счет стоимости платной услуги? Мы такое тоже сейчас обсуждаем. Но при этом все частные компании должны в обязательном порядке позволить проводить у себя экспертизу качества медицинской помощи экспертами, работающими в системе ОМС. Все-таки деньги будут платиться государственные. Экспертиза должна быть обязательно, так как грань между тем, что гражданину действительно нужно, и тем, что он просто захотел и что, по сути, страховым случаем не является, очень скользкая.

– То есть это возможно?

– Это возможно, но очень бы не хотелось, чтобы в такой системе полис ОМС превратился в некую дисконтную карту для частных клиник. Это абсолютно неправильно. Пока мы оставляем возможность как бы добровольного вхождения в систему ОМС для медицинских организаций, эта система вряд ли будет сильно жизнеспособна.

Другая ситуация, если любая медицинская организация, созданная на территории РФ, будет обязана принимать граждан с полисом ОМС. И тогда действительно полис ОМС можно будет засчитывать.

– Сейчас страховая медицинская организация не может заниматься другими видами страхования, кроме ОМС и ДМС. А как это должно быть в будущем?

– Мы предполагаем, что в будущем страховщиком станет Фонд обязательного медицинского страхования. Поскольку изначально деятельность по социальному страхованию далека от коммерческой деятельности, то очень не хотелось бы, чтобы страховые компании использовали деньги обязательного медицинского страхования для покрытия иных рисков, возникающих по всем остальным видам страхования. В любом случае деятельность по ОМС должна быть отдельно лицензируемой деятельностью.

– Вы говорите, что федеральный фонд будет страховщиком, а чем же тогда будут страховые компании?

– У нас функции страховщика включают, например, сбор страховых взносов и еще достаточно много всего, чем страховые медицинские организации, по сути, не занимаются. Поэтому мы идем по конструкции передачи полномочий страховщика страховой компании. То есть сама страховая медицинская организация страховщиком не является, а фонд передает ей часть своих полномочий, экспертизу, например. Отсюда и возникают деньги на ведение дела и запрет на получение прибыли, именно потому, что страховая компания только выполняет полномочия страховщика.

– Возникает вопрос о финансировании этой системы. Как деньги в нее будут поступать? Кто будет выступать в качестве страхователей?

– Мы предполагаем пока, что страхователями должны быть регионы в части неработающего населения и работодатели в части работающего.

– А выбирать страховую компанию будет гражданин?

– Да.

– В том числе и неработающий?

– Да.

– То есть вообще не будет происходить никаких тендеров?

– Нет, никаких тендеров не будет. Остается вопрос с гражданами, которые не выбрали никакую страховую компанию. Но тем не менее мы все равно рассматриваем для себя возможность не проведения конкурсов, а распределения «молчунов» по нескольким страховым компаниям, дабы, опять же, нам не завязываться на конкурсы.

– А теперь ряд вопросов, связанных с законопроектом. Когда он будет внесен на рассмотрение?

– Мы должны внести его на рассмотрение в мае-июне.

– Насколько то, что Вы рассказали, отражено в этом законопроекте?

– Практически да, вместе с тем есть ряд вопросов, которые сейчас находятся на согласовании.

– Этот законопроект является неким промежуточным шагом в долгосрочном развитии системы медицинского страхования, или это создание системы, на которой можно остановиться?

– Никто не останавливается. Говорить об относительной долгосрочности предлагаемых мер очень трудно, поскольку все страны периодически переживают периоды реформирования. Россия отличается от остальных стран тем, что у нас система, очевидно, недофинансирована и не настроена. А в большинстве стран система уже настроена, и необходимо, скорее, ограничить бурный рост ее расходов. Ситуация, когда у нас будут слишком большие расходы и их нужно будет каким-то образом ограничить, от нас еще очень далека. Но я надеюсь, что та система, которую мы построим сейчас, будет существовать как минимум достаточно долгий период времени. Очень серьезные изменения невозможно проводить часто.

– В регионах существует проблема нехватки медицинских учреждений. Будет ли строящаяся система ОМС стимулировать создание новых или развитие существующих медицинских учреждений? Будет ли развиваться здравоохранение?

– Новая система позволит повысить финансирование здравоохранения, насытить систему деньгами. Создание экономических стимулов приведет к развитию конкуренции, появятся частнопрактикующие доктора.

Нужно понимать, что удовлетворенность граждан лечением определяется не столько наличием высокотехнологичной клиники, потому что все надеются никогда не пользоваться ее услугами, а наличием большого количества врачей в поликлинике, то есть доступностью первичного контакта. И если мы насытим систему деньгами, то тогда они, скорее всего, и появятся, им будет просто выгодно работать.

Дело даже не в строительстве новых медицинских учреждений, а в том, что у нас достаточно много всего построено, но оно должно быть оптимизировано под население, под его изменяющиеся потребности. Сейчас мы ведем работу по оценке изначальной мощности медицинских учреждений. У нас обеспеченность койками очень высока, но при этом стационарная помощь недоступна, и мы пытаемся предпринять ряд мер по оптимизации сети, чтобы было достаточно стационаров по тем профилям, по которым нужно.

Кроме того, сама система ОМС – это очень серьезный механизм управления с помощью разного рода тарифных инструментов, видов оплаты медицинской помощи. Мы уже с прошлого года начали работу с регионами по обсуждению наиболее оптимальных способов оплаты – подушевых нормативов, оплаты за законченные случаи, оплаты за простой или за сложную услугу и т. д. Мы пытаемся выбрать те способы оплаты, которые в каждом конкретном регионе помогли бы развивать сеть медицинских учреждений.

– Некоторые страховые компании, которые работают сейчас на рынке ДМС, правда, их очень мало, пытаются создавать свои клиники. Будут ли стимулы для создания собственных медицинских учреждений в планирующейся системе ОМС?

– На самом деле пока сложно об этом говорить, потому что это вопрос, следующий за наполнением системы деньгами. То есть пока система в недостаточной мере покрывает текущие потребности, такие стимулы остаются в ней только у государства в силу обязанностей. Как только система станет выгодной, там появятся любые возможные комбинации: и клиники страховых компаний, и частные, и государственные, и частнопрактикующие доктора, вопрос только в выгодности. Просто так мы не сможем никого заставить.

– То есть этим законопроектом создается инфраструктура, а дальше вопрос объема финансирования?

– Да, и настройки системы…