Рейтинговое агентство
en
loading

Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.
Требования регуляторов Методологии Рейтинги под наблюдением
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Региональные гарантийные организации Обязательства структурированного финансирования Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента
Нефинансовые компании (Республика Беларусь) Нефинансовые компании (Республика Казахстан)
Экспорт и выгрузка рейтингов
Telegram Bot
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»
Адрес: Николоямская, дом 13, стр. 2
тел: +7 (495) 225-34-44
+7 (495) 225-23-54
e-mail: info@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
тел: +7 (495) 225-34-44 (доб. 1656)
+7 (495) 225-23-54 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Пресс-центр
тел: +7 (495) 225-34-44 (доб. 1706)
+7 (495) 225-23-54 (доб. 1706)
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел по работе с персоналом
тел: +7 (495) 225-34-44
+7 (495) 225-23-54
e-mail: personal@raexpert.ru

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. «Эксперт РА» является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

«Эксперт РА» включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством поддерживается более 600 кредитных рейтингов. «Эксперт РА» прочно удерживает лидирующие позиции по рейтингам кредитных организаций, страховых компаний, компаний финансового и нефинансового сектора.

Рейтинги «Эксперт РА» входят в перечни официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Банком России, Министерством Финансов, Министерством экономического развития, Московской биржей, а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.

Сбор анкетСписок всех рэнкингов


 

Интервью с Вадимом Сосковым, генеральным директором ООО «Управляющая компания «КапиталЪ»

Сосков Вадим Викторович

«Мне кажется, в управлении пенсионными средствами не должно быть исключительно элемента маркетинга»

– Какие уроки извлек рынок из событий 2008-2009 гг.?

Основной урок, который вынес рынок, не нов и состоит в том, что рисковать нужно умеючи, помня о том, что на фондовом рынке случаются «американские» или «русские» горки. На практике этот урок выразился в перенастройке взаимоотношений между НПФ и УК. Негосударственные пенсионные фонды стали ориентироваться на компании с более качественным риск-менеджментом и способные выполнить свои обязательства в случае кризиса.

С другой стороны, к сожалению, рынок никаких уроков из кризиса не извлек. Примером этого может быть то, что учет обязательств в российской пенсионной системе неверен, так как в соответствии с требованиями к отчетности участников инвестиционного процесса пенсионные деньги - это, по сути, «короткие деньги». И этот фактор определяет сценарий игры НПФ и УК. Из-за того, что в законодательстве не произошло никаких изменений, регулятор был вынужден издать проект приказа, фактически опираясь на решение суда по делу НПФ «Промсвязьфонд», согласно которому нельзя расписывать отрицательную доходность на счета застрахованных лиц. Но это же нонсенс! Честнее было бы отразить эти убытки на счетах. По сути же «выиграли» те, кто занял «страусиную» позицию, нарисовав вроде бы положительную доходность. Но при этом если будущий пенсионер хотел строить взаимоотношения с другим НПФ, ему сообщали, что в таком случае расставание будет стоить минус 15, 20, а то и 25 процентов.

– Как невозможность разнесения убытков на счета клиентов влияет на взаимоотношения между НПФ и УК?

Поскольку законодательство не изменилось, рынок пошел по единственно возможному пути: повышение уровня гарантий, фактически – повышение требований к капиталу. При этом понятно, что если НПФ отвечает за сохранность средств, которые находятся на счете застрахованного лица, то он не будет отвечать за это в одиночку и попытается привлечь второго участника системы – управляющую компанию. Поэтому в случае, если в законодательство не будут внесены изменения, НПФ продолжат предъявлять требования в первую очередь к собственным средствам управляющих.

Другой вопрос, каким должно быть оптимальное соотношение капитала и обязательств. Вероятно, оно должно представлять собой своеобразную плату за риск. Возьмем УК «КапиталЪ»: на сегодняшний день у нас под управлением свыше 24 млрд. рублей средств пенсионных накоплений (а всего в Группе УК – более 80 млрд. рублей). Из них порядка 20% вложено в сравнительно рискованные активы. И вот к этой сумме уже следует применять коэффициент. Хотя, конечно, в кризис могут быть объективные моменты, когда невозможно полностью гарантировать возврат денег, поэтому изменение правил учета – неизбежная мера.

В то же время, ряд компаний, работающих на рынке, не имел и не будет иметь достаточного капитала для выполнения обязательств. Для них управление пенсионными накоплениями является PR-ходом, они готовы платить за маркетинг, но не за бизнес. С моей точки зрения, в управлении пенсионными средствами элемента такого маркетинга быть не должно.

– Как Вы решали вопрос убытков в 2008-2009 гг.? Были ли в отношении Вашей компании какие-либо судебные решения?

По вопросам полученных убытков мы договаривались, и делали это, на мой взгляд, честно: мы вешали убытки на свой баланс, отражая задолженность перед клиентами. Таким образом, наши обязательства попадали на баланс НПФ и гасилась по мере восстановления рынка. Мы понимали, что этот убыток – бумажный, и поскольку наша компания пришла на рынок надолго, мы понимали, что год на этом рынке – не показатель. Убыток по накоплениям по большинству портфелей был отыгран уже к концу второго квартала 2009 г., по резервам – вышли в ноль по итогам сентября. Сейчас видно, как от квартала к кварталу возрастает собственный капитал УК – во многом из-за того, что деньги выходят из-под обременения обязательствами перед НПФ.

Именно поэтому в отношении нас не было ни одного судебного решения. С рядом клиентов, не желавших принимать сложившуюся ситуацию, мы были вынуждены расстаться; с теми, кто понимал, что НПФ и УК – это совместное партнерство, мы проводили реструктуризацию. В результате сейчас мы видим реальный рост числа новых договоров.

– Кстати о взаимодействии... На рынке достаточно широко распространена практика, при котором УК фактически является придатком, инвестиционным подразделением НПФ. Насколько это правильно?

Система, при которой УК является придатком НПФ, логична только в том случае, если НПФ работает по корпоративной программе. Как только фонд заявляет о своем желании работать на розничном рынке, аффилированный управляющий – это, как минимум, недальновидно, а как максимум – стимул для разворовывания средств. В случаях, когда УК играет роль «приживалки при дворе» НПФ, задачи и объекты инвестирования определяются учредителями фонда или его вкладчиками, соответственно возникает соблазн решения корпоративных проблем за счет будущих пенсионеров.

В России некоторые фонды решают интересы стоящих за ними корпораций, инвестируя максимально возможный объем средств в бумаги связанных сторон. Однако по такой схеме работал и «Enron», через «приближенных» управляющих размещавший средства в «приближенные» активы. Аналогичным образом поступает и государство. Почему я выступаю против того, чтобы на средства пенсионных накоплений покупать ипотечные облигации? Потому что, когда об этом заходит разговор, в первую очередь говорят о снижении ставок по ипотеке, что автоматически снижает доход пенсионера. Фактически, его делают социально ориентированным против его воли. Справедливее было бы дать возможность людям, имеющим пенсионные накопления, брать в кредит у самих себя и, уменьшая свою будущую пенсию, улучшать жилищные условия индивидуально!

Поэтому, если мы говорим о развитии пенсионной системы, наиболее правильной была бы модель, при которой фонды, сконцентрированные на администрировании пенсий, сотрудничали бы с независимыми управляющими, которые при инвестировании обеспечивали бы в первую очередь удовлетворение интересов будущих пенсионеров.

– В какие активы в таком случае следует инвестировать пенсионные средства?

Инвестировать можно во все инструменты, максимально анализируя при этом риски. Нужно инвестировать в недвижимость и акции – поскольку доходность по депозитам и облигациям сошла на нет, других способов обыграть инфляцию не будет. Однако здесь уже надо говорить о конкретных долях тех или иных инструментов в портфеле.

Концепция Минздравсоцразвития, вынесенная на обсуждение по развитию пенсионного рынка, предусматривает возможность возрастной диверсификации портфеля, однако это не должно быть обязанностью. Есть люди, для которых консервативность размещения средств – психологическая необходимость, поэтому они должны иметь возможность выбрать устраивающий их портфель.

– Рост рисковой доли портфеля обязательно приведет к вопросу дефолтов. Как избежать этой проблемы?

Решение этой проблемы возможно лишь путем создания максимально эффективной системы риск-менеджмента. В 2007, в начале 2008 г., когда бумаги второго и третьего эшелонов, которые не были допущены в портфель, активно росли, у меня иногда возникало ощущение, что мы теряем деньги. На поверку оказалось, что мы не теряем деньги, а наоборот, сохраняем их: в кризис у нас в пенсионных портфелях практически не было дефолтных бумаг.

Но это не отменяет необходимости кардинальных изменений критериев инвестирования пенсионных накоплений. Ситуация показала, что листинг А1 безнадежно устарел по своей сути. Странно, когда среди лучших эмитентов отсутствуют Газпром и Норильский никель, акционеры которых не выполняют часть требований по раскрытию информации, и присутствовали долговые бумаги компаний, импортирующих бананы из Южной Америки.


Обращение в службу внутреннего контроля — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в службу внутреннего контроля по телефону +7(495) 225-34-44 доб. 1645

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!