Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Обсуждение стратегии страхового рынка

 


Интервью
КАРТА ПРОЕКТА
Обсуждение стратегии страхового рынка

Сивков Арташес

– Первая тема – страхование жизни. Какие препятствия мешают развитию этого сегмента страхования?

– В течение 5 лет я анализирую информацию, касающуюся темы страхования жизни, и у меня сформировалась четкая позиция по данному вопросу. Страховщики, специализирующиеся на страховании жизни, основными проблемами считают отсутствие налоговых льгот и гарантийного фонда. Но давайте все же анализировать рынок и продукт с точки зрения того, кто его оплачивает и потребляет, а не с точки зрения тех, кто его продает.

Во-первых, в нашей стране низкий уровень финансовой грамотности населения, и это касается не только продуктов страхования жизни. К примеру, человек не всегда понимает, что с эффективной ставкой 36% по потребительскому кредиту, он за 3 года кредита переплатит в целых 4 раза, оплатив четыре стоимости продукта. И тем более он совершенно не осознает, для чего ему нужно страхование жизни.

Во-вторых, следует отметить низкий уровень доверия населения не только к страховщикам, но и к любым финансовым институтам. Наша 20-летняя история изобилует дефолтами, крахами и всякого рода финансовым обвалами.

В-третьих, для страхования жизни важны инвестиции в коммуникацию с потребителем. Например, Сбербанк выигрывает за счет наличия большой сети и доверия населения. В то же время ни один страховщик не смог активно продавать продукты страхования жизни через универсальную сеть. Причина заключается как в отсутствии доверия к страховщикам, так и в недостаточном количестве точек продаж продуктов по страхованию жизни в регионах.

И последнее: неразумно продавать продукты с доходностью потенциально ниже уровня инфляции. В 2010 году совместно с крупнейшими российскими банками мы начали продавать смешанные инвестиционные продукты с элементом страхования жизни. Проект имел успех. У меня не вызывает сомнений, что рынок есть. Если точечно работать, правильно позиционировать компанию и продукты, он будет функционировать.

– Поговорим о гарантийном фонде, должен ли он быть построен по аналогии с АСВ?

– По моему мнению, он должен находиться в руках государства. В отношении гарантийных фондов в сфере страхования жизни структура должна быть близкой к АСВ. Фонд должен иметь определенную степень свободы, чтобы сопоставлять инвестиционные доходы с ожиданиями рынка и контролировать страховые компании.

У нас забывают об одном важном факторе. Кризис в первую очередь задел сегмент инвестиционного страхования жизни. Это касается соответствующих рынков США и Восточной Европы. Кризисные явления наблюдались в том числе и в Венгрии. Ранее это был процветающий развитый рынок, все были довольны, но пришел кризис и все изменилось. Так что в первую очередь нужно думать о том, как защитить конечного потребителя.

– Целесообразно ли создание гарантийных фондов в сегменте non-life?

– Западноевропейский рынок может служить хорошим индикатором. О наличии гарантийных фондов в Европе мне ничего не известно. Конечно, если фонд обеспечивает стабильность на рынке, он нужен. Но если фонду планируется передать надзорные функции, в нем нет необходимости. Создавая надзор в каждом сегменте бизнеса, мы будем жить только фондами. Считаю, что нет необходимости создания гарантийных фондов в сегменте non-life.

Все, что касается необязательных видов страхования, – это внутреннее дело коммерческих организаций. Досадно, что мы не можем придумать ничего лучше создания фондов. Я поддерживаю гарантийные фонды в видах страхования, где есть серьезная государственная поддержка или создаются дополнительные преференции, например в сфере страхования жизни, если будут налоговые льготы, стимулирующие спрос.

– А не лучше ли в этих видах выдвигать более жесткие требования к лицензированию?

– Согласен. Я пытаюсь объяснить, в каком случае формирование гарантийных фондов оправдано и необходимо. Мы должны создать цивилизованный рынок с наименьшими препятствиями. Любой гарантийный фонд, любое структурное образование является еще и определенным буфером. Каждый раз, когда ты пытаешься что-то сделать, пойти на коммерческий риск, ты вынужден выполнять ряд требований, соблюдать правила, отчислять определенные средства. Зачем? Это твое право и твой риск.

– Какие факторы сдерживают развитие сегмента non-life российского страхового рынка?

– За определенным исключением для страхового рынка характерен очень низкий уровень лобби и низкая сплоченность, а это все недоработки страховщиков. Неэффективное взаимодействие рынка в целом составляет основную его проблему, все остальные проблемы – производные от нее.

Если страховщики не способны заставить провайдера своих услуг зафиксировать определенный уровень комиссионного вознаграждения, выплачиваемого по продажам, например, полиса каско, чья это проблема? Рынок же не принадлежит поставщикам продукта.

У акционеров компаний, которые присутствуют на рынке, цели очень разнородны. Один консолидирует ряд активов с целью продажи. Другой стремится иметь на рынке прочные позиции, чтобы потом провести IPO и т. п. По этой причине структура лоббирования разнородна. А вот цели банкиров похожи. У топ-10 банков есть стратегия, понимание общего рынка. У страховщиков из топ-10 разное видение. Ситуация неоднозначная, но нам единолично вряд ли удастся что-то изменить.

– Вернемся к отношению потребителей. Как показало исследование НАФИ, страховым компаниям в России доверяет лишь 35% населения, банкам – 60%... 3 года назад отношение к банкам было совершенно иное, примерно такое же, как сейчас к страховым компаниям: осторожное, негативное. Можно ли изменить эту тенденцию в перспективе?

– Если каждый начнет с себя, определенные шансы есть. Возьмем, например, трагедию в Крымске. Мы в течение суток выгрузили из своей базы данных все полисы по Крымску, организовав рабочую группу, обзвонили людей, объяснили, что они застрахованы, что могут в упрощенном порядке получить выплату, что мы готовы помочь им собрать недостающие документы, объясняли, как это нужно делать. Мы сами узнавали, где можно получить необходимую справку. Это нормальная работа.

Проблема страховщиков заключается в том, что они не хотят выполнять свои обязательства. Статистика подтверждает, когда мы ведем себя честно и выполняем свои обязательства, то к нам не возникает претензий ни у клиентов, ни у регулятора. Это очень важная тема. Страховщикам нужно отказаться от практики невыполнения обязательств. Нужно думать не о том, как найти 10 способов не заплатить клиенту, а о том, как быстро рассчитаться с клиентом и предложить ему еще больше. Такой подход обеспечит движение вперед.

– Согласно последнему постановлению Верховного суда, предусмотрена компенсация за моральный ущерб в случае необоснованного отказа в выплате, налагается штраф в трехкратном размере. Какие последствия будет иметь это решение?

– Практика показывает, что неверное решение действует до тех пор, пока не причинит большого вреда. В случае с законом о защите прав потребителей может возникнуть дисбаланс. Но мне кажется, что нужно подождать и проанализировать правоприменительную практику.

– Может ли человек от страховой компании получить в течение года больше?

– Может. Изменить отношения страховщика и страхователя может более активное использование договоров с франшизой. Сейчас примерно один клиент из 100 покупает каско с франшизой. Если мы увеличим количество застрахованных, ситуация изменится. Человек, который застраховал машину с франшизой, заведомо не хочет ничего получить от страховой компании, кроме справедливой оплаты при наступлении страхового события.

В России, например, при приобретении средней новой иномарки владелец платит примерно 7% стоимости за ее страхование. Для европейца или американца – это нонсенс. По моим оценкам, адекватная стоимость страхования автокаско должна составлять около 4-5%, и более активные продажи каско с франшизой должны помочь в решении этой проблемы.

– Можно ли сказать, что агенты являются одним из препятствий распространения договоров с франшизой, так как они не заинтересованы в снижении стоимости полиса?

– Конечно. У нас очень активно развивается прямой канал продаж. Существенное число клиентов покупают полисы напрямую, минуя агентов. Прямое страхование является перспективным направлением развития для рынка, так как позволяет компании напрямую общаться со своим клиентом. Для развития данного канала продаж сейчас есть все ресурсы, в том числе есть приложения для iPhone, Android, мобильных устройств. Только ленивые и аутсайдеры не создали подобные приложения. Все это работает и дает положительную динамику, причем в нашем случае без огромных вложений в рекламу, продвижение и т. д.

– Существует проблема с использованием электронной подписи…

– Эта проблема не может быть решена за один день. Закон вступает в силу. Важны сроки. Изменения произойдут не в течение полугода, а на протяжении 1-2 лет. Многие компании поменяют платформы, найдут способы правильной коммуникации, дистрибуции. Применение электронной подписи безусловно повлияет на развитие рынка.

– Каков ваш прогноз относительно изменения тарифов в корпоративном и в розничном сегментах на ближайший год?

– Я не думаю, что они будут снижаться. Тенденция на рынке корпоративных продаж позволяет утверждать, что тарифы сохранятся на нынешнем уровне в течение 1-1,5 лет. Минимум уже пройден. В рознице тарифы будут снижаться.

– Какие меры, направленные на развитие рынка, со стороны государства вы считаете правильными?

– Деятельность регулирующих органов должна основываться на рыночных реалиях и исходить из здравого смысла. Такой подход упростит жизнь страховщикам и защитит потребителей. Если регулятор понимает, что этой компании лицензию выдавать нельзя, ее выдавать не следует.

Я являюсь противником обязательных видов страхования. На мой взгляд, все обязательное вызывает отторжение. Иная ситуация с вмененными видами. Если человек берет в ипотеку недвижимость, оформление страховки обязательно, иначе ставка будет выше. Это нормальная практика, поскольку акционер банка рискует деньгами на 25 лет, давая возможность заемщику приобрести жилье.

– Можно ли использовать софинансирование взносов как стимул развития добровольного спроса на страхование?

– Это не очень долгосрочный инструмент стимулирования рынка. Зная игроков нашего рынка, могу сказать, что они способны использовать данный инструмент не совсем правильно. Идея интересная, но сложно представить, как ее реализовать. Я бы не торопился применять ее на практике.

Основной вопрос – повышение уровня финансовой грамотности. Выпускник школы должен понимать, что такое кредитная карта, депозитный счет, накопительное страхование жизни, страхование автокаско, франшиза, для чего это все нужно. Повышение уровня финансовой грамотности – это долгосрочный процесс. Есть меры тактические, есть меры стратегические. Это исключительно стратегическая мера. Тактические меры мы можем обсуждать сколько угодно: налоговые льготы, вмененное страхование. При этом, если мы не будем просвещать людей, мы ничего не достигнем, потому что они являются потребителями наших продуктов.

– Соответствующие разделы должны войти в школьную программу или следует проводить специальные акции?

– Я принимал участие в социальном проекте, который был реализован совместно с организацией «Росмолодежь». Он заключался в том, чтобы вместе с паспортом юношам и девушкам выдавали диск с финансовой информацией. Он был сделан в форме компьютерной игры. Интерес был огромен, мы раздали все диски.

Но все же я не очень верю в специальные программы. Нет ничего более правильного, чем систематическое образование. Сделать это не очень сложно.

– Вернемся еще раз к посредникам и каналам продаж. Можно ли и нужно ли регулировать величину комиссии?

– Нужно и можно. В этом ничего страшного нет. Наличие разумного барьера позитивно влияет на отрасль в целом. Есть регулятор, должна быть определена максимально возможная ставка агентского вознаграждения по страхованию.

– Какие каналы дистрибуции в ближайшее время увеличат долю в вашей компании, а какие – уменьшат?

– Будет увеличиваться доля посредников, альтернативной дистрибуции. Появляется очень много нестандартных посредников. Мы сами, за счет собственных сетей, такими темпами развиваться не можем. Скажу откровенно: страхование – это не самостоятельный продукт. Он продается не отдельно, а вместе с объектом страхования. Посредник, который продает объект страхования, является драйвером продаж страхового продукта. Несмотря на то, что мы стремимся ограничить размер страховой комиссии, мы видим, что взаимодействие с крупными партнерскими сетями с экономической точки зрения более выгодно, чем построение собственной агентской сети.

– Согласны ли вы с утверждением, что к 2020 году доля продаж через Интернет, мобильных операторов и call-центры может быть самой высокой из всех каналов?

– Не согласен. 2020 год относительно далек, но я не верю, что в течение 8 лет все наши посредники и партнеры, с которыми мы работаем, согласятся сократить долю своих доходов, получаемых от страхования. Это невозможно.

– Какие существуют методы мотивации агентов?

– Есть несколько компаний с крупными агентскими сетями. Все они выплачивают практически одинаковую комиссию. Очень важна система обучения, развития, продвижения, карьеры внутри компании. Агент предпочитает сотрудничать с компанией, продукты который ему удобно продавать и ценности которой он разделяет. Конечно, и бренд «Альянс», и надежность имеют значение. По нашим данным, возросло влияние этих факторов на принятие решений клиентами.

– Насколько перспективна идея закрепления агентов за одной компанией?

– Она перспективна как одно из направлений в рамках обязательной сертификации страховых агентов, чтобы повысить их вовлеченность и качество работы. Я считаю, что нужно удерживать агентов реальными конкурентными преимуществами, создавать ценности и определенную атмосферу. Опытным продавцам нужно давать возможность работать как мультиагенту с разными компаниями, а новичков закреплять на определенное время за одной компанией и инвестировать в их обучение. Недобросовестным агентам – вообще запретить заниматься агентской деятельностью.

– Задам вопрос по поводу регулирования. Считаете ли вы правильным включение субординированных кредитов в расчет капитала, как у банков?

– Что в этом может быть плохого? Никаких значительных изменений это мера за собой не влечет. В России топ-10 страховых компаний контролируют около 60% рынка. Чего мы боимся?

– Как вы относитесь к введению института страхового уполномоченного?

– Позитивно. Страховые уполномоченные позволят компенсировать существующее несовершенство рынка. Я против этого ничего не имею. Если потребитель чувствует себя незащищенным, то нужно решать эту проблему.