Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

XIII Ежегодный форум крупного бизнеса «Кто создает экономику России»

 


КАРТА ПРОЕКТА
XIII Ежегодный форум крупного бизнеса «Кто создает экономику России»

Новая пенсионная реформа: необходимо соблюсти баланс и для НПФ, и для работодателей, и для самих граждан, которые являются конечным звеном пенсионной системы

 – Концепция индивидуального пенсионного капитала, хотя пока еще и не принята, но на сегодня является наиболее вероятным вариантом развития пенсионной реформы. Последние варианты предполагают так называемую автоподписку на участие в новой системе: гражданам, которые не захотят копить на старость в рамках ИПК, придется заявить о своем несогласии. Возможна ли реализация концепции ИПК в случае, если автоподписка не будет принята? Какие варианты развития рынка вы видите в обоих случаях – при наличии и при отсутствии автоподписки?

– В этом году индустрии негосударственных пенсионных фондов (НПФ) исполняется 25 лет. С точки зрения развития финансовых институтов это не очень большой срок. Однако за этот период пенсионная отрасль, фундаментом которой является стабильность, претерпела уже не одну реформу. Мы стоим на пороге очередных трансформаций, подготовка к которым вынужденно ведется в сложных и ограниченных по времени условиях. И важно, чтобы эта неопределенность не сформировала негативное восприятие предстоящих изменений у будущих пенсионеров еще до их начала.

Фундаментальные предпосылки к совершенствованию пенсионных систем схожи во всем мире, кроме, возможно, Азии. Население стареет, рождаемость падает, дефицит солидарной системы растет. Согласно демографическому прогнозу Росстата число людей трудоспособного возраста в расчете на одного пенсионера в России (без учета миграционного притока) в ближайшие десятилетия продолжит уменьшаться и текущий показатель примерно 2,5 человека на одного пенсионера к 2050 году опустится до 1,2–1,5 человека. Таким образом, пенсионное обеспечение с достаточным коэффициентом замещения возможно лишь при наличии альтернативных путей формирования пенсионных выплат.

Международный опыт подтверждает, что наиболее устойчивыми и эффективными оказываются многоуровневые пенсионные системы. В 2005 году Всемирный банк предложил пятиуровневую модель: нулевой уровень – это государственная пенсия, которая обеспечивает минимальную соцзащиту; первый уровень – государственная обязательная долевая пенсия, привязанная к заработку; второй уровень – частная обязательная, полностью финансируемая пенсия; третий уровень – добровольная, полностью финансируемая пенсия; четвертый уровень – финансовая и нефинансовая поддержка вне рамок формального пенсионного обеспечения. Каждый уровень призван дополнить другие, вкупе обеспечивая общую эффективность системы, а их разная природа формирования служит залогом устойчивости системы в целом в любых экономических и демографических условиях.

Более 12 лет назад в России появилось обязательное пенсионное страхование (ОПС): чтобы обеспечить развитие пенсионной системы в лучших мировых практиках, был введен накопительный компонент трудовой пенсии – аналог второго уровня в классификации Всемирного банка. Как писал Всемирный банк в одном из своих исследований, необходимыми, но недостаточными условиями успешности введения накопительной составляющей являются готовность государства проводить реформу до конца и в полном объеме, наличие довольно широкого и развитого фондового рынка с долгосрочными инструментами, благополучная макроэкономическая среда. Ограничение инвестиционных возможностей на фоне стагнации локального фондового рынка, а потом и введение санкций лишь усугубили этот процесс. Заморозка пенсионных накоплений, превратившаяся в мораторий, фактически остановила реформу. А поскольку НПФ, по сути, единственный значимый локальный институциональный инвестор на фондовом рынке, то это сказывается и на экономике в целом. Нехитрые расчеты показывают, что пенсионные накопления имеют отрицательный мультипликатор и закрывать ими дефицит Пенсионного фонда России неэффективно и очень дорого.

Индивидуальный пенсионный капитал (ИПК) – новая система, которая вынуждена прийти на замену замороженному ОПС, но на самом деле это переход от системы второго уровня к вариации третьего уровня, к которой также относится негосударственное пенсионное обеспечение (НПО). Поэтому едва ли ИПК сможет решить все проблемы пенсионного обеспечения в отсутствие других уровней, но при взвешенной и тщательной проработке он может стать эффективной основой формирования пенсии для значительной части работающего населения.

На текущий момент концепция ИПК активно обсуждается всеми участниками рынка. В ближайшее время, видимо, будет представлен новый вариант концепции. И вопрос с автоподпиской на участие или авторегистрацией в системе ИПК, безусловно, остается ключевым. Повторюсь, что новая пенсионная реформа легко может разрушить существующий баланс, в частности, рынка НПФ. Единственный вариант избежать существенных потрясений – это сделать процедуру трансформации пенсионных накоплений в ИПК максимально простой и не затратной для всех участников (граждан, работодателей и НПФ).

Система ИПК должна быть подкреплена более ощутимыми элементами стимулирования граждан, в том числе для категории малообеспеченных. Это должны быть не только налоговые льготы и вычеты, но и специальные условия по социальным программам, таким как ипотека, поддержка материнства, медицинское обслуживание и так далее. Система не должна также создавать излишней материальной и операционной нагрузки для работодателей. Да и сами налоговые стимулы должны быть более ощутимыми, особенно для граждан. Идеальной, на мой взгляд, была бы конструкция с софинансированием со стороны государства.

В противном случае есть риск получить не более 5% граждан, сознательно выбирающих ИПК как продукт. Остальные будут отписываться по мере осознания сущности реформы и ее последствий лично для них.

 – Последние варианты концепции ИПК также предполагают, что если работодатели будут вкладываться в корпоративные пенсионные системы и перечислять деньги за своих сотрудников в систему индивидуального пенсионного капитала, они получат право отнести до 6% от зарплаты работников на себестоимость с повышающим коэффициентом. Каким, на ваш взгляд, должен быть размер этого коэффициента, чтобы стать привлекательным для работодателя?

В текущей версии концепции ИПК работодатель по сути является исполнителем воли гражданина и в определенном смысле лишен влияния на работника. Серьезного увеличения нагрузки на работодателя пока в концепции мы не видим: отчисления в НПФ будут производиться не напрямую в фонды, а Центральному администратору, в соответствии с реестром, который администратор будет вести. Стоит отметить, что, по мнению многих экспертов, особой необходимости в создании единого администратора пенсионных счетов в рамках ИПК нет. Для этого можно использовать другие, более эффективные технологические решения, например ведение распределенного реестра клиентов на базе технологии блокчейн. Наш Фонд активно поддерживает концепцию распределенного реестра, поскольку она идеально подходит под специфику пенсионного рынка.

Что касается стимулирования работодателей, то текущий вариант концепции особой мотивации для того, чтобы они содействовали распространению ИПК, не предусматривает. Пока предприятия ожидает уменьшение налогооблагаемой базы с повышающим коэффициентом: 1,03 в первые шесть лет с момента вступления работника в систему, 1,06 – в последующие годы. Даже если представить себе, что весь персонал работодателя вступит в систему с 6%-ным взносом, в первые шесть лет льгота не превысит 0,2% от ФОТ, в реальности цифры будут гораздо ниже.

 – Какой срок и порядок смены НПФ клиентами представляется вам оптимальным? Как вы оцениваете последнюю по времени переходную кампанию – насколько удалось преодолеть недостатки, за которые критиковали НПФ?

– Фактические потери инвестиционного дохода при досрочной смене фонда достигли очень больших объемов. Мы последовательно выступаем за внесение изменений в законодательство, в частности, за изменение процедуры подачи заявления – только текущий страховщик сможет в полной мере информировать своего клиента. Пока в отсутствие решения данного вопроса наш Фонд считает своей обязанностью информировать текущих клиентов о возможной потере инвестиционной прибыли при переходе в другой НПФ. В течение последних трех лет (2015–2017 годы), в частности, информирование клиентов о последних изменениях в законодательной сфере – одно из направлений нашей деятельности. К сожалению, в работе с нашими клиентами мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда фонды, ведущие политику агрессивных продаж, не консультируют должным образом клиента, в том числе о потере инвестиционного дохода.

Отмечу, что каждый год более 2 млн клиентов НПФ «ЛУКОЙЛ-ГАРАНТ» регулярно получают от Фонда сообщения по различным каналам коммуникации – смс, «Личный кабинет», информационный бюллетень и прочие. Работая с клиентской базой, мы, безусловно, исходим из состояния пенсионных счетов наших клиентов, поскольку программа лояльности – крайне затратный проект для любого НПФ. Фонд ежегодно осуществляет постоянную коммуникацию с клиентами сегмента с суммой пенсионных накоплений 50 тыс. рублей и выше.

К примеру, летом текущего года НПФ «ЛУКОЙЛ-ГАРАНТ» провел масштабный телефонный опрос клиентов – застрахованных лиц Фонда, и в сентябре мы дополнительно начали рассылать клиентам смс-сообщение о возможной потере инвестиционной прибыли при досрочном переходе в другой фонд. Данная смс-кампания охватит порядка 660 тыс. застрахованных лиц Фонда. К сожалению, статистика проведенного нами опроса свидетельствует о большом проценте неинформирования граждан. И, повторюсь, решением сложившейся ситуации может стать только изменение законодательства в части процедуры смены страховщика.

 – Как вы оцениваете в целом и на примере вашего фонда возможности НПФ зарабатывать на инвестициях при падающих ставках и растущих ограничениях по инструментам? Какие направления инвестирования представляются вам наиболее эффективными?

– У НПФ довольно обширный список разрешенных активов, и мы скорее ограничены не в перечне инструментов, а в возможностях самого фондового рынка. Не так много качественных эмитентов, обладающих прозрачной системой корпоративного управления; не так много интересных бумаг в свободном обращении; не так много желающих с такими бумагами расстаться. В моменте на это наложились изменения в части кредитных рейтингов.

За последнее время возможности инвестирования сократились – из списка инструментов вытеснены документы из банковского сектора, составляющего почти весь денежный рынок, более половины облигационного и четверть рынка акций. Это часть действий, направленных на повышение надежности пенсионного рынка, однако не менее важна эффективность индустрии, ведь ради этого и проводилась в свое время пенсионная реформа. В конечном итоге цель работы пенсионного фонда – прирост пенсионного капитала клиентов, доверивших фонду управление своими накоплениями.

 – За последние несколько лет произошло немало изменений в части регулирования отрасли НПФ: введение стресс-тестов, новые принципы сдачи финансовой отчетности и прочее. Насколько это изменило деятельность НПФ? С какими сложностями сталкиваются фонды при необходимости соответствовать новым требованиям законодательства и регулятора?

– Изменений, конечно, много. Вводимые новшества обеспечивают максимальную прозрачность индустрии, но со стороны НПФ требуют заметных капиталовложений в IT-инфраструктуру и специалистов.

НПФ ожидает усиление пруденциального надзора в целом. Готовится введение фидуциарной ответственности собственников НПФ. С одной стороны, это позволит гарантировать рыночный уровень доходности по портфелям фондов. Но, с другой стороны, это может привести к отказу фондов от риска и существенному падению потенциала доходности. 

За последнее время были значительно усилены требования к инвестиционной деятельности и риск-менеджменту. Безусловно, эти меры призваны обеспечить стабильность и надежность индустрии, но опять же риск получить негативные результаты по стресс-тестам заставит фонды отказываться от инвестиций в долгосрочные или недостаточно ликвидные инструменты, такие как инфраструктурные и концессионные бумаги, акции – не голубые фишки, облигации инновационных компаний и тому подобное.

Отдельное направление – внедрение новых форм и даже принципов отчетности. НПФ готовят отчетность по МСФО, начали делать отчетность по ОСБУ, а в перспективе внедрение XBRL. Отмечу, что в конце августа наш Фонд впервые сдал Банку России финансовую отчетность в полном объеме в формате XBRL в рамках участия в пилотной группе.

Конечно, за последние три года регулирование индустрии НПФ кардинально изменилось. Акционирование и вступление в систему гарантирования оставили на рынке только крупнейших игроков. Это определенно повысило уровень прозрачности и надежности фондов перед их клиентами.