Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

ОАО «АЛЬФА-БАНК»

Комментирует Першин Максим, со-руководитель корпоративного бизнеса, член правления.

Першин Максим

На Ваш взгляд, готовы ли сегодня российские банки активно кредитовать застройщиков жилья? Что может препятствовать росту объемов кредитования?

На мой взгляд, российские банки сегодня готовы кредитовать застройщиков жилья, однако слово «активно» сюда точно не подходит. Что же препятствует активному наращиванию объемов кредитования? В первую очередь, налицо определенная психологическая составляющая: кризис только-только закончился, и многие опасаются, что если начнется финансирование, то ситуация со строительным пузырем может повториться вновь. Но это чисто психологический фактор, который к экономике никакого отношения не имеет. Во-вторых, до кризиса строительные проекты зачастую финансировались банками за счет коротких средств, поскольку существовала возможность при необходимости рефинансироваться. Однако кризис ликвидности показал, что финансирование длинных проектов должно обеспечиваться длинными деньгами. На текущий момент времени, на мой взгляд, одним из сдерживающих факторов развития рынка и является как раз тот факт, что большое количество длинных денег в банковском секторе не появилось. Конечно, банки могут привлекать относительно короткие деньги в Центральном банке, в разгар кризиса многие банки получили субординированые займы от ВЭБа. Был  ряд приоритетных отраслей, которые можно было профинансировать, в том числе и жилье. Но на тот момент времени большая часть денег пошла не в строительный сектор, а в транспортные, авиационные компании, в пищевую промышленность, в общем - в те сектора, в устойчивости которых банки больше уверены.

На ваш взгляд, какие основные проблемы вскрыл кризис в строительном секторе?

По большому счету фундаментальная проблема, не только строительного сектора, но и вообще многих компаний, заключалась в привлечении коротких денег и финансировании за счет них долгосрочных проектов. В момент обострения кризисных явлений стало ясно видно, что  большое количество девелоперских компаний жили на рефинансировании и стремились уменьшить стоимость своих ресурсов за счет привлечения более коротких денег. В тот момент, когда подошли сроки погашения, в конце 2008 года – в начале 2009 года, какие-то кредиты строители погасить смогли благодаря наличию определенных запасов ликвидности. Но вот профинансировать следующие этапы было крайне проблематично, поскольку банки, оказавшись в ситуации ограниченной ликвидности в тот момент времени, не готовы были предоставлять длинные (да и вообще любые) деньги. Да и строительный сектор в целом представлялся крайне рискованным из-за отмеченных выше особенностей финансирования проектов.

Вторая проблема, на мой взгляд, заключается в том, что девелоперы, особенно крупные компании, не имели четкой культуры ведения проектов и   структурирования своей деятельности. Т.е. они брали вал денег и пускали на различные проекты. При этом у них отсутствовало такое понятие, как «проектное финансирование», когда каждый отдельный проект планируется в разрезе сроков, окупаемости, привлечения финансирования. В большинстве случаев на головную компанию холдинга, имевшую хорошие финансовые показатели и зачастую – отчетность по МСФО, привлекались большие объемы заемных средств, которые затем шли на финансирование не конкретных проектов, а деятельности в целом. Стоит отметить, что развивались подобные компании очень быстрыми темпами, в результате чего в их портфеле накапливалось множество проектов, находившихся на стадии стартапа, т.е. без разрешительной документации. Подобный рост вылился в настоящую гигантоманию, когда компании брались на масштабные проекты, которые с высокой долей вероятности не могли довести до конца. А многие компании пошли за границу, стали покупать проекты в Лондоне, в Париже, старались стать глобальными. Но, к сожалению,  у них произошел, по сути, разрыв между проектами, которые были способны генерировать финансовые потоки, и теми объектами, которые требовали инвестиций (в основном, это проекты стартап). По причине отсутствия культуры ведения проектов многие девелоперы за некоторое время до кризиса просто перестали считать экономику проектов. Почему? Тенденция к росту цен в экономике, а также отличные возможности при необходимости получить рефинансирование расслабили менеджеров и собственников компаний. В тот момент  времени были сделаны все ошибки, которые возможно было сделать при  классическом проектном финансировании.   В результате именно крупные компании, в первую очередь, испытывали существенные проблемы. Как результат, отдельные компании в разгар кризиса сменили акционеров, и сейчас уже не являются активными участниками и игроками на рынке.

На Ваш взгляд, внес ли кризис какие-либо позитивные изменения в данную сферу? Или все осталось на прежнем уровне?

В результате кризиса многие строительные компании вновь начали считать экономику проекта, вернулись к практике проектного финансирования. Тенденция такова, что все компании стараются привлекать более длинные деньги, особенно это  было ярко выражено на рубеже конца 2009 года – начала 2010-го. Любые компании, даже не из строительного сектора, предпочитали взять деньги более длинные, несмотря на то, что производственный цикл у них мог быть гораздо меньше. Происходило это просто потому, что все хотели захеджироваться более длинными сроками по ликвидности. И строители также стали смотреть в сторону более длинных денег. Ситуация, когда деньги привлекались на срок в 3-6 месяцев либо год, ушла. Безусловно, многие строители начали оценивать каждый проект как отдельное проектное финансирование, учитывающее особенности конкретного проекта. И банки начали постепенно наращивать портфель кредитования в сфере жилищного строительства. Но не могу сказать, что это идет активно, потому что есть сдерживающие факторы, которые я уже отмечал выше. Рынок жилья на самом деле еще не совсем ожил. Нет такого бума, когда огромное количество девелоперских компаний вкладывается, приобретает активы, площадки и т.д.

Насколько активно Ваш Банк кредитует сегодня застройщиков жилья? Готов ли Ваш Банк более активно наращивать кредитование жилищного строительства? Если нет, то какие основные факторы этому препятствуют?

Мы достаточно активно устанавливаем лимиты кредитования на компании из сферы жилищного строительства. Как показывает практика, ситуация, когда в стране появляется достаточное количество ликвидности, приводит к тому, что многие компании становятся в позицию тендера. То есть, сегодня на банковском рынке складывается такая ситуация, что заемщики могут пойти и привлечь деньги в другом банке дешевле. Поэтому в текущем моменте времени как таковой портфель в строительной отрасли сильно не вырос, несмотря на то, что мы большое количество лимитов установили для строителей. Ведь когда клиенты получают предложение от нашего банка, они его рассматривают с точки зрения конкурентоспособности – что там предлагает Сбербанк и другие активные игроки. Плюс некоторые компании сегодня стараются осуществлять финансирование за счет продаж, не привлекая банковские кредиты.

При этом отдельные строители начали активно использовать взаимоотношения с банками как своеобразную рекламу. Они приходят в банк, получают определенный лимит кредитования в качестве гарантии того, что банк им кредит предоставит. И начинают продавать объекты с котлована, как раньше, при этом говорят, что у нас партнером, так сказать финансовым гарантом, выступает Альфа-банк либо другое надежное финансовое учреждение. И все потребители, физические лица, полагают, что их риски, с точки зрения недостроя,  минимизируются. То есть подобная реклама позволяет девелоперам осуществлять финансирование исключительно за счет продаж. Мы были на одной конференции, на которой девелоперы выдвинули такую точку зрения, что все-таки лучше дать небольшую скидку на этапе строительства для физических лиц при привлечении их как дольщиков (соинвесторов), чем привлечь в банке кредит. Подобная практика достаточно распространена в данный момент времени.

Как изменились подходы Вашего Банка к оценке рисков по кредитованию жилищного строительства в период кризиса? Выделите ключевые изменения/нововведения.

Ранее я слегка коснулся данной темы. Сегодня Банк крайне пристально смотрит на окупаемость проекта. И основной упор во многих банках, не только у нас, делается на правильное моделирование в рамках проектного финансирования, исходя из прогноза по развитию ситуации на рынке. Во внимание принимается множество параметров. Дополнительно нанимаются аудиторские компании, которые проводят технический и финансовый аудит модели для ответа на вопрос: а действительно ли столько денег надо на строительство либо достройку проекта? Затем строится финансовую модель, исходя из которой становится ясно, сколько будет стоить квадратный метр и прочие параметры.

И если окупаемость у данного проекта есть, при этом присутствует определенный запас прочности по проекту с учетом процентов по кредитам, которые банки будут предоставлять, тогда банки заинтересуются данным проектом. Плюс большую роль играет «опыт» девелопера, например, внутри нашего Банка есть установка, что девелопер, обратившийся за проектным финансированием, должен иметь за спиной как минимум три аналогичных реализованных проекта. Безусловно, мы смотрим на долю собственного участия, поскольку данный параметр показывает, насколько акционеры девелоперской  компании верят в успех своего проекта. То есть ситуация, когда компания вообще не готова инвестировать в проект собственные средства,  в Альфа-Банке не рассматривается. Для нас минимальный порог участия девелопера в проекте – 30%.

Вы сейчас говорите достаточно логичные вещи. Но, исходя из Ваших слов, можно сделать вывод о том, что до кризиса банки вообще не смотрели на данные параметры?

Понимаете, в чем дело. До кризиса ситуация была следующая. К банкам приходили девелоперы и говорили примерно следующее: у нас есть крупная материнская компания (допустим, «Миракс» или «Система Галс») и мы хотим взять на нее деньги. Многие банки видели, что материнские структуры – это крупные компании, со значительными финансовыми результатами. Никто не смотрел на показатели отдельных компаний, ведь консолидированная отчетность демонстрировала отличные финансовые результаты. И банки грузили компании деньгами, движение которых никто не контролировал – многие компании просто не раскрывали целевого использования денег. В итоге в определенный момент времени выручка куда-то исчезла, остались только издержки (инвестиционные, строительные, текущие, административно-хозяйственные). Девелоперам отдавать кредиты не из чего, а в залогах у банков ничего нет, ведь деньги выдавались на холдинговые компании, а  у них в собственности фактически ничего не было. Т.е. банки не могли просто прийти, вычленить конкретный проект, забрать его и достраивать за свой счет, поскольку фактически имели дело с необеспеченными кредитами и квазиоблигационными займами.

Проектным финансированием, к сожалению, на тот момент времени пользовались небольшие компании. И финансирование в данном случае предоставлялось под конкретный проект. Как ни банально, но могу сказать, что мы сейчас возвращаемся в эпоху правильного финансирования, т.е. как это должно быть. Но, к сожалению, уже сейчас видно, что отдельные компании, в том числе работающие в секторе жилищного строительства, вновь предлагают рынку публичные инструменты, с более привлекательной доходностью, чем у компаний другого сектора, а так как ликвидность на рынке есть, многие инвесторы начинают приобретать эти инструменты. При этом те, кто приобретают, во многом до конца не понимают, что там «внутри» компании находится: какие проекты, в какой стадии готовности, какой у них cash-flow.

При анализе конкретного нового какого-то проекта учитывается вероятность дефолта проекта, затягивания проекта и необходимость пролонгации кредита?

Безусловно, банк учитывает подобные параметры. В соответствии с моделью, банк предполагает, что придется профинансировать проект на все 100%. Т.е. если девелопер говорит, что проект обойдется в 300 млн. руб., но профинансировать нужно только 150 млн., банк, безусловно, рассматривает наихудшую ситуацию, когда он будет финансировать именно 300 млн. И мы смотрим, какова будет доходность проекта в случае 100% финансирования. А с точки зрения задержки сроков строительства, банк всегда предполагает задержку минимум плюс 20% от тех показателей и сроков, которые предполагает клиент. Если проект выдерживает полностью выборку всей суммы, задержку при сроках реализации продажи минимум на 20%, плюс падение продаж, например, по стоимости, минимум на 20%, то тогда можно говорить об относительной привлекательности проекта для банка. По крайней мере, для нашего банка ситуация именно такая.

Насколько ухудшилась платежная дисциплина заемщиков – застройщиков жилья в период кризиса? Наблюдаются ли улучшения в качестве обслуживания кредитов в настоящее время?

Хотел бы отметить, что Альфа-банк фактически не испытал на себе последствий кризиса в строительном секторе. Дело в том, что еще до кризиса мы обратили внимание на то, что существенные проблемы в данной сфере уже проявились в Казахстане и некоторых других странах. И мы постепенно, в конце 2007 – начале 2008 гг., сокращали портфель кредитов в строительной сфере. И получилось, что в кризис мы вошли только с готовыми объектами. Фактически это была только офисная недвижимость с уже имеющимися арендаторами, что позволяло генерировать денежные потоки. Наш риск заключался только в том, что арендные ставки могли измениться в сторону уменьшения, и поэтому срок окупаемости проекта мог увеличиться.

В целом на текущий момент ситуация с платежной дисциплиной заемщиков нас вполне устраивает. Девелоперов, которые бы имели проблемную задолженность, в банке, по сути, и нет. Какие-то компании рассчитались активами с нами,  по приемлемой для нас стоимости,  мы эти активы продали, получили деньги и за счет этого погасили кредиты. По существующим заемщикам у нас как таковых проблем нет, графики погашения по ним соблюдаются. Скорее наоборот, ситуация такова, что те клиенты, которые прошли с нами кризис, являются очень привлекательными для многих банков настолько, что последние готовы их рефинансировать.

По каким условиям Ваш Банк готов сегодня кредитовать застройщиков жилья (средние ставки, сроки, суммы кредитов и т.п.)?

Скажем так, параметры по кредитам - это «интимное» дело каждого банка, поскольку каждый девелопер договаривается с банком по-своему. И я не хотел бы затрагивать данный вопрос по нашему банку. Говоря в целом о рынке, какие-то средние ставки назвать сложно. На мой взгляд, сегодня девелоперы дешевле, чем под 10% в рублях, привлечь деньги в банках не могут. Может быть, ситуация другая, рынок сильно поменялся, но в любом случае в строительстве сегодня определено риск дефолта выше, чем в других отраслях. Поэтому, на мой взгляд,  строители сегодня привлекают по цене минимум на 1-2 пункта выше, чем привлекают другие.    Суммы кредитов, естественно, ограничиваются аппетитами и размером банка. Сроки финансирования, на мой взгляд, в среднем составляют от двух до пяти лет. Это, скажем там, классические строительные проекты.

Как вы относитесь к реализуемым государствам мерам поддержки строительного сектора, точнее, рынка жилья? Я имею в виду, в частности, программу «Стимул», а также выделение 50 млрд. руб. банкам в виде льготных кредитам на финансирование строительства?

Я крайне  позитивно отношусь к идее предоставлять льготное финансирование застройщикам. Но не только в стоимости финансирования проблема. Если государство хочет доступное жилье, то эту проблему надо решать не с точки зрения ставки для конечного заемщика. Потому что ставка 10% – это относительно небольшая часть затрат для девелопера. Она существенная, но не фатальная. Необходимо для тех компаний, которые хотят участвовать в льготных программах, устанавливать ограничения по марже. В частности, исходя из прибыли с одного квадратного метра или из стоимости квадратного метра. Т.е. девелопер, желающий получить льготное финансирование и участвовать в государственной программе, должен укладываться в рамки доступного жилья. Если ты не хочешь ограничений по стоимости метра, тогда привлекай деньги  в банки на тех условиях, которые  они дают. Если ты хочешь получить деньги на льготных условиях, то тогда придется ограничить свою маржу.

Еще одна проблема состоит в том, что только малая часть льготного финансирования может дойти до конечных заемщиков. Ведь государственные деньги намного сильнее давят на банкиров, ответственность выше, следовательно, и решения  надо принимать осторожнее и более взвешенно. А вот если бы девелоперы приходили к банкам с договором, по которому Министерство обороны либо местная администрация обязуются выкупить определенное количество квадратных метров жилья, то банки бы шли на финансирование более охотно. Как раньше Москва решала проблему жилья? Она каждый год выкупала на тендере некоторое количество квадратных метров по определенной цене. И если девелопер хотел получить гарантированный выкуп квартир, он должен был соответствовать поставленным условиям, прежде всего, по цене. Подобная практика очень помогла бы эффективно распределить льготное финансирование.

А что в вопросе повышения качества готовой продукции могло бы сделать государство?

Заставить продавать более качественное жилье точно нельзя. Для разных типов жилья и требования к качеству могут быть разные. Если рассматривать конкретно муниципальное жилье, то, например, для участия девелопера в льготной программе финансирования он должен обеспечить в квартирах минимальный ремонт. Это как входной билет на рынок. Нет ремонта – ты не участвуешь в данной программе. Но это так, скорее фантазия на тему. Но на самом деле, чтобы как-то повышать качество продукции, нужно на уровне государственных программ доступного жилья устанавливать минимальные требования, выполнение которых позволило бы сделать жилье более технологичным.

Естественно, стоимость используемых при строительстве материалов (которая постоянно возрастает) влияет на себестоимость готовой продукции и цену квадратного метра. Но вне зависимости от того, какие материалы ты использовал, если ты хочешь участвовать в государственной программе с возможностью гарантированного выкупа, будь добр обеспечить качество жилья определенное. На мой взгляд, между гарантированным сбытом продукции с какой-то минимальной маржой и негарантированным сбытом, но с большей доходностью, многие компании выберут небольшую маржу, но с условием гарантированного выкупа в больших объемах. Я вам напомню, что  девелоперы в 2009 году, когда их «прижало», готовы были за любые деньги продавать, лишь бы какой-то гарантированный сбыт получить, чтобы хоть какой-то cash-flow был у компании. Застройщики с удовольствием будут строить «под ключ» по тем критериям и по тем заказам, которые им поставят. Причем будут меньше зарабатывать на этом, но при этом больший объем обеспечивать. Вы не забывайте, что для компаний, владеющих большим количеством строительной техники, отсутствие строительства означает убытки, поскольку они в любом случае вынуждены нести фиксированные издержки. Поэтому я уверен, что им будет выгоднее зарабатывать меньшую маржу, но иметь гарантированный объем по продажам. Да, они будут зарабатывать меньше, но объемы строительства возрастут тогда в разы.

Вы  говорите о том, что по государственным программам  следует ограничить стоимость квадратного метра. Не отразится ли это негативно на качестве готовой продукции, с учетом постоянно растущих цен на строительные материалы?

Я не согласен с этим по определению. Многие девелоперы заявляют, что не могут строить дешево. Я  встречался с представителем одной большой частной девелоперской компании, в которой полностью поменялось руководство, и они много чего интересного рассказывали.  В частности, они погрузились в себестоимость производства, и выяснилось, что те компании, с которыми они работают, которые поставляют материалы, имеют рентабельность в 50-60%. В результате в компании стали проводить тендеры по закупкам, с ограничением максимальной цены по продукции.  Соответственно, если поставщик не может обеспечить определенную цену, компания с ним не работает. И я вас уверяю, придут восемь компаний на тендер, из них шесть откажутся, а две согласятся. Это все рассказы: то дорожает, это дорожает, поэтому мы дешево строить не можем.  Но просто пока не было сделано какой-то реальной проверки по затратам, говорить об этом рано.

Я полагаю, любая компания при необходимости способна на оптимизацию издержек. Просто если запустить механизм оптимизации в одной отрасли, он по цепочке будет затрагивать смежные отрасли (поставщиков) и позитивно отражаться на цене конечной продукции. На мой взгляд, запас прочности по себестоимости продукции у девелоперов сегодня достаточно большой. Ведь не могла цена на жилье за несколько лет вырасти в 3-4 раза, даже с учетом роста цен на материалы. Не может у нас быть дороже, чем в Европе или Америке. Необходимо заранее прогнозировать цены на материалы и договариваться с их производителями. Если поставить девелоперам ограничения по марже, они просто вынуждены будут оптимизировать свои затраты, и они это сделают.  

Участвует ли сегодня «Альфа-банк» в программе «Стимул»?

Да, мы в настоящее время обсуждаем с АИЖК ряд проектов в регионах в рамках данной программы. Мы, как банк, обязательным условием предоставления кредита девелоперам ставим наличие ипотеки, либо по программе АИЖК, либо по программе Альфа-банка. Это и риски наши снижает, и делает проект более привлекательным.

Насколько, на ваш взгляд, перспективна программа «Стимул»? Насколько позитивно она может отразиться на рынке жилья?

На мой взгляд, если АИЖК будет предлагать строительным компаниям финансирование под конкретные проекты на условиях, которые будут устраивать и банки, и строительные компании, то это окажет позитивное влияние на рынок. Пока что оценивать эффективность/неэффективность данной программы рано. Программа, которую планирует запустить ВЭБ, также способно стимулировать финансирование рынка жилья. Естественно, с учетом тех параметров и тех ограничений, которые я называл ранее. Я полагаю, что любое участие государства в стимулировании строительства и спроса на конечный продукт будет крайне позитивно восприниматься рынком. 

Каковы Ваши прогнозы относительно динамики финансирования жилищного строительства в ближайшие 2 года? Произойдут ли в данный период качественные изменения на данном рынке?

Я прогнозировать на 2 года не буду просто потому, что не умею. Это слишком долгий период, тем более в текущих условиях. Но, на мой взгляд, принципиальных изменений не произойдет. Слишком много проблем не решено. В частности, я уже упоминал проблему ограничения стоимости готовой продукции. Это касается не только квартир, но и стоимости ипотеки. Пока в России ипотека выдается минимум под 9-10%, ажиотажного спроса на жилье можно не ожидать. Только при сочетании факторов – дешевое финансирование, ограничение стоимости жилья, доступная ипотека – данный рынок можно сдвинуть с мертвой точки.

А пока жилья крайне мало, и девелоперы будут стараться выжать из своих двух-трех проектов по максимуму. Пока мы находимся в той ситуации, что у нас рынок, по сути, – компания одного проекта, у нас не будет нормального доступного жилья по определению. У нас не развито массовое строительство. А когда девелопер имеет с проекта баснословную рентабельность, его не особо заботят его издержки и т.д. И если не реанимировать финансирование девелоперских проектов, то стоимость жилья однозначно будет расти и дальше. Поэтому необходимо создавать программы доступного жилья с уполномоченными компаниями, которые будут изначально готовы эффективно и с учетом всех требований реализовать проект. Я уверен, что правительство в состоянии аккредитовать уполномоченные банки и уполномоченные строительные компании, которые будут отвечать определенным критериям, в том числе и по стоимости готовой продукции.