Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Факторинг в России

 


Интервью
КАРТА ПРОЕКТА
Факторинг в России

Михаил Окунев

– Как изменился рынок факторинга в первой половине 2011 года? Какие события, тенденции Вы бы отметили в качестве основных?

– У меня такое ощущение, что мы прошли пик снижения факторинговых ставок вслед за ухудшением ситуации с ликвидностью. И, наверное, это относится не к первому полугодию, а к третьему кварталу 2011 года. Нас это бесконечно радует, потому что мы надеемся, что наступит какое-то отрезвление, потому что в первом полугодии, на наш взгляд, уже отсутствовала адекватная оценка рисков и рисковых премий, которые должны быть заложены в ставки по любому кредитному продукту. Их не было, но сейчас они появляются и достигают нормального уровня. Это мы видим по адекватной реакции клиентов на чуть более высокие наши комиссии по рискованным продуктом. Факторинг, связанный с низким риском живет своей жизнью: высокая конкуренция, низкие ставки. Я думаю, в этом сегменте больших изменений не будет. В сегменте высокорискового факторинга присутствовали Факторы, которые, по мнению старожилов рынка, занимались факторингом несовместимым с рентабельностью. Я уверен, что скоро они используя свой опыт скорректируют свои продукты.

 

Толерантность к рискам и желание раздавать факторинг направо и налево, а также высокая конкуренция были вызваны гиперликвидностью. Сейчас из-за падения ликвидности конкуренция стала более слабой, а оценка рисков более адекватной. Поэтому пока нам все нравится, мы намного комфортнее себя чувствуем в кризисных условиях, чем на спокойном рынке.

– Какова специфика конкуренции в сегменте безрегрессного факторинга? Как Вы оцениваете успехи безрегрессного факторинга в Металлинвестбанке?

– Мы видим огромный спрос на безрегресс. Он развивается, растет быстрее, чем регрессный факторинг, но по-прежнему занимает, кажется, не больше 20% в общем портфеле. И там конкуренция ценовая отсутствует. То есть в безрегрессном факторинге мы ценовой конкуренции не видим. Мы видим там конкуренцию именно в умении работать с тем или иным кластером дебиторов. Если мы научились работать с торговцами электроникой, то мы получаем конкурентное преимущество. При этом нет острой ценовой конкуренции, как, например, в обычном регрессном факторинге. Специфика конкуренции в безрегрессном факторинге проявляется в области технологий. Если есть, например, технология работы с дебиторами на юге России, то это огромное конкурентное преимущество. Мы не умеем. Для меня любой дебитор южнее Ростова-на-Дону – табу. Он может быть хоть подразделением Газпрома, чем угодно, но оттуда деньги нам не приходят никогда. Это эмпирический факт. Мы с ним живем. У нас есть регионы, в которых мы умеем работать, есть такие, в которых мы себя комфортно чувствуем, там мы делаем безрегрессный факторинг и не испытываем конкуренции

– Расскажите про успехи Металлинвестбанка в части IT, маркетинга.

– Мы уже не раз на ваших мероприятиях выступали с такой идеей, что должна быть информационная открытость. Это существенно снизит риски в отрасли. Мы больше приспособлены к открытости и ценовой конкуренции. В 2011 году мы запустим проект. Его назвали «Медиа». Мы предложим всем Факторам присоединиться, чтобы был централизованный документооборот. Дебиторы выгружают данные, кому они должны, а поставщик может свободно торговать с любым Фактором этой задолженностью.

– Это будет безрегрессный факторинг?

– Все равно, ведь по методам работы у нас не различается регрессный и безрегрессный факторинг. Поэтому я надеюсь, что к концу 2011 года мы, по крайней мере, всех своих клиентов занесем в эту базу. И мы полностью откажемся от бумаги. Данные в базу будут заносить дебиторы.

– Какие изменения в риск- менеджменте произошли в 2011 году?

– Риск-менеджмент вынужден смягчаться. В 2011 году мы требования к дебитору ужесточаем, а требования к клиенту смягчаем. Факторинг отличается от кредита наличием двух контрагентов: клиента и его дебитора. Мы хотим, чтобы дебитор был как можно более открытым и лучшим. А мечта у нас – на клиента не смотреть вовсе. Мы сейчас оцениваем клиента, но постепенно требования к нему все смягчаем. Одновременно с этим, чтобы качество портфеля не страдало, мы все жестче и жестче подходим к информации о дебиторе, о структуре его бизнеса, о собственниках.

– Как распределяется в процентном соотношении Ваше внимание к дебитору и к клиенту при принятии решения о финансировании?

Сегодня, наверное, 70% – это дебиторы, 30% – клиенты. Еще год назад было 50% на 50%. А сейчас мы постепенно движемся к тому, чтобы клиент мог (не важно кто) дотащить свою продукцию до дебитора.

– И умер на месте…

– Нет, «умер на месте» не подходит. Смог нажать: «хочу профинансироваться». И все. Будет весь Интернет пестреть информацией о том, что это мошенник, что клиент вот-вот разорится, что уже всем банкам не платит. Хотим, чтобы мы с таким клиентом могли работать. Сейчас такого нет, риски достаточно большие. Но операционно стараемся отсечь риски, связанные с клиентом. В идеале – полностью.

– Как Вы оцениваете перспективы «коробок»?

– Что такое «коробка»? Я не очень понимаю. Мы говорим о том, что мы торгуем неким риском на рынке. Я не встречал, наверное, в истории, чтобы риск как-то «коробочно» продавался. То есть он должен быть тогда сильно стандартизован, но этого не происходит. Это не коробочный продукт. Он возможен, если у нас вдруг по некоему стечению законодательства и вообще бизнес-практики дебиторами станут физические лица. Да, большой массив, статистика. Но когда у нас такого нет, то по формальным признакам оценить какое-то предприятие невозможно. У него нет таких вещей, которые бы предприятие не могло приукрасить. Любой коробочный продукт, будет привлекать мошенников.

– Вы продолжаете сотрудничество с МСП-банком?

– Да. Сейчас мы полностью лимит не выбираем. Но что нам дает сотрудничество с МСП-банком? Мы изначально, когда с ними разговаривали (это было в 2009 году), давали понять, что мы очень хотим такой лимит иметь. Пользоваться или не пользоваться – это другой вопрос, но лимит иметь такой хотим. Почему? Чтобы, когда случится аналог 2008 года (а он рано или поздно случится, не в этом году, так когда-нибудь), мы хотим иметь возможность продолжать финансировать клиентов по крайне разумным ставкам. Они будут выше, чем сейчас, но они останутся крайне разумными. И будут реально ниже, чем весь остальной рынок. То есть у нас будет вот такое огромное конкурентное преимущество. И сейчас мы понимаем, что плавно входим в следующую стадию кризиса. Ставки начинают расти. А у нас даже планов таких нет – трогать свои ставки. Стоимость денег на рынке не повлечет для нас увеличения расходов. Хотя увеличение рисков на рынке может заставлять нас повышать комиссии.

– С какими вызовами предстоит столкнуться факторам в этом и в следующем году?

– Факторы испытывают мало проблем, когда в экономике все хорошо. Когда в экономике начинаются неполадки, Факторы начинают это испытывать даже быстрее, чем банки в сегменте традиционного кредитования. Поэтому я думаю, что нас опять ждет череда дефолтов в конце этого или в следующем году, просто вызванная ухудшением экономической ситуации. Кредитное качество портфелей всех Факторов без исключения будет падать. То есть желание и возможность дебиторов и клиентов с кем-то рассчитываться по долговым обязательствам будут уменьшаться.

– То есть все-таки ухудшение портфеля Вы ставите на первое место, нежели снижение уровня ликвидности?

– Сжатие ликвидности мы воспринимаем спокойно. Вообще не рассматриваем это как вызов.
Была очень сильная ценовая конкуренция. Клиенты от этого выигрывали. Соответственно, мы как операторы рынка ничего хорошего в этом не видели. По уши были залиты этой ликвидностью. Что нам делать с этой ликвидностью, когда мы не видим адекватной доходности? Куда бы можно было эту ликвидность на рынке факторинга вложить? Когда эта ликвидность уходит, безусловно, она уходит у всех участников рынка, но у нас огромные запасы, еще у нас есть лимит от МСП Банка в качестве страховки.
Вызов видим только в ухудшении способности экономики возвращать деньги банковской системе.

– Дайте, пожалуйста, прогноз на 2011-й и на 2012 гг.

– Рост рынка на 70% – это ненормально. Наша экономика стагнирует, а рынок растет. Это может происходить только в одном случае, когда требования к качеству риск-менеджмента сильно снижаются. То есть, если взять портфель 2010 года по всем Факторам и портфель 2011 года по всем Факторам, то он окажется чудовищно хуже. Можно сделать вывод, что те факторы, которые теряют свои позиции по оборотам, сохраняют качество портфеля. Когда эта ликвидность начнет уходить, станет понятно, кто и как ее пристраивает, кому сколько придется списать.

Рост рынка в 2011 году по нашим прогнозам составит 10-15%. Но это при условии, что не случится каких-то экстремальных кризисных явлений. Но они могут случиться. Они точно случатся. Весь вопрос в том, когда. В этом году, в следующем? Придется признавать, что кратный рост был ошибкой. Мы тоже такие уроки проходили. И раньше, до 2008 года, мы тоже снижали свои планки по рискам, смотрели совсем равнодушными глазами на дебиторку. Мы после одного такого эксперимента списали 50%.