Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Факторинг в России

 


КАРТА ПРОЕКТА
Факторинг в России

– Как изменился рынок факторинга за прошедший год?

– Рынок факторинга, его структура серьезно не изменились, сохраняются все тенденции, которые имели место в 2011 году. Летом высказывались опасения, что осенью 2012 года возникнут системные проблемы. В частности, сложности в Евросоюзе и активный вывоз капитала повлияют на макроэкономическую ситуацию в России. Эти прогнозы замедлили наш рост, особенно в сегменте безрегрессного факторинга – мы вообще закрыли его.

К счастью, мы ошиблись в своих прогнозах. Хоть у нас в стране и отмечается значительный вывоз капитала, но положение остается стабильным. При этом нельзя недооценивать негативные тенденции. Отток капитала из России продолжается. Это неизбежно влечет за собой повышение стоимости денег. Она повышалась практически в течение всего прошлого года. Самые крупные игроки рынка факторинга «держали стоимость в руках», вероятно, значительно сокращая свою маржу. Если идет процесс повышения ставок, на рынке отмечается снижение темпов роста.

– А как сейчас в вашем банке обстоят дела с безрегрессным факторингом?

– Мы начинаем разворачивать безрегрессный факторинг, при этом стараемся снизить риски по нему за счет сотрудничества со страховой компанией. Ранее у нас практически 100% портфеля по безрегрессному факторингу не было застраховано, сейчас уже более половины безрегресса застраховано. При этом схема получается не более рискованной, чем регресс. Страховые компании довольно активно работали с Факторами до кризиса 2008 года. На рынке присутствовали агентства по страхованию кредитных рисков, такие как Hermes, COFACE и некоторые другие. После кризиса 2008 года они ушли, а сейчас стали возвращаться. На рынок приходят не только они. Пришли, например, Hannover и другие компании, за счет роста числа участников растет и конкуренция.

Мы надеемся, что активность страховых компаний будет расти, потому что наша деятельность на рынке безрегресса будет в значительной мере зависеть от их лояльности по отношению к кредитным рискам в России. Недостаток работы со страховщиками заключается в увеличении сроков принятия решения: времени нужно вдвое больше, чем обычно.

Безрегресс открывает для факторинга фактически новый сегмент клиентуры, которой интересно не столько финансирование, сколько покрытие собственных рисков, связанных с предоставлением отсрочки платежа. Клиент имеет возможность сразу «убить трех зайцев»: 1) получить финансирование; 2) закрыть риски; 3) расчистить свой баланс, поскольку это финансирование не относится на долговую нагрузку. Крупным фирмам не нужно согласовывать решение с управляющими компаниями, которые порой находятся за рубежом. Для них это благо, поэтому данный продукт в настоящее время востребован.

Несмотря на все достоинства безрегрессного факторинга и нашу заинтересованность в нем, мы отказываем каждому второму клиенту. Это связано с тем, что не всякую дебиторскую задолженность можно страховать. В случае безрегрессного факторинга, в отличие от регрессного, нужно не просто договориться о конкретном дебиторе, нужно чтобы совокупность дебиторов воспринималась как соответствующий пул, который можно передать страховой компании. Очень трудно продвинуть схему, в которой, допустим, есть один поставщик и один-два дебитора. Из-за этого безрегрессный факторинг, в отличие от регрессного, мы пока не ставим на поток.

– Вы имеете в виду, что нельзя ставить на поток безрегрессный факторинг как таковой или же безрегресс с участием страховой компании?

– Раньше я думал, что это можно сделать тогда, когда банк работает самостоятельно (без привлечения страховой компании). На практике так пока не получается. Банковская психология, а особенно положение 254-П о резервировании, не позволяет мыслить столь масштабно. Возможно, поставить безрегрессный факторинг на поток получится у факторинговой компании.

– Какую долю безрегрессный факторинг займет в вашем портфеле на конец 2013 года согласно вашим планам?

– В отношении 2013 года в настоящее время рассматриваются разные планы. Тестируется стресс-модель. В частности, мы оцениваем различные юридические и прочие риски. Существует два сценария. Согласно одному из них показатель может составить 5%, согласно второму – 25%. Сейчас попытка ответить на ваш вопрос сродни гаданию на кофейной гуще.

– Когда вы говорили о закрытии лимита на безрегресс, то привели внешние факторы. Не повлиял ли на это решение внутренний фактор – низкий Н1?

– Факторинговое подразделение, его обороты составляют не столь значительные доли в банке, поэтому норматив достаточности капитала не сказывается на факторинге. Если бы мы были факторинговым банком, положение было бы иным. Мы же по-прежнему выполняем функцию, которую выполняли и до этого: снимаем излишнюю короткую ликвидность в банке, принимаем ее на себя и тем самым повышаем эффективность общего портфеля. Банки вообще не любят создавать резервы, в особенности лишние резервы. Действующее положение 254-П, которое здесь упоминали, по безрегрессу неизбежно приводит к созданию резервов не в том объеме, к которому привыкли банки. Экономический смысл факторинга при таком резервировании теряется.

Говоря о том, что существует модель, при которой безрегресс составит 25%, я имел в виду создание факторинговой компании. Мы пришли к тому, что и работа с безрегрессным факторингом, и работа с малым и средним бизнесом, которым мы собираемся заниматься, потребуют создания факторинговой компании именно для снятия рисков высокого резервирования. Если будет принята консервативная модель (доля безрегрессного факторинга – 5%), думаю, она не потребует создания факторинговой компании.

– Предположим, что будет утверждена активная модель. Какая доля в этом случае будет приходиться на факторинговую компанию, а какая – на банк?

– Могу назвать примерное соотношение. Если безрегресс составит 25% портфеля, мы предполагаем, что 5-7% будет приходиться на МСБ. Соответственно, до 1/3 может приходиться на факторинговую компанию. Корпоративный бизнес, как и раньше, останется в банке именно потому, что он хорошо справляется со своей ролью.

– Расскажите о ваших успехах, которые имели место в 2012 году.

– Мы решили основные задачи и выполнили планы, которые стояли перед нами. Увеличилась доходность по портфелю, то есть была решена одна из основных задач. В настоящее время у нас рекордный портфель и рекордный доход, то есть самый большой за всю историю существования банка. Несколько снизилась маржа, но она была достаточно управляема. Доход нашего подразделения по сравнению с 2011 годом вырос на 60% и достиг отметки 1,3 млрд рублей. 2012 год стал годом рекордов.

– Как обстоят дела с региональной факторинговой сетью банка?

– Изменялся срок достижения точки безубыточности, и этот срок нам показался неприемлемым. Осенью мы ожидали наступления негативных обстоятельств. В этих условиях мы фактически приостановили открытие региональных точек, поскольку не хотели создавать заведомо убыточные структуры. Региональные подразделения находятся не в штате филиалов банка, а в штате департамента. Мы следим за своим финансовым результатом и, не имея ясных перспектив получения прибыли в конкретной точке, не хотим расширять региональное присутствие. Кроме того, оказывала влияние давняя проблема – поиск квалифицированного персонала в городах. Специалисты, которые понимают в факторинге, уже давно работают, и переманить их довольно сложно.

– Сколько региональных представительств банка вышли на точку безубыточности?

– Три. Четвертое должно выйти на точку безубыточности в первом квартале. Под безубыточностью здесь подразумевается не операционная безубыточность. На операционную безубыточность вышли пять точек. Иначе говоря, их расходы за месяц покрываются доходами за месяц. Есть понятие точки безубыточности, которое предполагает, что точки продажи компенсировали все вложения, которые в них были сделаны. Действительно, как уже говорилось, мы ошиблись со сроками окупаемости. Мы закладывали срок шесть-восемь месяцев. На практике оказалось, что нормальной точке требуется около года. Что касается регионов, их доля в портфеле растет в основном быстрее, чем доля Москвы. Они демонстрируют рост опережающими темпами. В Москве рост составил 20-25%, в регионах – 60-65%.

– Планируете ли вы в 2013 году расширение сети присутствия?

– Наш активный план развития предусматривает не только продуктовое развитие, но и расширение регионального присутствия. В частности, предполагается открытие шести новых точек в 2013 году, чтобы охватить практически все факторабельные регионы страны. Есть регионы, в которых по понятным причинам факторинг развивается очень плохо. Там же, где существует обычный рыночный бизнес, практически везде мы будем присутствовать до конца года в соответствии со своей активной моделью.

– Перейдем к следующему вопросу. Расскажите о сложностях, с которыми вы столкнулись в 2012 году.

– Основная сложность, конечно, связана с тем, что всем клиентам поднимается ставка. Это самая большая сложность, как экономическая, так и психологическая. В низкомаржинальном бизнесе изменение ставки было очень чувствительно. Это вызывало существенное раздражение. Нужно выбирать для этого удобное время, то есть готовить клиента к повышению ставки, учитывать специфику его работы. Благодаря этому ни один клиент от нас не ушел, все отнеслись к повышению ставки с пониманием.

– Какова доля проблемных активов в факторинговом подразделении банка? Каков, по вашим оценкам, этот показатель в целом по рынку?

– Проблемные активы в нашем портфеле составляют 3,5%. Следует отметить, что из этих 3,5% проблемных активов 3% составляет «наследство» кризиса 2008 года. В целом по рынку, я думаю, он составляет около 5%. Сразу после кризиса 2008 года он достигал 10-15%, сейчас около 5%.

– Каков ваш прогноз роста рынка в течение 2013-2014 годов?

– Кризис неплатежей способен обрушить факторинговый портфель. Такой кризис вполне вероятен. Крупные игроки утвердили амбициозные планы. Это значит, что они будут собирать весь рынок, активно входя в сделки с повышенным риском. Если такое произойдет, они могут столкнуться с проблемами. Если говорить о новых игроках, которые думают о выходе на рынок (Сбербанк, Райффайзенбанк), то их выход приостанавливается, на мой взгляд, технологическими проблемами. Факторинг – это высокотехнологический продукт, поэтому в факторинге важен сервис, важно, как тебя обслуживают, насколько быстро принимаются решения, адекватно ли выставляются лимиты и т. п. Даже от поведения конкретного менеджера зависит отношение компаний к Факторам. При этом потенциал Сбербанка при определенных условиях довольно значителен.

– Часто говорят о факторинге в сфере выполнения госзаказов. Известны ли вам Факторы, которые успешно работают в этой сфере?

– Игроки рынка сходятся во мнении, что нет прямого запрета, но сами клиенты очень боятся нарушить закон. У нас еще не сформировалась правоприменительная практика в этом направлении. Работа по госконтракту теоретически возможна, но процедура будет очень долгой. Все должно быть согласовано настолько тщательно, что, возможно, не стоит и начинать. Для активной работы факторинга в сегменте госзаказа должна появиться политическая воля. Над этой темой работает Ассоциация факторинга. Возможно, будет направлен соответствующий запрос в правительство. Не исключено, что будут разработаны дополнительные бюджетные правила.

– Некоторые участники рынка упоминали о том, что вступление в силу поправок в закон об электронной цифровой подписи, создание сети удостоверяющих центров должны способствовать развитию электронного факторинга. Разделяете ли вы это мнение?

– Когда система начнет работать, можно будет оценить результат. ЭЦП – это прогрессивное решение. Она фактически отменяет верификацию и ряд других операций банка по проверке действительности денежных требований. В развитии электронного факторинга я вижу две сложности: во-первых, наличие трех сторон в сделке, во-вторых, отсутствие соответствующей арбитражной практики.

Пока нет обширной арбитражной практики, банки, которые являются довольно консервативными учреждениями, несколько сдерживают у себя развитие электронного факторинга.