Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Факторинг в России – 2010: стратегии роста

 


КАРТА ПРОЕКТА
Факторинг в России – 2010: стратегии роста
Михаил Окунев

- Как изменился рынок факторинга за прошедший год. Какие события и тенденции Вы бы выделили в качестве основных для начала 2010г?

- Ставки упали и продолжают падать. Мне кажется, что мы находимся уже где-то вблизи дна. Потому что ставки на сегодняшний момент находятся в районе 15% годовых. Я не вижу, честно говоря, куда ниже. Откровенно говоря, совсем некуда. Ставки падали в течение всего 2009 года, и если раньше клиенты воспринимали факторинг как источник финансирования, то сейчас мы смещаемся в сторону западной модели восприятия факторинга как источника финансирования плюс снятие рисков. То есть у нас неожиданно растет доля безергрессного факторинга. Для меня оказалось удивительным, что родной банк оказался к этому готов, я, честно говоря, не ожидал, что так будет происходить. И, я думаю, что если так пойдет и дальше, останется такая же немыслимая избыточная ликвидность в банковской системе, то мы 2011 год встретим с долей безрегрессного факторинга превышающей долю факторинга с правом регресса. Для меня это неожиданно, но такая тенденция есть, от нее никуда не деться. При этом те, кто хотят безрегрессного факторинга никогда не заинтересуется регрессным факторингом, то есть их деньги как таковые без покрытия рисков неплатежа дебиторов не интересовали никогда. Они всегда хотели безрегрессный факторинг, сейчас они его хотят по-прежнему. В безрегрессном факторинге ситуация прямо противоположная факторингу с регрессом: там поставщики зачастую крайне приличные, а дебиторы – вопрос. При этом сказать, что банковская система сейчас находится в «перелеквиде» это не сказать ничего. У российской банковской системы единственный способ сейчас как-то размещаться, размещаться в ЦБ, по ставке 4,5%. Делать операцию валютного СВОПа, то есть доллар размещать бесплатно на счету в американском банке, при этом российские банки получают полную разницу 5,5%. Огромное количество денег банковская система сейчас размещает в диапазоне 4,5-5,5%. При этом при ставках хотя бы 10% годовых мало-мальски живого заемщика, банковская система хватает и начинает пихать в него эти деньги, эта ситуация возвращает к 2007 началу 2008 года.

- Очень быстро.

- Очень быстро. Я поражаюсь, насколько у финансистов короткая память. А там где поставщик нормальный, его сейчас банки начнут атаковать кредитными деньгами по ставкам в районе 10-12%. При этом факторинг объективно стоит дороже, плюс затраты на документооборот…мы хотим получать в районе 15%, плюс НДС. В итоге факторинг получается фактически в 1,5-2 раза выше, чем кредитный ресурс, который в поставщика настойчиво пихают. При этом как продавать факторинг в такой ситуации не понятно. С другой стороны, есть те же крупные продавцы, которые говорят, что готовы платить много, даже больше чем 15%, но они не хотят рисков дебиторов нести вообще, они хотят отдать эту задолженность и про это забыть. Мы в свою очередь испытываем давление со стороны просто огромной ликвидности банковской системы. И мы готовы получить этот риск, готовы застраховать поставщиков от их дебиторов ненаглядных, за это хотим вот определенную цену. И здесь мы уже по ценам сходимся фактически один в один с клиентом. Есть спрос, и мы его сейчас находимся в состоянии его удовлетворения, ведем переговоры и т.д.

- А сколько у вас сейчас в портфеле безрегрессного факторинга?

- Сейчас процентов 5. И я думаю, мы закончим с результатом выше 50% на 2010 год.

- Каких успехов достиг Ваш банк в 2009г., и с какими основными сложностями пришлось столкнуться?

- Сказать, что какие-то прорывы мы сделали в 2009 году – нет. В 2009 году было непонятно каких рисков хочет сам банк, непонятно было чего клиенты хотят. Тем не менее, мы активно росли, вносили косметические правки в договор, потому что практика течет, меняется, меняется договор. Основной успех, у нас состоит в том, что практически со всеми значимыми для нас дебиторами у нас есть стопроцентное подтверждение факта груза, долга, размера долга. У нас сейчас значительно снизилась вероятность мошенничества со стороны поставщика.

- Есть ли перспективы у региональных рынков в ближайшем году?

- Из обособленных подразделений у нас остался Екатеринбург и Санкт-Петербург, мы закрыли Самару, не открыли Краснодар. Подразделения в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге остались, поскольку там рынки, на которых мы понимаем, как устроены продажи товаров и услуг, на многих других рынках мы не понимаем и не хочется разбираться. На многих региональных рынках по-прежнему московские финансовые услуги воспринимаются как подаренные деньги, о возвратности и платности там никто не задумывается. Если региональный клиент, который пришел к нам за факторингом, находится в одном и том же регионе со своими дебиторами, мы обычно отказываем ему в предоставлении финансирования. Есть ряд регионов, на которые мы смотрим сейчас, на Нижний Новгород, например. Но есть юг России, где мы не хотим иметь в одном регионе дебитора и поставщика, потому что очень вероятно, что они договариваются изначально, что они будут поставлять и банку никто из них платить не будет. Эта ситуация происходит в 70% случаев. Если поставщик большой, хороший находится там, где мы присутствуем, у него есть сеть по всей стране, мы готовы его рассматривать как потенциального клиента. Если мы получаем региональные риски от нашего поставщика, который находится в Москве, Питере, Екатеринбурге, Нижний Новгород, то да, у него тоже есть шансы стать нашим клиентом, мы с ними в одной лодке. Если с юга кто-то привезет мед и передает в Москве, мы готовы предоставить такому клиенту факторинг, но если поставщик хочет поставлять мед у себя в Краснодарском крае не стоит приходить к нам за факторингом.

- Собираетесь ли вы выводить факторинг за баланс Банка?

- В ближайший год нет.

- Что ограничивает?

- Любая бизнес-структура она требует расходы на ее содержание.

- То есть за пределами банка это будет дороже, чем в банке?

- За пределами банка это будет дороже, чем в банке. Сказать, что мы испытываем проблемы с резервированием – нет, при этом в плане продаж факторинга от лица банка намного проще, чем от лица компании. И если мы говорим о работе с зарубежными клиентами, ему намного комфортнее работать с банками, нежели с компанией.

- Какие изменения к требованию к клиенту произошли в 2009 году?

- Они на протяжении всего года становились все мягче, мягче и мягче. Сейчас требования к клиенту достигли апогея своей мягкости, дальше умягчаться не будут. Мы стали более лояльны к клиентам, ставки упали, стали лояльнее подходить к старым клиентам.

- Были какие-то клиенты, которым вы отказывали в начале кризиса и которые возвращаются сейчас?

- Да, сплошь и рядом. Это смягчение политики банка. Банк, если после кризиса был какой-то одной жесткости, теперь он совсем мягкий и пушистый. С точки зрения комфорта клиента, наверное, это неправильно. Лично я переживаю. С точки зрения нас, как людей ведущих этот бизнес, тяжело потом встречаться с клиентом, и предлагать ему факторинг. Есть случаи, когда люди говорят: «вот здорово, наконец вы одумались». Есть случаи, когда мы слышим: «теперь я уже не хочу с вами работать, как-то это мне не актуально». Я думаю, что в будущем таких перекосов не будет.

- Какие максимальные и минимальные ставки сейчас у вас?

- По профильным для нас рискам, мы ориентируемся на эффективную процентную ставку (со всеми поборами) в районе 15% годовых. И ставка по-прежнему испытывает некое давление. По максимальным ставкам достаточно смешно. Потому что там возможны различные ситуации. Ну, когда там, в накладной в размере 7 рублей намазывается какой-нибудь сбор в размере 10 рублей, а ставка в таком случае измеряется четырьмя знаками до запятой. А так, наверное, уровень ставок где-то в районе чуть за 20%. Это ставка там, где мы принимаем максимально приемлемый для нас риск. Мы стараемся быть дешевле всех. Иногда приносят то, с чем мы вообще не умеем работать. А если мы говорим о том с кем мы можем работать, это крупные винзаводы, вот мы, наша традиционная сетевая розница, там ставки достаточно плотно расположены, и мы дешевле всех. Я думаю, с нашими технологическими возможностями мы, может быть, сможем упасть относительно других участников рынка. По истечении месяцев трех сможем с рядом сетей не требовать никаких вещей, каких нельзя было бы сделать на компьютере поставщика, чтобы его факторить. Полностью электронный документооборот. И мы уже в шаге от этого.

- В чем вы видите минусы выделения факторинга за баланс банка?

- Вот приходит специализированная факторинговая компания в свой родной банк. Ей говорят: «Отлично, ты нам самая родная, вот тебе, ресурсы, кредитная линия». Получается ставка, на это «намазываются» расходы на ведение бизнеса самой компании плюс какие-то вещи связанные, например, с дефолтами, резервами и т.д., получается какая-то ставка, которую оперативно регулировать очень сложно. Есть ли избыточная ликвидность у Банка или её нет, ставка уже установлена. Дальше можно ходить в родной банк и бесконечно пытаться снижать эту ставку. Теперь на рынке становится на одного спекулянта больше. Каждый из них должен создавать резервы, и зарабатывать прибыль. От этого стоимость на выходе вырастает. Кроме того вырастают правовые риски, мы живем в России, у нас же проверяющих много. Но надо начать с того, что нужно вести бухгалтерию, нужно отчитываться перед налоговой. Я уверен, что любая налоговая инспекция будет очень насторожена бизнесом компании с, условно говоря, 5 млн. рублей в месяц прибыли, при оборотах в 5 млрд. рублей в месяц. Налоговая сразу скажет: «О, отмывочная контора, я буду этим заниматься». Конечно, на это нужно потратить определенное количество времени, поездки в налоговую и т.д. Это все проблемы решаемые, но они требуют ресурсов, времени. Потому что, к сожалению, есть законы, а есть понятия, по которым живут контролирующие органы.

- Как Вы оцениваете судебную практику по факторингу?

- Судебная практика по факторингу отвратительная. Прогнозировать судебное решение при определенном комплекте документов, практически невозможно. У нас 30 судов, спектр решений - 20 возможных исходов.

- Большой штат юристов держите?

- Нет, штат юристов небольшой, но они очень сильно заняты. В нашем банке доля факторинга в объемах кредитования небольшая, но юристов мы занимаем на 90% их рабочего времени. Просто потому, что у нас эпизоды маленькие. Если по кредитам решения принимаются быстро, потому что там очевидно кто кому и сколько должен. А здесь кто нам должен? Сколько нам должен? За что нам должен? Эти вопросы, которые растягиваются на месяцы. Каждый суд сопровождается машиной документов отвезенных в суд.

- В скольких процентах случаев вы были удовлетворены решением?

- Около 50%.

-Какими конкурентными преимуществами, на Ваш взгляд, должен обладать Фактор для того, чтобы занять лидирующие позиции на рынке в будущем?

- Поскольку мы все больше и больше будем заниматься торговлей рисками, а не деньгами, то на первый план выходит умение работать с этими рисками. Именно работать, а не анализировать их, анализировать толпа выстраивается. Если говорить о нас, то у нас не так много народу работает, но доля тех, кто занимается контролем этих рисков и работают с теми долгами, которые мы купили, а не с клиентами, растет, а доля тех кто занимается выковыриваинем денег из клиентов, падает.

- Как вы думаете, будут ли уходить какие-либо Факторы с рынка?

- Там не так много осталось участников. Я думаю, что крупные банки, которые просто смотрят на факторинг как на вид кредитования, перестанут этим заниматься. Таких примеров много. За прошлый год очень много людей закрыли свои факторинговые направления.

- А будут ли приходить на рынок новые игроки?

- Время от времени звонят какие-то рекрутеры. Ну, они так забавно зовут, порекомендуйте кого-нибудь, кто мог бы занять руководящую должность. Я говорю, ну вы присылайте предложение мне, я подумаю. Какие-то западные товарищи смотрят на этот рынок. У западных игроков настолько развита инфраструктура различных финансовых услуг, что факторинг это маленький кусочек большого механизма, база кредитных историй, куда все попадает, огромный объем доступной всем статистики, развитый страховой рынок. Они привыкли работать в условиях идеального рынка, и огромных массивов информации.

- А рекрутеры называли банки, в которых предлагали работать?

- Да, они честно называли какие-то банки, это, кстати, достаточно известные кредитные организации. Они даже что-то открывают в России, пытаются делать факторинг. Мы время от времени испытываем конкуренцию с ними, но недолго – месяц-два. Потом они прекращают делать факторинг, потому что технология головной компании на тех рисках, которые они здесь готовы принять, совершенно не работает.

- Дайте, пожалуйста, прогноз на 2010-2011 год по объемам рынка?

- Объем рынка вырастет в 2010 году относительно того, что мы увидим по итогам 2009 года процентов на 20-30. Но весь рост он будет основан на безрегрессном факторинге.

– Спасибо за интервью.