Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Будущее высшей школы СНГ

 


КАРТА ПРОЕКТА
Будущее высшей школы СНГ

Главная задача университетов – повысить качество образования, считает ректор Кубанского государственного технологического университета Владимир Лобанов. Число вузов необходимо сокращать, а в оставшихся активно развивать науку и тесное сотрудничество с работодателями.

– Как вы могли бы охарактеризовать миссию современного университета?

Я хотел бы начать с главной задачи отечественного высшего образования. Сегодня у российских университетов на первый план выходит проблема качества образования. К сожалению, создание системы негосударственных вузов в свое время, коммерциализация системы образования, снижение конкурса в вузы, общая ситуация в стране – все это привело к тому, что целый ряд вузов стал выдавать формальные дипломы, явно не соответствующие тем высоким критериям, которые должны соблюдаться. И вузовское сообщество ощутило это на себе. Сначала это коснулось экономических и юридических специальностей, потом проблема стала несколько шире. Конечно, инженерного образования это касается в меньшей степени. Негосударственные вузы, которые пытались решить свои материальные проблемы, прежде всего осваивали гуманитарные направления. Инженерные специальности требуют достаточно серьезного оборудования, кадров. Но последний мониторинг качества образования высших учебных заведений показал, что и по ряду инженерных направлений есть слабые места. Меня поразило, что критериальных значений мониторинга не достигли и некоторые достаточно престижные вузы.

– С чем вы это связываете?

– Отчасти это и изменения в системе показателей мониторинга, и неверная статистическая отчетность. Наверное, какие-то просчеты в стратегии и тактике развития университетов. Люди работали в одном направлении, а мониторинг это направление несколько изменил. Это и ужесточение критериальных значений мониторинга. Что такое 13,92 м2 площади на одного студента? Это весьма существенный рост показателя по сравнению с предшествующими процедурами мониторинга. Если говорить о нашем Кубанском государственном технологическом университете, то это единственный показатель, критериального значения которого мы не достигли. У нас 11,2 м2 на студента. Будем сейчас думать, что делать в сложившейся ситуации. Возможно – и необходимо – реализовать два варианта. Первый – уменьшить количество студентов, при этом вырастет конкурс в вуз, что положительно скажется на качестве набора. Второй – продолжить развивать инфраструктуру вуза.

И, соответственно, возвращаюсь к миссии университета. Естественно, в первую очередь – давать хорошее образование. Но, помимо этого, университет выполняет еще и культурно-просветительскую миссию. Это культурный центр, центр воспитания молодежи, центр творчества. Для университета мало подготовить хорошего специалиста, это должен быть человек с активной жизненной позицией.

Университет – это обязательно научные исследования. Недаром один из базовых принципов Гумбольдта – это единство образовательного процесса и науки.

Другой момент, который хотелось бы отметить, это большое количество выпускников вузов и, как следствие, ужесточение конкуренции на рынке труда. Ведущим сейчас может называться только тот университет, чьи выпускники востребованы на рынке труда и способны прийти на высокотехнологичные предприятия и сразу включиться в производственный процесс. В связи с вступлением России в ВТО увеличилось число иностранных специалистов, приезжающих к нам работать, это опять ведет к повышению конкуренции и более серьезным требованиям к нашим выпускникам. На Кубани, например, работает много различных иностранных фирм, у них свое оборудование. Естественно, им проще взять своего специалиста, но наша задача в том, чтобы прежде всего были востребованы наши выпускники. Вот очень кратко тот комплекс проблем, которые сейчас решаются и непременно должны быть решены.

И если говорить о повышении качества образования, то это, безусловно, сокращение числа вузов. Я, как федеральный эксперт по качеству образования, когда выезжаю на проверки, посещаю отдельные так называемые «высшие учебные заведения», где сложно найти и расписание занятий, и самих студентов. Становится обидно за такое положение дел.

Вы отметили переизбыток специалистов с высшим образованием, тем более не самым лучшим. Но очень многие абитуриенты нацелены на то, чтобы получить именно высшее образование, люди не идут в колледжи, так как это не престижно. Что делать с этими выпускниками: агитировать получать среднее специальное образование? Или вузы должны разделиться на элитные, и тогда те, которые будут нацелены на прикладное образование, будут отчасти нести в себе функцию тех же колледжей?

– С одной стороны, это правильно, если часть вузов будут элитными, а часть будут готовить по прикладным программам и стоять на более низкой ступени. Но хочу отметить, что бренд и престижность вуза не всегда гарантируют высокий уровень образования по каждой образовательной программе. Иногда на региональном уровне некоторые вузы более качественно готовят выпускников, чем престижные вузы столицы. Например, если мы возьмем наши специальности в КубГТУ, относящиеся к пищевой отрасли, то это такая могучая школа, которая формировалась в течение 95 лет! Наши виноделы, табачники, специалисты в области хранения и переработки зерна – это специалисты мирового уровня. И вот рейтинги университетов помогают выделить эти элитные вузы, в том числе региональные.

Конечно, перекос в области высшего образования есть: слишком много вузовских дипломов, а на рынке труда нужны высокопрофессиональные рабочие: токари, слесари, операторы, техники. Но мне кажется, в последнее время ситуация стала меняться к лучшему. И оптимизация сети вузов, в итоге, как я надеюсь, выровняет всю эту ситуацию.

Хочется еще сказать, что образование – такая вещь, в которой нельзя достигнуть абсолюта, всегда нужно учиться дальше, заниматься самообразованием. Ведь недаром в той же Европе очень модно образование для пожилых людей. Они уже не работают, но продолжают учиться.

– Сегодня много говорится о привлечении иностранных абитуриентов в наши вузы. Что получают от этого в итоге вуз и государство, что привносит присутствие иностранных абитуриентов, почему оно так важно?

– К конкуренции с российскими студентами это не приводит, потому что бюджетный набор для российских граждан выделяется свой, для граждан из-за рубежа – свой. Так что наши абитуриенты от этого не страдают. Прежде всего, это лакмусовая бумажка для вуза: если на какое-то направление, специальность идут иностранные студенты, значит, этот курс пользуется хорошей репутацией за рубежом.

– То есть это развитие бренда вуза?

Совершенно верно, это развитие бренда. Но в то же время и развитие языковой среды университета. Хотим мы этого или нет, английский язык – это язык международного общения. Востребованность образовательных программ вуза иностранными гражданами в любом случае характеризует нас с хорошей стороны. Естественно, мы стремимся привлекать студентов, в том числе из стран Европы. Так что это процесс включения университета в мировое образовательное пространство. В тмутаракань иностранцы никогда не поедут, у них есть выбор, они отслеживают ситуацию, наши рейтинги, успехи. Важным является не просто преподавание в вузах для иностранцев, а, как следующий этап, преподавание на английском языке. Тогда сразу одновременно и увеличивается приток студентов, и повышается уровень профессорско-преподавательского состава. Это мотивирует преподавателей на использование мировых информационных ресурсов, которых сегодня достаточно. И пусть это развивается. Есть, конечно, определенные тонкости, связанные с национальными особенностями, религией, культурой и так далее. И мы должны это понимать и учитывать. Главное, чтобы и студенты четко понимали, что они должны жить по законам той страны, в которой они учатся. Тогда никаких проблем не будет возникать.

– Вы говорили о том, что в Краснодарском крае много иностранных компаний, которые могут быть потенциальными работодателями для ваших выпускников. Как вы с ними сотрудничаете?

Наверное, я начну все-таки с российских работодателей. Это самое тесное сотрудничество. В свое время было государственное распределение выпускников, но после того как его отменили, мы ни на одну секунду не прекращали взаимодействия с работодателями. Наши студенты ни разу не получили отказ в практике, работодатели принимают активное участие в образовательном процессе. Раньше были специальные кафедры вузов на предприятиях, потом какое-то время они пребывали, можно сказать, в опале. А сейчас, к счастью, Минобрнауки опять подняло этот вопрос, понимая, что без участия работодателей невозможно получить качественное образование. Вот смотрите. Буровую установку или вышку невозможно поставить при университете. В вузе моделируется лабораторный процесс, но в любом случае реальный опыт приходит там, где идет процесс добычи нефти или ее переработка. Мы ввели у себя за правило, что для каждого студента обязательна практика на ведущем предприятии России. И пусть поездка студента, например на Север, влечет определенные расходы, но в итоге получается специалист, который видел то лучшее, что есть в мире. Это очень востребованный специалист. Это опять же вопрос престижа для университета. У нас почти 200 предприятий, с которыми мы на договорной основе ведем образовательный процесс, ведем совместные научные исследования. Они участвуют в работе наших государственных экзаменационных и аттестационных комиссий. Это очень важно.

Если говорить о наших зарубежных работодателях, то это CLAAS, производитель комбайнов (Германия), Philip Morris и Nestle (Швейцария), Schneider Electric и Bonduelle (Франция), и многие другие. И мы подписали с ними договоры о сотрудничестве, что позволяет этим компаниям привлекать студентов более высокого уровня. Учащиеся мотивированы тем, что имеют возможность пройти практику на этих предприятиях по своему направлению, приоритетное право устроиться туда на работу. Мы заключили с этими предприятиями прямые договоры. Я считаю, что тесный контакт с работодателями – это очень важная составляющая качественного образования.

Приведу еще один пример того, что мы сделали в нашем университете. Мы с Законодательным Собранием Краснодарского края заключили договор на подготовку специалистов по государственному муниципальному управлению и организовали представительство нашей кафедры в ЗСК. С нашим участием были внесены изменения в закон о госслужбе: те выпускники программы «Государственное и муниципальное управление», которые будут проходить практику в Заксобрании, могут прийти работать в органы государственной власти без стажа практической деятельности. И конкурс на эту программу вырос. Студенты посмотрели, как ведется законотворческая деятельность, как осуществляется контроль принятых решений, стали понимать, что такое государственное муниципальное управление.

– С вашей точки зрения, что мы могли бы взять из практики западных университетов, какой опыт может быть нам полезен?

– Прежде всего хочу полностью поддержать тезис, что система образования в России – это достаточно авторитетная система образования. Можно гордиться подготовкой по отдельным инженерным направлениям. Но что, на мой взгляд, можно взять у лучших университетов мира? Мне больше всего импонирует то, что там идет ротация преподавания и науки у преподавателей. Поработал человек в науке, затем преподает – он всегда на острие проблемы. Понимаете? Вот эти вещи нам нужно, конечно, перенимать. Люди и головы у нас в России золотые, наши специалисты хотят и умеют работать. Но полезно перенимать те хорошие вещи, которые у нас могут быть востребованы.

– В отличие от Запада, где наука тесно взаимосвязана именно с университетами, у нас наука во многом отделена от университетов, и это тоже проблема. Где золотая середина, как соблюсти баланс?

– Я считаю, что университет без науки – это не университет. Не может преподаватель быть только преподавателем. Человек, который занимается наукой, ведет педагогическую деятельность на совершенно другом уровне. Он «перелопачивает» огромное множество материалов, научных трудов, проводит эксперименты, он увлекает и зажигает студентов. Я считаю, что в основу технической высшей школы должны быть заложены четыре принципа. Первый – фундаментальность образования. Второй – это высокий уровень подготовки по предметам специализации. Третий – мы должны научить студентов учиться, потому что знания очень быстро устаревают, их уровень нужно постоянно поддерживать. И последний принцип – научить студента творить. Выпускник элитного вуза – это не ремесленник, это творец, который понимает суть того, чем он занимается, творческий специалист, который выдает результат самого высокого уровня. Поэтому мы никогда не прекращали заниматься наукой и не прекратим. Это будущее. Там, где много лидеров научных школ, много элементов науки, там есть и производство, и внедрение разработок, и патенты, и продажа лицензий.

– В чем специфика региональных вузов? Работаете ли вы в первую очередь на свой регион или стремитесь выйти на мировой уровень?

– Если замкнемся на мелких региональных работодателях, мы перестанем быть ведущим университетом. Мы работаем на Отечество и международное сообщество в целом и стремимся к тому, чтобы быть университетом мирового уровня. Естественно, мы обеспечиваем регион кадрами, которые здесь необходимы. Но планка у нас очень высока, наши выпускники способны решать задачи и общероссийского, и международного уровня. Наши выпускники – это и губернатор Краснодарского края Александр Николаевич Ткачев, и мэр олимпийского Сочи Анатолий Николаевич Пахомов, который защищал у нас две диссертации – кандидатскую и докторскую. И такие примеры можно продолжить. Естественно, мы должны понимать специфику региона, готовить для него кадры, формировать местную элиту, создавать интеллектуальный потенциал. Все это делается. Однако без выхода на самые высокие рубежи невозможно достичь качественного образования.