Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Интервью с председателем правления Российско-Германской внешнеторговой палаты, Михаэлем Хармсом

– Господин Хармс, Вы работаете в России со времен перестройки, и наблюдали все периоды становления инвестиционного климата нашей страны. Какие тренды Вы могли бы выделить?

– Я очень долгое время наблюдаю за экономическими и общественными процессами в России и однозначно могу сказать, что тренд позитивен.

Несмотря на все сложности, идет улучшение правового регулирования. Появилось больше людей, которые знакомы с рыночной экономикой и её современными достижениями. Идет современное обучение людей и обмен опытом. Россия интегрируется во все международные цепочки разделения труда. Политическая ситуация достаточно стабильная.

Если говорить о трендах, то первый – чистый этап перехода, трансформационный период от социализма к рыночной экономике, период сложной адаптации, неуверенности, достаточно мощного регулирования – закончился в середине 1990-х годов. Сейчас идёт новый этап.

– Инвестиционный климат – достаточно расплывчатое понятие. Все его пытаются как-то измерить. В этом году ЗАО «Эксперт РА» регистрировало компанию в Германии и в России. В России процесс занял 3 недели, в Германии – полгода. Но климат в Германии все равно лучше. На Ваш взгляд, что больше всего настораживает инвесторов у нас в 2013 году?

– Если мы рассмотрим какие-то отдельные вопросы, например, такие как, получение разрешения на строительство, то мы часто видим, что в странах Европы ситуация не лучше. В этом плане в России ситуация не катастрофическая.

Самое главное в России – это неопределенность. Об этом говорят все. Нужно, чтобы было четкое регулирование, чтобы предприниматели четко знали, что утвержденная норма действует, скажем, 10 лет. Чтобы инвесторы смогли адаптироваться и построить стратегию. Это базисный ключ к пониманию проблемы инвестиционного климата.

– Вы часто проводите опросы компаний и инвесторов относительно их стратегии выхода в российские регионы. Существуют ли для них какие-то предпочтения среди регионов? Есть такие примеры?

– Есть четкое лидерство Татарстана, Ульяновской и Калужской области. Известные регионы. Выбор инвестором того или иного региона – это достаточно сложный «микс»: экономическая привлекательность, размер рынка, географическое расположение, доступ к каким-то ресурсам. Многое зависит от самого региона. В качестве примера можно привести экономическое чудо Калуги.

– Татарстан, Ульяновская область, Калуга популярны. А по Вашим собственным ощущениям, немецким инвесторам становятся интересны какие-то новые субъекты? Регионы, в которых, например, появилась новая администрация, которые стали местом, где очень комфортно работать.

Я бы не стал их называть, потому что могу быть несправедливым к другим регионам. В качестве примера могу привести только Свердловскую область и другие активные регионы.

Отношение к иностранным инвестициям поменялось в позитивную сторону. Еще несколько лет назад некоторые губернаторы говорили, что будут принимать только высокотехнологичные производства. А сейчас все поняли важность любых сфер, даже если первые годы налоговые поступления будут не очень большими. Приход иностранного инвестора – это создание новых рабочих мест, развитие предпринимательской культуры, локомотив для других отраслей. Поэтому к нам все и обращаются. Но качество регионов различается. К сожалению, многие регионы делают только красивые брошюры.

– Тренд на локализацию – это новое направление бизнеса? Многие предприниматели говорили, что они локализуют свое производство. Как Вы считаете, этот тренд долгосрочен? Сколько лет активной работы по локализации предстоит немецким инвесторам в России?

Тренд долгосрочен и связан с экономическим развитием в России. Инвесторы должны увидеть потенциал роста в определенных отраслях. Россия – большой рынок, и присутствие здесь в сегментах, обладающих высоким потенциалом, просто необходимо.

Конечно, Россия не сможет повторить историю Китая, но становление некоего промышленного потенциала должно произойти обязательно. И я думаю, что тут шансы для бизнеса очень хорошие. Германия обладает развитым производством во многих сферах, и рассчитывает на хороший сбыт своей продукции не только в России, но и в рамках Таможенного союза. Здесь я на многие годы вперед вижу хороший потенциал.

– За последние 15 лет при принятии решения об инвестировании акценты сместились на «нересурсные» товары. Сейчас есть точечный набор рыночных ниш (станкостроение, медицинские средства и медицинские услуги и т.д.). Может быть, Вы назовете другие ниши, где немецкому инвестору было бы интересно работать с точки зрения потенциала рынка?

Это очень зависит от тех точек роста, которые я наблюдаю. Раньше это были только инвестиции в ресурсы и простые потребительские товары, потом все переместилось на долгосрочные потребительские товары.

Сейчас начались инвестиции в реальную промышленность, в создание сети поставщиков. Наверное, что-то будет формироваться в рамках цепочки добавленной стоимости в ресурсном секторе. Еще пойдет развитие авиа- и космической промышленности в России, программа развития станкостроения, связанная с оборонной промышленностью, химическая промышленность (химия перманента для Германии – она одна из сильнейших в мире). Электроэнергетика – сектор, который нуждается в колоссальном обновлении. Транспортная составляющая, в том числе железнодорожный транспорт. Таких сфер очень много.

Но здесь важна роль государства. Оно должно создавать стабильные условия. Например, если оно решит строить скоростные магистрали, то тут появляется огромная цепочка производств. В этом «шлейфе» я вижу очень большие возможности для роста.

– Правильно ли я Вас понимаю, что ключевым драйвером локализации производства иностранных инвесторов в России является государство?

Связывать все надежды с государством не нужно. Государство играет важную роль, но не все должно быть только государственными проектами. В отрасли важно создать рамочные условия, определения, программы поддержки, четкие цели, которых государство хочет достигнуть. И в этом есть, безусловно, роль государства важна.

– Получается, все либо напрямую является госсектором, либо это программы, которые инициирует государство для поддержки того или иного сектора?

Здесь есть некое противоречие. Мы за то, чтобы снизить участие государства в экономике. С другой стороны, в таких секторах, как здравоохранение, инфраструктура, большая энергетика, без государства не обойтись. Государство либо ставит условия, либо само действует через кого-то. В принципе, это не очень отличается от Германии. Германия бы не смогла так активно развиться, если бы государство не поставило эти четкие рамки.

– Если взять российские, германские или японские бизнесы и посмотреть структуру их затрат, сравнив, по каким статьям бизнес дороже в России, а по каким – в Германии. Вы можете назвать такие статьи, где приходится платить больше – в России или в Германии?

Все германские производители говорят о том, что в России производить дороже, несмотря на потенциальную дешевизну энергоресурсов или рабочей силы. И это, конечно, вопрос к производительности. Энергоресурсы почти сравнялись по стоимости с Европой, газ стоит пока намного дешевле у вас, электричество стоит почти столько же, в России гигантские расходы на логистику, администрирование, рабочая сила по стоимости вполне сравнима при низкой производительности. Нет цепи поставщиков, много непроизводительных поставщиков.

– Вы нарисовали достаточно мрачную картину. В таком случае, что движет теми, кто пришел в Россию из Германии?

Ими движет желание делать хороший бизнес. Находясь здесь (в России – прим. авт.), они избегают валютных рисков, становятся ближе к клиенту, готовы обеспечить ему сервис. Сейчас некоторые немецкие производители говорят, что снижение пошлин в связи с вступлением в ВТО убьет их бизнес.

– Они работают в России?

Да, они работают в России и просят, нельзя ли повернуть все обратно? Они обращаются ко мне с протекционистскими просьбами. И при этом, наша позиция предполагает отказ от протекционистских барьеров.

– Итого, сейчас вступление в ВТО производит негативный эффект на рынок?

Я думаю, что вступление в ВТО – абсолютно правильный и необходимый шаг. И я понимаю российское правительство, которое пытается, несмотря на вступление России в ВТО, в определенных болезненных точках защитить свой внутренний рынок. Потому что, если у тебя есть новый сектор или моногород, и тысячи рабочих мест зависят от поддержки, нужно что-то делать сейчас. Говорить, что они неконкурентоспособны и пусть гибнут, не следует. Я думаю, что надо делать что-то, чтобы либерализовать рынок, повысить конкурентоспособность местных фирм, на определенный период защитить свой рынок.

– Что могут сделать региональные правительства в такой ситуации?

Они должны помогать фирмам повышать конкурентоспособность всеми способами. Можно, например, обмениваться опытом с иностранными инвесторами, оплачивать программы переквалификации. Нужно делать все для повышения конкурентоспособности.

– Правильно ли я понимаю, что внешнеторговой палате стало проще налаживать диалог с региональными властями, ведь они сами в этом заинтересованы. Что изменилось после кризиса в работе с регионами?

Как я уже сказал, нам очень нравится региональная конкуренция, большое желание регионов общаться с инвесторами, приход новых людей с опытом в бизнесе. Произошло отрезвление после кризиса. Сейчас оценка ситуации более реалистичная. Рынок стал более простым и структурированным.

– Вы могли бы привести пример, когда палатой был приведен инвестор, который потом открыл производство в каком-либо регионе?

Мы делали исследование для фирмы «Континенталь», и они пришли с новым заводом в Калугу. Также мы помогали привести в Ульяновскую область фирму, с которой мы очень активно взаимодействовали.

– В прошлом году ВТП открыла новые представительства. Если не секрет, то в каких регионах?

В прошлом году были открыты не юридические представительства, а представительства, созданные на общественных началах и поддерживаемых видным представителем немецкой фирмы, который создает пул немецких предприятий с нашей помощью. Он мониторит экономическую ситуацию, помогает наладить связи в регионе. Наши уполномоченные представители есть в Уральском, Южном и Приволжском федеральных округах, также наше отделение есть в Новосибирске, а в Санкт-Петербурге работает полноценный филиал.

– Вы хотите идти на Дальний Восток?

Нет. Там очень мало активности. Смысла нет. Наш представитель в Новосибирске, охватывает и Дальний Восток.

– А другие регионы?

Я думаю, нет. Мы сейчас охватили самые важные регионы. У нас есть север, юг, центральная Россия и Поволжье. Этого пока достаточно.