Эксперт | РА
en
loading

Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.
Требования регуляторов Методологии Рейтинги под наблюдением
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Региональные гарантийные организации Обязательства структурированного финансирования Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента
Нефинансовые компании (Республика Беларусь) Нефинансовые компании (Республика Казахстан) Банки (Республика Казахстан)
Экспорт и выгрузка рейтингов
Telegram Bot
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»
Адрес: Николоямская, дом 13, стр. 2
тел: +7 (495) 225-34-44
+7 (495) 225-23-54
e-mail: info@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
тел: +7 (495) 225-34-44 (доб. 1656)
+7 (495) 225-23-54 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Пресс-центр
тел: +7 (495) 225-34-44 (доб. 1706)
+7 (495) 225-23-54 (доб. 1706)
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел по работе с персоналом
тел: +7 (495) 225-34-44
+7 (495) 225-23-54
e-mail: personal@raexpert.ru

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. «Эксперт РА» является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

«Эксперт РА» включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством поддерживается более 600 кредитных рейтингов. «Эксперт РА» прочно удерживает лидирующие позиции по рейтингам кредитных организаций, страховых компаний, компаний финансового и нефинансового сектора.

Рейтинги «Эксперт РА» входят в перечни официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Банком России, Министерством Финансов, Министерством экономического развития, Московской биржей, а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.

Сбор анкетСписок всех рэнкингов


 

Интервью с генеральным директором Инвестиционной компании «ВЕЛЕС Капитал» Алексеем Гнедовским

Мы готовим много отчетности для ФСФР и это, безусловно, важно. Но для оценки надежности и стрессоустойчивости компаний этой отчетности не достаточно.

Алексей Гнедовский

Одной из первой инициатив нового руководителя ФСФР стала отмена планируемого повышения требований к капиталу участников фондового рынка. Ранее декларировалось, что подобная мера была направлена на повышение надежности инвестиционных компаний. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, какие критерии характеризуют надежную инвестиционную компанию? Служит ли размер собственного капитала критерием надежности компании? И как Вы относитесь к инициативе регулятора по сохранению требований к размеру капитала брокеров на прежнем уровне?

На мой взгляд, сохранение требований к капиталу на прежнем уровне - это скорее хорошо. Величина капитала особой роли не играет с точки зрения надежности компании. Сделай капитал минимум 100 млн., 50 млн. или 35 млн. - это не повлияет серьезным образом на повышение надежности компании. Зато это вполне может повлиять на сокращение количества региональных компаний, у которых просто нет такой капитализации. Для крупных столичных компаний это хорошая возможность выйти на региональные рынки, но в целом для страны это плохая тенденция. Мы же заинтересованы в том, чтобы большее количество людей постепенно включалось в инвестирование средств посредством биржи, а для этого наличие небольших региональных игроков необходимо. Размер собственного капитала, конечно, 20 тыс. руб. или 200 тыс. рублей делать нельзя, а вот 35 млн. или 50 млн. - особого значения не имеет.

В этом вопросе очень важную роль играет регулятор. Но, на мой взгляд, было бы хорошо, если бы регулятор обращал внимание еще и на другие важные вещи посмотрел на эту проблему немного под другим углом. Примерно так, как это происходит у банков. ЦБ разрешает банкам проводить те или иные операции в зависимости от размера капитала. Так и на нашем рынке, небольшим региональным компаниям с капиталом в 35 млн. руб. можно было бы разрешить, например, только брокерские операции, и не давать им права заниматься маржинальными операциями и фьючерсами, а также ограничить операции на одного клиента. В настоящий момент компания с капиталом в 35 млн. руб. может набрать 5 тыс. клиентов и раздавать «маржиналку» в разные стороны на 3 млрд. рублей. Ну, какая тут устойчивость? Размер капитала тут не имеет значения, важно соотношение объема собственных средств и объема рискованных операций.

Тогда необходимо менять и формат отчетности перед регулятором? Возможно, перейти на ежемесячную отчетность?

Каким образом отслеживать эти сделки - это уже второй вопрос. Главное, чтобы регулятор обращал внимание именно на эти вещи. Мы готовим много отчетности для ФСФР и это, безусловно, важно. Но для оценки надежности и стрессоустойчивости компаний этой отчетности не достаточно. Надо улучшать качество отчетности, лучше приспосабливать ее для отражения различных финансовых операций, а затем, возможно, и менять периодичность ее предоставления регулятору.

Мы, как рейтинговое Агентство, при оценке капитала инвестиционных компаний воспринимаем его как определенную гарантию того, что даже в тяжелое время компания сможет поддерживать свою инфраструктуру, персонал. В этой связи текущего требования к капиталу достаточно для того, чтобы обеспечить бесперебойность работы инфраструктуры инвестиционных компаний на год – два жизни в условиях падения доходов?

Мне кажется, это не должно волновать ни рынок, ни клиентов. Рынок и регулятора должна волновать надежность. Если начался отток клиентов, акционеры должны дополнительно фондировать компанию. В кризисной ситуации просто определенный размер капитала не гарантирует надежность компании.

Потому что он «нарисован»?

Нет. Просто если компания ведет себя разумно, то сколько у неё денег - 35 млн. руб. или 350 млн. руб. - не так важно. Почему у нас рушились компании в кризис? Потому что они вели рискованную политику, потому что «пирамидились», кто-то на акциях, кто-то на долговом рынке, а кто-то залезал в клиентские деньги без разрешения. Если компания ведет себя здраво и взвешивает риски, то с ней ничего не будет. Если ведет высокорискованную политику, то даже при большом собственном капитале потратит в первую активную стадию кризиса все эти деньги и далее ей смогут помочь только акционеры или внешние инвесторы. Их помощи не всегда может хватить, поэтому принципиальный момент – не размер капитала, а то, какие операции совершает компания в своей обычной деятельности и насколько они рискованны.

 

Вы упомянули о рисках, о необходимости внутреннего контроля за рисками, насколько на сегодняшний день актуален вопрос существования полноценной системы контроля за рисками у инвестиционных компаний?

Её существование принципиально важно. Именно жесткая позиция руководителя департамента управления рисками по отношению ко многим популярным эмитентам на рынке во многом спасло нашу компанию в кризисный период. До кризиса в портфеле компании было порядка 50 эмитентов, а во время кризиса – не более десятка. И только по одной компании из тех, с кем мы работали до кризиса, в кризис был объявлен дефолт.

Функционирование собственной, независимой службы по контролю за рисками дорогое удовольствие? Какой нужен объем бизнеса, чтобы иметь возможность содержать подобный отдел (департамент) на должном уровне?

Да, это дорого. Мы принципиально не имеем собственной позиции на рынке акций после 1998 года, как дилер мы работаем только на долговом рынке. Если ты работаешь на рынке акций, то уже с 1 млн. долларов худо-бедно можно начать торговать. Для долгового рынка нужно иметь уже как минимум 10-20 млн. долларов, чтобы получать прибыль. Естественно, мы проводим мониторинг эмитентов и контрагентов, с которыми уже давно работаем и очень детально анализируем новые компании, прежде чем открывать на них лимиты. Собственная служба по контролю за рисками - это очень дорогостоящий, но крайне необходимый инструмент.

 

Допустим, в ближайшее время ФСФР продвинется и начнет закреплять требования к положениям по риск-менеджменту. Смогут эти изменения отчистить рынок от недобросовестных брокеров? Или все быстро приспособятся?

Сложно ответить. Мы свою систему выстраивали осознанно, а не для соблюдения требований регулятора, и можно ли это сделать директивно, я не знаю. Боюсь, что если все бросятся формально исполнять требования по риск-менеджменту, то ничего хорошего из этого не получится. Что касается капитала, то на мой взгляд, введение ограниченного круга сделок с поправкой на капитал, улучшение качества отчетности и постоянный мониторинг со стороны ФСФР будут ощутимыми элементами повышения надежности участников рынка ценных бумаг.

 

На ваш взгляд, российский рынок инвестиционных компаний это рынок розницы или площадка для корпоративного крупного клиента?

 

Думаю, что на рынке будут работать и крупные, и небольшие брокеры для разного типа клиентов. Мы всегда ориентировались на корпоративного клиента. Вопрос в соотношении. Но американская модель, на мой взгляд, нам пока не грозит. Мы все-таки ближе к немецко-европейской модели организации фондового рынка. И вряд ли в ближайшее время широкие слои нашего населения станут инвестировать на фондовом рынке, поскольку большинству россиян пока еще приходится решать вопросы выживания.


Обращение в службу внутреннего контроля — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в службу внутреннего контроля по телефону +7(495) 225-34-44 доб. 1645

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!