Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Интервью с Дмитрием Гармашом, заместителем генерального директора ООО СПК «Юнити Ре»

 

- Дмитрий Владимирович, давайте сначала поговорим о международном перестраховочном рынке. Ведь российский перестраховочный рынок не может рассматриваться отдельно от международного. Какие основные тенденции Вы можете назвать?

- Если говорить о мировом перестраховании в целом, то основная тенденция 2009 и 2010 годов - то, что рынок остается достаточно стабильным. Не отмечается каких-либо серьезных колебаний в цене на перестраховочное покрытие, и в этом смысле рынок остается ровным по всем основным классам бизнеса. Это связано во многом с тем, что в период кризиса - в 2008 и в начале 2009 гг. – большинство компаний поменяли свою андеррайтинговую и инвестиционную политику, в связи с чем им удалось скорректировать в последующие периоды свои операционные результаты в сторону стабилизации и улучшения. Это и создало предпосылки для сохранения ценовой стабильности; даже в условиях циклического увеличения количества убытков (вспомним одиозную нефтяную платформу, затонувшую в Мексиканском заливе, землетрясение в Чили, неспокойную обстановку с прородными явлениями в Европе).

- А как изменился спрос на перестраховочное покрытие?

- Рост спроса на международном перестраховочном рынке стабильно наблюдается со стороны растущих рынков. Это, в первую очередь, страны BRIC, помимо России. В Бразилии, например, в 2009-2010 гг. многие крупные  международные перестраховщики открыли там свои представительства или компании,. Помимо Бразилии, Китая и Индии, спрос на перестрахование растет в Юго-азиатском регионе среди таких активно развивающихся стран, как Малайзия, Филиппины, Тайланд, Корея, Индонезия, а также на на Ближнем Востоке.

- Как Вы расцениваете тот факт, что в Москве в 2010 году было открыто представительство Ллойдс? Это значит, что и на нашем рынке не все потеряно?

- Вероятно, это в большей степени маркетинговый ход, который Ллойд решил себе позволить, получив по итогам 2009 года беспрецедентную прибыль, по официальной информации более 3,8 миллиардов фунтов стерлингов до налогообложения. Перестраховщик работает на российском перестраховочном рынке давно в лице отдельных синдикатов, но его активность и объемы значительно ниже, чем, например, у континентальных перестраховщиков. Представительский офис, думаю, создан с целью изменить эту тенденцию в более выгодную для Ллойда сторону, хотя, повторюсь, это больше маркетинговый, статистический инструмент: большинство российских перестрахователей будут продолжать работать напрямую по старым связям с отдельными синдикатами и брокерами Ллойда.

- Вы сказали, что сейчас на рынке наблюдается рост крупных выплат. Ведь эти выплаты как-то должны отразиться на ценовой политике перестраховщиков…

- На данный момент можно сказать, что сильно они не изменили рынок: все дело в «буфере», созданном в 2009-2010 гг. за счет скорректированной андеррайтинговой и инвестиционной политики большинства международных перестраховщиков. Об этом я говорил ранее. Правда, уже очень вероятно, что катастрофические природные явления зимы 2010-2011, ударившие по Европе и США, все-таки уже окажут свое влияние на уровень цен на рынке. В 2010 году крупные выплаты в большей степени касались не рынка в целом, а отдельных компаний и их стратегий. В качестве примера можно привести несколько синдикатов Ллойдс, которые с 2007-2008 года активно набирали бизнес из России и Южной Америки, а получив затем значительные убытки от землетрясения в Чили, свернули свою деятельность и в том, и в другом регионе, снизили емкость для России и переориентировались на более выгодные рынки.

- Давайте теперь перейдем к российским перестраховочным компаниям. Каково их положение на международном рынке? Может быть, у них тоже есть своя ниша, свои сегменты?

- Можно сказать, что в международном плане положение российских перестраховочных компаний улучшается. Это, безусловно, не с позиций сравнения их с крупными международными игроками - мы просто смотрим на динамику показателей российского перестраховочного рынка. Начиная с 2005 года объем перестраховочной премии, полученной российскими компаниями, стабильно сокращался на 20-25% в год (притормозив в этом году до примерно 17%), но при этом прирастает доля подписанного международного бизнеса. Связано это в основном с ростом спроса на перестрахование со стороны развивающихся стран, которые заинтересованы в альтернативной емкости и размещении рисков, скажем так, второго эшелона. Поэтому вполне определенные регионы со вполне определенными ограничениями и особенностями, во вполне определенных масштабах достаточно активно передавают риски в перестрахование на российский рынок.

- Какие именно развивающиеся рынки? В основном это страны СНГ?

- Естественно, основная доля зарубежного бизнеса, оценочно порядка 50-60%, приходится на страны СНГ. Остальное - это бизнес из дальнего зарубежья: Ближний Восток, Юго-Восточная Азия, немного - Южная Америка.

- Вопрос по поводу вступления России в ВТО и создания единого экономического пространства с Казахстаном с Белоруссией. Как эти события повлияют на российский перестраховочный рынок?

- Нам бы очень хотелось, чтобы повлияли! К сожалению, те законодательные тренды, которые мы наблюдаем в Белоруссии и Казахстане в последние годы, идут в прямо противоположном направлении и показывают, что в этих странах государство решило по максимуму сконцентрировать потоки на внутренних перестраховочных рынках. Ограничительные меры в отношении исходящего перестрахования у нерезидентов в этих странах одни из самых строгих в СНГ и планомерно усиливаются – в Белоруссии в рамках деятельности государственной перестраховочной корпорации, в Казахстане – в рамках увеличения норм дополнительного резервирования цедентами при перестраховании рисков в компаниях с недостаточным международным рейтингом. И в том, и в другом случае пороги очень высоки; так что единственный вариант при создании такого единого экономического пространства – установить некие проференции или ограничительные послабления для российских перестраховщиков. Пока что, впрочем, на это следует смотреть скептически.

- Насколько я знаю, в соответствии с условиями создания единого экономического пространства, к 2013 году в Казахстане и России необходимо унифицировать страховое регулирование.

- Возможно, так и будет. Но пока к этому нет абсолютно никаких предпосылок. Летом 2009 года в Казахстане отменили действие национальной шкалы международных рейтингов из-за чего все компании, даже имеющие высокие рейтинги надежности, тоже попали под значительно увеличенный норматив дополнительного резервирования. Сейчас действующая редакция дает возможность нормально работать лишь с перестраховщиками с рейтингом уровня АА, которых, как известно, можно пересчитать по пальцам, и не все из них горят желанием работать с Казахстаном. Поэтому в этих условиях мало оптимизма, что к 2013 году этот тренд может резко измениться. Хотя этого, безусловно, хотят и сами потенциальные цеденты в Казахстане, и российские перестраховщики, работавшие и работающие с трудом на этом рынке сейчас.

- Давайте теперь поговорим о российском перестраховочном рынке. Какие тенденции, происходящие на рынке, имеют чисто российскую специфику, а какие – соответствуют международным трендам?

-  Чисто российская специфика - это на данный момент тенденция к консолидации рынка в связи с ужесточением требований к величине капитала и последствиями кризиса.  Рынок сужается, как за счет продавцов, так и за счет покупателей, при этом происходит укрупнение игроков. Позитивный момент - остаются сильнейшие, как финансово, так и профессионально, компании, повышается качество услуг. Это касается и основного сегмента перестраховщиков в России - универсальных компаний, занимающихся входящим перестрахованием, и специализированных перестраховщиков. Негатив – по-прежнему отсутствие на рынке классического страхового цикла и продолжение тенденции демпингования (в первую очередь, в прямом страховании), не реагирующего на рост убытков. Единственный положительный момент, который можно отметить в данной связи, это то, что перманентное с начала 2000-х гг. падение цен на российском перестраховочном рынке хоть в какой-то степени, но все-таки уже замедлилось, примерно с весны. Фактически, ситуация по ставкам дошла до крайности, в результате чего вменяемым рыночным игрокам пришлось более активно устанавливать для себя какие-то минимальные уровни ставок, по которым они согласны работать. По сути, на фоне мировой «синусоиды» перестраховочного цикла, на данный момент у нас в России кривая, падавшая много лет подряд вниз, наконец шатко-валко принимает чуть более горизонтальное положение... Ждать ли увеличения ставок? Пока, вряд ли, к сожалению…

- Как Вы оцениваете емкость российского перестраховочного рынка?

- Вопрос дискуссионный. За последние годы мы наблюдаем четкий тренд покупки страховыми компаниями излишней для них перестраховочной емкости, где обычно косвенные секции даются на весь лимит. Это многие десятки и сотни миллионов долларов или евро. При этом нетто-емкость компании, которая обеспечивает чистое собственное удержание, естественно, на порядок меньше. Поэтому при анализе ситуации и развития емкости российского перестраховочного рынка ее, естественно, нужно разделять: емкость по стандартным видам бизнеса для интересов из России и СНГ, что обычно покрывается облигаторной программой, и емкость, доступная для каких-то нестандартных рисков, либо для рисков из дальнего зарубежья. По первой группе рисков доступная емкость составляет сотни миллионов долларов, под миллиард. По второй группе – чистая емкость всего рынка из расчета собственных удержаний по имущественным и техническим рискам не превышает 30-40 млн. долларов; по морским и грузовым рискам – еще меньше.

- Как будет меняться емкость российского перестраховочного рынка в ближайшие несколько лет?

- Нетто емкость неизбежно должна увеличиваться. В основе этого – уже упомянутое укрупнение компаний, наращивание капитализации и финансовой базы в целом. В отношении брутто емкости, иначе говоря облигаторной защиты, все будет зависеть от динамики международного рынка и поведения западных перестраховщиков: колебаний убыточности в их глобальных портфелях, развития результатов излишних покупаемых емкостей; контролируемости косвенных секций.

- Теперь по поводу убыточности. Насколько выросла убыточность бизнеса российских перестраховщиков?

- Если построить график, который будут показывать объемы полученной перестраховочной премии и выплат в абсолютном размере, то мы увидим, что с 2005 года премии стабильно уменьшаются, а вот объем оплаченных убытков не меняется и остается на примерно равном уровне, колеблящемся вокруг 15 млрд. руб. Этот факт активно используется для иллюстрации тезиса об очищении российского перестраховочного рынка от схем и падения его объемов в последние годы именно за их счет. Доля правды в этом, безусловно, есть, хотя в целом необходимо признать отрицательный тренд развития объемов российского перестраховочного рынка в разрезе классического рискового бизнеса, что, впрочем, позволяет делать выводы на его примерно стабильной, хотя и достаточно высокой, убыточности.

- Смотрите, получается, что с одной стороны убыточность растет, рентабельность падает. С другой стороны повышаются требования к минимальному уставному капиталу. В результате рентабельность собственных средств должна еще более снизиться. Насколько такой бизнес будет выгоден для инвестиций?

- Вопрос серьезный. Сейчас многие компании в перестраховочном секторе имеют избыточный капитал относительно того бизнеса, который они получают. Время покажет, смогут ли они, в т.ч. при  последующем увеличении капитала, повысить свою инвестиционную привлекательность, насколько эффективно вообще они смогут работать. Пока что специализированный бизнес в сфере рискового перестрахования в РФ, за исключением всего 2-3 компаний, не более, малопривлекателен для инвесторов, как российских, так и зарубежных.  И дело здесь не только в финансовых показателях и структуре, но и в более прикладных вещах, таких, как стабильный диверсифицированный портфель, доля рынка или профессиональная команда.

- Есть еще одна тенденция. Значительная часть спроса на российском перестраховочном рынке приходилась на региональных страховщиков. В результате кризиса конкурентные позиции региональных страховых компаний ослабли, что отразилось на взносах, переданных в перестрахование…

- Отмечу, что в регионах все равно сильнейшие позиции занимали и занимают все равно компании из Москвы, работающие через филиалы. Не будем забывать и про фактор концетрации, характерный для перестраховочного рынка точно так же, как и для страхового, – 2/3 бизнеса приходится на 100 крупнейших компаний, большинство из которых расположены в Москве. У чисто региональных компаний в последние три года просто не было такого большого объема премий, который, вдруг снизившись, существенно повлиял бы на российский перестраховочный рынок – только на отдельных региональных перестраховщиков. Лидеры среди национальных перестраховщиков в последние годы – это те, кто более стабильно и активно работает именно с компаниями, базирующимися в Москве.

- Как различные обязательные виды страхования, которые сейчас рассматриваются в государственной Думе или уже утверждены, могут повлиять на российский перестраховочный рынок?

- Все зависит от того, как все решится на законодательном и отраслевом уровне с возможностью участия в этом бизнесе российских перестраховщиков: как специализированных, так и универсальных компаний.  Определенная работа в этом плане ведется и по теме ОПО, и по сельскохозяйственному страхованию. Однако, не думаю, что итоги окажут какое-то значительное влияние на динамику перестраховочного рынка, да и решение многих практически важных проблем еще только впереди. В отношении сельхоз рисков неясна ситуация с доступной российской емкостью на фоне вариантов привлечения западных перестраховщиков; инфраструктурой, подходами и тарифами. Обязательное противопожарное страхование само по себе вообще вряд ли окажет какое-либо существенное влияние, т.к. у всех основных участников этого рынка подобные риски будут попадать в действующие облигаторные договоры или собственное удержание. То же самое можно сказать и про ответственность перевозчиков перед пассажирами.

В целом же, думаю, основной рост российского перестраховочного рынка может быть достигнут за счет укрупнения его профессиональных участников, что поможет им составить более качественную конкуренцию западным компаниям второго и третьего эшелона, а также за счет дальнейшего развития международного бизнеса и грамотного освоения новых рынков.