Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Обязательное страхование ОПО в России

 


КАРТА ПРОЕКТА
Обязательное страхование ОПО в России

Интервью с Николаем Галушиным, заместителем генерального директора ОСАО «Ингосстрах»

Галушин Николай

— Николай Владимирович, с 1 января 2012 года у нас вводится обязательное страхование ОПО. Насколько готова нормативная база?

— Сейчас все документы находятся в стадии согласования. Разработаны базовые документы, которые должны определить степень риска и защищенности опасных объектов, факторы, влияющие на цену страхования, сами тарифы. Вы знаете, что тарифы вызвали жаркую дискуссию между страховщиками и Минфином с одной стороны, и представителями РСПП, ТПП и «Деловой России» с другой стороны. Страховщики обосновывают правильность расчетов тарифов и даже согласились на компромиссный вариант, предложенный Минфином. А противоположный лагерь стоит на том, что тарифы завышены минимум в 3-4 раза и, соответственно, ведут активные действия по тому, чтобы закон с 1 января 2012 года не вступил в силу, а был либо перенесен на год (хотя понятно, что за год ничего не изменится), либо был полностью отменен. Собственно, из-за этого противостояния и летних отпусков до сих пор не приняты названные системообразующие документы.

— Какова вероятность, что дата введения ОС ОПО все-таки будет перенесена?

— Перенести сроки невозможно. Это концептуальное заблуждение представителей ТПП и РСПП. Они говорят: «Зачем нужен 225-ФЗ1 о страховании, ведь и так уже прописана ответственность по 226-ФЗ2? Если по моей вине как владельца опасного производственного объекта из-за аварии погибнет человек, то я буду должен заплатить два миллиона рублей. Страхование является лишь одним из инструментов управления риском, которым я могу воспользоваться. Но если у меня много денег, то я могу заплатить из своего кармана».

Все было бы хорошо, если бы у нас в стране были только крупные компании. Но у нас в стране более 300 тысяч опасных объектов: сколько их, точно никто не знает. Среди них есть и бесхозные опасные производственные объекты, и объекты, владельцы которых в силу масштабов своего бизнеса не могут извлечь из оборота два миллиона рублей и более, чтобы исполнить 226-ФЗ. И здесь страхование является единственно возможным уравновешивающим механизмом.

—В какой степени готовности находится АИС НССО?

—В настоящий момент идет разработка программного комплекса, и я предполагаю, что к началу 2012 год он будет готов. Естественно, в течение первого квартала, до закрытия квартальной даты, нам предстоит эту систему протестировать и доработать

— А как идет подготовка внутри Вашей компании?

— Рынок не образовывается с нуля. Такой вид страхования как ОПО хорошо известен. Он реализуется больше десяти лет, проникновение достаточно широкое. В этот бизнес вовлечен не только головной офис, но и региональная сеть. Мы начали готовиться к введению ОС ОПО не сейчас, а заранее. В планах развития компании на 2011 год уже были заложены дополнительные штатные единицы, особенно в регионах, потенциально интересных с точки зрения привлечения и обслуживания нового бизнеса.

Сейчас трудно говорить об обучении специалистов, потому что нет тарифов и правил страхования. Но очень важно, чтобы сотрудники, которые будут заниматься продажами этого продукта, четко понимали отличие покрытия, предоставляемого по 1163 и 1174 ФЗ, от покрытия, которое предоставляется по 225-ФЗ. Наши специалисты должны знать, как правильно рассчитать страховые суммы и премии, что предпринимать при наступлении страхового случая, проконсультировать страхователей о факторах, влияющих на стоимость обязательного страхования.

Мы ставим перед собой достаточно жесткие планы на этот и следующий годы. У нас есть некие внутренние приоритеты. Есть отрасли, которые мы бы хотели видеть в числе своих клиентов, а есть сегменты, где мы бы не хотели иметь значительную рыночную долю. Мы не можем уклониться от заключения договора страхования, но есть некоторые сегменты, где компания не стремится активно заниматься продажами.

— Что это за сегменты?

— Катализатором принятия 225-ФЗ явилось событие на Распадской шахте. Почему, понимая, что работа на шахте всегда сопряжена со значительной концентрацией людей в одном ограниченном пространстве, законодатели отнесли шахты к категории объектов с самой маленькой страховой суммой. Шахты по 225-ФЗ должны будут страховаться на сумму в десять миллионов рублей. Точно так же, как и АЗС. Не исключено, что в скором времени могут быть отпущены страховые суммы или пересмотрены в сторону увеличения. Пока же страхование шахт – это не тот сегмент, на котором мы бы хотели активно работать. И с точки зрения страхования имущества, и с точки зрения страхования ответственности.

Точно так же мы не горим желанием заниматься страхованием ответственности владельцев небольших и изношенных котельных. Таких объектов много. Какая бы ни была ставка, она не покрывает возможные убытки, связанные с гибелью одного и более людей.

— Если ОС ОПО все-таки будет вводиться в 2012 году, то с какими трудностями столкнутся при этом страховые компании?

— Предполагаю, что первый год будет не показателен с точки зрения выплат, потому что система должна набрать свои обороты. Поэтому главное не подвергать систему критике через полгода, когда она начнет работать.

В первое время система будет сбоить еще и потому, что необходимо будет проделать значительную работу по вовлечению в продажи региональной сети. А это означает, что все страховщики – члены НССО должны будут получить бланки строгой отчетности, наладить их учет и распространить по филиалам.

Единственным параметром, который влияет на сумму страховой премии помимо тарифов, является показатель максимально возможного количества потерпевших. Я предполагаю, что часть бизнеса будет пытаться сэкономить на страховании через попытку перевести объекты из более высокой категории опасности в более низкую категорию с пониженным лимитом. В результате рынок будет искусственно сокращаться по объему страховой премии, это окажет давление на показатели убыточности.

Наша общая задача сделать так, чтобы не было никаких манипуляций с этим индексом, чтобы при расчете тарифа применялся тот коэффициент, который нужен, чтобы даже в условиях тендера все претендующие на победу страховщики обладали одними и теми же ценовыми параметрами.

— Но в целом уровень недострахования будет низким?

— Я думаю, да. Самое проблемное на первое время – это недострахование в связи с наличием бесхозных опасных производственных объектов. И прежде всего – на гидротехнических сооружениях. По ним будут проблемы, потому что за ними никто никогда не следил. Сейчас приходится их идентифицировать и ставить на баланс муниципалитетов. А муниципалитеты у нас не все такие, как город Москва, они не могут позволить себе тратить значительные суммы на страхование, поэтому в этом сегменте будут проблемы. В остальных сегментах проблем не будет. Сейчас, когда идет бюджетирование на следующий год, многие владельцы ОПО уже закладывают страхование в свой бюджет. Худшее, наверное, не уклонение, а занижение страховых сумм.

—Будут ли проблемы с недобросовестными страховыми компаниями?

—В целом система внутреннего контроля будет жестче, чем в РСА, потому что есть внутреннее перестрахование, чего нет в ОСАГО. Мы будем бороться не только с недобросовестными игроками, которые приходят на рынок и уходят из него, оставляя после себя непокрытые убытки, но еще и с завышением комиссий. Это будет достигаться за счет фиксирования совокупных сумм вычетов при передаче рисков в перестрахование. Конечно, страховая компания теоретически может платить б0льшую комиссию, но тогда, вынужденная перестраховываться в пуле, она будет дотировать передачу таких рисков в пул.

—Значит, демпинг в обязательном страховании ОПО будет экономически невыгодным?

—Это справедливо только для рисков, начиная со ста миллионов рублей, которые в обязательном порядке будут перестраховываться в пуле. Но определенная категория рисков, с небольшими страховыми суммами, самая массовая и самая опасная, не будет подлежать обязательному перестрахованию. И там, скорее всего, будут происходить те же самые вещи, что и в ОСАГО – искусственное завышение комиссий сверх норматива. С этим бороться на первых этапах будет достаточно тяжело. Я предвижу, что это определенным образом скажется на количестве страховых компаний, которые будут заниматься ОС ОПО. Будут банкротства, и НССО будет осуществлять выплаты из компенсационного фонда.

— Вы можете себе представить какой-то негативный сценарий реализации ОПО?

— Я думаю, что самым худшим сценарием будет отмена его регулирования в плане тарифов. Вполне возможно, что под давлением РСПП и ТПП будут приняты поправки, которые отпустят тарифы и отдадут их на откуп страховщиков. К чему это приведет в условиях нашей конкуренции в стране – мы прекрасно понимаем. Все будут бороться за клиента только ценовыми параметрами. Крупные страховщики будут бороться за Газпром, Лукойл и Роснефть. Мелкие страховщики, чьей задачей на короткий интервал времени является банальное наращивание объемов, пойдут по пути снижения тарифов для угольных шахт. В итоге мы увидим массовый исход страховщиков с рынка обязательного страхования ОПО.

Я думаю, что в этом случае произойдет напряжение в рамках перестраховочного пула. Например, наша компания не будет принимать на себя столько рисков, сколько планирует сейчас. Расчетная доля «Ингосстраха» в перестраховочном пуле составляет 12,7 % %, то есть около 270 млн руб. Но никто нас не ограничивает в удержании доли в пуле в чисто символическом размере, в один миллион рублей или 0,1% от перестраховочной емкости. Мы не хотим собирать недооцененные убытки с рынка. Мы будем заниматься обслуживанием своих клиентов, но заниматься ценовой конкуренцией мы будем только в отношении определенного рода объектов, где есть понятные риски и достаточный объем страховой премии.

Еще раз подчеркиваю, отсутствие тарифного регулирования по своим последствиям может носить просто катастрофический характер.

— На каком уровне Вы прогнозируете убыточность по ОС ОПО?

— В законе написано, что убыточность должна быть на уровне 80%.

— А как Вы оцениваете барьеры входа на рынок обязательного страхования?

— Их нет.

— Но чтобы получить лицензию на ОС ОПО, надо вступить в НССО, а для этого надо заплатить значительную сумму вступительных взносов. Разве это не барьер?

— Это не барьер. Компании, которые находятся в НССО с 2004 года, уже понесли значительные расходы. Поэтому справедливо, что те страховщики, которые приходят сейчас на рынок страхования, также должны понести расходы. Сейчас вступительный взнос для новых членов составляет накопленную сумму взносов действующего члена НССО. Это никакой не барьер, а выравнивание позиций.

У нас в НССО есть крупные и мелкие компании. Но сейчас, когда мы делаем общее дело – готовимся к вступлению закона в силу, - мы платим поровну. С 2013 года сумма членских взносов будут распределена по долям рынка.

Безусловно, мы бы не хотели открывать свободный доступ на рынок ОС ОПО для всех компаний. Это связано с совершенно особым объемом ответственности, с наполнением компенсационного фонда, с практикой перестрахования. Но на сегодняшний день все, кто изъявил желание присутствовать в НССО, уже там есть. Если компания не владеет лицензией на перестрахование, я считаю, что она должна сначала получить лицензию на перестрахование, а потом вступать в члены НССО. Это жестко, но справедливо.

— Насколько эффективной будет эта жесткая система? Будет ли она ограждать рынок от страховых пирамид?

— Сейчас она не очень эффективна, потому что НССО создавался очень давно. Нескольких компаний – членов НССО, нет в секьюрити-листе «Ингосстраха». Мы в этих компаниях ничего не перестраховываем. Поэтому на уровне НССО будет принято определенное управленческое решение. Мы будем крайне жестко подходить к оценке собственного удержания компаний в рамках перестраховочного пула. Доля участия страховщиков в перестраховочном пуле по ОПО будет ограничена двумя процентами от чистых активов.

— А возможны ли вообще какие-то схемы в ОС ОПО?

— Схемы через завышение премии работать не будут, так как расходы на ОС ОПО будут ограничены тарифами, принятыми Правительством. Все что выше будет относиться на прибыль.

Но схемы в большей мере будут больше ориентированы на привлечение страхователей, через выплату необоснованно высокой комиссии в сегменте, не регулируемом перестраховочным пулом.

— Вопрос по поводу внешнего перестрахования рисков, не покрываемых пулом. У вас уже есть какие-нибудь договоренности с внешними перестраховщиками?

— Нет. С внешними перестраховщиками у нас нет договоренности. Оценочная емкость перестраховочного пула составляет 2,2 миллиарда рублей. Я подчеркиваю, что эта емкость рассчитана при условии, что будут приняты тарифы, которые сейчас обсуждаются Минфином. Если они будут такими, какими их хочет видеть РСПП, то емкость пула сократится в разы. Потому что перестраховывать риски по низким ставкам мы, например, не будем. А просто сократим свою долю участия в перестраховочном пуле до абсолютно символического значения.

Пока же расчетная емкость пула составляет 2,2 миллиарда рублей, и это означает, что перестраховочный пул не покрывает только одну категорию рисков, страховая сумма по которым равна 6,5 миллиарда рублей. Всего в России насчитывается 93 опасных объекта с такой страховой суммой, и все они подлежат обязательному составлению декларации о промышленной безопасности. Это значит, что относительно этих объектов будет произведен расчет вероятности наступления страхового события и максимально возможного количества пострадавших.

Перестраховывать риски, превышающие совокупную емкость пула, страховщики будут самостоятельно. Часть риска будет передана в пул, остальная часть риска будет предложена членам НССО, потом она будет предложена на российский рынок, потом будет - на западный рынок.

Если мы уйдем от цифры собственного удержания в 2% от чистых активов, и перейдем к 5%, то этой суммы нам хватит для закрытия абсолютно любого риска в стране.

— И последний вопрос. Как Вы оцениваете перспективы кросс-продаж в рамках ОС ОПО?

— Мы очень надеемся, что будут кросс-продажи. Ведь в определенной степени рынок ОСАГО стал стимулом развития розничного страхования. Мы надеемся, что с помощью ОС ОПО мы сможем делать кросс-продажи в сопутствующих видах страхования, например, развивать выборочное страхование промышленного оборудования, несущего либо наиболее технологичный риск, либо наиболее опасный риск. Понятно, что при этом можно получить несбалансированный риск. Все промышленные предприятия в той или иной степени уже знакомы с услугами страховщиков. Но по ОПО принимают решения люди, которые занимаются промышленной безопасностью, по грузам – специалисты по логистике, по имущественному страхованию – финансисты или юристы. Чтобы кросс-продажи развивались, нужно, чтобы решение о страховании было поднято на более высокий уровень – на уровень руководства предприятий.