Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Дмитрий Крюков, председатель правления, член совета директоров ЛОКО-БАНКа

Как изменился российский рынок банковского кредитования МСБ в 1 полугодии 2010 года? Какие события и тенденции Вы бы выделили в качестве основных?

– В 2010 году произошла смена приоритетных отраслей кредитования. Проиллюстрируем на примере ЛОКО-Банка: до кризиса мы в значительной степени были ориентированы на кредитование транспортной отрасли. Программы финансирования клиентов данного сектора включали целевые кредиты с графиком погашения, в залог принимался как приобретаемый, так и уже имеющийся автотранспорт – то есть мы предлагали действительно востребованные и актуальные продукты. Но, к сожалению, кризис ударил, во-первых, по самим грузоперевозкам, во-вторых, по строительной отрасли, которая давала значительную часть спроса на автотранспорт и спецтехнику. Соответственно, транспортный бизнес практически остановился, а как следствие, почти исчез и спрос на заемные средства. Поэтому мы сосредоточились на торговых предприятиях. И хотя и до кризиса они составляли значительную долю нашего портфеля, после кризиса торговля стала основным сегментом. В первую очередь речь идет о торговле продуктами питания, так как это наименее пострадавший в кризис сегмент. Именно в нем сейчас сосредоточен основной спрос на заемные средства, и, к слову, здесь присутствуют очень многие банки. То есть конкуренция действительно высока, несмотря на то, что до кризиса далеко не все нынешние участники рынка работали с торговыми предприятиями «в промышленных масштабах».

В 2009 году конкуренция ощущалась не очень сильно, поскольку далеко не все банки вернулись на рынок. Напротив, 1 полугодие 2010 года стало периодом максимальной активности банков, и конкуренция кредитных ставок стала достаточно существенной. И если ранее многие банки работали только с такими специфическими продуктами для малого и среднего бизнеса как кредиты с графиками погашения и никаких других продуктов этому сегменту не предлагали, то теперь эти же самые банки стали структурировать свои продуктовые линейки и расширять предложения, дополняя их кредитными линиями, возобновляемыми кредитными линиями, овердрафтами. То есть по данным параметрам сегмент МСБ в большей степени приблизился к корпоративному кредитованию.

На Ваш взгляд, до конца года возможен приход на рынок каких-то новых игроков?

– Очень многие понимают, насколько высок потенциал рынка МСБ, поэтому новые игроки появляются постоянно. Заходят все новые и новые банки, причем это достаточно серьезные организации, со значительными амбициями. Из последних я бы отметил Юниаструм-Банк, который обладает достаточно дешевыми и длинными ресурсами и сейчас активно «собирает» клиентов. Причем, насколько я знаю, в их линейке есть такое своеобразное предложение как перекредитовка клиентов ВТБ24 под положительную кредитную историю, без залогов. Сделку с залоговым обеспечением они формируют уже после погашения заемщиком кредита ВТБ24.

ЛОКО-Банк ощущает усиление конкуренции со стороны других участников рынка?

– Нашими стандартными конкурентами всегда являлись Промсвязьбанк, Альфа-банк, КМБ Банк (сейчас – банк Интеза), и мы чувствуем, что сейчас они развиваются очень активно (причем Интеза является как раз одним из банков, существенно расширивших свои продуктовые предложения). Также в фокусе нашего внимания всегда остаются региональные банки, для которых в силу их размера именно малый и средний бизнес является приоритетным направлением кредитования. Это, например, НБД в Нижнем Новгороде, Центр-Инвест в Южном федеральном округе. Такие банки иногда предлагают нестандартные продукты, учитывающие специфику и потребности регионального рынка. Однако в целом конкуренция со стороны региональных банков снижается, и именно федеральные банки в настоящее время усиливают конкурентную борьбу.

На Ваш взгляд, какие факторы сегодня определяют развитие рынка кредитования МСБ?

– Прежде всего, это общие макроэкономические показатели. В частности, на деятельность торговых предприятий в кризис существенно повлияло ограничение спроса со стороны физических лиц вследствие увольнений и сокращения заработных плат. Для малого и среднего бизнеса важным фактором развития является также способность того или иного региона формировать спрос. Если в регион идут бюджетные деньги или там есть якорное предприятие, то вокруг этой экономики будут создаваться малые и средние предприятия, будет формироваться и спрос на заемные средства. Однако здесь есть свои риски: например, в случае банкротства якорных предприятий вообще весь бизнес в регионе может остановиться. Помимо рисков, среди сдерживающих развитие кредитования предприятий малого и среднего бизнеса факторов остается и низкая прозрачность субъектов МСБ: фискальная отчетность предприятий в значительной степени не совпадает с управленческими данными, которые они предоставляют. Это специфика, наверное, всего российского бизнеса, но в сегменте МСБ она проявляется наиболее существенно.

Как изменился подход рынка в целом и Вашего банка в частности к залогам по предоставляемым кредитам?

– Как я уже сказал, мы в последнее время очень активно стали работать с торговыми предприятиями. Здесь, безусловно, основная сложность заключается как раз в специфике залогового обеспечения, которым чаще всего являются товары в обороте (которые, кстати, многие банки не берут в залог, а мы берем). Эти товары могут не стоять на балансе или находиться в комиссионной структуре сделки – то есть фактически они не принадлежат залогодателю. Учитывая это, при залоге товаров в обороте банки берут более высокий дисконт и предъявляют более высокие требования к мониторингу. Риски принятия подобных залогов высоки, но мы имеем достаточный опыт работы с ними. При этом даже в кризис практика показывала, что если заемщик не мошенник, в 90% случаев залог покроет задолженность либо полностью, либо основную ее часть (конечно, если мы не ошиблись с дисконтом). Также могу отметить, что сейчас довольно сложно оценивать недвижимость – в связи с отсутствием рынка, особенно в регионах.

Как изменилось качество обслуживания долга существующими заемщиками в 1 полугодии 2010 года (на рынке в целом и в Вашем банке в частности)? Оцените данный параметр в сравнении с корпоративным сегментом.

– Если рассматривать кризисный период, то, конечно, качество обслуживания долга компаниями малого и среднего бизнеса было гораздо ниже, чем в корпоративном секторе. Но в принципе, так было всегда: часто из-за каких-то особенностей ведения учета и управления заемщики забывали платить проценты, делать погашения. Раньше это приносило банкам определенную дополнительную прибыль: компании платили пени, штрафы – и в итоге все равно гасили задолженность. А когда наступил кризис, в списки  проблемных заемщиков попали в первую очередь именно те, кто делал некорректный учет, кто забывал платить. Словом, это такой системный минус по обслуживанию долга предприятиями МСБ. Если же говорить о корпоративном бизнесе, здесь все гораздо более четко: в крупных предприятиях, как правило, есть финансовые службы, которые следят за всеми платежами, включая платежи по кредитам. Такие предприятия дорожат репутацией надежного заемщика, своевременно исполняющего свои обязательства.

До кризиса в нашем портфеле не было каких-то сверхкрупных компаний, с которыми действительно надо было идти на реструктуризацию, в том числе вынужденную. В целом просрочка по МСБ, безусловно, опережала рост просрочки в корпоративном бизнесе, поэтому в период восстановления экономики мы в первую очередь возобновили кредитование корпоративного бизнеса. Как следствие, мы наблюдали рост портфеля и снижение доли просроченной задолженности. По сегменту МСБ, наоборот, портфель снижался даже в I квартале 2010 года. И только во II квартале 2010 года мы показали прирост по портфелю, правда, не очень существенный. В любом случае, доля проблемных кредитов в портфеле МСБ остается выше.

Можете ли Вы оценить реальную долю проблемных ссуд в среднем в сегменте МСБ?

– Мне достаточно сложно назвать точную цифру, но я подозреваю, что до сих пор в портфелях многих банков (с учетом величины резервов на возможные потери) присутствуют значительные реструктуризации, которые не показаны как просроченные кредиты. Если в среднем доля просроченных кредитов по рынку составляет где-то порядка 10%, то с учетом «плохих» реструктуризаций доля проблемных кредитов составит примерно 15-20%.

Интересно, что статистика Банка России также показывает схожую тенденцию: просрочка по МСБ в значительной степени опережает уровень в корпоративном сегменте. Тогда почему же, на Ваш взгляд, банки продолжают активно кредитовать малый и средний бизнес?

– Во-первых, в данном сегменте более высокая доходность. Она, конечно, несравнима с возможностями розничного бизнеса, но, тем не менее, она выше, чем в корпоративном кредитовании. Во-вторых, это возможность диверсификации бизнеса. То есть большое количество заемщиков дает снижение общего уровня рисков. Ну и в-третьих, это крайне перспективный сегмент, поскольку здесь огромный потенциальный спрос, ведь само по себе количество малых и средних предприятий в разы превышает число корпоративных клиентов.

Как изменилась стоимость заемных средств для МСБ в 2010 году? На Ваш взгляд, насколько существующая стоимость кредитов адекватна возможностям малых и средних предприятий?

– Безусловно, стоимость заемных средств постоянно падает, в немалой степени благодаря реализации политики Центрального Банка и Правительства РФ. Если говорить о наших кредитных продуктах, то для средних компаний мы с начала этого года снизили ставку где-то в среднем на 3-5 процентных пункта. Ставка на уровне 15% – это, наверное, сейчас для средних компаний максимум, позволяющий воспринимать ее экономически. Если ставка будет более высокой, компаниям будет тяжело работать и зарабатывать хоть какие-то деньги. В целом тенденция к снижению ставок сохраняется, однако, по моему мнению, рынок почти достиг дна. И если макроэкономические показатели будут показывать восходящий тренд, то, соответственно, будут расти и ставки по кредитованию. Но сейчас, на мой взгляд, в банках будет преобладать диверсифицированный подход к ставкам: заемщикам, которые будут отвечать высоким требованиям риск-менеджмента, будет доступна более низкая ставка. Для менее качественных заемщиков ставки будут выше, и именно для них стоимость заемных средств будет повышаться в первую очередь.

Как Вы оцениваете меры государственной поддержки рынка – уже реализуемые и только анонсированные? Насколько они достаточны и эффективны?

– Мы активно участвуем в программах Российского Банка Развития, который сыграл значительную роль в поддержке рынка финансирования малого и среднего бизнеса. В 2009 году и даже в 1 полугодии 2010 года внутренняя ставка привлечения в банках была достаточно высокой, и программы РосБР помогли банкам-партнерам, и нам в том числе, существенно снизить стоимость привлеченных средств. В свою очередь мы смогли предложить рынку кредитные продукты с более интересными ставками. В дальнейшем мы также планируем участвовать в новых программах РосБР, они для нас достаточно интересны.

На Ваш взгляд, если бы РосБр предложил рынку больше средств, они были бы востребованы?

– Безусловно, поскольку это очень хороший инструмент. И многие банки им пользуются. Я уверен, что если бы больше банков соответствовали условиям РосБР, мы бы в скором времени узнали и о новых участниках и, возможно, о расширении лимитов.

Что касается фондов поддержки малого и среднего бизнеса, то, на мой взгляд, данный инструмент поддержки рынка не столь эффективен. Если предприятие вынуждено брать поручительство фонда потому, что не имеет залога, для банка оно уже априори более рискованное. Мы рассматриваем такие поручительства, но все равно оцениваем, прежде всего, источник погашения и непосредственно сам бизнес заемщика, изучаем, по каким причинам у него не хватает своего залога. Согласен, поручительство дает заемщику возможность получить большие ресурсы, чем он может, исходя из своего залога (но, кстати, при этом наличие поручительства никак не влияет на эффективную ставку). Однако оно не гарантирует банку, что заемщик не станет дефолтным. И хотя в этом случае банк получит часть денег от фонда, всегда следует понимать, что это – только часть. К тому же сам механизм подталкивает заемщика к более рискованным кредитным операциям.

Какие дополнительные меры как со стороны банков, так и со стороны государственных органов могут дать стимул для ускорения рынка в ближайшие 2-3 года?

– В автокредитовании такой мерой стало субсидирование процентной ставки. Если бы аналогичные программы действовали в малом и среднем бизнесе, это было бы очень интересно рынку. Но опять здесь встает вопрос о том, кто станет агентом по этим программам. Если бы такую возможность дали банкам, наверное, это было бы более эффективно.

Как вы оцениваете перспективы развития банковского кредитования начинающих предпринимателей, так называемых «стартапов»?

– Честно говоря, пока что я их оцениваю достаточно осторожно. Но здесь надо помнить о том, что предприятия малого и среднего бизнеса в России составляют только 15% рынка, в то время как, например, в Европе – 80%. Очевидно, что данный сегмент будет развиваться, и, естественно, будут появляться новые предприятия. Поэтому перспективы здесь очень интересные. Возможно, будут необходимы какие-то схемы с использованием государственных гарантий. Для банка поддерживать венчурный проект не свойственно, должны быть разработаны схемы с привлечением агентов на более ранних этапах. Т. е. проект уже до подачи заявки в банк должен быть оценен и прогарантирован каким-то муниципальным органом власти либо специальным фондом. В противном случае стоимость кредитования такого проекта будет неадекватна для предпринимателей.

Как Вы оцениваете перспективы развития рынка кредитования МСБ? Дайте свой прогноз по темпам роста рынка во 2 полугодии 2010 года и в 2011 году.

– Второе полугодие 2010 года будет определенно лучше первого. В частности, наш банк с учетом 11-процентного роста в 1 полугодии по итогам года планирует показать более чем 20-процентный прирост портфеля. В 2011 году все будет зависеть от макроэкономической ситуации. Если никаких эксцессов не будет, то он будет однозначно лучше 2010-го. При этом в следующем году возможны качественные изменения на рынке, прежде всего, в части инвестиционных проектов и целевого кредитования, для которых 2009 и 2010 годы были стагнационными.