Рейтинговое агентство
en
loading

Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.
Требования регуляторов Методологии Рейтинги под наблюдением
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Региональные гарантийные организации Обязательства структурированного финансирования Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента
Нефинансовые компании (Республика Беларусь) Нефинансовые компании (Республика Казахстан)
Экспорт и выгрузка рейтингов
Telegram Bot
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»
Адрес: Николоямская, дом 13, стр. 2
тел: +7 (495) 225-34-44
+7 (495) 225-23-54
e-mail: info@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
тел: +7 (495) 225-34-44 (доб. 1656)
+7 (495) 225-23-54 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Пресс-центр
тел: +7 (495) 225-34-44 (доб. 1706)
+7 (495) 225-23-54 (доб. 1706)
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел по работе с персоналом
тел: +7 (495) 225-34-44
+7 (495) 225-23-54
e-mail: personal@raexpert.ru

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. «Эксперт РА» является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

«Эксперт РА» включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством поддерживается более 600 кредитных рейтингов. «Эксперт РА» прочно удерживает лидирующие позиции по рейтингам кредитных организаций, страховых компаний, компаний финансового и нефинансового сектора.

Рейтинги «Эксперт РА» входят в перечни официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Банком России, Министерством Финансов, Министерством экономического развития, Московской биржей, а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.


 

Интервью с Кириллом Бровковичем, генеральным директором ЗАО СК «Транснефть»

– Кирилл Константинович, по итогам полутора лет работы на рынке ОС ОПО какие позитивные изменения вы можете отметить с точки зрения промышленной безопасности, положения потерпевших? Насколько эта система оправдала себя?

С моей точки зрения, позитивные изменения налицо. С введением закона об ОС ОПО появился реальный механизм защиты интересов пострадавших в авариях на опасных объектах. Может быть, этот механизм еще не в полной мере действует, но он набирает обороты.

До вступления в силу закона ответственность владельцев опасных объектов страховалась во вмененном порядке, но на несоизмеримо меньшие суммы и при отсутствии законодательно установленного порядка возмещения вреда потерпевшим. Если раньше страховая защита действовала только в отношении третьих лиц, то теперь закон об ОС ОПО распространяет ее также на работников опасных объектов, сотрудников спецслужб, устраняющих аварии. Этот закон призван ввести нормальное рыночное регулирование в области защиты прав потерпевших в авариях на ОПО, сократить расходы государства на локализацию и ликвидацию аварий, экономически стимулировать владельцев опасных объектов к повышению уровня безопасности.

Для страховщиков закон об ОС ОПО стал новым опытом самоорганизации профессионального сообщества. Я высоко оцениваю деятельность Национального союза страховщиков ответственности (НССО) по взаимодействию с органами власти, организации и контролю работы страховщиков, методологическому обеспечению нового вида страхования. Кроме того, НССО проделал большую работу по информированию и страхователей, и граждан о появлении, с одной стороны, обязанности по страхованию, а с другой, прав на компенсации в случае аварий.

– Каковы итоги первого перезаключения договоров ОС ОПО? Ощутили ли вы рост конкуренции в этом сегменте?

Структура рынка и состав участников понятны. Лидером по объему сборов является «СОГАЗ», по количеству заключенных договоров – «Росгосстрах». В сегменте ОС ОПО можно отметить довольно высокую конкуренцию и постепенно растущую концентрацию. Но это общерыночные тенденции, а не особенности сегмента ОС ОПО.

– Как вы оцениваете динамику и перспективы сегмента добровольного страхования ответственности владельцев опасных объектов?

Сегмент добровольного (по большей части вмененного) страхования ответственности владельцев опасных объектов частично перешел в ОС ОПО. Сборы по добровольному страхованию сократились с 2,4 млрд рублей в 2011 году до 1,8 млрд рублей в 2012 году. В добровольном сегменте остаются не покрываемые сейчас обязательным страхованием риски, в частности, экологический риск. Кстати, все чаще звучат инициативы по включению этого риска в покрытие по ОС ОПО, и если это произойдет, объем добровольного сегмента еще сократится.

– Как переклассификация опасных объектов отразилась на рынке ОС ОПО?

В этом процессе есть определенные сложности. Очень распространены случаи, когда при перерегистрации владельцы ОПО меняют технические характеристики объектов, пытаясь снизить класс опасности. Другое распространенное явление – укрупнение ОПО, когда в состав одного опасного объекта включаются несколько, которые ранее страховались отдельно. В результате в обоих случаях снижается страховая сумма и, соответственно, лимит возможных выплат при наступлении страхового случая. То есть уровень безопасности объектов фактически не изменяется, а уровень защищенности потенциальных пострадавших, к сожалению, существенно снижается.

– Почему распространение обязательного страхования ответственности владельцев объектов повышенной опасности на опасные объекты, находящиеся в государственной и муниципальной собственности (с 1 января 2013 года), не привело к росту взносов в этом виде страхования?

В этом году запущены два процесса. Во-первых, с 1 января обязанность по страхованию распространилась на государственные и муниципальные объекты, а во-вторых, началась перерегистрация объектов. Страхование бюджетников и так пробуксовывало, а перерегистрация добавила к этому процессу дополнительных сложностей. Кроме того, многие государственные и муниципальные предприятия не заложили в бюджеты деньги на страхование либо не смогли их получить, даже если и забюджетировали.

Но в любом случае бюджетники начали страховаться. С конца января 2013 года и на протяжении первого-второго кварталов они очень активно обращались в страховые компании. Мы предполагаем, что на сегодняшний день 50–60% государственных и муниципальных предприятий, на которые распространяется закон об ОС ОПО, все-таки застрахованы. Поэтому определенный прирост премии эти страхователи обеспечили. Но процессы перерегистрации и укрупнения ОПО более динамичны, так что итоговые сборы в этом году могут быть едва ли не меньше стартового 2012-го.

– Как вы оцениваете уровень недострахования на рынке ОС ОПО в 2013 году?

Реальное проникновение страхования оценить сложно, данные о количестве опасных объектов противоречивы. Думаю, что ясность в эту статистику как раз и внесет перерегистрация объектов, которая одновременно выступит и своего рода инвентаризацией. По очень грубым оценкам, сейчас застраховано до 80% опасных объектов.

– По итогам 2012 года отношение выплат ко взносам в ОС ОПО не превысило 2%. Как вы объясните столь низкий уровень выплат?

Ни в одном новом виде страхования убыточность не может рассчитываться по итогам полутора лет работы. Любой актуарий скажет, что какая-то ясность в этом вопросе может наступить не ранее, чем через три полных года работы по новому виду страхования. У нас же по большому счету не прошло еще ни одного полноценного года. ОСОПО введено законом с 2012 года для частных опасных объектов, с 2013 года – для государственных и муниципальных, параллельно начался сложнейший процесс перерегистрации объектов. И мы, находясь в этой зоне высокой турбулентности, пытаемся объяснить причины якобы низкого уровня выплат. Также нельзя забывать, что ОС ОПО – это страхование от крупных катастрофических рисков. Не дай нам Бог повторения таких ЧП, как авария на Саяно-Шушенской ГЭС. Но именно на такие случаи страховщики сейчас накапливают резервы и формируют емкость перестраховочного пула.

– Каков Ваш прогноз убыточности по ОС ОПО на ближайшие 2–3 года при условии неизменных тарифов?

Может ли кто-нибудь ответить на вопрос, как часто могут происходить такие чрезвычайные события, как, например, наводнение в Крымске? А ведь одной из возможных причин той трагедии эксперты называли сброс воды из водохранилища, которое является гидротехническим сооружением и владелец которого обязан приобретать полис ОС ОПО. В Крымске погибло более 150 человек и было затоплено свыше 7 тысяч домов, и если бы эта авария рассматривалась как страховой случай по ОС ОПО, выплаты, по оценкам НССО, могли бы приблизиться к максимальной страховой сумме в 6,5 млрд рублей.

Конечно, уровень выплат по ОСОПО будет существенно увеличиваться по мере роста осведомленности граждан об их правах на компенсации по закону. Кроме того, будут постепенно совершенствоваться методики и регламенты оформления страховых случаев, урегулирования убытков. Стоит также отметить, что в структуре выплат по данному виду страхования на выплаты в связи с нарушением условий жизнедеятельности приходится пока лишь около 1%, но этот показатель однозначно будет расти.

Наша компания занимается страхованием ответственности владельцев опасных объектов с 1997 года, когда этот вид страхования был вмененным в соответствии с законами 116-ФЗ и 117-ФЗ. По опыту нашей компании могу сказать, что уровень выплат по вмененному страхованию достигал у нас в отдельные годы 65–70%.

– Какие поправки к закону об ОС ОПО и подзаконным актам вы хотели бы внести в первую очередь?

С нашей точки зрения, от масштабных изменений законодательства об ОСОПО в ближайшее время необходимо воздержаться, но отдельные корректировки все-таки возможны. В частности, мы поддерживаем инициативы НССО по увеличению страховых сумм для шахт с 10 млн до 50 млн рублей, о расширении покрытия по ОСОПО за счет экологических рисков. У нашей компании большой опыт и методологические наработки по страхованию экологических рисков по 116-му и 117-му законам, которыми при необходимости мы готовы делиться с профобъединением.

– С 1 января 2014 года минимальное значение понижающего коэффициента за безопасность снизится с 0,9 до 0,7. Как это повлияет на рынок, объем взносов и убыточность?

Предположу, что максимальную скидку за уровень безопасности получит довольно большое количество страхователей, и, наверное, не во всех случаях это будет обосновано. По подсчетам НССО, введение нового коэффициента уровня безопасности в совокупности с перерегистрацией опасных объектов понизит тарифы в ОСОПО со следующего года примерно на 25%. Я согласен с такой оценкой.

– Каков ваш сценарий развития ситуации на рынке ОС ОПО в случае, если под влиянием промышленников в 2013–2014 годах будут снижены тарифы? Каков ваш сценарий на случай сохранения тарифов?

Страховые тарифы – это экономическая величина, статистически подтвержденные расчеты. Мы не можем работать по тарифам, установленным исходя из желания отдельных предприятий секвестировать свой бюджет за счет расходов на страхование. Я надеюсь, что в дискуссии о целесообразности корректировки тарифов рациональный подход одержит верх над эмоциями. Если никто не будет раскачивать и политизировать ситуацию, закон об ОС ОПО постепенно войдет в штатный режим работы и через два-три года никому и в голову не придет поднять вопрос о нецелесообразности этого вида страхования или о необоснованности тарифов.


Обращение в службу внутреннего контроля — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в службу внутреннего контроля по телефону +7(495) 225-34-44 доб. 1645

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!