Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»
Адрес: Николоямская, дом 13, стр. 2
тел: (495) 225-34-44
(495) 225-23-54
e-mail: info@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
(495) 225-23-54 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Пресс-центр
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1706)
(495) 225-23-54 (доб. 1706)
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел по работе с персоналом
тел: (495) 225-34-44
(495) 225-23-54
e-mail: personal@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Электронные торговые площадки в России: кто есть кто

 


Интервью
КАРТА ПРОЕКТА
Электронные торговые площадки в России: кто есть кто

«Государство должно создать единые требования к площадкам и равные условия доступа к проведению регулируемых закупок»

– Какие наиболее существенные хронические проблемы инфраструктуры электронной торговли B2B в России остаются нерешенными?

– Хронические проблемы связаны с общей ситуацией на рынке. Первая – постоянные изменения законодательства. Мы работаем с иностранными компаниями, на родине которых законодательство не меняется десятилетиями. Поэтому все процессы выстроены и работают стабильно.

У нас же просыпаешься утром и думаешь: внесли или нет очередные поправки? Это сильно мешает компаниям выстраивать нормальную систему закупок, потому что приоритеты часто меняются на противоположные. Сначала все боролись за прозрачность закупок, а теперь предлагают закрыть все закупки на одной площадке. Постоянные поправки вызывают путаницу. И заказчики, и площадки живут как на иголках. 

Вторая хроническая проблема – роль административного ресурса, когда решения принимаются не на основе экономической целесообразности, а по указанию свыше. В результате компании перестраивают системы закупок, переходят с площадки на площадку, вообще отказываются от закупок в электронном виде. Эта особенность российский экономики тоже не дает развиваться рынку стабильно. В идеале он должен регулировать себя сам. Да, контроль необходим, но искусственный передел вредит всем.

 – Решение данных проблем лежит скорее в технологической плоскости или в области совершенствования процедур проведения электронных торгов и управления деятельностью электронных торговых площадок?

– Функциональность ведущих площадок, в том числе B2B-Center, превосходит потребности рынка. Совершенствовать технологию электронных торгов не имеет смысла: мы оцифровали все основные виды закупок и все возможные элементы для них. Мировая практика показывает, что этого достаточно для нормальной работы компаний.

Проблема, как я уже сказал, в другом: нестабильное законодательство, административный ресурс, непоследовательная политика государства. Большинство компаний не хотят рисковать, боятся что-то поменять, так как перспективы неясны.

Надо изменить подход к регулированию рынка ЭТП. В идеале государство должно создать единые требования к площадкам и равные условия доступа к проведению закупок в рамках законов 223-ФЗ и 44-ФЗ. Требования должны быть высокого уровня, но без административных ограничений. Если площадка может выполнить эти требования и подтвердить свои возможности лицензиями, технической базой, квалифицированными сотрудниками, то она может работать на рынке. Заказчики и поставщики сами решат, где удобнее и выгоднее работать.

 – Какие новые тенденции в развитии рынка электронной межкорпоративной торговли проявились в 2017 году?

– В начале года рынок электронной торговли немного тормозил из-за нестабильности в экономике, но во второй половине года рост возобновился. Компании стали активнее заниматься оптимизацией внутренних издержек. Это особенно заметно в сегменте частных компаний, которые раньше относились к электронным закупкам настороженно. По нашим оценкам, объем закупок на 12 ведущих электронных площадках вырос на 6% и составил 9,5 трлн рублей.

Первая важная тенденция – компании, которые пользовались собственными площадками, стали переходить на независимые ЭТП. Это тоже связано с сокращением расходов: собственный программный продукт требует обслуживания, постоянных обновлений, покупки дополнительных лицензий. А поскольку цены на программное обеспечение, как правило, привязаны к курсу доллара, то многие стали задумываться – а стоит ли оно того?

Плюс давление со стороны государства, связанное с переходом на отечественное ПО, хранением данных на серверах в России, требованиями к компаниям, которые обслуживают информационные системы.

Вторая тенденция – закупки превращаются в высокотехнологичную отрасль. Помимо ЭТП заказчики активно внедряют новые технологии: чат-боты для управления работой с поставщиками, решения для анализа данных по закупкам, управления справочниками закупаемой продукции и услуг. 

Третья тенденция – рынок закупок госкомпаний в 2017 году стоял на месте. В закон внесли поправки, поэтому заказчики ждали, что будет дальше. Те, кто хотел автоматизировать закупки, уже работали на площадках, а остальные проводили в электронной форме обязательный минимум.  

 – Какие сегменты рынка электронной межкорпоративной торговли будут, по вашим оценкам, обеспечивать его рост или, по крайней мере, стабильность в среднесрочной перспективе?

– Рынок растет за счет частных компаний из разных отраслей: металлургии, агропромышленного комплекса, производителей сельхозтехники, ретейла и HoReCa. Если раньше частные компании ассоциировали электронные торги с госзаказом, то теперь рынок коммерческих закупок заметно вырос. Заказчики смотрят на опыт своих партнеров, конкурентов и выходят на площадку сами. Оптимизация издержек – важная задача для любого бизнеса. За 2017 год число закупок на B2B-Center выросло на 9% и превысило 161 тыс. процедур.

 – Какие сервисы будут определять дальнейшее развитие рынка услуг электронных торговых площадок в целом?

– Локомотивом останутся сами электронные торги. Все дополнительные сервисы – финансовые, логистические, аналитические – будут делать площадки удобнее, эффективнее, но существенного влияния на рынок не окажут.  

Настоящим прорывом мог бы стать единый электронный документооборот для всех российских компаний. К сожалению, пока нет универсального решения для роуминга электронных документов между разными системами.

– Какие из прорывных ИТ-технологий, которые в последнее время привлекают к себе общественное внимание (распределенные реестры, машинное обучение, элементы технологии искусственного интеллекта), могут оказать в обозримом будущем наиболее серьезное влияние на развитие рынка услуг ЭТП?

– Потенциально эти технологии могут совершить переворот в закупках. Например, на основе искусственного интеллекта мог бы появиться сервис, которые анализирует рыночные данные и выбирает оптимального поставщика конкретной продукции. Он сделает большинство торгов ненужными и сократит время выбора контрагента до 1 дня.

Но это противоречит закупочному законодательству и сложившимся системам закупок компаний – контракт можно заключать максимум на год с регулярным проведением конкурентных процедур. К тому же российские поставщики не готовы открывать реальную стоимость продукции, так как на рынке много посредников. Они всегда стремятся продать по как можно более высокой цене.

Это типичная ситуация для развивающихся рынков, поэтому пока современные технологии в России будут использоваться для повышения эффективности и упрощения электронных закупок. B2B-Center в прошлом году запустил рекомендательную систему на основе искусственного интеллекта, которая анализирует профиль поставщика и автоматически подбирает для него закупки. Мы добились 80% точности предсказаний, а активность поставщиков, которые пользуются рекомендациями площадки, выросла на треть.

 – Новые технологии скорее скорректируют уже существующий тренд эволюционного развития электронного рынка или же мы можем ожидать революционных изменений, в частности, появления новых форматов электронной торговли?

– Революционных изменений ждать не стоит, так как рынок сильно зарегулирован законодательством. Даже частные компании работают с оглядкой на позицию государства. Поэтому рынок будет развиваться эволюционным путем.

 – В течение последних 5 лет обсуждается возможность дальнейшей консолидации рынка услуг ЭТП в корпоративном сегменте, в том числе сделки слияния-поглощения. Исходя из существующих тенденций развития рынка, как вы оцениваете вероятность такого рода процессов?

– Сделки возможны, но маловероятны из-за высоких рисков. Это показал 2017 год, когда активно обсуждалась продажа одной из крупных площадок, но пока так и не состоялась.

Рынок сильно зависит от административного ресурса, который невозможно купить вместе с сервисом. С помощью сделки можно убрать конкурента, но это слишком дорогое удовольствие.

 – Как вы оцениваете возможное влияние принятых поправок в 44-ФЗ и 223-ФЗ на дальнейшее развитие межкорпоративного электронного рынка и рынка услуг ЭТП?

– Эти поправки могут изменить рынок как в позитивную, так и в негативную сторону. Все зависит от решения государства: к поправкам должны принять множество постановлений правительства.

Первый вариант – государство расширит перечень отобранных ЭТП и даст свободу конкуренции между ними. Тогда рынок будет развиваться, а не законсервируется.

Второй – они приведут к ужесточению регулирования. Останется только 6 площадок для всех регулируемых закупок, а остальные будут работать исключительно с закупками частных компаний.

Пока перспективы неясны и вероятны оба варианта, так как отбор площадок по Закону № 44-ФЗ вновь перенесли.  

 – Большинство мер по усилению государственного регулирования рынка услуг ЭТП мотивируется необходимостью поддержки субъектов МСП, в частности, облегчения их доступа к регулируемым корпоративным закупкам и закупкам государственных и муниципальных заказчиков. По вашему мнению, насколько именно такой способ поддержки малого и среднего бизнеса является оптимальным и насколько высока цена такой поддержки для операторов ЭТП и корпоративных заказчиков?

– У государства есть возможности для прямой поддержки малого бизнеса. Вместо этого любить МСП заставляют госкомпании, которые были созданы для других целей. К сожалению, такой подход не работает. Поддержку через закупки госкомпаний получает ненастоящий бизнес. Многие крупные поставщики специально создают малые предприятия для участия в регулируемых закупках. Формально число малого бизнеса растет, но это не производители, а компании-посредники.

Обязанность поддерживать малый бизнес ломает системы закупок заказчиков. Они вынуждены перестраивать процессы, менять положения о закупках, проводить специальные процедуры только для малого бизнеса, вести дополнительную отчетность. Косвенные издержки госкомпаний растут, а реальный малый бизнес все равно остается в стороне.

Для операторов площадок это тоже проблема, так как государство хочет ограничить список ЭТП для закупок у субъектов МСП. Информация о закупках доступна в одном месте – ЕИС, поэтому поставщики могут легко определиться с выбором площадки.

Проблемы начинаются на другом этапе. Например, чтобы снизить издержки МСП, надо хранить обеспечение в одном месте, а не на каждой площадке, обеспечить стандартные требования к электронной подписи, которая будет равноценна для всех заказчиков и ЭТП, и принять ряд других мер.

 – Какие меры государственного регулирования, на ваш взгляд, могут действительно способствовать развитию рынка услуг ЭТП?

– Развитию рынка помог бы разумный подход к регулированию смежных отраслей электронного документооборота и электронных подписей. Там тоже множество игроков, которые работают каждый по своим правилам.

Для ЭДО критично обеспечить единую среду для документов всех операторов, а для ЭП – единый стандарт подписи, которую будут принимать все госорганы, заказчики по 223-ФЗ и площадки. Это значительно сократит издержки участников закупок и поможет перевести весь бумажный документооборот в электронный вид.

Наконец, разумно ввести мораторий на существенные изменения законодательства о закупках. Стабильность правил позволит всем участникам научиться работать в рамках закона, а также использовать их для построения эффективных систем закупок.