Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


Интервью с Савицким М. В., исполнительным директором, руководителем направления общекорпоративного маркетинга и брэнд-менеджмента ФК «Уралсиб»

Савицкий Максим Владимирович

— Как Вы считаете, произошло ли в России качественное улучшение рынка розничного кредитования? Повысилось ли качество кредитных портфелей? Улучшилось ли обслуживание клиентов?

— Качество портфелей и сервиса услуг – это разные вещи. Что касается качества портфеля, это вопрос более серьезный, стратегический. Во-первых, все зависит от того, куда тот или иной финансовый институт идет. Например, ситуация «Русского Стандарта» или Home Credit: они были первыми на рынке по потребительскому кредитованию и захватили большую его долю, в том числе в точках продаж, однако сейчас по разным причинам переходят с этого рынка. Они немного меняют свои продукты и свои портфели, а также качество, потому что требования к заемщику по продуктам, продаваемым не в точках, более жесткие. Но это на самом деле уже требования бизнеса, сегодняшней рыночной ситуации.

Во-вторых, в этом году мы имеем последствия ипотечного кризиса на Западе. Это привело к тому, что как минимум в краткосрочном периоде некоторые банки вынуждены ужесточать требования к заемщику, что в целом приводит к росту качества портфеля, но, как ни странно, вынужденно. В определенный период прекратилось снижение ставок по ипотеке, возможен их рост. Ломбардные кредиты тоже были придержаны рядом банков, которые на них специализировались, так как, не меняя формальных условий по кредитованию, они ужесточили требования к заемщикам и уже в процессе рассмотрения заявок стали «отсекать» заемщиков. Ряд банков, которые достаточно спокойно относились к разным видам подтверждения доходов, стали сейчас жестче к этому подходить. То есть качество портфеля диктуется не только и не столько рыночной конкуренцией, которая требует улучшения условий предоставления кредита, упрощения анкет, снижения требований к заемщикам, а ситуацией на рынке в части ликвидности, плюс нормативами Центрального банка, которые требуют определенного соотношения активов и пассивов, как по объему, так и по срочности. В итоге сейчас происходит вынужденное улучшение качества портфеля, несвязанное напрямую, скажем, с тем же ростом объемов просроченной задолженности.

Что касается качества сервиса, ситуация, в которой кредитный продукт унифицируется и, например, с точки зрения ставок и комиссий происходит выравнивание предложений ведущих игроков, а с другой стороны, идет давление регулирующих органов, то, конечно, на первый план выходят удобство пользования кредитом и скорость его оформления, эти технологии могут влиять на ситуацию. Ведь что такое сервис? Это не только аккуратные, удобные офисы продаж. В первую очередь это оперативность принятия решений по выдаче кредита, что очень важно. Два-три дня в сравнении с двумя неделями – это существенное конкурентное преимущество. И сейчас именно в этом плане есть диверсификация и разделение. Игроки, которые достаточно агрессивно растут в таких больших сегментах, как потребительские кредиты и ипотека, выигрывают при конкурентной скорости принятия решений больше, чем предлагая выгодные продуктовые условия, тем более что последние, очевидно, нивелируются у основных игроков. В конкурентной борьбе на первый план выходит удобство погашения кредитов, например, с использованием банкоматов типа cash-in, а также интернет-сервис, интернет-банкинг и прочее. С этой точки зрения ситуация меняется в лучшую сторону. И в следующем году, я думаю, будет продолжаться конкуренция именно неценовая, если, конечно, не продлятся долго кризисные ситуации, которые просто физически выбьют часть игроков с рынка. В случае же напряженной кризисной обстановки, очевидно, преимущество получат те крупные игроки, которые её достойно пережили, выдержали. Однако все это в меньшей степени касается госбанков – как ни крути, конкуренция конкуренцией, но они всегда будут обладать преимуществом, это совершенно очевидно сохранится и в следующем году. И Сбербанк, и ВТБ, и Газпромбанк могут уступать в сервисе, но при этом по мощи и по количеству средств, которые они имеют для работы на этом рынке, все равно они будут иметь преимущества.

— Если же говорить в настоящее время об угрозах и возможностях банковского ритейла, что можно отметить?

— Если иметь в виду перспективы увеличения доли по финансовому рынку тех же кредитов в валовом доходе и так далее… Мое личное мнение (из опыта последних лет) таково: все равно рынок будет расти. У нас большие дискуссии идут о том, какие строить планы, насколько рынок вырастет в этом году… И каждый раз мы ждем снижения темпов, а реально снижения не происходит, так как какой-то сегмент растет быстрее, какой-то –медленнее, и они друг друга компенсируют.

Если говорить об угрозах, то к ним относятся макроэкономические факторы, связанные с продлением кризиса ликвидности. Если кризис есть, то банкам, которые работают на ограниченных территориях и фондируются на Западе (особенно региональным) будет сложно. Те меры, которые предпринимают ЦБ и правительство, в том числе по поддержанию ликвидности, идут через государственные банки. В государственные банки будут передаваться бюджетные средства, а они, в свою очередь, уже будут через рынок межбанковских кредитов эти средства дальше размещать. И тут встает вопрос: насколько эти средства будут доступны на рынке МБК для банков, например, первой пятидесятки? Естественно, в этой ситуации часть банков будет вынуждена ограничивать для себя растущий рынок розничных кредитов. Это риск, потому что на самом деле ситуация непредсказуемая – сложно резко в кредитовании остановиться, выровнять ситуацию с ликвидностью будет достаточно сложно. Поэтому банки могут уже сейчас потихоньку «сворачивать» какие-то кредитные программы. С этой же точки зрения ряд ведущих, крупных банков, которые имеют запас (это, как правило, государственные банки и несколько банков-лидеров, имеющих хорошие показатели, например, по проценту западных заимствований в портфеле), получают не то чтобы конкурентное преимущество, но имеют возможность более свободно себя чувствовать на рынке. Таким образом, присутствует и риск снижения числа игроков, хотя для банковского сектора это, наверное, было бы хорошо, так как по конкуренции этот рынок не сравнить с другими рынками: ни с розничной торговлей, ни тем более с производством. Возможно, на банковском рынке действительно постепенно должны остаться сто или пятьдесят основных игроков, то есть может быть своего рода очищение рынка.

Остаются и основные риски, такие как риск невозврата кредита. Чем активнее развивается рынок, растут объемы, тем больше и процент невозвратов. Этот риск остается, и он особенно высок по потребительским кредитам, необеспеченным залогами. При этом это риск и для рынка в целом. Однако с учетом малой доли кредитов и невозвратов к ВВП, по сравнению с западными рынками, риск пока не настолько существенен для банковской системы в целом. Тем не менее, когда процент невозвратов доходит уже до 15-20 в активах банка, это становится проблемой.

Если смотреть на ситуацию, сложившуюся в крупных и региональных городах, то есть две стратегии поведения на рынке: стратегия эффективности и стратегия роста объемов. Первая заключается в зарабатывании банком денег, а вторая – это тот случай, когда банк не очень эффективен по прибыли, но имеет большую филиальную сеть, большие активы, и в капитализации банк при этом тоже выигрывает. Если банк, развивающий объемы бизнеса, хочет уйти на IPO или продаться, то прибыльность важна, но факторы объема играют неменьшую роль. В зависимости от выбранной стратегии возникают определенные риски. Банк должен понимать, что если растешь активно, то рискуешь быть в убытке, потому что сейчас, например, стоимость «захвата» дополнительных территорий гораздо дороже, чем была раньше. Если хочешь быть эффективным, то надо работать на прибыль, надо понимать, что придется жертвовать: какими-либо составляющими продуктовой линейкой (не поддерживать её, а зарабатывать на чем-то конкретном), жертвовать экспансией и буквально определять несколько точек роста, на которых нужно концентрироваться. Ведь все мы понимаем, где у нас регионы, в которых будет рост, в том числе экономический, и рост доходов населения как базы для финансовых институтов. При этом в случае развития, сфокусированного на эффективности, банки рискуют потерять федеральное значение.

И, безусловно, к рискам относятся законодательные и регулирующие аспекты, если мы будем продолжать с этим играть и вводить новые требования. Например, эффективная процентная ставка – это хорошо, заемщикам надо предоставить возможность сравнивать предложения банков, не обманывать их. Но при этом та формула, которая сейчас предлагается ЦБ для расчета эффективной ставки, не идеальна… Ставку можно считать по-разному. Учитывая потоки платежей по максимуму, получаем, допустим, размер эффективной ставки по кредиту в диапазоне 60-70%, а на самом деле заемщик может заплатить меньше. К сожалению, методически пока этот вопрос не до конца проработан, и для конечного потребителя это не облегчает задач. Поэтому раскрытием эффективной процентной ставки можно даже навредить рынку, хотя изначально преследовались, безусловно, благие цели. Я уж не говорю о том, какие требования накладываются на рекламу, когда в рекламе нужно выписывать биографию банков чуть ли не с момента их создания. Это невозможно и не облегчает клиенту жизнь. Излишнее рвение регулирующих органов здесь тоже, к сожалению, может навредить, хотя, конечно, диктуется изначально правильными целями.

Вот, наверное, основные риски, которые можно отметить.

— Возможности дальнейшего развития банковского ритейла в целом заключаются в расширении географии и вовлечении все большего числа регионов или за счет более детальной проработки продуктов, большего охвата населения в уже освоенных регионах?

— Регионы – это тоже охват населения… Безусловно, постепенно география расширяется. Другое дело, что объективно не всегда расширение географии деятельности дает объемы, потому что есть ряд территорий, которые в силу своего минимального экономического потенциала не могут дать серьезное увеличение объема розницы. Мы видим, что доля Москвы немного снижается, но если в целом брать Москву и несколько городов-миллионников, тот же Питер, к примеру, на них будет приходиться большая доля рынка, потому что в таких регионах и население растет быстрее, и доходы. При этом не надо забывать, что банки, кроме розницы, еще смотрят на корпоративную составляющую, а для многих банков малый бизнес – это вообще часть розницы. И эти сегменты тоже важны с точки зрения выхода в регионы. Серьезный выход в новые регионы требует серьезной подготовки. Я думаю, что все-таки рост не будет происходить за счет новых продуктов, потому что ничего действительно нового изобрести не удастся.

Развитие возможно экстенсивное и интенсивное. Экстенсивность – это охват и новых регионов, и людей, которые не пользовались ранее банковскими услугами. На мой взгляд, больше стоит делать акцент на интенсивном развитии, когда экономически активный субъект, который пользуется какой-либо банковской услугой, начинает пользоваться и другими услугами. Это не новые клиенты, а клиенты уже существующие, которые привыкли работать с банком... На сегодня, мне кажется, наблюдается перевес в сторону интенсивной составляющей. И не зря многие банки строят стратегию, основывающуюся на работе с существующей базой, мы же знаем, что легче продать своему клиенту, чем привлечь нового.

— Пожалуйста, прокомментируйте текущую ситуацию на рынке автокредитования. Каковы основные тенденции развития, возможности роста и угрозы?

— До сих пор некоторые банки занимаются прямой рекламой автокредитования. Очень странно, потому что мы все реально понимаем, что сначала человек выбирает машину, а потом ищет пути её оплаты. В этой связи в последние годы у нас в банке работа с дилерами вышла на первый план, хотя при этом все участники рынка понимают, что те банки, которые занимают серьезные позиции на данном рыке, подтягивают свои западные технологии. Так, автоконцерны имеют ряд своих эксклюзивных программ, они начинают вовлекать в кредитование свои банки, например Toyota. Другой пример – Nissan, компания предлагает свою программу и уже не работает с целым списком банков-партнеров. Если раньше у дилеров, автопроизводителей в списке было по шесть-семь-восемь банков, с которыми они работали по автокредитованию, то сейчас это количество резко сокращается…

Более того, мы понимаем, что с вступлением в ВТО может появиться сильный источник конкуренции для наших компаний. Вероятно, будет большой приток в банки иностранного капитала, но надо понимать, что вопрос ликвидности сам по себе не решится, так как западные инвесторы очень внимательно относятся к своим вложениям. Поэтому с этой точки зрения дополнительной массовой проблемы для российских банков я не вижу. Чем больше качественных конкурентов, тем лучше для потребителя.

Если мы будем и далее интересны инвесторам, то в российский бизнес будут приходить деньги. И отношение к этому может быть неоднозначное. С одной стороны, приходят финансовые структуры и вступают в конкуренцию с нашими банками или даже проводят поглощения, а с другой стороны, приходит бизнес, который надо обслуживать, который создает рабочие места, создает спрос, новые доходы и так далее. Этот круг дает в том числе и банкам зарабатывать, так как люди, наши текущие и потенциальные клиенты, начинают зарабатывать больше.

И еще, повторюсь, в ближайшие год-два должно сократиться количество игроков. Иначе вся наша система, в которой функционирует тысяча финансовых структур, от мелких до крупных, но при этом часть из них работает не в полной мере, невозможна. Такая система не работает ни в одной стране.

— В автокредитовании, скорее всего, тоже будет тенденция: один салон – один банк?

— Да, салоны или производители могут диктовать свои условия. Сразу прийти к такому варианту сложно, но постепенно поле автокредитования для банков, пусть даже для крупных, которые достаточно долго этим занимаются, будет сужаться. Необходимо искать возможность эксклюзива (работать только с одним вендером/производителем). Но в эксклюзивные отношения салоны любят вступать с западными банками (например, Райффайзенбанк, ММБ), или же автопроизводители будут «подтягивать» свои банки.

— Если говорить о кредитовании по системе buy back, как Вы считаете, насколько это перспективно?

— Если никаких серьезных встрясок на рынке не будет, например, как в ипотеке, если рынок будет нормально работать, можно будет рефинансировать кредиты, в том числе по более низким ставкам, все стабилизируется. Но пока у нас кредитование buy back, скорее, разовое. С одной стороны, для банков эта услуга пока не является услугой, приносящей хороший доход, а с другой стороны, для клиентов выгода тоже пока не очевидна, то есть пока еще нет культуры понимания этого вопроса. Тот же trade-in только начинает приживаться, хотя там все гораздо проще. Если у нас будет нормальное поступательное развитие рынка, то мы к этому придем. А если будут разные метания, например, начнем регулировать еще недоразвитый рынок, то мы его просто задушим.

— Каковы, по Вашему мнению, основные тенденции развития рынка ипотечного кредитования?

— Первое – это сохранение доли ведущих игроков, если будет среднекризисная ситуация. Сейчас чуть ли не шестьсот банков предлагают ипотечную программу, думаю, что реально все будет сконцентрировано на десяти игроках, не более.

Второе – сохранение ставок. Ставки падать в ближайшее время, как минимум, не будут. В чем может быть гибкость банков? Гибкость может быть в следующем: более активное кредитование на стадии строительства. Основная тенденция в данном направлении может заключаться в совместных программах с застройщиками, более активном сотрудничестве с ними. При этом предпочтения отдаются работе с аккредитованными застройщиками – больше гарантий и соответственно более гибкий подход к кредитованию такого жилья. И третье, индивидуальное частное жилье, которое более популярно, например, на юге России, тоже будет более активно кредитоваться. Сейчас в данном направлении есть некоторые сложности, но, я думаю, оно будет развиваться.

При этом массовых переходов на нулевой первоначальный взнос не будет. Улучшения других (не сервисных) параметров тоже не будет. К чему будут стремиться? К уменьшению сроков принятия решения по качественному заемщику.

— Перспективен ли рынок беззалогового кредитования, каковы его основные тенденции? Является ли данный вид кредитования населения высокорискованным?

— Перспективность рынка беззалоговых кредитов – это, опять же, вопрос стратегии. Есть банки, которые строят стратегию на такого рода кредитах: «Русский Стандарт», Home Credit, в какой-то степени Росбанк. А мы в УРАЛСИБЕ, например, стараемся от этого вида кредитования уходить, хотя у нас и есть кредиты под поручительство. Мы в своей деятельности больше развиваем залоговое кредитование на большие суммы, то есть мы предпочитаем выдавать большие деньги, но под качественный залог.

Отдельное направление на рынке – развитие кредитных карт. Как показывает опыт Запада, карточка – типичный инструмент беззалогового кредита. В финансовом мире в развитых странах базовый беззалоговый кредит один – это кредитная карта. Никаких кредитов в магазине или кредитов наличными – есть кредитная карта. Она является носителем беззалогового кредита. И через этот носитель как раз и возникает наибольшее количество проблем, связанных с просрочкой и невозвратами. Развитие в России кредитных карт глобально ситуацию не улучшит. Для банка кредитование по кредитной карте интереснее, потому что это возобновляемый кредит, значит, упрощается процедура получения заемщиком новых кредитных средств, нет необходимости каждый раз оформлять новый кредит, что, естественно, удобно. Доходность карточных продуктов тоже достаточно высока, но и риски банков в рамках этого продукта достаточно высоки. И здесь очень важную роль будут продолжать играть коллекторские агентства.

Я думаю, будет происходить разделение банков по двум направлениям. Одна группа – это те банки, которые работают на более рисковой части рынка. Вторая группа – банки, которые работают больше по залогам, то есть выдают большие кредитные «потребы» на большие суммы (до нескольких сотен тысяч, миллиона долларов), но под залог движимого и недвижимого имущества. Это и ипотека, и автокредит, и кредиты предпринимателям, которые будут оформляться как «потребы» под залог недвижимости. Однозначно будет уменьшаться количество (и уже уменьшается) кредитов в торговых сетях. При этом деятельность коллекторских агентств будет в любом случае активизироваться.

Кстати, у коллекторских агентств есть очень четкая специализация на работе с так называемыми малыми и большими долгами. Часто агентства, которые могут хорошо вытребовать маленькие долги, совершенно не могут работать с крупными залоговыми кредитами, там совсем другая технология.

Думаю, что рынок не откажется полностью от беззалоговых кредитов, потому что они понятны и востребованы людьми, но банки будут различными способами подстраховываться. При выдаче кредитов банки будут стремиться все-таки не к экспресс-кредитам, а будут тщательно смотреть на заемщиков. Эра кредитов, совершенно не связанных с «портретом» клиента, когда выдается всем, но по чуть-чуть, проходит. Потребительские кредиты могут быть кредитами под поручительство, могут быть без залогов, но они не будут массовыми экспресс-кредитами, когда тут же принимается решение, серьезно ничего не анализируется, выдается, скажем, тысяча долларов, и все. На рекламе это не скажется и на официальных заявлениях тоже. А те же кредитные карты займут свое место в портфеле, при этом банки будут максимально использовать существующую клиентскую базу данных (конечно, кто ведет таковую). По моему мнению, на кредитные карты будут переводить в первую очередь тех заемщиков, которые кредитуются в торговых точках. Если же банк запускает классическую кредитную программу через карты, то, вероятно, будет в начале это делать так, как, например, делает Альфа-Банк, или как делаем мы – работать по своей базе: в первую очередь по зарплатникам и по постоянным клиентам, а потом уже выходить на широкий круг розничных клиентов. Схема привлечения кредитных карт «Ситибанка», когда их раскидываешь по всем адресам, не очень удачно работает. При этом приводит к большему риску.

— Может ли беззалоговое кредитование составить конкуренцию, например, автокредитам в том случае, если в автосалонах будет присутствовать только один банк-партнер, то есть выбор кредитных продуктов в салоне будет ограничен?

— Это будет зависеть в первую очередь от параметров автокредита. Автокредит по определению должен быть дешевле, чем беззалоговое кредитование, так как это кредитование обеспеченное. Есть понятие рисковой цены, которая вкладывается в стоимость продукта. Соответственно, если нет залога, то при этом кредит больше стоит. Таким образом, у заемщика всегда есть выбор: можно взять потребительский кредит под 18-19% или ссуды кредиты под залог конкретного автомобиля по ставке около 11-12%. В реальности основная категория клиентов все-таки предпочитает брать целевой кредит, потому что он дешевле, поэтому, думаю, что замещения происходить не будет.

Если говорить о возможном замещении кредитных продуктов, то это вероятнее в кредитовании на приобретение жилья. Если рынок более или менее восстановится, будут востребованы ломбардные кредиты. Ломбардные кредиты, по сути, – неклассическая ипотека. Заемщик получает деньги на новое жилье под залог имеющейся недвижимости, которая оценивается с дисконтом 20-30%, но при этом не надо проходить все процедуры по ипотечной сделке. Это направление будет развиваться, есть примеры наличия у банков значительных портфелей по этому виду.

— В настоящее время кредитование по кредитной карте не всегда является в прямом смысле таковым: есть классический кредит по кредитной карте, а есть потребительский кредит, выдаваемый через кредитную карту, то есть карта – просто технический инструмент. Как Вы думаете, насколько сейчас развито классическое кредитование по банковским картам?

— Да, правильно, есть кредитная линия, реализуемая через кредитование по кредитной карте, и есть кредит, оформляемый на кредитную карту. Я думаю, что это временная история. Собственно, когда мы говорим, что «Русский Стандарт» является лидером по кредитным картам, то имеются в виду не совсем классические кредитные карты, это замена кредитными картами потребительского кредита в точке продаж. Но постепенно, с накоплением кредитной истории, банки будут заемщику предлагать автоматически пролонгировать кредитную карту, то есть постепенно переводить такие карты на кредитную линию. Поэтому я думаю, что текущая ситуация временная. Но при переходе на классические кредитные карты объемы кредитования по ним упадут, потому что для клиентов это совсем другой продукт. Сейчас для заемщиков кредитная карта в большинстве случаев – носитель, на который они положили деньги. А там совсем другое – кредитная линия. Клиентам еще надо разобраться: как и когда платить, сколько в итоге за пользование кредитом заплатишь. Многие люди, которые кредитную карту радостно берут, потом выясняют, что по ней достаточно много платить надо, а еще и в банкомате при снятии с нее наличных проценты возьмут. Наши люди любят иметь дело с наличными деньгами, а банки заинтересованы, чтобы по кредитным картам безналичные операции проводились, поэтому и проценты в банкоматах при снятии с кредитных карт наличных такие высокие. В итоге, уже имея опыт пользования классической кредитной картой, клиенты начинают относиться к ней более взвешенно, оценивают свои затраты.

— В нашем исследовании мы хотели бы сравнить ситуацию на рынке кредитования в России и в Казахстане. Что в розничных рынках у нас общего, а в чем состоят различия?

— Казахстанский рынок интересен тем, что, по моему мнению, он гораздо более либерал по отношению к западным банкам, но очень жёсток по отношению к своим. Банковская система Казахстана более концентрирована, есть несколько ведущих крупных банков. При этом банки Казахстана во многом «завязаны» на западную ликвидность и в этой связи гораздо больше подвержены влиянию ипотечного кризиса. Российские банки не настолько интегрировались в мировую финансовую систему, поэтому, я думаю, то, что у нас происходит, зачастую, связано и с нашими внутренними проблемами. Так, проблемы на рынке той же ипотеки связаны во многом со строительством, а не с кредитованием: высокие цены, монополизация рынка недвижимости, недостаточные объемы строительства. Я думаю, в связи с ипотечным кризисом у нас каких-то крайне негативных событий не будет. Но ряд проблем мы можем себе создать сами.

Если говорить про рынок розничного кредитования, то, насколько я знаю, Казахстан начал раньше этот рынок развивать. Там конкуренция гораздо меньше, но гораздо больше степень концентрации. Мне кажется, ничего такого придумать, что в мире не придумано, нельзя. Но, безусловно, наша особенность всегда и везде – это территория. И по сравнению с Казахстаном тоже. Соответственно те затраты, которые идут на построение сети, на все накладывают отпечаток.