Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Игры разума: теория и практика

"Большую часть того, что мы привыкли называть "экономической теорией",
на самом деле лучше трактовать как риторику,
то есть драматическое средство, призванное
убеждать других лиц или производить на них впечатление".

D. McCloskey

Павел Самиев Нобелевская премия, пожалуй, наиболее популярная мера "продвинутости" наук отдельно взятой страны. Даже довольно далекие от этих самых наук (как естественных, так и неестественных) люди знают, что это за штука такая — "нобелевка", и даже иногда интересуются, кому и за что ее дали в очередной раз. При этом названия открытий или специализация ученых часто труднопроизносимы, поэтому большинство интересующихся ограничиваются радостью (или, напротив, огорчением) по поводу того, сколько россиян (американцев, немцев — нужное подчеркнуть) получили ее в текущем году. Как и любое другое шоу разряда awards (наряду с Оскаром, Грэмми, MTV European Awards и другими музыкальными, литературными, театральными etc премиями и наградами) Нобелевская премия, конечно, живет по законам жанра. Не будем углубляться в процедурные вопросы и атмосферу вокруг выбора лауреатов; о том, как там пытаются продвинуть "своих", как, напротив, пытаются задвинуть конкурентов, какие нешуточные интриги разворачиваются, можно изучить отдельно.

К сожалению, россияне гораздо реже удостаивались такой чести, чем представители США, Германии, Франции, Великобритании. Сказались и особенности государственной политики в сфере науки, и физическая невозможность обмена передовой информацией, закрытость советских научных кругов, и то, что в отличие от всех остальных стран, отечественные ученые выдвигались на соискание премии централизованно — Академией Наук СССР после обязательного согласования со вполне определенными инстанциями, не нуждающимися в представлении. Все это, конечно, не способствовало увеличению лауреатов. У нас на порядок меньше их, чем у американцев, и в разы — чем у французов и немцев. Тем не менее, несмотря ни на что, наши соотечественники получали премии (всего более двух десятков) в области химии, физики, литературы. А вот проделайте такой опыт: попробуйте вспомнить или угадать, сколько за всю историю "нобелевки" было представителей нашей страны, премированных в номинации "экономика"?

Строго говоря (без учета американцев русского происхождения) — только один (!), а именно не столь широко известный Леонид Витальевич Канторович (1975, "за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов"), один из создателей линейного программирования. (Предвидя вопросы, отметим — "отец" теории экономических циклов Кондратьев нобелевскую премию не получал).

В чем же дело? Неужто не может собственного Нэша российская земля родить? Или дело в кознях империалистов? А чем, собственно, занимались советские экономисты? Во-первых, разработкой и совершенствованием псевдомарксизма, а во-вторых, разумеется, моделями планового хозяйства. Первое вообще не экономика, да и к науке имеет отдаленное отношение. Во второй области Канторович как раз и взял свою премию. Однако к изучению планирования экономическая мысль не сводится. Вообще большинство премий по экономике последнего времени достались экономистам-математикам и институционалистам. Первым американским нобелевским лауреатом в области экономики стал П. Самуэльсон. В протоколе о вручении ему премии записано, что он получил ее "за научную работу, развившую статическую и динамическую экономическую теории и внесшую вклад в повышение общего уровня анализа в области экономической науки".

Проще говоря, г-н Самуэльсон был поощрен за первое масштабное и при этом релевантное применение математического аппарата при анализе экономических вопросов. Дальше — больше. Теория игр, линейное программирование, эконометрический анализ.

Так стала ли эконометрика царицей экономических и финансовых наук? Судя по тому, каким образом и для чего ее используют в исследованиях и различных иных формах общественной активности (статьи, доклады), скорее, стала продажной девкой политэкономии и маркетинга.

Вот, к примеру, один известный экономист либеральной направленности, в прошлом советник президента РФ, ставший практически диссидентом, изучал взаимосвязь между экономическим ростом и уровнем госрасходов. Вывод: чем меньше присутствие государства в экономике, тем выше экономический рост. Как этот вывод был получен? Отмечено некоторое количество точек (стран) в координатах "темпы роста — уровень госрасходов в ВВП". Затем построена регрессия, и она явно показала, что с уменьшением доли расходов государства в ВВП темп экономического роста увеличиваются.

А теперь подумаем: откуда вообще мы знаем, что здесь есть причинно-следственная связь, то есть одностороннее влияние? Почему мы не предполагаем, что, напротив, государства с высоким темпом роста экономики начинают снижать госрасходы, потому что их экономика и так быстро растет? В конце концов, почему мы не вспомним Кейнса, у которого классическое равновесие и полная занятость — это лишь частный случай, и вообще совокупный спрос нуждается в стимулировании, в том числе за счет госрасходов? Может быть, мы зря и про монетаризм забываем? Money matters, doesn't it? Возможно, там, где денежная масса стерилизуется сильнее (читай — в экономиках, больных страшной Dutch disease), и рост падает? Чем сильнее стерилизуется — тем меньше рост, а госрасходы в таких странах выше, потому что так исторически сложилось? И влияния они на рост, возможно, и не оказывают столь явного? Возможно, просто в более институционально слабых странах государство просто вынуждено завышать расходы, компенсируя "провалы рынка"?

Вообще почему мы берем однофакторную модель? Может быть и рост, и доля госрасходов зависят от третьего (четвертого, пятого:) параметра (точнее им определяются), а между собой коррелируют, но не более? И почему мы вообще считаем, что выборка из 16 стран (в мире-то их почти две сотни) репрезентативна? О, как много сразу вопросов! У того же автора иногда попадаются еще такие замечательные методы, как отбрасывание "хвостов" в выборке из 16 элементов; когда регрессия строится на десятке точек — согласитесь, это странно. Причем делается это по принципу — цитируем: "Изменение состава группы за счет удаления явного выброса в виде Польши еще более усиливает эту отрицательную зависимость" (слово "выброс" здесь политического подтекста не имеет). То есть, мы меняем модель не по тому, что это более правильно, а по тому, что нам нужно получить определенный вывод. Поэтому мы отбраковываем неугодные наблюдения.

Вот она, дилемма экономиста, как я ее называю: выдать красивое знание или выдать истинное знание. Точнее даже так: оправдывает ли цель средства? Можно ли пойти на сознательное искажение экономической модели ради получения нужного результата? Ведь результат нужен, чтоб его презентовать, и далеко не всегда для того, чтоб применять. Как говорит Виктор Олегович, поза все равно у всех одна, главное правильно себя позиционировать. И, разумеется, свои идеи.

А вот еще замечательный пример уже из другого автора, также искренне любящего эконометрику и матметоды в экономике. Строится регрессия, которая должна, по идее, показать, что чем более развитая экономика (по показателю ВВП на душу населения), тем выше доля активов банков в ВВП. Итак, внимание, вот этот график:

Да, зависимость есть, но слабенькая, к тому же и R-square маловат — 0,16 всего, что говорит о низком объясняющем качестве регрессии.

А теперь — ловкость рук и никакого мошенничества. Убираем "хвосты" (две точки в правом верхнем углу, что-то мне не очень нравятся они, слишком они выбиваются из основного массива данных). Что получаем? Получаем обратную зависимость! То есть, что с ростом благосостояния населения доля банковских активов в ВВП падает. Чем более развита экономика — тем меньше масштаб в ней банковского сектора. Абсурд? Глупость? Пожалуй. Однако же получили мы этот результат не с потолка, а вполне себе математическим методом.

Хорошо, что авторы не хотели доказывать абсурдные утверждения такими методами. Там всего лишь требовалось показать, что зависимость положительная есть, причем для любого уровня доходов зависимость именно такова. Выход оказался прост: требовалось визуальное доказательство с легким привкусом математичности — получите:

Легко заметить, что тут выделено три группы стран, и каждая группа имеет явно выраженное стремление к увеличению доли банковских активов в ВВП с ростом ВВП на душу населения. А ведь можно было и наоборот, вот так, например:

В общем, куда ни кинь — всюду простирает руки свои в дела человеческие эконометрика. Хорошо, когда ей неправильно пользуются правильные люди с благими целями (а именно о таких случаях здесь и было рассказано: и опальный советник, и второй автор вовсе не специально вводили нас в заблуждения, пропагандируя или доказывая заведомо ложные или опасные утверждения; напротив, они правы, и с ними сложно спорить по существу). Просто слегка за эконометрику обидно.

Павел Самиев, директор департамента рейтингов финансовых институтов

Обсудить на форуме