Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Будущее страхового рынка

 


КАРТА ПРОЕКТА
Будущее страхового рынка
Григорьев Александр Валерьевич

– Как кризис уже повлиял и повлияет в ближайшее время на развитие российского страхового рынка?

– Мировой финансовый кризис в первую очередь затронул банки посредством кризиса ликвидности. Единственным способом выживания для банков сейчас является сокращение активов, т. е. приведение в соответствие пассивной и активной базы. Это означает, что в 2009 году и, скорее всего, в 2010 году банковский канал продажи страховых продуктов значительно сократится, и не на 5-10% а, например, на 30%.

Не могу сейчас назвать точный процент падения. Сейчас никто не знает реального положения дел в банковском секторе. За последние три года банковский канал у страховщиков ежегодно прирастал более чем в 2 раза за счет страхования автокредитов, ипотеки, страхования от НС при потребительском кредитовании. Сейчас же идет сокращение активов за счет массового сворачивания кредитных программ. Это значит, что потенциальный новый заемщик банка или уже клиент банка, который сейчас гасит кредит и думает, что ему дадут новый, реально этих кредитов не получит. Следовательно, не будет и страхования. Глубину этого падения сейчас оценить очень трудно. В отдельных видах страхования я не исключаю падения до 50%. То есть, условно говоря, если в этом году мы выдали 100 полисов, то в следующем году выдадим 50. Считаю это самым главным фактором влияния кризиса на страховые компании.

– Насколько существенны для российских компаний потери на фондовом рынке?

– К сожалению, мы не знаем реальной картины ситуации. Деньги, вложенные в фондовый рынок, могли отражаться в отчетности как депозит или вексель. Что-либо говорить можно будет только после подведения итогов третьего квартала. В зависимости от того, насколько компания была активна в «квазинарушениях» нормативов, насколько она просто была активна, настолько у компании сократятся резервы, будут отмечены убытки.

Вторая причина потери резервов связана с проблемными банками. Кризис также окажет свое влияние на рост убыточности в ряде видов страхования. Это будет наиболее заметно в 2009 году. Причем это увеличение произойдет за счет роста числа страховых случаев. Если проанализировать мировую историю XX–XXI веков, можно заметить, что в условиях кризиса происходит резкое увеличение числа страховых случаев.

– А почему так происходит?

– Это происходит из-за абсолютно естественного психологического желания клиента, например, при невозможности погасить кредит, погасить его за счет страховых компаний. Если вы почитаете американскую прессу, то узнаете, что сейчас в Детройте и Южной Неваде почему-то массово горят дома. При этом там нет ни торнадо, ни молний, ни каких-либо других опасных природных явлений.

Возвращусь к падению страховых премий. Конечно, банковский канал даст основное сокращение. Но проблема заключается в том, что настоящий кризис будет иметь и более серьезные последствия. Возьмем, к примеру, компанию, которая до кризиса страховала персонал, свое здание, автопарк и так далее. Сейчас у нее возникли трудности с оборотными средствами. Если в 2007 году она могла рассчитывать на получение банковского кредита, то сейчас ни о каком кредите и речи быть не может. Выход – сокращение расходов, прежде всего расходов на рекламу и страхование.

Приведу пример. Предположим, в течение 5 лет я выделял на страхование нашего здания 100 тыс. долларов. За это время не произошло ни одного страхового случая. Конечно, в условиях кризиса я постараюсь застраховать его дешевле. Бюджет на страхование в корпорациях будет урезан. В компаниях, которые находятся в предбанкротном состоянии, страхования не будет вообще, им бы с кредиторами рассчитаться.

Объем сокращения страховых бюджетов совсем непонятен, потому что глубину падения оборотных средств предприятий мы пока не знаем. Реально масштабы этого падения никто сейчас в стране с точностью определить не может. Поэтому сколько компаний будут экономить на рекламе и на страховании – неизвестно.

Сокращение банковского канала продаж, страховых бюджетов, падение фондового рынка – все это отразится на платежеспособности страховых компаний. Страховой рынок, в моем представлении, ждут достаточно тяжелые времена. Многие страховщики любят говорить, что они 1998 год прошли достаточно спокойно. Но активы страховых компаний в то время были мизерные, а резервы практически не были накопленными. Ситуация с нынешним кризисом кардинально другая – гигантские средства страховщиков в виде страховых резервов хранятся в банках, из этих средств осуществляются выплаты. Я думаю, что 2009-2010 годы станут переломными. Произойдет существенное сокращение количества страховых компаний, их объединение, повысится концентрация рынка.

– Как Вы думаете, когда произойдет первая волна прогнозируемого ухода страховых компаний с рынка?

– Между пиком банковского кризиса и первой волной банкротств страховых компаний обычно проходит полгода–девять месяцев. То есть страховщики начнут испытывать серьезные финансовые затруднения летом 2009 года. У страховых компаний нет депозитов, которые закрываются сейчас в массовом порядке, и денег, которые необходимо отдавать. Банк всегда точно может знать день своего банкротства. А страховая компания не знает. Трудности будут, когда пойдут выплаты, когда перестраховщики не заплатят, когда не будет хватать денег на содержание персонала. У страховых компаний есть больше времени и возможностей для маневров. Но смогут ли страховщики быстро отреагировать на кризис и адекватно сократить расходы? Это тоже вопрос. У банков сегодняшний кризис – пятый по счету, а у страховщиков он только первый. Как страховой рынок преодолеет этот кризис, мы узнаем только года через два.

– Нужны ли российскому страховому рынку какие-либо антикризисные меры со стороны государства?

– Меры со стороны государства нужны были еще до кризиса. А именно: борьба с серыми схемами, ужесточение пруденциального надзора, очень жесткое отношение к демпингу. Помощь типа кредитов банкам страховщикам не нужна совершенно. Может быть, стоит разрешить страховщикам получать субординированные кредиты. Но кредиты не от государства, а от акционеров.

Отдельная тема – ОСАГО. Дело в том, что страховые сборы по ОСАГО и без кризиса многие компании держали на плаву. В условиях кризиса, когда сжимается маржа, пирамиды переворачиваются, и компании уже не могут платить по своим обязательствам за счет входящих денежных потоков. В этих условиях необходимо ужесточить пруденциальный надзор.

Еще одна важная мера – введение независимого института актуарных аудиторов. Важно, чтобы по итогам 2008 года резервы страховщиков были оценены не самими компаниями, а независимыми актуариями. Независимые актуарии подсчитают, что, например, покрытие резервов компании X находится на уровне 100%, покрытие резервов компании Y – на уровне 101%, а покрытие резервов компании Z – на уровне 30%. Реально компания Z – банкрот. Но при этом она еще собирает премии. Актуарный аудит не должен быть публичным. Результаты проверки должны сдаваться в ФССН для того, чтобы страховой надзор пришел к компании Z и предложил ей продать свой портфель компании Х. Чтобы ее клиенты – ведь все надо делать ради клиентов – не пострадали. А компании-покупателю можно выделить на это субординированный кредит.

Здесь нужно разработать методологию передачи портфеля. Общее законодательство требует для передачи портфеля согласие каждого застрахованного. А это сейчас может привести к панике на рынке. От государства сейчас требуются именно методологические решения.

– Как Вы оцениваете наши перспективы выйти из кризиса?

– Кризисы цикличны. И этот кризис пройдет. Наличие золотовалютных резервов, соразмерных обязательствам, для России означает возможность пройти этот кризис с наименьшими потерями. Золотовалютные запасы у Китая или Индии в сравнении с их обязательствами и с их вложениями в экономику США значительно меньше. Поэтому перспективы развития России и ее выхода из кризиса более отчетливы. Не будем забывать, что у нас в 70-е годы нефть тоже стоила порядка 80 долларов. Мы при этом БАМ построили. Поэтому вопрос лишь в том, как правильно воспользоваться сложившейся ситуацией. Будем надеяться, что решения нынешнего руководства страны будут профессиональными.

– А какие меры вы будете предпринимать, чтобы пройти этот кризис с минимальными потерями?

– Мы в Ингосстрахе сейчас применяем микроэкономическое моделирование на уровне компании. 2009 год будем считать очень рискованным годом. Сократим все ненужные расходы.

В этом году по итогам 9 месяцев мы уже собрали 35 млрд рублей взносов. Не считаю, что в следующем году мы соберем столько же. У нас целый отдел работает над микроэкономическим моделированием, и мы составляем на следующий год пессимистический сценарий. Если ситуация улучшится, просто возьмем дополнительных сотрудников. Но при этом компания будет абсолютно выдержана с точки зрения баланса доходов и расходов, и всем сотрудникам будет вовремя выплачиваться заработная плата. А если я сейчас этого не сделаю, то приду в июле месяце, а денег в кассе не будет.

Страховщики должны следить за соответствием бюджетных расходов по состоянию текущего года. Нужно очень жестко спланировать сокращение всех статей расходов: рекламы, аренды, спонсорства, благотворительности.

– Есть ли у страховой компании еще какие-либо инструменты преодоления кризиса, кроме сокращения расходов?

– Нет. Дело в том, что в отличие от банков, у которых есть активы и пассивы, у страховых компаний все по-другому. В страховой компании есть аренда, есть зарплата персонала, есть расходы на аквизицию и есть сбор премий. Квинтэссенцией страховой компании являются резервы. Поэтому если у вас в балансе резервы нарисованы, то сейчас уже никакими способами их создать нельзя. Либо они есть, либо их нет. Если у компании есть резервы, и они сохраняются, это позволит ей пережить кризис и выполнить обязательства перед клиентами.

То, как мы переживем кризис, зависит, прежде всего, от нашего профессионализма, правильности планирования. Потому что глубина кризиса пока еще понятна не до конца.

– Но ведь кризис – это не только однозначно плохо, он ведет к очищению системы. Применительно к страховому рынку, может ли кризис привести рынок на какой-то новый уровень развития?

– Да. Кризис пройдут только те, кто в состоянии его пройти. У нас 830 компаний в стране, а реально нужно 30. Такая совершенно циничная мысль. В Германии действует менее 100 страховых компаний. Во Франции, по-моему, вообще 20. Страховой бизнес – это бизнес на многие года и с большими обязательствами. Он просто по определению маленьким быть не может. Важным решением сейчас было бы значительно повысить минимальный уровень уставного капитала страховых компаний – до 10 млн долларов, а лучше до 100. Вот это была бы помощь государства, кстати, и самому себе.

– Какой Вы видите картину российского страхового рынка через три-четыре года, если кризис закончится и пройдет еще год спокойного развития?

– С точки зрения числа компаний, я думаю, что 830 компаний уже не будет. Их будет 300-400, то есть сокращение будет массовым. С точки зрения чистоты рынка, думаю, он станет более цивилизованным. Кризис – это всегда очищение, но главное, чтобы произошли еще и позитивные изменения в ментальности клиентов. Население поймет, что не надо бегать за дешевой страховой компанией, как это принято теперь. Надо бегать за той, которая надежна, которая гарантированно будет выполнять свои обязательства на долгосрочной основе. Поэтому через три года, мне кажется, лицо нашего страхового рынка будет белое и пушистое: тарифы будут адекватными, а платить будут в соответствии с договором страхования.

– А как изменится доля иностранного капитала?

– Если говорить о близком будущем, то через три года доля иностранного капитала намного не вырастет. Иностранные страховщики сейчас гораздо сильнее затронуты финансовым кризисом, так как у них все деньги находятся в западных банках.

– Какая стратегия сейчас нужна страховому рынку?

– Стратегии страхового рынка на данный момент у нас нет. У государства нет понимания того, что страховые деньги – это национальные деньги, что они наряду с частными вкладами банковской системы (только частные вклады не длинные, а страховые деньги – длинные) должны обеспечивать устойчивость всей финансовой системы. Именно это понимание должно стать основой для стратегии развития страховой отрасли.

Интересы страхователей должны быть учтены не формально, в виде слов, а реально. А интерес страхователей заключен не в социальной защищенности бедных, а в полноте выплаты. Это принципиальный вопрос – вопрос страховых сумм по ОСАГО, страхованию ответственности туроператоров. Когда принимали закон о туроператорах, мы били во все колокола – неправильный лимит. Банкротства одного «Детура» хватило, чтобы понять, что лимит неправильный. Но это же изначально было известно. Если вы плохой бензин заливаете в «мерседес», вы изначально знаете, что двигатель сгорит. Зачем тогда его туда заливать? Об этом надо говорить – о принципиальном отношении к страхованию, о судебной системе. Она вообще страхованием не занимается. 90% судебных решений выносится против страховщиков, но ведь это же стимулирует и мошенников. Страхование – это прежде всего защита национальных интересов, интересов населения. Исходя из этого и надо писать стратегию.