Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

IV Ежегодная профессиональная конференция «Факторинг – 2008: новые горизонты»

 


КАРТА ПРОЕКТА
IV Ежегодная профессиональная конференция «Факторинг – 2008: новые горизонты»
Морозов Александр Владимирович

– Какие события и тенденции, которые имели место на рынке факторинга в 2007 г., Вы бы выделили в качестве основных?

– Важным событием 2007 г. стала успешная попытка создания организаций Факторов – Ассоциации и Федерации. Факторам удалось сплотиться вокруг некой идеи: решение отдельных правовых вопросов и устранение пробелов в законодательстве, создание базы данных по проблемным случаям, обмен опытом и т. д. Мы получили предложения о вступлении в оба сообщества, но пока присматриваемся. Как только начнется обсуждение конкретных интересующих нас вопросов, мы обязательно присоединимся к той организации, членство в которой будет способствовать решению важных для нас задач.

Знаковым событием 2007 г. стало появление предложений на рынке факторинга от западных банков о рефинансировании факторинговых портфелей на достойных условиях. У участников рынка уже есть достаточно успешный опыт проведения таких сделок. Секьюритизация особенно актуальна в условиях недостатка ликвидности у многих Факторов. Для нас вопрос фондирования стоит не слишком остро, потому что банк «Петрокоммерц» является достаточно мощной организацией с широкой депозитной базой. Но мы внимательно изучаем альтернативные возможности привлечения относительно недорогих финансовых ресурсов непосредственно для обеспечения факторингового финансирования. Если интерес западных инвесторов к российскому факторингу сохранится, это будет означать, что инвесторы уже разобрались в специфике российского факторинга, оценили и взвесили риски и осознанно готовы финансировать портфели российских Факторов.

Существенным событием для банков-факторов стало изменение мировоззрения регулирующего органа (ЦБ РФ) в отношении оценки банками рисков при факторинге. Существует инструкция 254-П, которая регулирует порядок резервирования банками средств по операциям, в том числе и по факторингу. В соответствии с этой инструкцией оценка риска и формирование резерва производится по заемщику, то есть по поставщику. Соответственно при факторинге с регрессом банки оценивали финансовое состояние поставщика, а при безрегрессном факторинге – дебитора. Но, видимо, ЦБ заметил, что, формируя резервы по клиенту, многие банки слишком поверхностно оценивают дебитора. Поэтому в прошедшем году банки-Факторы получили достаточно жесткие рекомендации ЦБ создавать резервы согласно оценке риска дебитора вне зависимости от наличия права регресса. Пока это решение не было закреплено внесением поправок в инструкцию. Если учесть, что факторинг с регрессом занимает около 89% оборота российских Факторов, то изменение довольно серьезное: банкам пришлось переоценить структуру портфеля. Это большая работа, где пока существует много неясностей и неточностей, потому что не до конца разработана нормативная база. У этого нововведения, на мой взгляд, есть и плюсы, и минусы. Положительная сторона заключается в том, что финансовое состояние продавца не так сильно влияет на размер резерва, как раньше. Это позволяет Фактору при наличии хорошего дебитора в большем объеме финансировать требования поставщиков, состояние которых небезупречно. С другой стороны, пока не совсем понятно, как оценивать финансовое состояние дебиторов. Поскольку договоры факторинга имеют, в основном, двухстороннюю форму, у нас нет возможности потребовать от дебитора предоставить его финансовую отчетность или иную информацию, необходимую для объективной оценки его финансового состояния согласно инструкции 254-П. Разумеется, всегда найдется возможность оценивать компании не только по финансовой отчетности, но пока этого четко нигде не прописано. Совместно с ЦБ банки вырабатывают решения и методики, которые позволили бы корректно оценить дебитора. Это достаточно серьезная работа, которая все еще не завершена. Надеемся, что к середине 2008 г. нормативную базу приведут в порядок, тогда станет проще. Я бы не сказал, что мы что-то существенно потеряли от этого изменения, но, естественно, потребовалось определенное время, чтобы пересмотреть свой подход к анализу дебиторской задолженности, пришлось отвлечь ресурсы с других фронтов. Насколько мне известно, аналогичные рекомендации получили все крупнейшие банки, которые занимаются факторингом.

– Как отразился кризис ликвидности на факторинговой деятельности вашего банка и на рынке в целом?

– На нас кризис сказался, скорее, позитивно, поскольку, как я уже говорил, банк «Петрокоммерц» является организацией с достаточно серьезной финансовой базой. Недостатка в финансировании своей факторинговой деятельности мы не испытывали. При этом мы чувствовали, и об этом говорили многие пришедшие к нам клиенты, что у других Факторов существуют проблемы с финансированием. Достаточно сильно повысился спрос на наши услуги. Кроме того, последние 5-6 лет ставки факторинга постоянно снижались, и к 2007 г. лаг между ставками эффективной доходности по кредитованию и по факторингу составлял фактически 2-3 п. п. Кризис ликвидности остановил процесс понижения ставок. Возможно, у нас несколько понизилась рентабельность, но не на столько критично, чтобы мы поднимали ставки или изменяли условия по текущим договорам. Мы очень гордимся тем, что за пять лет работы мы еще не по одному договору не повысили ставки.

Отрицательный момент в том, что повысились риски наших клиентов и, следовательно, наши риски. Практически все наши клиенты, помимо факторинга, пользовались кредитами, в том числе небольших банков. Под конец года, когда наступает сезон торговых компаний под загрузку, появились признаки того, что у клиентов возникают кассовые «разрывы». Клиенты приходили в легкое «лихорадочное» состояние, когда мы были вынуждены усиленно следить за их финансовым состоянием, дабы их проблемы не отразились на нашем бизнесе. Это касалось даже очень крупных клиентов, некоторые из них получили ограничение на банковское кредитование. Такие клиенты часто приходили к нам с предложением профинансировать их поставщиков: повысился спрос на реверсивный факторинг, который позволял компаниям получить или увеличить отсрочку платежа у своих поставщиков и закрыть, таким образом, кассовые «разрывы» в пик сезона. Сейчас, когда влияние кризиса несколько нейтрализовалось, а у наших клиентов появились альтернативные источники финансирования, мы начинаем жить нормальной жизнью.

– Не замечали ли вы учащения попыток мошенничества в период кризиса?

– Периодически, хотя и не слишком часто, мы сталкиваемся с попытками клиентов уладить свои внутренние проблемы путем использования факторинга, где решения принимаются быстро и отсутствует залог. Существуют попытки превратить факторинг в обычное кредитование, зачастую долгосрочное. Но у нас разработана достаточно эффективная аналитическая система принятия решения о финансировании нового клиента и аналитическая система мониторинга действующего операционного обслуживания, которая предусматривает различные случаи. На основании этих методик мы запрограммировали мощную и сложную систему, которая оперативно предупреждает нас о различных негативных тенденциях и негативных изменениях, происходящих с тем или иным клиентом. Риски клиентов имеют свою градацию в зависимости от причин их возникновения. Есть вынужденные огрехи, есть ошибки руководства – управленческие ошибки, а есть намеренное желание если не украсть деньги, то использовать факторинговые деньги не по назначению – не на пополнение оборотных средств, а их отвлечение на другие нужды.

Мошенничество, под которым понимается ситуация, когда клиент входит в сговор с покупателем, «рисует» липовые накладные, пытается получить под них финансирование и скрыться вместе с дебитором, в нашем банке вряд ли возможно. Наши аналитические программы, системы проверки, работа службы безопасности находятся на таком уровне, что подобные классические случаи мошенничества практически исключены. Когда мы анализируем поставщика, мы обязательно рассматриваем любую возможную аффилированность с дебитором. Мы отслеживаем такие моменты, как финансирование взаимных поставок: то есть когда компания A осуществляет поставки компании B, а компания C поставляет товар компании D, но при этом мы знаем или подозреваем, что компании A и C составляют одну группу, а компании B и D – другую. Мы понимаем, что наши технологии должны позволять нам отслеживать такие вещи.

Если мы видим попытку мошенничества, мы моментально на это реагируем и с большинством из таких клиентов мы пытаемся расстаться после первой же попытки.

– С точки зрения управления рисками какой продукт более рискованный для Фактора?

– Безрегрессный факторинг, без сомнения, более рискованный продукт, потому что он не позволяет Фактору зачитывать задолженность одного проблемного дебитора из платежей, поступивших от другого дебитора того же клиента, – такую возможность получает Фактор при факторинге с регрессом. На этой возможности строятся целые модели диверсификации риска, которые позволяют использовать деньги от других дебиторов для покрытия возможных проблем. Клиент отвечает юридически, а у Фактора есть возможность управлять всем его денежным потоком. Во многих случаях при невозможности клиента исполнять регресс, мы погашаем задолженность за счет достаточно диверсифицированной дебиторской задолженности клиента.

При безрегрессном факторинге мы стараемся либо полностью, либо частично застраховать дебиторскую задолженность. Это более рискованный продукт и, естественно, более дорогой.

– Какие триггеры, помимо реагирования на отклонение длительности просрочки от стандартного срока, заложены в IT-программе вашего банка?

– Анализируется вся отгрузка клиента: отдельно анализируются потоки платежей от дебитора и от клиента по регрессу. Постоянно существующая динамика сравнивается с кривой сезонности продаж по компаниям определенных отраслей. IT-система дает возможность заметить любое, даже незначительное, изменение в поведении клиента или дебитора. Наша система позволяет четко определить соотношение платежей от дебитора и от клиента. Любой перекос – отставание платежей дебиторов от переданных клиентом поставок отображается на графике и означает, что на это нужно как минимум обратить внимание. Возможно, это не мошенничество, а просто были ошибки в торговом планировании, возможно, это взаимозачет или товарный возврат, но в этом случае необходимо реагировать лимитом. Если есть поставка на 100 руб., мы выплачиваем 90 руб., а от дебитора нам приходит только 50 руб., то фактически это финансирование поставки на 180%, потому что в знаменателе оказывается не 100 руб., а 50. В такой ситуации необходимо снижать долю финансирования от объема поставки, не дожидаясь появления документов, которые подтвердят факт взаимозачета или возврата.

В операционной системе заложены признаки различных проблем: если сменился главный бухгалтер, обязательно необходимо выяснить, почему это произошло. Если главбух сменился второй раз – это уже повод для того, чтобы рассматривать компанию на кредитном комитете. Помимо совсем простых вещей, таких как ровная сумма поставки и необыкновенно высокая, анализируется изменение количества дебиторов, изменение сумм поставок. Есть и неформализуемые вещи, для выявления которых требуется высокая квалификация людей, которые этим занимаются. Наши потери по факторинговой деятельности составили порядка 120 тыс. долл. за 5 лет. При этом наш оборот только за 2007 г. превысил 2 млрд долл.