Выполняется обработка данных, это может занять некоторое время.

По завершении, нажмите в любом месте экрана.

Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты
Экспорт и выгрузка рейтингов
Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Алексей Коваленко, начальник отдела андеррайтинга ОАО «Профиль Ре»

Алексеей Коваленко

– Алексей Сергеевич, как, по Вашему мнению, кризис повлиял на российский перестраховочный рынок?

– Как мы и предполагали, основное влияние кризиса на перестраховочный рынок сказалось в конце 3, начале 4 квартала этого года. Если иные сферы экономики кризис «накрыл» в начале года, то благодаря той базе (тому резерву), которую имели страховые и перестраховочные компании, приход кризиса в нашу сферу был несколько отсрочен. Не думаю, что влияние кризиса на перестраховочный рынок существенно отличалось от страхового рынка, на мой взгляд, ему были присущи все те же факторы.

Можно выделить три основных из них, влияющих на перестраховочный рынок.

Первый фактор – это демпинг. Демпинг достаточно сильно затронул и страховщиков, и перестраховщиков. С чем это связано? Скорее всего, с ограничением круга страхователей, снижением их платежеспособности и, как следствие, возросшей конкуренцией. Демпинг, наверное, сейчас один из основных негативных факторов влияния кризиса на отрасль.

Второй момент, о котором стоит упомянуть, – это непосредственно сужение самого рынка перестрахования. Связано это с тем, что страховые компании сегодня ставят перед собой задачу минимизации расходов, в том числе и на перестрахование. Страховщики стали оставлять на собственном удержании большие объемы ответственности. Тем самым ставя вопросы экономии на приоритетные позиции, нежели вопросы по защите портфеля.

И третий момент – это не совсем благоприятное финансовое положение ряда страховых компаний, которое обусловлено тем же самым демпингом или условно недобором премий. Сюда же можно отнести рассрочки и существенные задержки по перечислению перестраховочных премий, а также большие проблемы с выплатами по убыткам. То есть вопросы платежеспособности страховщиков перекладываются несомненно и на перестраховщиков.

– Вы сказали про демпинг, а во сколько раз упали цены?

– Действительно, цены снизились. Но нельзя однозначно сказать во сколько раз, это будет так называемая «средняя температура по больнице», все зависит от того, какой вид страхования рассматривать. Если сравнивать 2008 и 2009 годы, тарифы по имущественным видам страхования упали в среднем в 2-2,5 раза, по страхованию транспортных средств падение составило 20-30%.

– А какой процент рисков, которые вам сейчас предлагают, вы отказываетесь принимать?

– На сегодняшний день, наверное, 25% тех рисков, которые предлагают.

– А что происходит на международном рынке перестрахования? Снижаются ли цены?

– На этот счет могу сказать, что финансовый кризис мировой, а не только российский. Думаю, проблемы, которые затронули российский рынок, в той или иной степени присущи и международному рынку. Поэтому я бы не сказал, что цена западной защиты на сегодняшний день уж очень сильно выросла. Западным компаниям также требуются денежные средства для дальнейшего развития, но сегодня, предоставляя перестраховочную защиту, они все чаще стараются подходить к данному вопросу с позиции качества. Сейчас практически невозможно встретить договоры с огромными необоснованными лимитами за существенно небольшие деньги.

– Как с кризисом изменились требования страховщиков к перестраховщикам?

– Если брать российский рынок, то в последнее время наметилась тенденция, когда далеко не в первую очередь страховые компании обращают внимание на надежность своего перестраховщика. Сейчас в подавляющем большинстве случаев на первое место выходит именно цена договора, и компании не всегда интересует, что будет в дальнейшем по выплатам.

– А как же крупные страховщики?

– Крупные страховые компании в подавляющем своем большинстве не размещают риски на российском перестраховочном рынке. По основным своим перестраховочным программам они работают непосредственно с западными перестраховщиками. Конечно, крупные страховщики тоже пытаются получить более дешевую защиту, но у компаний, удовлетворяющих их требованиям или имеющим определенные рейтинги. Что касается того бизнеса, который размещается непосредственно в России, то на первое место опять-таки выходит цена перестраховочной защиты, то есть работают рыночные принципы.

– Вырос ли спрос на российскую перестраховочную защиту из-за рубежа?

– На примере нашей компании могу сказать, что объемы международного бизнеса постепенно растут. Но связано это либо с ужесточением политики западными перестраховщиками, либо опять же с ценовыми факторами. Обращений стало на порядок больше, но порой цена, которую нам предлагают, не соответствует нашей политике, и мы вынуждены отказываться принимать эти риски. То есть в международном бизнесе тоже не так все хорошо. На мой взгляд, для западных цедентов российский рынок все-таки пока остается резервным. Только в том случае, если не удается разместить риски на международном рынке, иностранные компании обращаются к российским перестраховщикам.

– Что, на Ваш взгляд, сдерживает развитие российского перестраховочного рынка и как его можно стимулировать?

– Я опять же повторюсь, что российский перестраховочный рынок неотделим от страхового. Чем качественнее и позитивнее будут развиваться российские страховщики, тем легче будет перестраховщикам осуществлять свою деятельность. Развитие перестраховочного рынка зависит напрямую от того, каким образом будет развиваться российская экономика. Чем быстрее она восстановится, чем быстрее российский бизнес оправится от последствий кризисного года, чем больше будет приток инвестиций, тем больше рисков появится у страхователей и, соответственно, тем больше будет спрос на страхование и перестрахование.

Теперь что касается стимулирования рынка. Все мы прекрасно понимаем, что увеличивать спрос на страхование можно двумя способами: либо каким-то образом стимулировать добровольное страхование, либо командно-административным методом навязать тот или иной обязательный вид страхования. Увеличения желания потенциальных клиентов добровольно страховаться на сегодняшний момент не наблюдается. Существенные изменения, на мой взгляд, произойдут лишь при улучшении благосостояния страхователей, когда люди за страховку будут вынуждены отдавать не «последнюю копейку», а запланированную часть семейного бюджета. Что касается обязательных видов, то это уже зависит непосредственно от законодателей, но происходящие в последнее время изменения дают надежду на то, что в ближайшее время количество обязательных видов будет увеличено.

– Значительный объем премий уходит на международный рынок. Можно ли как-то перераспределить эти потоки, вместо того чтобы ожидать введения новых видов страхования?

– Было бы хорошо, если бы все денежные средства, которые уходят на Запад, оставались в российских компаниях, но чтобы этого достичь, необходимо поставить какие-то законодательные или административные барьеры. Другой вариант – согласиться с тем, что мы живем в свободной стране, которой присущи свободные рыночные отношения, и каждый имеет право выбирать своих бизнес-партнеров самостоятельно.

Если посмотреть на специализированных российских перестраховщиков, очевидно, что они не имеют достаточных перестраховочных емкостей, чтобы конкурировать не только с западными перестраховщиками, наработавшими себе авторитет за долгие годы, но и с крупными российскими страховыми компаниями, имеющими самостоятельные емкости намного больше. Можно, конечно, поставить какие-то ограничительные барьеры, например, пока не будет заполнена российская перестраховочная емкость, риск не может уходить на Запад, либо он может передаваться на Запад только в части превышения определенной величины. Но, на мой взгляд, это не выход из сложившейся ситуации, поскольку выбор перестраховщика должен принадлежать самому перестрахователю.

– А нельзя как-то стимулировать повышение капитализации и надежности?

– Стимулировать можно. Вопрос как. Сегодня перестраховочный бизнес не является уж очень привлекательным для крупных инвесторов, для крупных капиталовложений. Можно увеличить минимальный уровень уставного капитала, но я не думаю, что это выход из ситуации. Последние события на рынке показали, что с рынка уходят компании, которые имели достаточный уставный капитал. Возможно, более жесткая политика надзорных либо контрольных органов в отношении деятельности страховых и перестраховочных компаний будет большим подспорьем для страховщиков при выборе своих партнеров по бизнесу. Но лично для меня размер уставного капитала не является основным показателем надежности перестраховочной компании.

– Как вы относитесь к возможности создания крупного государственного перестраховщика? Как, например, в Китае.

– В самой идее нет ничего плохого, но вопрос в том, каким образом она может быть реализована.

– Тогда, наверное, последний вопрос. Каков Ваш прогноз на следующий год? Что следует ждать?

– Лично мой прогноз: не следует ждать, что восстановление рынка произойдет уже в следующем году. Проблемы этого года оставят нас еще не скоро, и в году будущем следует ожидать ухода с рынка целого списка компаний, и, на мой взгляд, будут достаточно «громкие» уходы, как по величине «убывающего», так и непосредственно по способу ухода. В то же время очень хотелось бы, чтобы и перестраховочный рынок в следующем году продолжил свое очищение, становился более прозрачным и цивилизованным.

Все мы на новый год задуваем свечи, зажигаем бенгальские огни, хлопаем хлопушки и говорим себе, что все плохое, что было, останется в прошлом году, а с 1 января все будет прекрасно, или, по крайней мере, лучше все будут живы, все будут здоровы. Люди склонны в это верить. Хочется надеяться, что хуже уже не будет, хотя, на мой взгляд, не стоит полагаться на чудо, стоит работать.