Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Электронные торговые площадки в России: кто есть кто

 


КАРТА ПРОЕКТА
Электронные торговые площадки в России: кто есть кто

Данные анкетирования показывают, что крупнейшие компании высоко оценивают усилия электронных торговых площадок, направленные на повышение качества предоставляемых услуг. Корпоративных заказчиков полностью удовлетворяет практически все аспекты работы ЭТП, за исключением одного и самого важного: в 2016 году опрошенные компании оценили уровень конкуренции участников в проведенных ими электронных закупочных процедурах в среднем заметно ниже, чем в 2015 году (график 10).

Снижение оценки удовлетворенности уровнем конкуренции отмечалось в ходе анкетирования 2014 года, однако за все годы проведения исследования она никогда не была настолько низкой.

Характерно, что выборочный анализ регулируемых 223-ФЗ закупок, проведенных в 2015–2016 годах на крупнейших ЭТП, не позволяет сделать вывод о драматичном сокращении предложения на электронном рынке B2B. Среднее количество участников закупочных процедур по большинству рассмотренных групп номенклатуры товаров, работ, услуг практически не изменилось либо незначительно выросло.

Еще один тревожный симптом: рост доли респондентов, чья оценка эффективности электронных закупок снизилась по сравнению с результатами анкетирования предыдущего года (график 11). Если в 2015 году такие компании составляли 29% в общей численности респондентов, то по результатам анкетирования 2016 года их доля превысила 36%. При этом пропорционально снизился удельный вес компаний, чья оценка эффективности электронных закупок улучшилась по сравнению с предыдущим годом.

Изменение настроений заказчиков можно объяснить несколькими причинами. С одной стороны, снижение оценок уровня конкуренции поставщиков может быть связано с изменением поведения самих заказчиков в условиях нестабильной экономической ситуации.

В условиях экономического спада операторами ЭТП отмечалось ужесточение требований заказчиков к поставщикам (в частности, касающиеся сроков оплаты по выполненным контрактам). Кроме того, по оценкам участников рынка, в среднем несколько снизилась платежная дисциплина крупных заказчиков, что также могло сказаться на количестве участников в отдельных закупочных процедурах на ЭТП.

С другой стороны, можно говорить об эффекте привыкания: целый ряд компаний, внедривших электронные закупки три-четыре года назад, объективно приблизились к потолку их эффективности с точки зрения сокращения затрат. Отсутствие зримого роста эффективности электронных закупок привело к снижению оценок уровня конкуренции участников в закупочных процедурах компаний. При этом вполне вероятно, что операторы ЭТП своей активной маркетинговой политикой сами могли способствовать появлению у корпоративных заказчиков завышенных ожиданий. Можно говорить о том, что реальный уровень конкуренции участников в торговых процедурах, проводимых на ЭТП, начинает отставать от растущих ожиданий их крупнейших корпоративных клиентов.

Средние оценки эффективности применения электронных закупок заказчиками практически не изменились по сравнению с результатами анкетирования 2015 и 2014 годов, причем это справедливо как для выборки в целом, так и для сопоставимых данных компаний, наблюдаемых два и более года подряд (график 12). Применяемый показатель эффективности электронных закупок не следует смешивать с показателем непосредственной экономии за счет проведения электронных закупочных процедур. Ответы респондентов показывают, в какой мере применение электронных закупочных процедур позволяет снизить затраты компании на ведение закупочной деятельности и материально-техническое обеспечение по сравнению с проведением закупок в традиционном бумажном виде.

Распределение оценок в основном повторяет результаты анкетирования 2015 года – большинство респондентов (38%) оценивают среднее снижение затрат в результате применения электронных закупок в диапазоне 5–10%.

Вместе с тем необходимо отметить рост поляризации корпоративных заказчиков с точки зрения оценки получаемого ими эффекта от проведения электронных закупок. На одном полюсе заметно выросла доля заказчиков, которые не отмечают никакого дополнительного снижения затрат по сравнению с закупками, проводимыми в бумажной (неэлектронной) форме. На другом полюсе пропорционально выросла доля сверхуспешных заказчиков, которые оценивают эффективность проводимых ими электронных закупок с точки зрения снижения закупочных цен более чем в 20%.

В целом в течение последних трех лет график распределения оценок эффективности электронных закупок становится все более плоским. Можно говорить о формировании тенденции к сокращению удельного веса заказчиков, оценивающих эффективность закупок в электронной форме ниже среднего и выше среднего. В то же время необходимо подчеркнуть, что большинство заказчиков, не отметивших снижения затрат за счет проведения закупок в электронной форме (57% в общем количестве респондентов данной группы), увеличили в 2015 году их долю. Иными словами, низкая оценка эффективности не привела к их отказу от использования этого инструмента.

Таким образом, большинство участвовавших в опросе компаний не отмечают роста эффективности применения электронных закупок с точки зрения снижения затрат по сравнению с результатами 2014 и 2015 годов. Более трети заказчиков в 2016 году, напротив, снизили оценки эффективности по сравнению с результатами анкетирования прошлого года.

Тем не менее интенсивность использования закупок в электронной форме, как отмечалось выше, планомерно растет. Косвенно это может свидетельствовать о том, что для значимой группы крупнейших заказчиков снижение затрат, достигаемое за счет проведения электронных конкурентных процедур закупки и расширения участвующих в них поставщиков, остается важным, но не единственным стимулом использования услуг ЭТП. Можно предположить, что не менее значимыми для них являются прочие преимущества этого инструмента: повышение прозрачности закупочной деятельности, ее автоматизация, снижение рисков коррупции, получение дополнительных опций для подготовки аналитики и отчетности.



Электронный рынок B2B: трудный путь вверх ЭТП как супермаркет услуг: потребности крупнейших заказчиков