Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта

Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство «Эксперт РА»

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1650)
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44 (доб. 1656)
e-mail: sale@raexpert.ru

Контакты
«РАЭКС-Аналитика»

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1640)
e-mail: svishcheva@raex-a.ru

Яндиева Мариам
(по вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика)
тел: (495) 617-07-77 (доб. 1896)
e-mail: yandieva@raex-a.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 20-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Пресс-конференция «Микрофинансирование и потребительское кредитование»

 


КАРТА ПРОЕКТА
Пресс-конференция «Микрофинансирование и потребительское кредитование»

– Какие сегменты микрофинансового рынка являются приоритетными для вашей компании? Какие ключевые тенденции вы бы выделили на данных сегментах с начала 2013 года?

У нас сейчас в приоритете два направления: займы до зарплаты и микрозаймы для юрлиц и физлиц. Первая тенденция состоит в том, что многие компании сворачивают свою деятельность в силу того, что быстро растет процент невозврата по микрозаймам. Те компании, которые выходили на рынок в 2012 году, уходят, потому что недооценили всю сложность работы. Я не связываю это с тем, что рынок изменился, так как он с самого начала был сложный. Популярность именно этого формата ведения бизнеса среди коммерсантов была очень высока весь 2012 год. А в 2013 году, начиная примерно со II квартала, ряд игроков уходит с рынка. Предприниматели либо просто уходят с рынка, фиксируя убытки, либо продают компании. Кстати, одну из таких компаний мы приобрели себе.

– Можете ли дать примерную оценку числа компаний, которые вынуждены свернуть деятельность?

Число компаний назвать не смогу, но закрылись сотни центров выдачи займов. Свертывание происходит в два этапа. На первом этапе коммерсанты пытаются минимизировать свои издержки и избавляются от максимально нерентабельных объектов, перераспределяют свой портфель. Но тут дело не только в издержках, вся суть – в концепции управления бизнесом, которым они занимаются. Очень непросто в данном виде бизнеса понять, как работать правильно.

Наша компания работает более двух лет, это большой срок для микрокредитования. Та компания, которая работает на этом рынке более двух лет, имеет либо большой запас прочности, и инвесторы ее готовы финансировать с целью дальнейшей перепродажи, либо это компания, которая нашла инструменты, с помощью которых можно зарабатывать. Мы – доходная компания. У нас хорошие показатели в данном сегменте из-за того, что мы вовремя переориентировались и сделали упор на взыскание и скоринг.

– Как вы оцениваете уровень невозврата в сегменте микрофинансирования? Какой для вас комфортный уровень невозврата?

На XII конференции по микрофинансированию Евгений Бернштам сказал, что уровень невозврата в микрофинансовых компаниях на 90-й день составляет 27%. Хотя он свою отрасль не объединяет с нашей, но наши заемщики на 50% похожи, они постоянно пересекаются и пользуются одинаковыми услугами. 27% – реальность для многих компаний сегмента PDL. У нашей же компании невозврат менее 20% .

– Завершая вопрос по качеству микрозаймов, наблюдаете ли вы ухудшение качества обслуживания микрозаймов в целом по рынку?

Нет. Есть единственный момент, который надо понимать. В городе-миллионнике самое большое количество просрочки. Два-три года назад мало людей в этом городе понимали, что это вообще за займы. В дальнейшем, когда услуга раскручивалась, появились клиенты, которые стали жить за счет микрофинансовых организаций. Эти люди объединяются в группы и ходят по таким компаниям целенаправленно с целью незаконного обогащения. Чем больше работает бизнес в городе, тем больше появляется таких людей. И те компании, которые открываются через два-три года после начала функционирования услуги в городе, страдают от максимального количества таких невозвратов. И кажется, что рынок от этого ухудшился. Но рынок ухудшился от того, что в городе сформировалась прослойка аферистов, которые целенаправленно занимаются этим. Нужно сознавать, что первые 3-4 месяца после открытия надо заниматься максимально жестким скорингом, чтобы отсечь подобные невозвраты средств. Это простые мошеннические действия. Банки ушли от этого только путем создания бюро кредитных историй. На рынке микрофинансовых услуг только недавно стали развиваться БКИ. Мы сейчас активно работаем с Бюро кредитных историй «Микрофинанс», снижая благодаря этому риск невозврата, и результаты нас очень радуют.

– Наблюдается ли конкуренция с государственными МФО?

Если конкуренция и встречается, то уровень ее крайне низкий. Государственные компании имеют максимально бюрократический подход, для получения займа нужно много бумаг и обоснований. Это то, что называется процедурным моментом. Не каждому заемщику это подходит. Мы максимально облегчили процесс выдачи займа, хотя и работаем в сегменте высокого риска. Это стало возможным благодаря сотрудничеству с БКИ. Наш подход максимально облегченный: рассмотрение в течение 20 минут для беззалогового займа и в течение одного дня для займа под залог коммерческой недвижимости. В последнем случае средняя ставка – около 40% в год. Будем брать тем, что у нас максимально простой порядок рассмотрения. И даже если будем находить в БКИ заемщиков, которые имели негативную историю у банка, в каждом конкретном случае будем их рассматривать индивидуально. Но мы берем на себя этот риск, и в большинстве случаев заемщик получит деньги даже при негативной кредитной истории.

– Очень много компаний, которые, называясь микрофинансовыми организациями, такую деятельность не ведут, либо вообще ведут мошенническую деятельность. Можете ли вы дать примерную оценку числа таких компаний?

 1/3 реестра МФО на сегодняшний день не работает по микрофинансовой деятельности. Эти компании просто числятся в реестре, и это не очень хорошо. Должны быть предприняты какие-то меры по их исключению из реестра.

– Есть у вас какие-то оценки объема ключевых сегментов, на которых работает ваша компания?

Что касается сегмента «до зарплаты», объем по стране порядка 15 млрд сейчас, и до 2018 года он вырастет до 50 млрд, если не изменится государственная политика в данной сфере. Есть допустимые изменения, которые на рынке не скажутся, а есть те, которые могут пошатнуть рынок в некоторых секторах.

– Сейчас ужесточилось банковское регулирование в потребительском кредитовании, в том числе и резервы повышены, если кредитуют физлиц по повышенным ставкам. На ваш взгляд, сказалось ли ужесточение банковского регулирования в сфере необеспеченной розницы на динамике микрофинансового рынка? Наблюдаете ли вы приток клиентов?

Это отразилось на сегменте потребительских займов для физлиц: там максимальная ставка – до 40% годовых. У нас пока такого опыта нет. Сейчас видно, что многие МФО, которые работают с физлицами по потребкредитам, активно растут.

Что касается «займов до зарплаты», ключевого для нас сегмента, то заметного стимула для роста это не придало. Мы работаем с теми гражданами, которые в банках кредитоваться изначально не могут. Они поэтому и приходят к нам, чтобы быстро решить свои проблемы.

– Есть ли планы у вашей компании по развитию новых продуктов в будущем?

Новые продукты – страхование займов и НПФ. Мы продаем страховки. Выгодоприобретателем является заемщик или его семья. Мы рекомендуем нашим заемщикам, чтобы они пользовались этими услугами. Многие не хотят этого, но мы все равно активно продвигаем данный продукт. И стартует также новый продукт – заем под залог имущества юрлиц.

– В ближайшем будущем рынок микрофинансирования ожидает целый ряд законодательных новаций –переход на общую систему налогообложения, создание резервов по просроченным займам, ограничение ставок по микрозаймам и прочее. Насколько эти изменения необходимы? Каково будет их влияние на рынок микрофинансирования?

Несомненно, это отразится на рынке. Работа по упрощенке проста и понятна многим участникам микрофинансового рынка. А работа в общей системе налогообложения сложна. И очень многие могут ее просто испугаться и уйти в тень. Но это не та мера, которая сильно повлияет на рынок. Ничего страшного.

Возьмем четыре вида изменений: минимальный размер УК, обязательный аудит отчетности, переход на общую систему налогообложения и создание резервов по просроченным займам. Если они пройдут в краткосрочной перспективе, будет падение рынка до 10%, но крупные игроки на рынке все же останутся. Сейчас мы видим, что будут законодательные изменения, и практически все крупные компании приостановили свое развитие. Сейчас все ждут, что будет.

Если после этих четырех изменений будет спокойный период в течение двух лет, то рынок компенсируется буквально за год и будет наращивать свой темп развития.

Но если будет дополнительное ограничение ставок, это будет тяжело. Это мое мнение. Проходная ставка – 2% в день. Со ставкой в 2% в день многие компании работают и разоряются. Надо понимать, как правильно работать. Если ставка будет меньше, чем 2%, то тут придется вносить сильные изменения в бизнес-модель. Те крупные игроки, которые есть на рынке, не будут заниматься инсинуациями, чтобы остаться на рынке. Это ограничение приведет к тому, что они уйдут с рынка. А если так случится, то не будут развиваться и мелкие игроки, потому что не будет условий, и рынок очень быстро уйдет в теневой сектор.

– Ваша компания готова к изменениям? Планируются ли изменения в стратегии развития вашей компании? Или вам ничего не помешает?

 На сегодняшний день мы, как и многие другие компании, ожидаем, что будет дальше с рынком. Мы развиваться будем, но нам нужны понятные «правила игры». Законодательные изменения без ограничения процентной ставки нам не страшны. Но если будут изменения в ставке, то мы будем пересматривать свою стратегию. Для этого мы и создаем ряд новых продуктов, чтобы при необходимости свернуть часть бизнеса, а другую часть переформатировать в иные продукты.

– Какие законодательные новации, по вашему мнению, необходимы для более эффективного развития микрофинансового рынка?

Есть две законодательные новации, которых я очень жду и которые подтолкнут развитие рынка. Это законодательное закрепление СРО и БКИ. Если БКИ начнут функционировать в полную мощность, рынок начнет опускать процентную ставку, потому что появится возможность минимизации рисков. Сегодня ставка не становится ниже в силу высокой дефолтности, слишком высок процент невозврата. Если БКИ будут давать максимум информации о заемщике любого сегмента микрофинансового бизнеса, то процент невозврата упадет в разы. На рынке появятся условия для снижения процентной ставки.