Войти Восстановить пароль?
ru en
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Лидеры банковского рынка

 


КАРТА ПРОЕКТА
Лидеры банковского рынка
Ильдар Муслимов

Ильдар Равильевич, буквально пару месяцев назад была одобрена стратегия развития банковского сектора до 2015 года. Когда только появился проект стратегии, он вызвал немало споров в банковском сообществе. Какие предложения были учтены в процессе обсуждения, какие-то нет. Сегодня данный документ уже можно считать состоявшимся. Какова Ваша оценка стратегии? Насколько данный документ полезен для банков? В чем его ключевые плюсы и основные недостатки?

– Несомненный плюс в том, что Правительство значительно расширило горизонт планирования. Нынешняя стратегия рассчитана на пятилетку вместо трех лет, как это было прежде в подобных документах (2001–2004 и 2005–2008 годы). На мой взгляд, даны реалистичные целевые ориентиры в виде соотношений ключевых показателей банковского сектора с ВВП (к 2015 году соотношение «активы к ВВП» увеличится до 90%, «капитал к ВВП» – до 14-15%, «кредиты физических лиц к ВВП» – до 60%).

Стоит отметить, что в стратегии подчеркивается важная роль банков в развитии инновационных процессов в экономике и повышении эффективности инвестиций. «УРАЛСИБ» также участвует в этих процессах: не первый год развивает национальную платежно-сервисную систему и является участником Федерального проекта «Универсальная электронная карта». Среди существенных аспектов Стратегии также расширение круга лиц, на которых распространяется система страхования вкладов, в частности, за счет ПБОЮЛ. Несомненным шагом вперед стало определение сроков внедрения регулятивных стандартов «Базель II» (не ранее 2014 года) и «Базель III» (не ранее 2019 года).

Вместе с тем, на наш взгляд, сформулированная цель банковской системы – перейти от экстенсивного к интенсивному этапу развития – несколько преждевременна. Рациональным представляется симбиоз интенсивного и экстенсивного путей развития, поскольку необходим своего рода переходный период для повышения уровня проникновения банковских услуг на всей территории РФ. Для сравнения, в 2010 году на каждого жителя РФ приходилось около 8 тыс. долларов банковских активов. В странах Центральной и Восточной Европы этот показатель как минимум вдвое выше, а с западноевропейскими странами – разница десятикратная.

Кроме того, со стороны государства ожидали особый акцент на мерах по содействию развитию рыночных механизмов конкуренции в сфере банковского бизнеса. Российскому банковскому рынку присуща очень высокая концентрация – пятерку крупнейших игроков формируют кредитные организации с государственным участием, на которые приходится около 48% совокупных банковских активов. В таких условиях государственные меры, поддерживающие уровень качества банковских услуг, были бы кстати.

И главное. К сожалению, Стратегия по-прежнему не содержит конкретных мер по стимулированию роста долгосрочной внутренней ресурсной базы и повышению доступности кредитных ресурсов.

Выделите ключевые, наиболее перспективные направления будущего развития (драйверы роста) в целом по банковскому рынку.

– В ближайшие два-три года банки будут стремиться увеличить долю кредитов малому бизнесу и населению, как наиболее перспективным и быстро растущим сегментам, заинтересованным в новых продуктовых предложениях. По нашим оценкам, темпы роста рынка кредитования малого и среднего бизнеса в 2011–2012 годах могут составить 20-30%. При этом сегмент средних корпоративных клиентов также выглядит достаточно стабильным и привлекательным.

Помимо наращивания кредитных портфелей, в условиях общерыночного тренда снижения процентной маржи для поддержания уровня стабильного дохода банки будут активно развивать продукты, предоставляемые на комиссионной основе (продажи небанковских финансовых продуктов, дистанционное банковское обслуживание, пластиковые карты, кобрендинг).

Ваш прогноз по темпам роста ключевых показателей банковского сектора (активы, кредиты ЮЛ, кредиты ФЛ) до конца 2011 года и в 20122013 годах?

– На этом горизонте не стоит ждать возвращения к докризисным (порядка 40%) годовым темпам роста. В этом году, по нашим оценкам, совокупные активы банковского сектора могут вырасти на 15-18%. Кредиты физлицам продолжат расти чуть более высокими темпами (18-22%) по сравнению с кредитами юрлицам (15-17%). Это связано с тем, что потребительский спрос восстанавливается быстрее инвестиционного.

Если сохранится благоприятная макроэкономическая ситуация, то начиная с 2013 года можно ожидать ускорения темпов роста активов до 20-25% в год. В результате повышения деловой активности и, соответственно, объема инвестиций рост кредитов юрлицам вполне способен превысить 20% в год. Объем кредитов физлицам под влиянием постепенного насыщения рынка потребительского кредитования и с учетом темпов роста благосостояния населения, скорее всего, будет расти умеренными темпами на уровне 15-18% в год.

Насколько, на Ваш взгляд, обострилась конкуренция на рынке, прежде всего, со стороны госбанков? Какие новые инструменты банки используют в конкурентной борьбе за клиентов?

– Госбанки, как системообразующие кредитные организации, имеют ряд преференций. В первую очередь, это доступ к дешевым ресурсам и поддержка государства (взносы в уставный капитал, беззалоговые и субординированные кредиты).

Кризис привел к еще большему укреплению позиций этой группы. То, что госбанки пользовались приоритетной финансовой поддержкой государства, создало у клиентов ощущение более высокой их стабильности в кризис. В результате произошел значительный переток клиентов из частных банков. Розничные клиенты искали надежности и гарантий. А для многих компаний, в частности второго эшелона, кредиты госбанков в период острой фазы кризиса стали едва ли не единственным источником заемного финансирования. И, вполне естественно, получение кредита сопровождалось переходом в кредитующий банк и на рассчетно-кассовое обслуживание.

В посткризисный период частные банки приступили к возобновлению кредитования и столкнулись с необходимостью не только восстановления, но и наращивания клиентской базы. Традиционный метод ценовой конкуренции – снижение ставок – имеет объективные ограничения (стоимость пассивов). Поэтому сейчас на первый план выходят неценовые параметры клиентского предложения – более привлекательные условия, гибкость обслуживания, широкий спектр дополнительных услуг, качественное дистанционное банковское обслуживание, сонастройка комплексного продуктового предложения с потребностями целевых клиентских сегментов.

Уход части иностранных банков из России за последние полтора года – это временное явление либо снижение интереса иностранцев в целом к российскому рынку? Как вы оцениваете дальнейшую динамику бизнеса иностранных банков в России?

– На мой взгляд, это временное явление. Подтверждением служит тот факт, что в 2010 году инвестиции нерезидентов в уставный капитал выросли на 9,2%. Но в то же время мы видим, что количество филиалов банков со 100-процентным участием нерезидентов на территории РФ в 2010 году уменьшилось на 15%. Причина этого не в утрате интереса иностранных банков к российскому рынку в целом, а в смещении фокуса с розничного на инвестиционный сектор. Например, ритейловый сегмент сворачивают Barclays, Morgan Stanley, Swedbank, HSBC.

Однако банки из топ-50, сумевшие прочно занять свою нишу на российском рынке (UniCredit, Societe Generale, Raiffeisen, Citibank, Home Credit), продолжают успешное развитие.

Причины снижения интереса иностранных банков к российскому рынку следующие:

  • высокие макроэкономические и страновые риски;
  • высокая концентрация рынка;
  • сложность и ресурсоемкость развертывания инфраструктуры на всей территории России.

Нам кажется, что с высокой вероятностью даже те банки, которые ушли с нашего рынка сейчас, вернутся спустя 3-5 лет на более зрелый российский банковский рынок.

Какой горизонт планирования принят в «УРАЛСИБе»? Как часто происходит корректировка стратегических документов?

– В 2008 году был утвержден долгосрочный стратегический план развития до 2014 года. Ключевые показатели были рассчитаны на основе прогнозной модели макроэкономического роста. Однако финансовый кризис внес свои коррективы. Нестабильность макроэкономической ситуации привела к смещению приоритетов с долгосрочного и среднесрочного стратегического планирования к оперативному, на более коротком горизонте в полгода–год.

С переходом экономики к восстановительному росту мы постепенно возвращаемся к стандартному циклу стратегического планирования. На данный момент «УРАЛСИБ» использует модель краткосрочного оперативного планирования на один-два года, которая позволяет с максимальной эффективностью и оперативно реагировать на изменения рыночной конъюнктуры.

Параллельно ведется серьезная подготовка к актуализации стратегии на горизонт до пяти лет. Сейчас мы перерабатываем нашу Миссию и ведем широкий спектр работ по формированию корпоративной культуры «УРАЛСИБа» как важных составляющих стратегического плана. При этом социально ответственное ведение бизнеса остается базовым принципом нашей работы.

Охарактеризуйте сегменты, которые банк «УРАЛСИБ» определил для себя в качестве ключевых для развития в долгосрочной перспективе. Ваша оценка темпов роста и долей на рынке по данным направлениям до конца 2011 года?

– Наш подход к выделению ключевых клиентских сегментов и направлений собственного роста и развития прост. С одной стороны, это те группы, клиентов, с которыми у нас сложились доверительные и партнерские отношения на довольно долгом промежутке времени. С другой – наши целевые клиентские группы определяются и спецификой самого банка.

Во-первых, у «Уралсиба» одна из крупнейших среди частных банков филиальная сеть. Мы традиционно сильны в регионах и будем и в дальнейшем ориентироваться на потребности клиентов за пределами Москвы и Питера.

Во-вторых, наша модель социально ответственного предпринимательства сфокусирована на социально востребованные продукты. В их числе продукты для малого и среднего бизнеса и ипотечные кредиты – те рынки, на которых «Уралсиб» был традиционно силен и хотел бы сохранить позицию значимого игрока и признанного лидера. Более того, в кризис мы сделали еще больший акцент на работе именно с сегментом МСБ, в частности, выделив кредитование МСБ в отдельное направление с целью оптимизации продаж. Мы считаем данный рынок крайне перспективным. При этом мы не отказываемся работать с крупным бизнесом, но данный сегмент для нас не является приоритетным.

В-третьих, мы стремимся поддерживать инновации в банковском секторе. В фокусе внимания сейчас – наш пластиковый бизнес. Мы участвуем в построении на территории РФ единой платежно-сервисной системы «Универсальная электронная карта» и являемся акционером ОАО «Универсальная электронная карта».

Ну и в-четвертых, в силу того, что Банк «УРАЛСИБ» – это часть Финансовой Корпорации, у нас есть возможность более полно удовлетворять потребности тех клиентов, чьи потребности выходят за рамки чисто банковских продуктов. Мы планируем использовать возможности нашего широкого географического присутствия, чтобы предоставлять клиентам продукты небанковских видов бизнеса, входящих в Корпорацию «УРАЛСИБ», таких как страхование, управление активами, интернет-брокеридж.

Наметилась тенденция к постепенному снижению уровня процентной маржи, в связи с чем многие банки задумываются о наращивании непроцентных доходов. Какие шаги банк «УРАЛСИБ» предпринимает по данному направлению (новые продукты, услуги, прогноз по соотношению процентных и комиссионных доходов)?

– В разгар кризиса, когда банки столкнулись с ростом неплатежей по ссудам и, соответственно, сокращением процентных доходов, актуализировался вопрос поддержания уровня стабильного дохода за счет наращивания непроцентных доходов, в первую очередь – комиссионных. Если в начале 2009 года соотношение чистого комиссионного дохода к средним активам по банковской системе составляло 1,2%, то к концу 2010 года это соотношение достигло 1,5%. Но в силу снижения ставок комиссий, а также отмены некоторых видов комиссий, докризисного уровня в 1,8% достичь пока не удалось.

«УРАЛСИБ» также стремится наращивать базу стабильных доходов. Для этого мы планируем расширять документарный бизнес, расчетно-кассовое обслуживание, наращивать объем операций с банковскими картами, развивать интернет-банкинг, формировать комплексное продуктовое предложение клиентам.

В кризис многие банки пересмотрели прежнюю политику в отношении регионального развития в пользу оптимизации сети подразделений. Какие изменения в данном направлении наметились в Банке «УРАЛСИБ»?

– В настоящий момент мы меняем структуру управления сетью подразделений. Если до кризиса у нас была сеть офисов, каждый из которых отвечал за широкий спектр направлений бизнеса, то теперь мы двигаемся в сторону специализации каждого подразделения. Например, только на обслуживании МСБ, либо только на работу с физлицами. И в целом от централизованного управления всем бизнесом мы постепенно переходим к дивизиональному управлению отдельными направлениями.

Как Вы оцениваете перспективы банковского кредитования начинающих предпринимателей (стартапов)? Какова должна быть роль государства в данном процессе?

– Стартапы, как и малый бизнес в целом, с одной стороны, наиболее быстрорастущий сегмент. С другой – работа с ним сопряжена с высокими рисками. Вообще я не верю в возможность активного банковского финансирования стартапов без поддержки государства. Из кризиса мы все извлекли определенные выводы относительно того, каким должен быть правильный риск-менеджмент. Ведь банку приходится выдавать кредит фактически под идею. И в таком случае проект стартапа стоимостью 3-10 млн рублей нужно рассматривать столь же тщательно, как и проект крупного предприятия стоимостью 100-300 млн рублей. В связи с этим ожидать какого-то массового потока стартапов в банки не стоит. Поэтому крайне важно к данному процессу подключаться государству, без этого стартапы в нашей стране будут единичными. Очень хорошим инструментом является, в частности, система гарантийных фондов, влияние которой достаточно заметно в регионах. Вместе с тем, сегодня необходимо совершенствование данной системы по трем основным направлениям:

  1. наращивание масштабов самих фондов: по относительно крупным кредитам фонды часто не могут предоставить адекватные гарантии;
  2. стандартизация работы гарантийных фондов: сегодня у каждого фонда свои правила;
  3. регулирование выполнения стандартов, используемых фондами.

Планирует ли банк «УРАЛСИБ» предложить рынку новые интересные продукты?
– «УРАЛСИБ» активно работал с малым бизнесом в кризис и сейчас занимает 3-е место, согласно рэнкингу «Эксперта РА», по объему выданных кредитов малому и среднему бизнесу в 2010 году. Мы проводим активную работу с малым бизнесом «на местах», организуя семинары, деловые встречи. На мой взгляд, без таких встреч сегодня банкам не обойтись, если они действительно хотят быть ближе к своим клиентам.

Для укрепления своих позиций в данном сегменте мы активно расширяем продуктовую линейку. Фокус нашего банка – на высоком качестве услуг и уровне сервиса. Для этого мы планируем внедрить пакетные предложения, учитывающие комплексные потребности предпринимателей в расчетных и кредитных продуктах.

Из новых продуктов мы планируем в ближайшее время запустить экспресс-кредиты для малого бизнеса со специальными клиентскими характеристиками – быстрое оформление заявок и смягченные требования к обеспечению.

Фокус на уровне сервиса мы удерживаем за счет формирования комплексной системы обслуживания клиентов малого и среднего бизнеса. В целом, мы настроены очень позитивно, планируем и в дальнейшем активно развиваться в этом направлении, так как оно является для нас приоритетным.

Ваша оценка деятельности институтов развития рынка кредитования МСБ («РосБР», гарантийные фонды)? Каких дополнительных инструментов сегодня не хватает рынку? Насколько активно банк «УРАЛСИБ» сотрудничает с институтами развития в рамках кредитования МСБ?

В целом – оценка только положительная. Роль этих институтов растет от года к году. Например, «РосБР» активно присутствует на рынке кредитования малого бизнеса, осуществляя финансирование конечных потребителей через сеть коммерческих банков-партнеров. В рамках Государственной программы финансовой поддержки МСП «УРАЛСИБ» давно и успешно взаимодействует с «РосБР». В апреле мы заключили очередной кредитный договор на пятилетний срок с ОАО «РосБР» на сумму более одного миллиарда рублей.

В регионах заметно развивается институт государственных фондов поддержки кредитования малого бизнеса. Наиболее перспективными и ожидаемыми направлениями развития этого института могла бы стать стандартизация договорной базы (единый подход к процентным ставкам по сделкам с субъектами МБ и т. п.). К сожалению, пока сам объем предоставленного фондам финансирования не покрывает потребностей предприятий малого бизнеса.

Насколько высока вероятность возврата к докризисной модели потребительского кредитования? Какие угрозы и возможности это несет для банковской системы?

– Мы не ожидаем в ближайшей перспективе возврата к докризисной модели потребительского кредитования. Банки извлекли уроки из кризиса и стали серьезнее подходить к оценке качества заемщиков. Розничные клиенты, в свою очередь, также пересмотрели отношение к «жизни взаймы», стали более осмотрительно брать кредиты и планировать расходы по выплате задолженности. Кроме того, сейчас в потребительской модели поведения населения по-прежнему превалирует склонность к сбережению, поскольку сохраняется неуверенность в стабильности будущих доходов.

Нормализация ситуации на международных рынках капитала способна привести к оттоку части крупных клиентов российских банков. Как Вы оцениваете данную угрозу и каким образом планируете удержать существующих клиентов?

– Я не думаю, что нормализация ситуации на международных рынках капитала способна привести к существенному оттоку крупных корпоративных клиентов из российских банков. Привлечение средств с долгового рынка (через эмиссию еврооблигаций) или привлечение синдицированного кредита от пула иностранных банков не исключает кредитования в российском банке. Причина кроется не только в различных целях привлечения средств, но и в условиях, касающихся «трех С»: суммы, ставки, срока кредитования.

С одной стороны, условия привлечения финансирования в больших объемах на внутреннем рынке менее привлекательны, чем на мировом рынке капитала. При этом банки дополнительно ограничены тем, что должны соблюдать обязательный норматив по максимальному размеру риска на одного заемщика (или группу связанных заемщиков).

С другой стороны, доступ к международному рынку капитала для российских компаний зачастую ограничен отсутствием (или недостаточным уровнем) у них международного рейтинга кредитоспособности. Крупные банки, включая «УРАЛСИБ», имеют кредитные рейтинги от ведущих мировых рейтинговых агентств. Поэтому банки, привлекая ресурсы для себя и используя их для кредитования, как раз могут предоставлять подобного рода финансирование своим клиентам, особенно в сегменте среднего бизнеса. Такой подход стимулирует построение долгосрочных отношений с клиентами, позволяет им развиваться и расти, и, в свою очередь, способствует формированию зрелого банковского рынка в России.

Сегодня банковский кредит играет незначительную роль в финансировании инвестиций реального сектора. Как Вы оцениваете перспективы инвестиционного кредитования в среднесрочной перспективе? Насколько банк «УРАЛСИБ» активен в данном направлении? Какие продукты готов предложить Банк рынку (в т. ч. в будущем)?

– Наш взгляд на это направление в целом позитивен. 70% кредитного портфеля российских банков – это работающие кредиты на срок свыше 1 года, их сумма составляет 10 триллионов рублей и равна объему прямых инвестиций за весь 2010 год. Снижение в 2009 году спроса на кредитование было связано именно с сокращением спроса на инвестиционное финансирование, когда клиенты замораживали свои программы и не приступали к реализации новых проектов.

Сегодня мы с оптимизмом смотрим на расширение инвестиционной деятельности в России. Во многих отраслях востребованы ресурсы на технологическое перевооружение. Спрос на инвестиционное финансирование по нашим оценкам будет ежегодно расти на 15-16%. Мы, безусловно, будем принимать активное участие в этом процессе. В 2011 году приоритетными отраслями для нас будут розничная торговля, пищевая промышленность, ТЭК, металлургия, транспорт и связь.

Какие механизмы способны стимулировать банки к более активному кредитованию инвестиций реального сектора? Насколько реалистично запустить данные механизмы на российском рынке?

– Для развития инвестиционного кредитования в первую очередь нужны долгосрочные пассивы приемлемой и предсказуемой стоимости, дефицит которых является одной из ключевых проблем развития банковской системы РФ. Второе направление развития – повышение качества проработки самих инвестиционных проектов. И, наконец, для стимулирования кредитования инвестпроектов необходимо развивать институт госгарантий, государственно-частного партнерства, софинансирования процентных ставок.

Как Вы оцениваете целесообразность введения безотзывных вкладов? Способен ли данный инструмент (хотя бы частично) решить проблему отсутствия стабильных источников долгосрочного фондирования?

– Безусловно, безотзывной вклад может стать стабильным источником долгосрочного фондирования. Прежде всего данный инструмент очень помог бы средним и мелким банкам, которые нуждаются в длинных пассивах гораздо сильнее нежели крупные банки. Вопрос упирается в то, в какой форме может быть заключено соглашение между банком и вкладчиком без ущемления прав последнего. В мировой практике понятия «безотзывный вклад» как такового нет. Но в любом случае введение подобного инструмента не даст мгновенного эффекта, поскольку все познается на практике. Пока вкладчик на своем собственном примере не поймет выгоды безотзывного вклада для себя, данный инструмент не станет популярным. Ведь ты не поймешь, холодная ли вода, пока в эту воду не войдешь.

Альтернативный вариант – депозитные сертификаты (срочный вклад с иными условиями). Клиент получает выгоду в виде более высокой, по сравнению с обычными депозитами, ставки процента. Банк – в виде надежного источника фондирования. Но, к сожалению, де-факто депозитный сертификат, как и любой депозит, остается «вкладом до востребования» и не решает проблемы нестабильности пассивов.

Развитие каких инструментов позволило бы, на Ваш взгляд, в первую очередь решить проблему с долгосрочным фондированием банков? Могли бы Вы выделить те инструменты, реализация которых более вероятна в среднесрочной перспективе?

– До последнего времени основными источниками долгосрочного фондирования для банков и российских компаний служили, как правило, облигационные размещения, синдицированные и субординированные кредиты зарубежных финансовых институтов. Привлеченных на внутреннем рынке «длинных денег» у банков немного, к тому же они в основном носят бюджетный характер и сосредоточены у ограниченного числа банков.

Кризис показал, что внешний источник на турбулентном рынке крайне ненадежен. В связи с этим снова встал вопрос внутренних «длинных ресурсах». С учетом позиции государства по созданию в России привлекательного инвестиционного климата мы ожидаем, что удастся сформировать источник такого фондирования внутри страны в будущем.

В мировой практике основным источником долгосрочных пассивов для банковской системы служат средства пенсионных фондов. Однако в нашей стране этот источник пока слабо развит, поскольку с начала запуска пенсионной реформы прошло еще мало времени. При этом доступ к пенсионным резервам, опять же, ограничен крупными банками.

Не менее значимым источником роста долгосрочной пассивной базы может быть стимулирование долгосрочных вкладов населения. Сейчас, по данным АСВ, только 8% вкладов приходится на долгосрочные депозиты (35% вкладов размещаются на срок до года, 57% – до трех лет). Для повышения привлекательности вкладов сроком свыше 3 лет государство (в лице АСВ) готово предложить гражданам более серьезные гарантии возврата средств – повышение страхового возмещения до 2-3 млн рублей. Но эти меры хоть и решают вопрос с увеличением сроков привлечения, тем не менее, оставляют открытым вопрос с отзывностью и, следовательно, стабильностью таких пассивов.

На мой взгляд, эффективным инструментов мог бы стать механизм рефинансирования банков под залог кредитного портфеля (нерыночных активов). Этот инструмент Банк России запустил еще в период кризиса, однако он так и не стал массовым продуктом. Процедура получения рефинансирования настолько растянута во времени, что об оперативном предоставлении средств речи не идет. Можно вспомнить, как в кризис банки фактически тележками везли кипы кредитных досье в ЦБ, однако анализировать всю эту гору документов было фактически некому. Да и сам регулятор в условиях кризиса не был уверен в том, что заложенные кредиты в короткие сроки не станут проблемными.

В настоящее время отношение Банка России к данному инструменту постепенно меняется, и, по моему мнению, регулятор готов на его дальнейшее развитие и усовершенствование. Но для этого необходимо разработать некие стандарты, процедуры и максимально их отработать. И банк «УРАЛСИБ» сейчас принимает активное участие в проработке данной процедуры. Если механизм удастся запустить, он, безусловно. сможет стать значимым источником длинных денег.

Охарактеризуйте ключевые источники роста ресурсной базы (средства клиентов, МБК, облигации/векселя, собственный капитал) в 2011 году и в долгосрочной перспективе. Планирует ли банк «УРАЛСИБ» провести публичное размещение акций?

– В ближайшей перспективе ключевым источником роста ресурсной базы в целом по российской банковской системе останутся средства клиентов – их доля в общем объеме пассивов к 1 апреля 2011 года превысила 60%.

С открытием внешних рынков капитала из-за более выгодных условий наверняка увеличится выпуск еврооблигаций и привлечения синдицированных кредитов. За 2010 год объемы выпущенных еврооблигаций уже выросли более чем в 2 раза по сравнению с 2009 годом.

Если говорить об «УРАЛСИБе», то в середине декабря 2010 года мы привлекли синдицированный кредит на сумму 275 млн долларов сроком на один год на выгодных для нас условиях (по ставке LIBOR + 2,5% годовых). Это стало нашим первым посткризисным привлечением за рубежом с целью финансирования внешнеторговых контрактов.

Также сейчас перед банками стоит задача по увеличению минимального капитала к 2012 году до 180 млн рублей. Соответственно, с ростом капитала у банков не только возрастет устойчивость, но и появится возможность наращивать кредитование и инвестирование.

Относительно наших планов по IPO: утвержденного решения на ближайшую перспективу нет. Однако такую возможность полностью никто не исключает. То же самое можно сказать и о планах привлечения стратегического инвестора – это достаточно длительный и серьезный процесс. Особых симпатий в пользу того или другого нет.