Войти Восстановить пароль?
ru en
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Факторинг в России

 


Интервью
КАРТА ПРОЕКТА
Факторинг в России

Морозов Александр Владимирович

– Как изменился рынок факторинга за первое полугодие 2011 года? Какие основные тенденции вы бы выделили?

– Мы не видим сильных изменений по сравнению с концом прошлого года. Все Факторы, которые нацелены на некую долю рынка, пытаются расти, в том числе и мы. Наиболее простым путем является переманивание клиентов друг у друга. Это приводит к жесточайшим ценовым войнам. По нашим данным, скоро будет установлен рекорд в цене. До нас дошли слухи о 4,5% годовых за безрегрессный факторинг. Мы тоже пытаемся лавировать, но таких цен не имеет смысла давать. Такая тенденция продолжается, и в этих условиях мы продолжаем искать новые механизмы и технологические схемы, которые эти новые компании просто не могут предложить чисто технологически.

– О каких схемах идет речь?

– Предпоставочный факторинг, страхование некрупных дебиторов с неоднозначно положительным финансовым состоянием. Мы активно работаем с региональными производителями и поставщиками, где ставки уже составляют 7-8%. Не все Факторы могут с ними работать из-за низкой обработанности рисковых схем. Мы тоже бы не хотели, но нам приходится.

– Конца этому процессу не видно?

– Нет. Естественный конец ценовых воин – рентабельность того Фактора, который предлагает факторинг за 4% годовых.

– А что происходит в регионах?

– В регионах творится примерно тоже самое – жесткая ценовая конкуренция за крупных клиентов из числа нефтяных, металлургических компаний. Говорить о том, что это региональный рынок, я бы не стал, поскольку все финансовые структуры, которые управляют этими предприятиями, находятся в Москве. Я бы не сказал, что это региональные клиенты, но и не московские. Это глобальные российские клиенты. В определенных регионах конкуренция сильная, в других регионах ее практически нет (действует 2-3 Фактора). Есть регионы с развитой промышленностью, ритейлом, а есть те, в которых мы пытались найти клиентов, но не нашли вовсе. Либо это регион, в котором вся розничная и оптовая торговля принадлежит одним финансовым группировкам, которые «факторить» нельзя, поскольку они тем или иным образом аффилированы, либо по другим причинам.

- Какие региональные подразделения из числа новых Вы оцениваете как успешные?

«Южное» пошло неплохо. Остальные на троечку оценю. Мы понимаем, что цель долгосрочная, выходить надо аккуратно на тех клиентов, которые являются потребителями наших продуктов. Надо осознавать, что это действительно полезно и поможет развивать бизнес, давать эффект. Для этого нужно, чтобы там были грамотные люди. В части регионов пока приходится работать дистанционно, потому что людей надо подобрать, обучить. Пока там единичные клиенты, но мы сеем, смотрим, как будет всходить. Если поторопиться, много дать удобрений, то все может погибнуть или получится что-то генно-модифицированное. Если мы убедились, что не сможем обеспечить должный уровень качества обслуживания, то мы можем не взять хорошего клиента.

Сейчас открываются региональные представительства, которые входят в штат департамента, но не в штат филиала. Мы стремимся к тому, чтобы внимательно изучить рынок. И если мы имеем возможность набрать качественный персонал, который обеспечит качественное обслуживание, то мы там откроемся.

– В сфере конкуренции в сегменте безрегрессного факторинга есть какие-то изменения по сравнению с прошлым годом?

– Так складывается, что сейчас регрессный и безрегрессный факторинг – 2 разных бизнеса. Идеология разная. Если регрессный факторинг – это некая устоявшаяся схема финансирования, при которой работает математическая модель, учитывающая поручительство клиента за своих дебиторов и поручительства других дебиторов за этих дебиторов. Безрегрессный факторинг – схема чисто страховая с элементом финансирования.

Если у нас имеется очень серьезный глобальный дебитор и он котируется крупнейшими Факторами, в том числе с точки зрения его устойчивости на рынке, имиджа, положения в общегосударственных серьезных программах, то там не идет речи о каком-то особенном анализе, математической модели, страховой оценке. Просто берется контракт и финансируется. Если это контрагенты более низкого уровня, то, поскольку этой модели и оценки нет, такого рода оценки положения на рынке нет, то Факторы и предложить ничего не могут.

Надежда на то, что вернутся на рынок компании, занимающиеся глобальным страхованием коммерческих рисков, в первую очередь Hermes и Coface (они ушли во время кризиса с нашего рынка). Если они зайдут снова, то, может быть, мы построим какие-то схемы, которые позволят развивать безрегрессный факторинг для относительно маленьких клиентов.

– А почему Hermes и Coface ушли, у них наблюдались какие-то убытки в России?

– И везде, не только в России. Это было для них существенно. Они существуют, но ничего похожего на «поток» застрахованных клиентов нет. По-прежнему есть отдельные проекты в основном с «дочками» западноевропейских компаний.

– А почему вы не рассматриваете российские страховые компании?

– Были предложения, но они слишком дороги.

– То есть Hermes и Coface дешевле?

– Да. Они дешевле, но связи с ними пока не развиты. Поэтому мы вынуждены увеличивать риск-менеджмент. Если раньше мы не умели оценивать какие-то средние и небольшие компании с точки зрения предложения им «безрегресса», то нам сейчас приходится активно изучать страховые методики, учитывать возможные потери, точнее рассчитывать резервы, определять рентабельность. Пытаемся оценивать некоторые отрасли, в которых не работают наши конкуренты, например строительство. В этом смысле мы развиваемся, потому что мы не сторонники либерализации нашей рисковой методики.

– Расскажите об успехах вашей компании в части IT, электронного документооборота, маркетинга и т.д.

–Мы не имеем каких-то серьезных IT решений, которых ни у кого нет. Что касается IT, то принципиальных изменений нет и не может быть, поскольку факторинговая схема довольно устойчивая.

Что касается внутренних технологий, то мы внедрили эффективную систему документооборота и планирования задач, учета всех событий, которые происходят с клиентом. Она эффективная, там клиент никуда не выпадает. Это система управления проектами. Насколько я знаю, она есть не у всех. Это технологическая автоматизированная схема. Она не относится к проведению платежей, финансированию. Система позволяет активно работать с большим объемом клиентских баз.

– А какая доля компаний имеет нечто подобное?

– 1/3 из тех, с кем я общаюсь.

- Насколько Ваше IT позволяет клиенту дистанционно оценить работу Фактора т.е. увидеть, что именно было сделано Фактором для истребования дебиторской задолженности?

- Нельзя показывать поставщику все, какую работу ведет Фактор с дебитором (верификация, напоминания), потому что в этом случае поставщик начинает хорошо разбираться в кухне Фактора. И, к сожалению, 2008 год показал, что он начинает этим очень хорошо пользоваться. Если поставщику полностью доступна система принятия решения Фактора, особенно в части отслеживания рисков, то он начинает под нее подстраиваться. И если поставщики не очень надежные, есть какие-то проблемы, то они могут использовать это против нас. Обязательно надо иметь систему, которая защищает Фактора от недобросовестных поставщиков.

– Как вы оцениваете перспективы «коробочных» продуктов?

– Этот продукт хорош тем, что он не требует больших затрат квалифицированного рабочего времени. Работа по продукту ведется в рамках стандартной схемы, которая прописана в бумагах и не требует высокой квалификации исполнителей. У нас есть такой «коробочный» продукт в регионах, где у нас не самые сильные люди, от которых не требуется серьезных знаний. Если потенциально в регионе появляется хороший клиент, нам приходится самим выезжать, разговаривать на месте, если это имеет смысл. «Коробочный» продукт – для своих специфических целей.

– А какова у вас сейчас доля «коробочного» продукта в портфеле?

– Не думаю, что более 10%. Надеемся, что нам удастся нарастить «коробочный» продукт. «Коробку» обслуживает робот, наш софт. И даже человек не требуется. Есть определенные правила работы, и их практически на 100% реализует машина. Она сама рассчитывает клиенту лимиты, проводит платежи, рассылает письма дебиторам. Все делает сама.

– Какой продукт является более рентабельным «коробочный» или индивидуальный подход?

– Рентабельность «коробочной» части выше из-за того, что издержки меньше.

– Но при этом вы не стараетесь концентрироваться на «коробках», как я понимаю?

– Я бы с удовольствием сконцентрировался на «коробках», и нас бы тут сидело 3 человека, и мы бы, образно говоря,  пили чай и смотрели в потолок. Но, к сожалению, так не получится.  Большинству клиентов необходим индивидуальный подход.

– Есть ли на рынке компании, которые интенсивно перекупают специалистов? Есть кадровый голод? Вы сказали, что в регионах трудно найти стоящих специалистов.

- Нет учебных заведений, которые бы готовили таких специалистов. Когда специалисты производятся только внутри, силами самой компании, то это означает, что их не будет хватать, не будет излишка. Если только как случилось с «Еврокоммерцем». Он подготовил много кадров, более или менее квалифицированных, и они разбрелись по рынку, и у нас тоже работают. Мы были довольны таким обстоятельством. Кризис снял некоторые проблемы. Сейчас опять ситуация плохая. Специалистов не хватает.

– С какими вызовами предстоит столкнуться Факторам в 2011–2012 годах?

– Ускорение инфляции и повышение стоимости денег. Как Факторы будут объясняться со своими поставщиками, которые попытаются повысить стоимость (а многие из поставщиков это оценивают как нелояльность к ним)? Как будут это объяснять Факторы, которые работают в низкой ценовой категории?

– А что для вас станет самым большим вызовом в 2012 году?

– Главный вызов – удержать высокие темпы роста. В прошлом году мы переделали свою структуру. Она рассчитана на 15-16 млрд руб. портфеля (к концу первого полугодия 2011 года около 10 млрд руб.). Для того чтобы увеличить портфель, мы должны что-то изменить в технологии, инфраструктуре. Я думаю, такая потребность возникнет в феврале-марте следующего года: придется оптимизировать производственные цепочки, чтобы не расти в прямой пропорции к портфелю.

– Дайте прогноз на 2011–2012 годы.

– Наш прогноз на 2011 год не изменился: рынок вырастет процентов на 50. Я думаю, что в 2012 году прирост составит около 30-35%. Нельзя забывать, что существует фактор Х – глобальные компании. У них начинает появляться интерес к факторингу. Это может удвоить или даже утроить факторинговый рынок. Это те компании, которые делают бюджет. Некоторые из них наши клиенты. Мы раньше думали, что факторинг для таких компаний невозможен. Но мы ошибались, все изменяется.