Войти Восстановить пароль?
ru en
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Михаил Мамута, Президент Российского Микрофинансового Центра

Мамута Михаил Валерьевич

-Каковы Ваши оценки объемов и  темпов роста микрокредитования МСБ в 2009 году? Прошел ли рынок свое дно?

- Рынок микрокредитования характеризуется более короткими сроками по сравнению с кредитами среднему и даже малому бизнесу. В 2009-м году в первую очередь именно по этой причине произошло  сокращение микрокредитного портфеля [1], так как из – за кризиса снизился платежеспособный спрос на кредиты со стороны микропредприятий. В банковском секторе результирующая по кредитам МСП положительная, потому что есть длинные кредиты, которые превосходят год по срокам  возврата. И даже небольшие выдачи в 2009 году хоть и медленно, но портфель увеличивали. В тоже время в микрокредитовании  срочность обычно 6-12 месяцев и кредитов, конечно, за год погашено больше, чем выдано новых. По итогам года сокращение портфеля микрофинансовых организаций составило примерно 15%.  На первый взгляд плохо, но на самом деле адекватно ситуации. Я считаю, что бороться за прирост объемов кредитования МСП любой ценой не имеет никакого смысла.   Надо понимать, чем эти цифры обусловлены, и если потребление снижается, а более 90% выручки микробизнеса создается в потребительском секторе, то как может расти объем кредитования? Это противоречит элементарной логике. Мне наоборот понравилось, что многие  микропредприятия в 2009 году заняли довольно взвешенную и аккуратную позицию. То есть они говорили: давайте мы подождем с новым займом, потому что сперва нам нужно распродать существующие остатки и понять, куда смещается потребительский спрос. Конечно, были и те, кто начинал в 2009 году новый бизнес или выходил в новые сектора, которые еще не были заняты конкурентами. Здесь, безусловно, финансовая поддержка необходима.

С точки зрения динамики рынка, основной спад пришелся на 1-2 квартал 2009 года. Где-то, примерно  с сентября он стал замедляться и к концу четвертого квартал вышел почти на горизонтальную «полку». Это дает основания полагать, что при сохранении тех же трендов в первом полугодии 2010 года возобновится рост микрофинансирования – хотя здесь многое понятным образом зависит и от макроэкономической конъюнктуры, поведения глобальных сырьевых и валютных рынков.  Сроки кредитования в первом полугодии 2009 также сократились довольно сильно, но это было сделано в целях снижения рисков. Потому что раньше предприниматели планировали на 5-6 бизнес – циклов вперед, а в период кризиса стали планировать на 1-2, максимум 3. Большие объемы товаров и сырья перестали закупать, так как опасались, что сниженный спрос не позволит обеспечить 100% реализации – пробовали понемногу с разной номенклатурой, «щупали» нишевый спрос. И такие ниши нашлись.  Оказалось, что в целом хорошо идет местная сельскохозяйственная продукция – производство и переработка – здесь сильнее всего сработал эффект импортозамещения. Неплохо выглядят бытовые услуги. То есть торговля упала, а услуги пропорционально  выросли по сравнению с прошлым годом.

В целом, такую динамику микрокредитования и поведение кредитного спроса со стороны микропредпринимателей я бы отнес скорее  к сильным сторонам этого сектора, чем к слабым. Потому что он реагирует на изменения потребления практически без задержек.  Сегодня упал спрос, завтра же бизнес снизил объемы продаж, послезавтра снизилась кредитная нагрузка. Сектор очень быстро отрабатывает изменения рынка, и, тем самым, он не накапливает  в себе больших издержек и скрытых проблем. Хотя, как следствие, на уровне микроэкономики многие предприятия в 2009 году сильно пострадали. Официальная  статистика по рынку говорит, что количество предприятий выросло за 2009 год, но мне кажется, это произошло в том числе  за счет того, что порядка 120 тыс. безработных получили стартовые субсидии для начала своего дела  и были официально зарегистрировали как субъекты бизнеса. Считать их успешными предпринимателями пока рановато. Но отрадно, что люди в условиях кризиса верят в себя, не ждут помощи от государства, а стараются опираться на собственные силы, строят свое дело. Это психологически очень важный и позитивный тренд. Благодаря достаточно  интенсивной господдержке действительно удалось удержать численность работающих предприятий на положительном уровне.  В то же время, закрытия тоже были, и есть брошенные предприятия, которые только формально остались зарегистрированные, но деятельности фактически не ведут – их не сразу увидишь.

Еще о позитивном. Правда, это уже относится к 2010 году. Где-то уже с середины февраля стало заметно возобновление роста спроса на кредиты, и в общем потребительского спроса.  Изменилась потребительские настроения  россиян: они уже готовы чуть-чуть корректировать поведенческую модель от чисто накопительской, которая превалировала в 2009 году, на смешанную накопительно - потребительскую. Посмотрим, как будет изменяться настроение потребителей дальше, но мне лично кажется, что скорей всего тренд потребления будет позитивный, но такого быстрого роста, какой  был в 2005, в 2006, 2007 годах, конечно, ждать в 2010 году неоткуда. Больше того, если проанализировать поведенческую  составляющую экономики, то есть влияние на потребление массовой психологии, то, как известно пост – шоковый синдром устраняется где-то за пару лет.  Поэтому, наверное, эта потребительская активность будет развиваться в 2010 году достаточно медленно, если не произойдет ничего из ряда вон выходящего. А вот в 2011 – дело другое. Если        макроэкономика будет подавать потребителям постоянные положительные сигналы, то постепенно результирующая их воздействия перевесит осторожность, сформировавшуюся в ходе кризисной «прививки», и рост потребления будет происходить более быстрыми темпами. Подстегнуть его могут высокие цены на нефть и газ, укрепляющийся рубль и, конечно, снижение процентных ставок по потребительским кредитам (хотя, безусловно, достичь всех этих показателей одновременно будет нелегко).

- Как сказалось такое изменение рынка на финансовом положении самих МФО?

- Мы не обобщили еще итоги 2009 года полностью, есть только экспресс – мониторинг. Поэтому я бы воздержался пока от количественных оценок. Проблемы испытали довольно многие микрофинансовые организации. И в первую очередь это коснулось кредитных кооперативов. С чем это связано?  С конца 2008 года и до марта 2009 года наблюдался заметный отток сбережений из кооперативов: люди в ожидании девальвации национальной валюты переводили деньги в доллары, а кооперативы валютные счета открывать не могут в отличие от банков. Утяжеляло ситуацию то, что на фоне снижения спроса тут же выросла просрочка.

 Но к счастью, есть один момент, который позволил эту ситуацию пройти достаточно успешно. Он состоит в том, что кооперативы коллективно управляются самими пайщиками, здесь нет внешних вкладчиков.. Кооператив все решения принимает коллегиально,  поэтому в большинстве случаев, когда такие сложности возникали, Правлением собирались общие собрания и с людьми открыто обсуждались текущие проблемы и пути их преодоления. И люди чувствовали себя инвесторами, управляющими собственными вложениями, понимали, что дальнейшее развитие событий зависит от их поведения. Такая управленческая модель очень сильно отличается от банковской, но работает достаточно эффективно. Известные же случаи с закрытием некоторых кооперативов и даже уголовными делами в отношении их руководителей, как таковые, вызваны не кризисом. Они им спровоцированы, но базовая причина состояла в неэффективном управлении или просто мошенничестве под видом кредитной кооперации. Сейчас таким явлениям дорога перекрывается, поскольку в августе 2009 года был принят федеральный закон «О кредитной кооперации», который вводит надзор на этом рынке со стороны Минфина РФ, устанавливает стандарты деятельности кредитных кооперативов, а также требует объединения кооперативов в саморегулируемые организации до середины 2011 года. Таким образом, недобросовестные участники будут вынуждены уйти с рынка, но для добросовестных создаются благоприятные условия для дальнейшего ускоренного развития.

Возвращаясь к ситуации с ликвидностью. В марте  отток сбережений закончился, а начиная с середины апреля возобновился их рост. Люди понесли деньги обратно, потому что национальная валюта стала стабильна и более того, началось снижение доллара. Значит, кооперативы в целом доверие населения сохранили. Как следствие, к осени началась обратная ситуация - переизбыток ликвидности, и сейчас основной вопрос – успешное размещение средств.

Подводя итоги, хочу сказать, что текущий кризис – это первое системное испытание для рынка микрофинансирования. И нельзя не отметить, что не получив практически ни копейки государственной поддержки, в отличие от банковского сектора, этот сектор оказался достаточно устойчив в сложной ситуации. Значит, его внутренний жизненный ресурс достаточно велик, равно как и потребность в микрофинансовых услугах.

- Какая сейчас просрочка средняя по МФО?

- По понятным причинам, рост просрочки  в начале 2009 года был быстрый, но к критическим последствиям это в итоге не привело. Где-то просрочка подросла до 20%, потому что она выросла  очень быстро, но это короткая просрочка, она не всегда развивается до полного дефолта. Со временем она может постепенно погашаться и компенсироваться новыми займами. Кстати, одним из преимуществ МФО в этой ситуации стало то, что они сразу заняли больше партнерскую позицию по отношению к должникам, чем жестко – формальную. Да, заемщики часто не могли выполнять обязательства по кредитам в полном объеме, но у этого были объективные причины -  падение спроса. Но люди живы и продолжают работать, поэтому проще платить меньше, чем не платить вообще. В большинстве случаев именно таким путем пошли, и в конечном итоге просрочку удалось удержать в приличных границах, где-то пролонгировав, где –то реструктурировав кредиты. Однако, не забывайте, что это данные добровольного мониторинга МФО – у нас нет пока сквозной статистики по всему рынку. Поэтому мы не можем сказать, что происходит в организациях, которые в мониторинге не участвовали. Вот с этого года, когда все кредитные кооперативы, и надеюсь также МФО, по закону будут предоставлять периодические сведения об основных параметрах своей деятельности, у нас появится база для более корректного анализа и обобщений.

- А риски мошенничества со стороны заемщиков и тех людей которые принимают решения о выдаче ссуд?

- Такой риск к нулю нельзя свести к нулю в принципе. Но в микрофинансировании он ниже, чем в корпоративном кредитовании  и даже чем в малом бизнесе. Почему? Надо вспомнить, что такое микропредприятия ? Это огромное  количество формально несвязанных субъектов. Каким-то образом сговориться со значительным количеством из них нечистоплотному менеджеру тяжело, будет информационная утечка.  Договориться с кем-то одним можно, но большого дохода на этом не сделаешь, потому что суммы маленькие, а риски велики. Конечно, попытки мошенничества были, но для их предотвращения существуют службы внутреннего контроля, и они достаточно быстро выявляются.  Погашения микрозаймов происходят обычно ежемесячно, поэтому очень скоро станет заметно, что у одного менеджера просрочка значительно выше, чем у других. Появятся вопросы, в чем здесь причина? И ответ очень скоро будет найден.  Конечно, теоретически возможны ситуации, когда в сговоре весь персонал во главе с руководителем. Но тут уже собственники (пайщики) должны проявлять разумную осмотрительность и внимательность – обязательно проводить внешний аудит, в том числе кредитный, а также, для больших микрофинансовых организаций, и рейтинговую оценку.

- Можете какую-то оценку дать, какая часть портфеля в целом по рынку МФО реструктуризована?

- Порядка 20%, может быть даже 25, в таком диапазоне.

- Есть ли отрасли, которые являются стоп-сигналом при выдаче займов?

- Нет, формально такие отрасли отсутствуют, все зависит от ситуации. В 2009 году, как ни странно, наиболее рисковой стала розничная торговля – из-за падения потребительского спроса в условиях достаточно жесткой конкуренции продавцов. Но зато довольно успешно развивались малые формы сельского хозяйства, особенно в южных регионах.  Платные услуги кредитовались достаточно неплохо, поскольку их удовлетворение относится к ежедневным потребностям потребителя. Где – то «выстрелило» мелкое производство, но это сильно зависело от региона.  Сказать, кто худший заемщик затруднительно, а вот хороший заемщик в период кризиса это тот, кто не бегает от кредитора, если у него наступают проблемы, а честно говорит: в прежнем объеме я гасить кредитную задолженность не могу, но в два раза медленнее, это реально – и подтверждает это цифрами. Тогда и микрофинансовая организация охотнее идет на пролонгацию договора.  

-Есть ли на рынке некий резервный пул заемщиков с хорошим финансовым состоянием, но еще не охваченный кредитованием?

Есть один резервный пул,  который потенциально интересен для микрофинансирования. Это безработные, которые получили субсидии от центров занятости или региональных администраций для начала своего дела. Конечно, сегмент рисковый и требует внимательного анализа, но в определенном смысле он даже более привлекательный, чем предприниматели, которые на рынке уже по 5-6 лет. Почему? У последних сегодня часто есть накопленные проблемы, нераспроданные  товарные запасы, просрочка по ранее взятым кредитам и т.д. А начинающему предпринимателю главное угадать с направлением бизнеса. И ему с «низкого старта» может быть проще расти, особенно с учетом базовой субсидии. В этой связи сейчас мы продумываем программу совместно с Рострудом и Опорой России. В этой схеме служба занятости дает безработному субсидию и направляет в микрофинансовые организации, работающие в регионе. Там их оценивают, проводят финансово-экономический и личностный анализ, после чего принимают решение о кредитовании. Если банк требует стаж работы не менее 12 месяцев, то в микрофинансовой организации это может быть 3 месяца – время как раз достаточное, чтобы оценить, получается ли новый бизнес или не очень, на основании расходования выданной субсидии. Но конечно, основные ожидания мы связываем с общим началом восстановления экономики в 2010 году и с тем что в микрофинансировании нет, если  можно так выразиться, «черных дыр», в которых могли бы утекать эти деньги. Потому что здесь ограничения по операциям, все займы выдаются реальному сектору. Когда - то дела идут лучше, когда –то хуже, но - по крайней мере, эти деньги не на Багамах.

 -Как сейчас обстоит дело с нормативным регулированием МФО?

- Во многом благодаря кризису, была ускорена реформа законодательства о кредитной кооперации и в итоге федеральный Закон №190-ФЗ «О кредитной кооперации» вступил в силу 4 августа 2009 года. Начался совершенно новый этап  эра в развитии кредитной кооперации.  Это звучит немного громко, но так  оно и есть. Во-первых, принятый закон - общего действия: он распространяется на все виды кредитных кооперативов по принципу экономической деятельности, а не по форме (кроме сельскохозяйственных, которые пока регулируются специальным законодательством). Что это означает? Раньше у нас был отдельно 117-ФЗ «О кредитной потребительской операции граждан» и 116 статья Гражданского кодекса, регулирующая деятельность потребительских кооперативов  в общем. В итоге, был заметный регуляторный арбитраж,  циркуляция кооперативов  из одной юрисдикции в другую в зависимости от текущей ситуации и т.д. Сейчас это устранено: кооператив может называть себя как угодно, но если он привлекает средства пайщиков и размещает их в займы, то это-  кредитный кооператив, который должен отвечать требованиям закона. Закон устанавливает 8 нормативов финансовой и экономической устойчивости, которые повышают стабильность кооперативов, их устойчивость в кризисных ситуациях. Также там очень четко прописан порядок  взаимодействия кооператива с пайщиками, процедуры входа-выхода, имущественных взносов, выделения доли имущества при выходе из кооператива, и, что очень важно - механизмы защиты пайщиков.  Все это ранее было определено только в общем, в Гражданском Кодексе, что создавало почву для неоднозначных и конфликтных ситуаций.

Более того, на рынке кредитной кооперации теперь введен государственный надзор. В конце января этого года вышло Постановление Правительства РФ, которое наделило Министерство финансов функциями регулирования и надзора в сфере кредитной кооперации. Надзор будет осуществляться следующим образом: прямому наблюдению подлежат кредитные кооперативы с числом пайщиков более 5000, кооперативы второго уровня, а также саморегулируемые организации кредитных кооперативов. Все остальные кооперативы первого уровня должны в течение двух лет с момента вступления в силу закона объединиться в саморегулируемые организации. Процесс создания таких СРО уже начался опережающими темпами. Их основная задача – обеспечивать имущественную защиту кредиторов и пайщиков кооперативов в случае банкротства последних путем создания компенсационных фондов, а также выступать органом делегированного надзора - посредником между государством и рынком. Это очень современная модель, реализованная в соответствии с передовыми тенденциями в этой области. Посмотрим, как она сработает на российской почве – при необходимости, возможно, придется ее уточнять.

Для регионов очень важно сегодня понимать, что у них есть возможность выстраивать систему самофинансирования на местах, особенно на муниципальном уровне, дешевую и эффективную. Потому что кредитная кооперация, по сути, это уникальное явление.  Она позволяет вовлечь в экономический оборот средства населения, которые просто лежат под подушками и в стеклянных банках, и направить их на кредитование как предпринимателей, так и потребителей из тех же муниципальных образований. Для малых городов и сельской местности это вообще спасение, так как банковская инфраструктура практически не может развиваться там в связи с большими издержками.

Теперь о проекте закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Планируется, что под действие закона попадут коммерческие компании, некоммерческие организации, такие как региональные фонды поддержки предпринимательства, центры микрофинансирования и т.д. Закон, на наш взгляд весьма правильный, поскольку он разрабатывался с целью поощрить развитие рынка, а не зарегулировать его. Минфин работал над ним в тесном взаимодействии  с участниками рынка, при нашем активном участии. Рассчитываем, что принятие закона позволит привлечь в сектор частные и институциональные инвестиции, снизит риски, повысит конкуренцию, а значит, будет способствовать росту эффективности технологий микрофинансирования. Он также лучше защитит потребителя через установление норм по раскрытию информации об эффективной процентной ставке, а также позволит организовать статистический учет за масштабами микрофинансовой деятельности вне зависимости от того, кто ее осуществляет – банк, кредитный кооператив или частная МФО.

-Какие уроки преподал кризис рынку?

- Кризисы – явление периодическое, в рыночной экономике (да и в плановой тоже) их устранить полностью нельзя. Можно только минимизировать их последствия, создавая различные механизмы страхования и резервирования. Для нас текущий кризис – это такое стресс-тестирование всех секторов экономики. Стали очень хорошо видны слабые места. А также адекватность и эффективность мер государства. Так вот, в финансовом сектора такие меры были, пожалуй, одними из наиболее продуманных и эффективных. Система выдержала, выявив при этом ряд проблем.  В микрофинансировании это - Недостаточная квалификацию руководителей, во - первых, потому что многие привыкли жить в условиях постоянного роста на протяжении семи лет и просто психологически не понимали, как себя вести, когда наступает спад. Вторая проблема  - отсутствие до прошлого года стандартов. И это, тоже привело к определенным сложностям, потому что где-то сами пайщики выбрали для кооперативов слишком рискованную политику. То есть, например, вкладывали все деньги в два больших проекта. Это были коллективные решения, но они не были финансово продуманными. Микрофинансовые организации не должны заниматься крупными проектами. Это совершенно не их рынок и не их задачи.

Общий урок для всех - не надо отрываться от реальности. Это не только к МФО, это ко всем относится. Сложилось в прошлом мнение, причем транслируемое и на высоком уровне, что рост экономики будет вечным. Нефть за 100 долларов, 150, 200 и так далее. Некая иллюзия благополучия, которая рухнула за три месяца. Мы вновь убедились в ходе кризиса, насколько мы зависим от внешней сырьевой конъюнктуры. Это хороший урок. Нужно делать выводы, переносить акцент на развитие внутреннего  потребления, внутреннего спроса. Нельзя ориентироваться только на  внешние рынки, тем более, если весь фокус экспорта сосредоточен в трех секторах экономики.

-Как Вы бы оценили действия государства на рынке?

 -  В целом то, что господдержка микрофинансирования есть - это большой шаг вперед. Мы  считаем совершенно правильным, что Министерство экономического развития РФ включило это направление в число приоритетов поддержки малого бизнеса, особенно с учетом кризиса и проблемы безработицы. Выделяются достаточно приличные деньги на микрофинансирование. В прошлом году 2 млрд.рублей, в этом году МЭР озвучил, что для них микрофинансирование это приоритет практически номер один. Планируется выделить регионам дополнительные ресурсы. Мы совместно разрабатываем сейчас стандарты деятельности для центров микрофинансирования, получающих государственные средства, чтобы постепенно привести их деятельность к некоторому единству. Но это мягкие стандарты, они дают регионам возможность учитывать региональную специфику, так как она может быть весьма серьезна.

Но все-таки надо понимать, что микрофинансирование - это в первую очередь финансовая деятельность, а уже потом социальные программы. Это не субсидии, которые можно выдать по формальным признакам, и забыть про них. Микрозаймы надо собрать обратно, и выдать снова. А для этого нужно, чтобы персонал умел проводить финансовый анализ, умел отслеживать риски, умел контролировать заемщиков, умел работать с просрочкой. Вопрос технологий и компетенции персонала МФО сегодня - это вопрос номер один. Мы начали совместно с Минэкономразвития РФ и Высшей школой экономики проводить тренинги для получателей бюджетных ресурсов и считаем, что переподготовку надо сделать обязательным условием получения дополнительного финансирования из бюджета. Нужно избежать возможного негативного сценария, когда в выданных микрозаймах будет большая доля просрочки, чтобы не возникло впечатления, что это дефект системы, тогда как на самом деле это проблема компетенции и квалификации персонала.

-Что можно было бы улучшить?

- То, как распределяются бюджетные деньги. Сегодня они все идут только в портфель государственных микрофинансовых организаций,  то есть организаций, которые создаются при обязательном участии региональных органов власти. Мы обсуждаем с Минэкономразвития изменение этого подхода. Во-первых, надо перейти от механизма фондирования только государственных МФО к механизму фондирования всех МФО на конкурсной основе. Пусть побеждает лучший. Это повышает конкуренцию и эффективность программ. Для того чтобы этот механизм запустить, нужен закон о микрофинансировании, потому что он устанавливает стандарты, отчетность и принципы мониторинга МФО – проще отслеживать целевой характер расходования бюджетных средств. Второе – государственные МФО должны постепенно становиться микрофинансовыми организациями второго уровня. Они должны финансировать не предпринимателя, а частные микрофинансовые организации, которые работают на первом уровне. Тем самым исключается конфликт интересов между государством и частной системой микрофинансирования, более того, развитие последней поощряется. Конечно, такой переход мог бы происходить постепенно, в течение нескольких лет, с учетом темпов роста рынка частных микрофинансовых организаций. Единственное, где, на мой взгляд, роль государственных МФО важна  и будет важна всегда - это поддержка каких-то особо рискованных групп предпринимателей, которые по рискам не проходят в стандартную модель. Например – малые инновационные проекты, предлагаемые новыми компаниями. У нас есть очень хороший пример, это французская программа ADIE (Ассоциация за право на экономическую инициативу). Крупнейшая в Европе микрофинансовая сеть, действующая с 1989 года. Она специализируется на кредитовании именно стартапов из числа безработных, переселенцев, кого-то еще  и уровень возвратности там 92%. Это колоссальный успех, потому что уровень выживаемости бизнеса в среднем в первый год   60%. То есть ADIE настолько хорошо умеет отбирать проекты,  что там уровень выживаемости на треть выше, чем в среднем по рынку. Мы считаем, что этот опыт неплохо взять на вооружение и в России.

-Как вы оцениваете роль ВЭБ/РосБР?

- Мы признательны за то, что Внешэкономбанк вместе с РосБР организуют специальные программы кредитования для микрофинансовых организаций. Это мягкие займы, мягкие в том плане, что они дешевле рыночных. Для микрофинансирования ставка в прошлом году была 13-14% годовых. Это неплохо, потому что с рынка кооперативы привлекали сбережения  под 17-20%. В прошлом году было освоено не так много лимитов, потому что программа начала выдавать деньги фактически только в сентябре, там буквально до десяти сделок было, но на миллиард рублей кредитных соглашений, кажется, подписали. В этом году лимит выше – до 4 млрд. рублей. Это достаточная цифра, чтобы существенно повлиять на предложение на рынке и на снижение процентных ставок для низкорентабельных секторов малого бизнеса. Надеемся, что в этом году будут также приняты стандарты кредитования микрофинансовых организаций второго уровня – это позволит обеспечить доступность кредитов РосБР для небольших МФО в малых городах и на селе.

-Каким, по Вашим оценкам, станет 2010 год для рынка?

Сценарий, который мне кажется наиболее реалистичным - это рост экономики, но достаточно аккуратный и осторожный. Восстановление объемов кредитования будет двигаться за  восстановлением спроса. Таким образом, можно  ожидать, что к концу 2010 года, при всем хорошем, объем портфеля микрозаймов будет на уровне конца 2008 года. Но, пожалуй, одна из важнейших задач микрофинансирования на 2010 год - это поддержка  стартапов. Люди, которые получают сегодня субсидии на старт своего дела, не должны попасть после этого в финансовую «яму». Им нужно обеспечить доступ к рабочему капиталу и проложить мостик к банковскому кредитованию. Мы обязательно будем делать акцент на этом и на развитии соответствующих кредитных технологий, поскольку очевидно, что программы кредитования вчерашних безработных более сложные, чем уже действующих предпринимателей.

Кроме того, думаю, что на рынке микрофинансирования появятся новые интересные имена. Во– первых, принятие закона привлечет крупных инвесторов. Во – вторых, «дозреют» некоторые банки. Мы постараемся этим процессам помочь в меру своих возможностей и функционала.

 


[1][1]Здесь и далее – анализ на основании данных ежеквартального антикризисного мониторинга сектора небанковского микрофинансирования, проводимого РМЦ в 2009 году