Войти Восстановить пароль?
ru en
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Проект «94-ФЗ: как улучшить закон»

 


КАРТА ПРОЕКТА
Проект «94-ФЗ: как улучшить закон»
Лаврова Татьяна Аркадьевна

– На Ваш взгляд, являются ли предусмотренные законом виды финансового обеспечения достаточно эффективным инструментом защиты интересов государственных заказчиков?

– Такие формы финансового обеспечения, как банковская гарантия и залог денежных средств, – да. Что же касается страхования ответственности и поручительства, то здесь есть ряд вопросов. Единственное требование к поручителям, которое содержится в законе, – размер поручительства не может превышать 10% от размера собственных средств поручителя. При этом не ограничена максимальная сумма выданных поручительств. Так что поручителем может стать «пустышка», «накаченная» векселями, которая в принципе не способна исполнить свои обязательства. Я думаю, что государственные заказчики могут столкнуться с такой ситуацией если не сейчас, то в будущем, когда такие схемы начнут активно использоваться, и когда под них будут создаваться такие компании-поручители.

Что же касается страхования ответственности по государственным контрактам, то здесь несколько иная ситуация. Все участники страхового рынка имеют лицензии и соответствуют всем требованиям законодательства, и «пустышек» среди них нет. Однако факт остается фактом: выплаты по страхованию ответственности по госконтрактам сегодня составляют менее 3% от размера собранной премии. Причем сборы по этому виду страхования достаточно большие – за 9 месяцев 2009 года они составили порядка 3 млрд рублей. Из этого можно сделать вывод, что этот инструмент не работает.

– В чем кроется причина такой ситуации?

– На мой взгляд, основная проблема заключается не в страховых компаниях, а в том, что страхование ответственности в принципе не может использоваться в качестве обеспечения исполнения обязательства. Страхование ответственности по своей природе предназначено в первую очередь для защиты интересов страхователя, а не государственного заказчика. Так, объектом страхования ответственности являются имущественные интересы страхователя, связанные с его обязанностью возместить причиненные третьим лицам убытки. И этот страховой продукт направлен на защиту именно страхователя. Поэтому ни о каком регрессе к страхователю при страховании ответственности речи быть не может.

Что у нас получается на практике? Вот банальный пример из жизни. Был заключен контракт между поставщиком и государственным заказчиком на поставку импортной продукции. И товар задержали на таможне из-за каких-то формальностей. Соответственно, поставщик не смог соблюсти сроки контракта. Заказчик, имея гарантию неисполнения, может пойти в банк или в страховую компанию и получить возмещение тех убытков, которые он понес вследствие неисполнения контракта. Допустим, страховая компания выплачивает возмещение. Затем товар, наконец, растамаживают, и он попадает страхователю, который уже получил от госзаказчика аванс. Эти деньги остаются у него, поскольку вернуть их заказчику он не может, заказчик уже возместил свои убытки из средств обеспечения. Получается, страхователь остался и с деньгами, и с товаром – неосновательное обогащение. Если бы в этой схеме фигурировало не страхование ответственности, а банковская гарантия, то затем банк заявил бы регрессное требование к поставщику. И имела бы место совершенно нормальная ситуация, когда и госзаказчик удовлетворен, и финансовая схема хорошо сработала бы. При страховании ответственности это невозможно в силу того, что здесь отсутствует возможность регресса, поскольку мы защищаем интересы страхователя, а не третьих лиц.

Еще один очевидный минус страхования как формы обеспечения – это достаточно условный инструмент. Обусловлено страхование объемом покрытия и исключениями – законодательными и договорными. Так, например, в силу закона мы не можем выплатить возмещение, если страховой случай наступил в результате умышленных действий нашего страхователя. В случае с госзаказом, недобросовестное умышленное поведение поставщика; это один из рисков, от которого должно быть застраховано государство. Еще одно ограничение – это возмещение пеней, штрафов и неустоек, в том числе и зачетной неустойки, которая идет в счет возмещения убытков, так как страховщик по закону возмещает только убытки. Плюс ко всему страховщики прописывают различные исключения в договоре страхования, которые вытекают из желания ограничить объем покрытия.

Понятно, что для подрядчика зачастую главное – это получить госконтракт, и ему важно формально выполнить установленные законом требования, в том числе к обеспечению. Поэтому и покупаются полисы, не предоставляющие реальной защиты. Именно поэтому они стоят очень дешево – гораздо дешевле, чем банковская гарантия. С одной стороны, для мелкого и среднего подрядчика это здорово, ведь далеко не все могут получить банковскую гарантию и тем более найти поручителя или задепонировать средства. Но с другой стороны, система-то не работает.

И сейчас это уже очевидно всем. Страхование ответственности уже не применяют при проведении электронных аукционов, государственному заказчику предоставили право вообще исключать страхование из перечня возможных форм обеспечения. Но этим все и ограничились, поскольку в противном случае средний и малый бизнес оказался бы не у дел и лишился возможности участвовать в госзакупках.

– Какими минусами страхование ответственности за исполнение госконтрактов обладает для самого страховщика?

– Невозможностью качественного размещения. На Западе такие риски перестраховать нельзя. Что же касается российского рынка, то реальные объемы перестрахования – это максимум 0,5 млрд рублей. И это оптимистическая оценка с учетом облигаторов. Факультативно же риски госконтрактов сейчас вообще принимают единицы. В итоге, страховщику либо приходиться закрывать глаза на возможные последствия и брать на себя риск, надеясь, что ничего не случится, либо, и такие случаи тоже есть, требовать от страхователя при покупке полиса написать письмо о расторжении договора страхования с «открытой датой». Потом эти письма запирают в сейф и достают, если происходит страховой случай. Ничего другого с рисками на несколько миллиардов рублей сделать просто нельзя.

– Какие альтернативы можно предложить?

– Страховое сообщество вышло с предложением создать новый страховой продукт, аналогичный тому, что существует на Западе. Это страховые поручительства, которые, с одной стороны, имеют признаки обычного поручительства, а с другой – являются страховой операцией. На наш взгляд, это было бы разумным выходом, который позволил бы получить доступ к гарантиям и среднему, и мелкому бизнесу, но одновременно превратил бы страхование как форму обеспечения исполнения госконтрактов из профанации в работающий механизм. Хотелось бы отметить, что у финансового обеспечения исполнения государственного контракта, помимо защиты интересов заказчика, есть еще одна ключевая функция – это предварительная квалификация поставщиков со стороны страховых компаний. Сейчас в 99% случаев никакая предквалификация страховщиками не проводится. Приходит страхователь и говорит: нам завтра нужен полис, кто продаст дешевле? И четыре-пять компаний, которые конкурируют в этом сегменте рынка, начинают сбивать цену. Конечно, за такие деньги и за такое время страховая компания не будет оценивать ни финансовые возможности клиента, ни его материально-технические возможности исполнить контракт, ни репутационные риски. Хотя, по замыслу законодателя, именно поручитель должен проводить предварительную квалификацию, которую исключили из закона 94-ФЗ. И если страховщик видит, что компания не обладает достаточными ресурсами для исполнения госконтракта, то он, в принципе, должен отказать ей в предоставлении финансового обеспечения. Не взять с него увеличенную премию в связи с повышенным риском, а именно отказать. И в этих условиях неквалифицированные поставщики должны автоматически уйти с этого рынка. Но этот механизм заработал бы только в том случае, если от страхования ответственности мы бы пришли к такому более правильному и логичному инструменту, как страховые поручительства.

– А почему нельзя все это реализовать в страховании ответственности за нарушение договора? И почему бы страховщикам не предоставлять простые поручительства или банковские гарантии? Ведь они имеют на это право?

– Как я уже говорила, существуют, по крайней мере, два важных обстоятельства: страховые поручительства предоставляют возможность регресса и возможность перестрахования.

Банковская гарантия – непрофильная для страховой компании операция, сумма выданных банковских гарантий законодательно ограничивается 5% активов, этого явно недостаточно. Простое поручительство абсолютно неподконтрольно ФССН, кроме того, особенности налогообложения и невозможность перестрахования делают этот бизнес неинтересным для страховщиков. Допускаю, что поручительства могут даваться аффилированным структурам или крупным корпоративным клиентам, но на рынок – нет.

Кроме того, в отличие от страхования ответственности по госконтрактам, предоставлением страховых поручительств на Западе занимаются. Больше в Америке, меньше в Европе. Но потенциальная перестраховочная емкость у этого продукта есть. Поэтому страховое поручительство даст страховщику возможность более качественно подходить к оценке риска. Этот продукт предполагает совершенно иные принципы андеррайтинга, нежели при страховании ответственности. Здесь андеррайтинг больше похож на оценку кредитных рисков банками. Речь идет о выделении кредитных линий для каждого клиента, оценке и прогнозе его финансового состояния, материально-технической базы для выполнения контракта. Однако ввести у нас страховые поручительства довольно сложно, поскольку это потребует внесения изменений в основополагающие нормативные акты, в частности в Гражданский и Налоговый кодексы. И пока государство не заинтересуется в такого рода продукте, ничего сделать не получится.

– Поставщиков по госконтрактам тысячи. Готовы ли страховщики взвалить на себя такую нагрузку, ведь сегодня страховые компании не обладают необходимыми для этого ресурсами?

– Пока таких ресурсов нет ни у одной страховой компании, поскольку нет самого бизнеса. Сейчас ответственностью по госконтрактам обычно занимаются один-два человека, у которых есть только компьютер и принтер. Но если компании будут заинтересованы в качественной оценке рисков, так как им придется 100% отвечать по своим обязательствам, они найдут под это ресурсы. Или уйдут с рынка. Просто количество заменится качеством.

– На Ваш взгляд, целесообразно ли ввести квалификационный отбор финансовых организаций, которые могут предоставлять обеспечение исполнения госконтрактов?

– ФАС категорически против этого. Позиция ФАС сводится к тому, что единственным требованием к страховым компаниям является наличие лицензии, соблюдение тех правил, которые установлены законом. За выполнением этих требований следит регулятор рынка. Все остальное – это ограничение конкуренции. Но есть один важный момент. Когда речь идет о добровольном страховании, страхователь, прежде чем заключить договор со страховой компанией, посмотрит на опыт работы, квалификацию, размер собственных средств и другие основные показатели страховщика. И в компанию, которая занимается исключительно схемами, он не пойдет. Но когда речь идет об «обязаловке», основная цель страхователя – формально выполнить требование о страховании. Для него полис – просто доступ к торгам, и ему все равно, к кому идти. Поэтому заинтересованным лицом в данном случае является не страхователь, а госзаказчик. И по этой причине введение каких-то квалификационных требований к страховым компаниям в данном случае было бы разумным. Мы в рамках Национального комитета страховщиков ответственности пытались выйти с инициативой введения ограничения хотя бы по размеру собственного удержания на один риск – не более 10% от собственных средств. Затем эта инициатива трансформировалась в требование к поручителям. Но такого требования к страховым компаниям так и не появилось. Вместе с тем не секрет, что некоторые компании берут на себя риски, которые многократно превышают размер собственных средств, и такие компании гарантированно будут неспособны исполнить обязательства по крупным убыткам.

– Критики закона говорят, что финансовое обеспечение является недостаточно эффективным инструментом защиты интересов госзказчика, поскольку оно не покрывает весь возможный ущерб, вызванный неисполнением контракта. Может ли финансовое обеспечение покрыть и риск косвенного ущерба?

– Может. Но если мы говорим об обеспечении исполнения контракта, то приоритетом должно являться именно исполнение, а не возмещение убытков. То есть государственный контракт в первую очередь должен быть исполнен, и государство должно приложить для этого все усилия. Когда мы перекладываем всю ответственность на страховые компании, это дестимулирует и государственных заказчиков, и поставщиков. Финансовое обеспечение – это всего лишь инструмент возмещения убытков, а не стимул к исполнению контракта. Стимул к исполнению – это неустойки, штрафы. Кроме того, такие косвенные убытки должны быть документально подтверждены, а это не всегда возможно.