Войти Восстановить пароль?
ru en
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Антон Шпилев, исполнительный директор НПФ КИТ Финанс

Антон Шпилев

– Какие уроки вынес рынок НПФ из событий 2008-2009 гг.? Как это влияет на дальнейшее развитие накопительного элемента пенсии?

– Кризис показал, что пенсионный рынок системно не защищен от падений фондового рынка и нуждается в доработке институциональных механизмов обеспечения сохранности средств на случай экономических потрясений. Гарантии, вытекающие из ограничений по структуре инвестиционных портфелей или даже закрепленные в договорах с УК, в условиях глобального кризиса, к сожалению, не работают.

В то же время, стало очевидно, что те участники рынка, которые придерживались консервативной инвестиционной политики, не так сильно пострадали в сложных экономических условиях, и уже в 2009 году на фоне роста индексов им удалось отыграть последствия 2008 года. Напротив, те, кто сильно рисковал, вкладывая средства преимущественно в рисковые активы, понесли серьезные убытки и не восстановились до сих пор. Это свидетельствует о необходимости усиления роли риск-менеджмента на уровне конкретных НПФ и УК.

Что касается влияния на рынок, на мой взгляд, события 2008-2009 годов в меньшей степени повлияли на сегмент пенсионных накоплений. Клиенты продолжают активно переходить в частный сектор, преимущественно в НПФ. Сложнее ситуация обстоит в сегменте добровольного пенсионного обеспечения, в который взносы поступают либо из собственных средств граждан, либо из активов их работодателей. С учетом падения доходов, эта часть пенсионного рынка сейчас стагнирует.

Возможно, это звучит парадоксально, но влияние кризиса на перспективы развития рынка пенсионных накоплений мы оцениваем положительно. Мы надеемся, что системные проблемы, которые выявил кризис, начнут решаться при активной поддержке государства. А усиление взаимодействия между НПФ и УК, в части инвестирования средств, и развитие системы риск-менеджмента будут способствовать повышению качества инвестиционного процесса, что скажется на его результатах и дальнейшем росте активности граждан.

– Каковы с вашей точки зрения перспективы развития системы НПФ в 2010-2012 гг?

– Сегменты рынка услуг НПФ будут развиваться по-разному. Рынок добровольного пенсионного обеспечения, на наш взгляд, будет медленно восстанавливаться вслед за постепенным ростом платежного спроса со стороны работодателей и граждан. Рынок обязательного пенсионного страхования (ОПС), напротив, продолжит активно развиваться. По итогам 2009 года более 2,2 млн. человек перевели свои пенсионные накопления из ПФР в НПФ, а общее число клиентов НПФ составило уже 7,8 млн. человек, что составляет почти 20% от числа активных участников накопительной пенсионной системы, за которых работодатели уплачивают соответствующие взносы (граждане 1967 г.р. и моложе). При этом большинство НПФ отыграли потери прошлого года и достигли хороших финансовых показателей, в среднем около 20% в 2009 году, почти в 2 раза обогнав инфляцию и на порядок - результаты государственного управляющего. Это, безусловно, будет способствовать привлечению новых клиентов и станет стимулирующим фактором для дальнейшего развития НПФ на рынке ОПС.

В целом систему НПФ ожидают укрупнение, консолидация и концентрация активов. С рынка будут уходить небольшие корпоративные фонды, поскольку их содержание слишком дорого обходится учредителям. Уже сейчас мы видим значительное оживление активности крупных игроков и рост количества сделок M&A. Эта тенденция сохранится и в будущем: крупные фонды будут поглощать мелкие, а также привлекать их активы путем перевода пенсионных программ.

– Каких ключевых событий следует ожидать?

– Для нас очень важно понять, к каким решениям приведет возникшая дискуссия по поводу взаимоотношений НПФ и УК, системы обеспечения гарантий исполнения пенсионных обязательств в условиях нестабильности финансового рынка. Мы ожидаем появления новых, в том числе, законодательных инициатив, направленных на решение данного вопроса.

Большой интерес также представляет концепция реформирования накопительных пенсий, предложенная Министерством здравоохранения и социального развития. По информации из министерства, согласование и доработка материалов, а также оформление самого законопроекта завершится через год. Думаю, что появление и обсуждение такого законопроекта можно считать одним из ключевых событий для рынка НПФ.

Еще одно важное событие, влияющее на рынок НПФ, это замена ЕСН страховыми взносами с 2010 года и увеличение размера данных взносов с 26% до 34% в 2011 году.

– Каким будет влияние на рынок замены ЕСН страховыми взносами? Как повлияет эта замена на формирование накопительной части пенсии?

– Переход на страховые взносы может позитивно повлиять на рынок пенсионных накоплений, поскольку улучшит сроки движения пенсионных средств. Деньги не будут проходить через налоговые органы, станут быстрее поступать в ПФР, персонифицироваться и передаваться в НПФ. По предварительным данным коллег из ПФР, уже в 2011 году мы начнем получать пенсионные накопления наших клиентов всего с трехмесячным лагом после поступления средств от работодателя в ПФР. Это огромная положительная разница по сравнению с тем, как это происходит в настоящий момент. Сегодня мы можем до 15 месяцев ожидать перевода средств клиента из ПФР с момента заключения договора и уплаты взносов работодателем.

Для нас важно, что в результате этого ускорения выиграют клиенты НПФ, поскольку их средства теперь не будут больше года находиться во временном размещении, где доходность и сами средства съедаются инфляцией.

– Какова ваша точка зрения относительно перспектив введения пруденциального регулирования НПФ? Какие нормативы было бы целесообразно установить?

– Законодательно установленные нормативы в регулировании деятельности пенсионных фондов уже присутствуют. Установлены минимальные ограничения по размеру имущества для обеспечения уставной деятельности НПФ, нормативы отчислений на формирование страхового резерва, необходимость ежегодной оценки актуарного баланса, правила инвестирования пенсионных денег, требования к НПФ, работающим на рынке ОПС, по количеству клиентских счетов и дополнительные требования к размеру ИОУД.

В профессиональной среде обсуждаются и дополнительные предложения. Например, есть идея постепенно ввести нормативное соотношение ИОУД и размера привлеченных обязательств НПФ. Эта мера могла бы прибавить устойчивости фондам, но является весьма жесткой по отношению к их акционерам.

На мой взгляд, действующих сегодня нормативов пока достаточно.

– Какова ваша точка зрения относительно возможности создания гарантийных механизмов в системе НПФ? Какие формы должны принимать такие механизмы?

– Необходимость создания гарантийных механизмов стала очевидна после событий 2008 года. Если бы на рынке НПФ существовала система страхования, подобная системе страхования банковских вкладов или гарантийным фондам у страховщиков, ее участникам в сложной экономической ситуации вполне возможно удалось бы сохранить деньги клиентов и не уйти в минус.

По формату это могут быть как частные гарантийные системы, так и системы, созданные с участием государства или на базе его структур. Если повысить планку для участников этой системы, я думаю, взносы в ее функционирование могли бы делать сами НПФ. С другой стороны, было бы честно, если бы издержки на финансирование гарантийных механизмов оплачивали также клиенты в определенной пропорции, например, за счет части полученного инвестиционного дохода, и их работодатели, уплачивая небольшой процент дополнительно к взносам.

В случае глобальных кризисных явлений в гарантийной системе должно участвовать государство. Пенсионные обязательства НПФ, прежде всего, в рамках накопительной части трудовой пенсии, являются, по сути, государственными социальными обязательствами, а рынок НПФ – это часть пенсионной системы страны.

В любом случае, подготовка ответов на вопросы о том, кто будет платить взносы в гарантийные системы, кто будет ими управлять и т.д. – прерогатива государства.

– Существует мнение, что одной из причин медленного развития пенсионного рынка является его низкая привлекательность для инвесторов. Какие шаги следует предпринять, чтобы повысить привлекательность пенсионного бизнеса?

– Пенсионный бизнес очень капиталоемкий, особенно если акционер ставит задачу привлечения клиентов в НПФ на открытом рынке. Для того чтобы выйти на окупаемость, нужно, по экспертным оценкам, от пяти до семи лет. Но при этом, на мой взгляд, пенсионный бизнес является достаточно привлекательным для тех инвесторов, которые вкладывают деньги в длинные финансовые инструменты. Инвестиционный проект позволяет аккумулировать большие финансовые ресурсы и затем получать прибыль в длительной перспективе. Кроме того инвесторы, которые сегодня вкладывают деньги в пенсионные проекты, находят способы повышения привлекательности данных инвестиций через создание пенсионных администраторов и нивелирование тем самым некоммерческой формы деятельности НПФ.

– Какой вы видите идеальную организационно-правовую форму НПФ?

– Не думаю, что существует идеальная орагнизационно-правовая форма НПФ, но полагаю, что более удобной как для акционеров, так и для клиентов была бы форма коммерческой организации социального обеспечения.

Сейчас конкурентная ситуация на пенсионном рынке видится в основном лишь в плане борьбы за клиента. Сущностные отличия одного НПФ от другого определить порой достаточно сложно даже профессионалам. При этом НПФ как альтернатива государственному пенсионному фонду должны отличаться между собой, прежде всего, не инвестиционными результатами, а продуктами и сервисным возможностям для клиентов.

Именно коммерческие организации, как правило, развивают новые интересные продукты, технологии обслуживания и взаимодействия с клиентами. Соответственно, изменения организационно-правовой формы НПФ были бы весьма полезны для рынка в целом и могли бы положительно повлиять на удовлетворенность клиентов уже в среднесрочной перспективе.

– Какие недостатки, с Вашей точки зрения, существуют у формы некоммерческой организации социального обеспечения?

– Главный недостаток существующей формы НПФ с точки зрения потенциального инвестора заключается в сложности оценки этих инвестиций. И это несмотря на то, что финансирование деятельности НПФ является весьма затратным.

НПФ характеризуют установленные законом некоммерческие принципы деятельности, инвестор не может инвестировать в акционерный капитал фонда на принципах возвратности, к НПФ не применимы стандарты МСФО. В то же время у данной организационно-правовой формы весьма непростое правовое регулирование, поскольку НПФ одновременно является НКО, фондом, социальной организацией, институтом финансового рынка и т.д.

Для дальнейшего развития пенсионного рынка было бы здорово предусмотреть возможность существования и коммерческой, и некоммерческой формы НПФ и посмотреть, какая из них работает лучше с точки зрения удовлетворения потребностей клиента.

– Какие меры, с Вашей точки зрения, было бы целесообразно предпринять для решения проблемы низкого интереса населения к накопительной части пенсии?

– Я не думаю, что эта тема неинтересна населению. Социологические опросы, как правило, свидетельствуют об обратном. Просто граждане мало знают о своих возможностях, плохо понимают устройство пенсионной системы и в основной массе проявляют пассивность. Основная причина заключается, на мой взгляд, в сложности самой пенсионной системы и ментальных особенностях россиян. У нас слишком долго не было традиции самостоятельного финансового обеспечения своего будущего. Несмотря на то, что уже в царской России существовали частные пенсионные системы для железнодорожников и военных, история деятельности НПФ в стране насчитывает всего 17 лет. Это очень небольшой период, к сожалению. Нужно помнить о том, что система государственных пенсий появилась в Советском Союзе только в конце 50-х годов, а пенсии колхозникам стали выплачиваться лишь в середине 60-х и отношение населения к пенсии формировалось именно как к долгожданной обязанности государства. В силу инерционности социального развития довольно сложно сегодня рассчитывать на высокую скорость переориентации на накопительные принципы формирования трудовой пенсии и личную активность граждан в переводе ее накопительной части в частные институты.

Усилить эту активность помог бы комплекс мер государственной политики по информированию населения и повышению финансовой грамотности, а также использование возможностей частного рынка. НПФ и, с недавнего времени, ПФР проводят довольно активную работу по информированию граждан, которая уже привела к определенным результатам. Мы надеемся, что информационная работа государства будет только нарастать, а с ростом спроса на добровольные пенсионные продукты возрастет и рекламная активность участников рынка.

– Каковы перспективы программы софинансирования? Как Вы оцениваете ее потенциал?

– Программа интересная и перспективная, но для ее развития также требуется совместная работа государственных и частных структур по дополнению и изменению законодательства для развития платежных сервисов. Пока нам сложно оценивать ее потенциал, в том числе, по причине нерешенности процедурных вопросов.

Вот пример. Если полностью соблюдать установленные нормы, для проведения самостоятельного платежа по программе софинансирования клиенту нужно не только посетить кредитную организацию, но и отделение ПФР по месту жительства, чтобы передать туда документ об уплате взноса. По закону это обязанность клиента. Это требование сильно усложняет проведение платежей и делает невозможным использование гражданами способов уплаты взносов через системы моментальной оплаты или Интернет. Бухгалтерии компаний-работодателей в удержании взносов из заработной платы, по словам наших клиентов, зачастую отказывают. В результате, платежная активность участников программы пока довольно низка.

– Как эта программа способна повлиять на структуру рынка?

– Программа софинансирования предполагает добровольное вложение средств в накопительную часть пенсии, которая формируется в основном за счет отчислений работодателей и является обязательной по своей природе. Соответственно, в системе обязательного пенсионного страхования появился добровольный элемент, что вводит в нее некую двойственность.

Наверное, правильнее изначально было бы реализовать такую программу на базе НПО и софинансировать пенсионные взносы клиентов в НПФ. Добровольный рынок существует уже с 1992 года и насчитывает несколько миллионов клиентов - это поддержало бы и придало ему новый импульс развития. С вводом системы софинансирования на базе ОПС государство решило для себя вопрос отслеживания и учета денег через ПФР, но на развитие пенсионного рынка это уже повлияло не лучшим образом. Добровольный рынок, созданный НПФами, оказался не востребован при вводе программы и сегодня находится в сложной ситуации. Однако рынок НПФ достаточно гибкий и появление программы вызвало изменение структуры предложения пенсионных продуктов. Сегодня НПФ используют программу софинансирования как драйвер роста привлечения клиентов по ОПС. Доходность частных фондов как аргумент перевода пенсионных накоплений особенно важна для тех клиентов, которые готовы платить теперь уже свои деньги в накопительную часть. При этом продукты НПО сегодня мы, например, рассматриваем как продукт для более состоятельных людей, которые могут откладывать на будущее больше 12 тысяч руб. в год.

– В 2009 г. были расширены возможности НПФ по инвестированию пенсионных резервов. Каково Ваше отношение к этой новации?

– В 2009 году государство дало возможность НПФ практически 80% резервов размещать самостоятельно. Для НПФ, которые в 2008 году оказались в убытке, была важна возможность вывести деньги из рисковых активов и вложить их в более надежные инструменты.

Эта новация стала довольно позитивной и востребованной на коротком отрезке, поскольку позволила фондам переложиться в депозиты банков, которым также очень нужны были деньги и поэтому ими были предложены хорошие ставки. Сегодня ситуация меняется в сторону снижения ставок и вряд ли их текущие уровни устроят НПФ.

В целом для рынка эта мера не является достаточной. НПФ не готовы к самостоятельному размещению средств. Основная проблема заключается в отсутствии гарантийных механизмов инвестирования и необходимости расширения инвестиционных возможностей как для НПФ так и УК.

– Какой порядок взаимоотношения с УК Вы считаете оптимальным?

– Привлечение в ДУ нескольких управляющих компаний позволяет на условиях конкуренции улучшить качество инвестирования. Поэтому использование УК в качестве инвестиционного департамента фонда сужает возможности НПФ (если только фонд не владеет несколькими УК). Кроме того, такой контроль над УК может себе позволить далеко не каждый НПФ.

Я думаю, что оптимальным способом является выбор инвестиционных продуктов той или иной УК на основе тендера и работа с инвестиционными декларациями по договорам ДУ. Безусловно, как на старте, так и в процессе инвестирования необходимо плотное взаимодействие служб риск-менеджмента НПФ и УК.

– Существует мнение, что пенсионные средства следует вкладывать в долгосрочные инфраструктурные вложения. Как Вы относитесь к перспективам подобных вложений? Какие риски и перспективы Вы здесь видите?

– Объем пенсионных накоплений составляет уже почти триллион рублей. Это не маленькие деньги. Использование части этих средств как вложений в инфраструктурные проекты – интересная идея, которая наверняка может дать пользу для развития инфраструктуры страны и экономики в целом. В то же время возникает ряд вопросов о качестве этих инвестиций и способах реализации идеи.

Пенсионному рынку необходимо, чтобы доходность этих инструментов позволяла зарабатывать больше инфляции, обеспечивая сохранность денег, а система давала возможность производить при необходимости своевременный вывод средств.

Поэтому до тех пор, пока не выстроены правила игры, мы относимся к данной идее с большим уважением и интересом, но также с определенной настороженностью.