Войти Восстановить пароль?
ru en
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Рынок банкострахования: перезагрузка

 


КАРТА ПРОЕКТА
Рынок банкострахования: перезагрузка
Огульджан Худайберенова

– Огульджан, какие новые продукты появились на рынке банкострахования после кризиса?

– Многие банки явились инициаторами введения очень важного страхового продукта, который мы называем GAP-insurance. Это страхование финансовых рисков при потере стоимости имущества, реализуемое с участием АИЖК, либо страхование финансовых рисков при потере стоимости другого залогового имущества, где речь идет уже о самостоятельных проектах без участия АИЖК. Банкам очень понравился этот продукт, и мы уже запустили с одним из наших партнеров пилотный проект. Пока рано говорить о результатах, потому что он запущен совсем недавно. Это единственный продукт – порождение кризиса. Сейчас многие страховщики предлагают этот продукт банкам.

Также порождением кризиса явился новый для России продукт – страхование в рамках потребительского кредитования на случай потери работы. Страховым случаем является официальное сокращение. Обычно выплачивается несколько ежемесячных платежей на период, пока клиент не нашел себе новую работу, не восстановил свой доход, чаще всего именно эта схема востребована. Если выплачивать стоимость кредита полностью, то страховка будет очень дорогой. Люди все-таки не готовы платить сразу же за страховку какие-то безумные деньги, и страховщик не понимает, как оценить такой долгосрочный риск, на 20 лет например.
Остальные продукты – это модификации существующих, докризисных продуктов.

– Давайте поговорим о новой страховой компании АИЖК и ее продукте. Как Вы относитесь к страхованию риска снижения стоимости залогового имущества?

– Очень позитивно. И однозначно, большинство страховщиков, которые сейчас концентрируются на ипотеке, оценивают это как правильный шаг со стороны государства. Ни один страховщик не возьмет на себя такую ответственность в отсутствие определенной статистики и опыта работы на этом рынке. Западные перестраховщики не готовы брать на себя эту функцию. Поэтому только с поддержкой государства можно развивать такой вид страхования.

– А Вы не видите здесь опасности, что страховая компания АИЖК в итоге возьмет на себя чрезмерные риски и не справится с ними? То есть начнется всеобщий кризис на рынке ипотеки.

– Конечно же, диверсификация в этом случае была бы очень важна и совершенно точно не помешала бы. Но пока нет альтернативы. И задача тех же страховщиков правильно выстроить сам продукт по страхованию, чтобы не перегрузить ни клиента, ни перестраховщика. Посмотрим, как будет выглядеть конечный продукт. Сейчас еще нет широкого предложения страховщиками этого нового продукта, так как он у всех в стадии разработки. Но с точки зрения самой структуры, которая была создана для этих целей, это было сделано правильно. Дальше, естественно, надо будет думать о том, как распределять эти риски по разным государственным и негосударственным перестраховочным компаниям, дабы предотвратить ситуацию, аналогичную той, что произошла в США, – масштабный ипотечный кризис 2008 года.

– Основное преимущество для страховых компаний в этом случае – это перестрахование крупных ипотечных рисков. А кроме этого, какие еще есть преимущества для страховых компаний от появления этого нового продукта?

– Наверное, самое главное, что есть выработанные стандарты, которые как раз декларирует АИЖК. Эти стандарты одинаковы для всех страховых компаний. И совместными усилиями мы можем дальше корректировать и приводить этот продукт в более рыночное состояние. Однако в первую очередь это функция перестрахования.

– Как сейчас развивается страхование при ипотечном кредитовании? Какие сложности возникают?

– Ключевую роль снова начинает играть скорость заключения договоров страхования, которую может обеспечить страховая компания. Накануне кризиса ипотечные сделки совершались в каком-то невероятном объеме. И выигрывал тот, кто быстрее обеспечит клиента страхованием, естественно, при соблюдении всех требований. Сейчас эта тенденция начала проявляться опять. Скорость заключения ипотечной сделки стала играть очень важную роль. И технологичность этого процесса, соответственно, очень востребована. Банки хотят упростить процесс совершения ипотечных сделок, стандартизировать этот процесс, ввести новые коробочные продукты. В этом случае стандартизовано будет и страхование, что в итоге будет плюсом для клиента. Это совершенно нормальное явление, которое на западном рынке уже давно используется.

– Страховые компании, чтобы успеть поучаствовать в ипотечном буме и нарастить страховой портфель, тарифы не занижают?

– Как показывает наша практика, тарифы пришли практически в одинаковое состояние у всех страховых компаний. До кризиса тарифы могли различаться в два раза у разных компаний. Сегодня оценка этих рисков у страховщиков примерно одинаковая, так как статистика уже накопилась. Для снижения тарифов предпосылок пока нет.

– В ипотечном страховании демпинга нет. А в других видах банкострахования присутствует демпинг?

– Вопрос заключается в том, кто из игроков на рынке такую политику выбирает. Если это большой, крупный игрок, то от этого страдает весь рынок. Если это кто-то из мелких страховщиков, то сильно это, конечно, на серьезных участников рынка не влияет. Когда крупные игроки затевают такую игру, не учитывать это рынок не может, поэтому изменения затрагивают всех участников. Демпинг чаще всего наблюдается в автостраховании, в страховании жизни и сегодня особенно явно в страховании крупного залогового имущества юридических лиц.

– Давайте поговорим об убыточности. Различается ли убыточность кредитного страхового портфеля и обычного?

– Судя по динамике обращений клиентов по автострахованию, которую мы видим, кредитные клиенты чуть более требовательные и капризные, соответственно, чаще обращаются. Наша статистика показывает, что частота обращений владельцев кредитных автомобилей выше, чем у клиентов, у которых нет обязательств перед банком. Более того, банки накладывают свои ограничения, например по наличию франшиз. При страховании банковских залогов франшизы практически отсутствуют.

– Если убыточность кредитного автокаско выше обычного, то и тарифы в кредитном автокаско должны быть выше?

– Тарифы для всех клиентов одинаковые. Мы сейчас не можем диверсифицировать тарифы – это может вызвать негативную реакцию ФАС. У банков также будут вопросы, да и клиентам будет сложно объяснить, почему для них страхование дороже. Для обоснования различий в тарифах необходимо прозрачное обоснование. Мы эту статистику только начали собирать, и если обоснований для увеличения тарифов будет достаточно и для ФАС, и для клиента, и для банка, то мы найдем способ, как это донести до всех участников.

– Изменилось ли отношение страховщиков к банковскому каналу продаж после кризиса?

– Страховщики и банки стали лучше друг друга понимать. Если до последнего момента главенствующую роль в этом альянсе занимали банки, а страховщики выступали в роли просителя, то сейчас ситуация изменилась. Во-первых, у страховщиков появились новые технологии, которые позволяют банкам оптимально осуществлять большинство процессов. Во-вторых, кризис показал, насколько сегодня необходимо качественное страхование рисков, потому что в период кризиса многие страховые компании не выполняли своих обязательств перед банками. Мы на себе почувствовали, что банки стали более серьезно относится к профилю страховщика, к его репутации, к качеству обслуживания клиентов.

– В какой момент стали происходить эти изменения?

– Изменения стали происходить в разгар кризиса. В начале кризиса еще никто не понимал, чем это грозит, а когда начались массовые манипуляции с залогами, массовые отказы от пролонгаций страхования, вот тогда банки почувствовали трудности. Проблема пролонгации страхования банковских залогов стоит до сих пор очень остро. Банки пока еще слабо контролируют этот процесс и понимают, что они постоянно повышают рискованность своих активов. В связи с этим у банков возникли довольно серьезные проблемы по ипотечным кредитам. По нашим оценкам, общий уровень пролонгации по рынку составил 67-70%. Когда происходит страховое событие, и клиент не в состоянии платить по такому огромному кредиту, как ипотечный, залог остается непокрытым в связи с отсутствием страховой защиты, кредит уходит в просрочку и в лучшем случае может быть списан банком как «плохие долги» В «разруливании» этой ситуации страховые компании ничем помочь не могут, потому что страховка не была пролонгирована. И сейчас банки начинают внимательнее относиться к пролонгации страхования и к его качеству.

– Каковы сейчас действия ФАС в секторе банкострахования?

– Последние полтора года ФАС несколько изменила свое отношение к финансовым институтам. Если раньше все претензии направлялись только в адрес страховых компаний, то сейчас банки и страховщики отвечают наравне, и ФАС имеет абсолютно одинаковый уровень претензий ко всем участникам.

– Какой характер сейчас носят претензии ФАС?

– Сейчас клиенты становятся гораздо умнее и капризнее, не всегда их претензии имеют основание, но в любом случае проводятся расследования независимо от того, прав клиент или нет. Таких претензий от клиентов становится больше. При этом мы учимся, и мы корректируем наши совместные документы с банками таким образом, чтобы клиенту становилось понятнее, какие действия производятся при покупке в кредит.

– Действия ФАС оказывают позитивное влияние на рынок банкострахования или сдерживающее?

– Если смотреть с точки зрения клиента, конечно, это правильно. Потому что были и до сих пор еще остаются самодеятельные действия отдельных игроков рынка, которые пытаются нажиться любым способом на клиенте. В этом смысле для клиента это некоторая защита и представление его интересов. Но палку перегибать тоже не нужно. У нас есть примеры, когда предъявляются претензии, разбирательство по которым ни к чему совершенно не приводит, потому что оно безосновательно.

– Изменилась ли позиция ФАС в отношении того, что любая страховая компания может страховать риски, связанные с кредитованием, и банк обязан принять ее полис?

– Этот этап мы тоже миновали. ФАС все-таки разрешает банкам производить отбор страховщиков, исходя из их финансового состояния и соответствия критериям, которые банки считают важными для аккредитации страховщика. Некоторые банки выставляют очень жесткие критерии, я бы даже сказала, барьеры, для того чтобы не впускать каких-то страховщиков. Но на самом деле эти барьеры оправданы. В итоге через них проходят действительно серьезные страховые компании, которые с большой долей вероятности не обанкротятся, будут работать на рынке, будут удовлетворять и потребностям клиента в случае наступления страховых событий, и тем более банков. Ненадежные компании почти не имеют шансов пройти.

– Раньше практически единственным требованием банка к страховой компании было размещение депозита в этом банке. Какова ситуация сейчас?

– Сейчас наличие депозита перестало быть основополагающим фактором для того, чтобы страховщику сотрудничать с банком. С осени прошлого года, когда ставки на депозиты существенно снизились, страховщикам это перестало быть интересно. У банков был избыток ликвидности, им больше не требовалось такое количество денег.

– Появилась ли тенденция к продажам банками страховых полисов, помимо кредитования?

– На мой взгляд, у банков формируется очень хорошее видение способов получения дохода. Они понимают, что их сеть может использоваться гораздо более эффективно, нежели только в обязательных видах страхования при кредитовании. Повышение доходности на одного клиента может быть достигнуто путем продажи дополнительных услуг.

Что касается дополнительных продуктов, то в основном это коробочные продукты, которые каким-то образом имеют отношение к основному продукту. К ипотеке все чаще банки готовы предлагать страхование отделки, страхование имущества квартиры, ответственности. Это интересно, и этот продукт не сложно продавать. Есть банки, которые пока не готовы использовать свою сеть отделений для продаж сторонних продуктов. Есть банки, которые готовы экспериментировать и заинтересованы в большем количестве предложений от страховых компаний. Комиссионный доход уже у всех стоит в планах. Поэтому они вынуждены думать о том, как они будут выполнять план.

С другой стороны, банки не хотят работать в какой-то дополнительной информационной системе. Но мы нашли выход из этой ситуации. Мы адаптировали свою систему таким образом, чтобы при работе с банковской системой наши ИТ-технологии полностью интегрировались с банковскими. Выданный страховой полис сразу попадает к нам в систему, и сразу производятся расчеты. Такая система позволяет автоматически выдавать полис банкам. Полисы распечатываются в нужном виде, в нужном формате, с нужными подписями и печатями и не требует вообще каких-то серьезных действий со стороны банковского сотрудника. Это позволяет упростить процесс по продаже того или иного страхового продукта.

– Давайте поговорим о рисках самих банков. Какие изменения происходили в этом сегменте?

- Существенно возрос спрос на страхование наличности и банкоматов, равно как убыточность по этому виду, которая увеличилась на 20-25%. Связано это в первую очередь с увеличением мошеннических действий и грабежей. Инкассаторские перевозки и стоящие вне охраняемых помещений банкоматы стали очень привлекательной и уязвимой мишенью для преступников. С этим столкнулись большинство и банков, и страховых компаний. Нередко очевидным был сговор преступников с сотрудниками самих банков. Были случаи, когда вскрывали банкоматы люди, явно обладающие для этого необходимыми знаниями и инструментами, или преступления происходили тотчас после пополнения банкомата наличностью – а это 3-10 млн рублей.

Каким образом происходит борьба с мошенничеством в банкостраховании?

– Банки борются с мошенничеством, усложняя системы контроля в своих внутренних процедурах, внимательнее наблюдают за поведением сотрудников, их расходами. Также усиливаются системы защиты электронных носителей от взлома хакерами.

– Увеличился ли спрос со стороны банков на такие сложные страховые продукты, как ВВВ, D&O, страхование эмитентов банковских карт и другие?

– Спрос на страхование эмитентов возрос по той же причине: участились случаи мошенничества с банковскими картами. ВВВ при этом не вырос, так как это достаточно дорогой продукт. Что касается D&O, то этот вид страхования как был маловостребован в России, так и остается. Это связано с тем, что D&O требуется только при выходе банка на IPO, или наличие такой страховки является частью риск-менеджмента западного банка.

– Какое место занимает страхование в системе риск-менеджмента банков?

– Банки, как никто, грамотны в вопросах управления рисками. У большинства есть соответствующие департаменты, которые оценивают не только риски при выдаче кредитов, но и свои собственные риски. При этом имущество, недвижимость банки страхуют достаточно редко, только в том случае, если это является требованием арендодателя. Наибольшим спросом пользуется ВВВ и страхование от электронных и компьютерных преступлений. Однако по сравнению с западными банками уровень проникновения страхования в этом сегменте остается достаточно низким.

– В завершение скажите, какие направления сотрудничества с банками Вам кажутся наиболее перспективными в ближайшее время?

– Банкострахование идет вслед за развитием банковского сегмента. Учитывая прогнозы, которые ставит банковский сектор по развитию определенных видов кредитования, мы понимаем, что для нас есть широкая область для работы. Это касается потребительского кредитования, в котором страхуется жизнь, залогового страхования, ипотеки. Автострахование тоже интересно, но этот вид страхования все больше уходит на сторону дилерского сегмента и других посредников, и банк все реже выступает посредником между клиентом и страховой компанией. Скорее всего, в этом году не будет сильного подъема, его мы ожидаем в следующем году.

Каков количественный прогноз по основным видам банкострахования?

– Рост в автостраховании составит 5-7%, в ипотечном страхования – 40%. Страхование при потребительском кредитовании к следующему году выйдет на докризисный уровень. В этом сегменте работает небольшое количество крупных банков, и если ориентироваться на них, то рост потребительского страхования составит 70%. По страхованию залогового имущества юридических лиц мы не увидели какой-то серьезной динамики, поэтому рост будет менее 20%.

Продолжится рост рынка страхования эмитентов, банкоматов и наличности. Ведь даже во время кризиса уровень проникновения страхования в этих видах вырос незначительно. Страхуются в основном крупные банки, а средние и мелкие несут свои риски сами.