Войти Восстановить пароль?
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Суверенные правительства (страны) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Функциональность интернет-банкинга Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Международные рейтинги Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

Обсуждение стратегии страхового рынка

 


Интервью
КАРТА ПРОЕКТА
Обсуждение стратегии страхового рынка

Сирма Готовац

– Какой фактор, по вашему мнению, сдерживает развитие сегмента non-life российского страхового рынка?

– Причин несколько. Во-первых, это характерный для России низкий уровень страховой культуры. В силу отсутствия исторического опыта добровольного страхования россияне, особенно в регионах, не до конца осознают, в чем польза страхования. Во-вторых, российские страховые компании пока несколько отстают от зарубежных коллег в части развития инфраструктуры, профессионализации продаж, корректного ценообразования и так далее. Все это выражается в том, что у нас доля добровольного страхования достаточно низкая, рынок развивается в основном за счет обязательных и вмененных видов страхования. Но российский рынок бурно растет, и у него есть все шансы выйти на один уровень с западными.

– Как софинансирование взносов со стороны государства отразится на спросе на страхование?

– Как показывает мировая история страхования, софинансирование страховых взносов используется лишь в самом начале становления страхового рынка либо какого-то его сегмента. По мере развития страхование должно становиться добровольным. В качестве российского примера можно привести вопрос развития страхования жилья: как добровольный вид страхование жилья слабо развито. Чтобы его поставить на ноги, можно рассматривать вопрос софинансирования, но только в качестве стимула для развития с последующим переходом на добровольную основу.

– Как вы относитесь к софинансированию взносов в страховании жизни?

– На сегодняшний день рынок страхования жизни развивается достаточно активно сам по себе, поэтому необходимости в этом нет. Но если государство сочтет, что это важная часть социальной политики, то такой механизм допустим.

– Как вы считаете, будут ли гарантийные фонды и налоговые льготы способствовать развитию рынка страхования жизни?

– Стоит поставить вопрос так: насколько гарантийный фонд или налоговая льгота являются ценными для клиента, для простого гражданина? У нас уровень пользования отдельными налоговыми льготами не превышает 2%. Необходимо задуматься о том, насколько актуальна ценность страхования жизни для конкретного потребителя сама по себе и в чем она может заключаться. 

– В каком направлении нужно двигаться в страховании жизни?

– Необходимо объяснить клиенту, какие преимущества ему дает страхование жизни, зачем ему нужен такой продукт. Кроме того, на фоне перманентно возникающих историй с финансовыми пирамидами российским клиентам необходимы гарантии возврата долгосрочных вложений. Может быть, требуется связка с государственными пенсионными программами. Кроме того, одним из очевидных путей развития страхования жизни являются совместные программы с банками, создание комбинированных финансовых продуктов. Можно подумать и о продуктах unit-linked.

– Если делать гарантийные фонды, их стоит формировать как у банков (вроде системы АСВ) или выбирать иную форму?

– Мне ближе идея саморегулируемых организаций. Это правильно с точки зрения развития здорового рынка.

– Есть ли какие-то сложности с набором инструментов инвестиций у страховщиков жизни? Насколько значимым является фактор создания дополнительных возможностей для долгосрочных инвестиций?

Для страховых компаний инфраструктурные облигации – важный долгосрочный инструмент инвестирования в страховании жизни. Однако сегодня у страховщиков есть возможности создавать и более долгосрочные программы. Вопрос в том, насколько банки готовы предложить программы со сроками инвестирования в 15-20 лет. Отдельного внимания заслуживает вопрос создания специализированного депозитария.

– Нужны ли госгарантии в облигациях?

– Госгарантии выполняют важную функцию – они придают дополнительную уверенность. Но, опять же, сегодня для клиента ценность страхования жизни не очевидна. То есть сначала было бы неплохо сформировать те выгоды, которые люди получат от страхования жизни, а потом подтверждать это госгарантиями.

– Возможна ли синергия у пенсионных фондов и компаний по страхованию жизни? Как ее можно добиться? Надо ли страховые компании подключать к российской пенсионной системе?

– Я считаю, что да. Преимущества негосударственного пенсионного страхования и пенсионного страхования в накопительных программах по сравнению с государственной пенсионной программой очевидны – их эффективность гораздо выше. Поэтому, если государство ставит перед собой задачу приближения уровня жизни пенсионеров к среднеевропейскому, этот вопрос нужно решать в ближайшем будущем.

– Нужно ли создавать какой-то стандарт в отрасли – единый продукт для всех компаний, определяющий принимаемые в покрытие риски, условия отказа и так далее, который можно дополнять своими специфическими предложениями?

– Теоретически это возможно. На мой взгляд, вполне допустимо существование такого стандарта в виде набора требований, являющихся рекомендательным минимумом для любого страхового продукта. Но делать единый стандартный продукт, обязательный для всех, на мой взгляд, неправильно.

– Можно сказать, что низкий уровень распространения продуктов с франшизой – это в значительной степени вина агентов?

– На самом деле, эту ситуацию можно рассматривать с двух точек зрения. Как со стороны агента, заинтересованного в более высокой премии, с которой он получает комиссию, так и со стороны страховой компании с ее интересами. Нельзя сказать, что страховые компании активно продвигают продукты с франшизой, хотя ее преимущества для страховщика очевидны. При этом еще и большинство банков отказывается принимать полисы с франшизой в силу своей политики риск-менеджмента. Банку интереснее, когда автомобиль застрахован полностью. Что делают страховщики? Они стремятся, чтобы их аккредитовали в банке, и не всегда предлагают продукты с франшизой. Поэтому, чтобы завтра продавать продукты с франшизой, необходимо сегодня начинать работать с банками, объяснять, что франшиза в 5-10 тыс. рублей при стоимости автомобиля в 1 млн рублей «не смертельна» ни для клиента, ни для банка. Зато страховщик сможет снизить тариф по страховке, причем снижение будет не пропорциональным, а гораздо больше, так как именно мелкие убытки составляют большую часть выплат по автострахованию.

– Какие меры будут способствовать дестимулированию «гонки комиссий»? Введение ограничений на комиссии во всех видах страхования? Введение ограничений на переход страховых агентов из одной компании в другую?

– Законодательное привязывание страховых агентов к одной страховой компании – не самое рыночное решение. Это можно сравнить, например, с запретом для всех людей иметь две работы. С агентской сетью нужно уметь работать: привлекать, обучать, мотивировать и удерживать.

Введение ограничения на размер комиссии эту гонку вряд ли остановит. Даже наоборот, это будет способствовать развитию различных серых схем вывода комиссий. Вообще, к сожалению, очень сложно заложить законодательные или саморегулируемые механизмы, которые эффективно сдерживали бы страховщиков от этой гонки. На мой взгляд, сегодня есть более принципиальная задача – нужно делать работу страховых компаний более прозрачной.

– Нужно ли создавать реестр страховых агентов, вводить их обязательную аттестацию?

– Я считаю, что у нас есть более системная задача – создание единых стандартов по обучению страховых агентов. По данным портала hh.ru, страховой агент – одна из наиболее востребованных профессий в целом по стране. В то же время в реестре специальностей, которым обучают учебные заведения, такой специальности нет. Нет даже простых обучающих курсов, почему-то считается, что это прерогатива самих страховых компаний, что в других отраслях было бы странным.

– Нужно ли вводить какой-то реестр, где агенты должны были бы раскрывать информацию о страховых компаниях, с которыми они работают, и о комиссионном вознаграждении?

С какой целью?

– С целью повышения прозрачности.

– Такая прозрачность требует зрелого подхода со стороны как агентов, так и рынка в целом. Российский страховой рынок пока такого уровня зрелости не достиг. Насильно переломить ситуацию вряд ли получится. Нужно повышать уровень профессионализации агентской деятельности в целом, определить, например, единые допустимые форматы работы агентов – как для агентов-физических лиц (в штате или вне штата, отдельный вопрос с индивидуальными предпринимателями), так и юридических (выбор организационно-правовой формы и т. д.). Также в судах регулярно поднимается вопрос о том, должна ли страховая компания нести ответственность за агента.

– Доля прямых продаж (Интернет, собственные офисы) может составить больше 10% в целом по рынку?

– Нет, в этом году определенно будет меньше 10%. Но продажи через Интернет – один из наиболее бурно развивающихся сегментов. Сейчас почти все компании из числа топ-10 имеют свои Интернет-магазины. Совсем скоро почти каждая страховая компания будет продавать полисы в Интернете. Спрос на такие услуги точно есть.

– Как разрешение использования электронно-цифровой подписи отразится на российском страховом рынке?

– Я думаю, эта мера будет способствовать развитию страхования, особенно таких сегментов, как страхование выезжающих за рубеж, автокаско, ОСАГО. В целом отрасль давно движется к этому.

– Использование ЭЦП приведет к росту страхового мошенничества?

– Традиционно на уровень страхового мошенничества гораздо сильнее влияют такие вещи, как уровень жизни, безработицы, долговой нагрузки на население, стоимость запчастей на конкретную марку и модель автомобиля и так далее. Кроме того, при продаже полиса через Интернет ничто не отменяет предстраховой осмотр и проведение сопутствующих проверок. Поэтому я не думаю, что это приведет к массовым случаям мошенничества.

– Какова ваша оценка доли мошенничества?

– По КАСКО можно говорить примерно о 5% от выплат.

– Следует ли вводить понятие страхового мошенничества?

– Обязательно. Пока ни в Гражданском, ни в Уголовном кодексе такого понятия нет, хотя предложение его ввести в последнее время звучит все громче. Эта сфера теневого бизнеса существует давно, и пора это признать, чтобы в дальнейшем эффективно с ней бороться.

– Мы ожидаем, что в России сегмент банкострахования скоро будет занимать долю в 20-25%, как в Испании или Италии. Есть ли в этом какая-то угроза, в том числе конкуренции и ущемлению прав клиента?

– Доминирование одного канала продаж приводит к ослаблению других. А если это комиссионный канал, то еще и к увеличению стоимости страхования. Рост продаж через данный канал понятен. Все исследования показывают, что клиенты имеют сильное доверие к банкам. При этом доминирование данного канала может привести к увеличению стоимости страхования.

– Какая доля банковского страхования была бы оптимальной для российских банков?

– 15-20%. Банки только сейчас, в посткризисный период, начинают серьезно работать со страховыми компаниями. При этом у наших банков начинает формироваться мнение, что страхование может быть дополнительным преимуществом в глазах клиента. Поэтому для банков страхование – интересный канал дополнительного дохода, а также создания ценности для клиента.

– Необходима ли дифференциация взносов в компенсационные фонды РСА и НССО с точки зрения надежности страховых компаний? Эта тема сейчас активно обсуждается в АСВ.

– Да, на мой взгляд, к компаниям с низким уровнем финансовой устойчивости нужно применять повышающие коэффициенты. Это будет дополнительным стимулом для работы над собой.

– По поводу саморегулирования. Есть разные пути развития. Первый: несколько СРО объединяются в мегаСРО – одно на всех, которое будет представлять интересы всех сегментов рынка. Второй вариант: на каждый сегмент свое СРО…

– Я думаю, помимо РСА и НССО, в добровольных видах страхования также должно быть свое СРО – там присутствуют темы демпинга, учета, стандартизации и другие. Кроме того, есть компании, которые работают только на определенных сегментах, поэтому участие в одном большом мегаСРО может быть им не так интересно. Нужно ли создавать единое СРО или несколько СРО в рамках специализации – это обсуждаемый вопрос. Главное, чтобы это был действующий инструмент.

– Какие функции ФСФР можно сейчас передать в СРО?

– Я бы отнесла к этим вопросам согласование правил страхования, лицензирование, а также ряд других тем, связанных, например, с созданием страховых продуктов.

– Недавно на сайте ФСФР был опубликован рэнкинг страховщиков по числу жалоб на тысячу договоров страхования. В других странах регулятор следит за выполнением пруденциальных нормативов, а не за жалобами…

– Жалобы, так или иначе, являются индикатором. Если посмотреть на статистику жалоб, то клиентам она дает представление о работе тех или иных компаний. Мониторинг соблюдения пруденциальных требований с этой точки зрения тоже был бы полезным. В целом я глубоко разделяю политику честности перед клиентом, это внутренняя позиция, которая хорошо стимулирует.

– Как вы оцениваете вхождение России в ВТО?

– Позитивно. Приход иностранных страховых компаний на наш рынок – это не только вызов в плане конкуренции, но еще и реальная возможность для развития рынка с точки зрения повышения уровня профессионализма. Интернациональные страховые компании накопили огромный опыт, который будет нам чрезвычайно полезен.

– Следует ли в ожидании прихода иностранцев разрабатывать специальную программу поддержки и адаптации для российских компаний?

– Нет. Повторюсь: я не вижу угрозы в приходе на российский рынок иностранных компаний. Более того, ожидаю, что с их помощью мы сможем решить ряд общих проблем, с которыми российские компании пытаются разобраться уже несколько лет.

– Интерес международного страхового рынка к России в целом слабый. Но может быть такая ситуация, что несколько компаний сделают этот рынок приоритетным для себя?

– Не хотелось бы говорить за другие компании. У нас на рынке есть как удачные, так и неудачные примеры работы иностранных компаний. Бизнес есть бизнес, каждый решает сам за себя.

– Нужен ли рынку страховой омбудсмен?

– Да. Но его появление потребует внесения изменений в законодательство и, что сложнее всего, решения целого ряда организационных вопросов. Например, если страховая компания будет не согласна с целым рядом решений омбудсмена, что будет подтверждено в суде, вправе ли будет компания прекратить его финансирование?

На Западе такие вопросы даже и не поднимаются в силу зрелости участников процесса, там компетенция и непредвзятость института омбудсменов ни у кого не вызывают сомнения. В России же до этого пока далеко, особенно в регионах.

– Откуда будут поступать на него деньги? Скорее всего, от вас.

– Да, страховой омбудсмен должен финансироваться страховыми компаниями, как это принято в большинстве европейских стран. Но механизм финансирования должен быть прозрачным и эффективным, чтобы не допустить вытягивания денег из страховщиков.

– Омбудсмен может быть общим для банков и страховых компаний?

– В силу разницы в специфике работы банков и страховых компаний, думаю, нет. Это разные институты, и люди нужны разные, как в области компетенций, так и по опыту предыдущей работы, и так далее.


Служба контроля качества

Обращение в службу качества — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в отдел контроля качества по телефону (495) 617-07-77 доб. 1645

Анонимное обращение

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!