Войти Восстановить пароль?
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Суверенные правительства (страны) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Функциональность интернет-банкинга Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Международные рейтинги Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Ханнес Шарипутра Чопра, генеральный директор ОАО СК «РОСНО», глава Allianz Евразия

Ханнес Шарипутра Чопра

– На Ваш взгляд, кризис в России – это часть мирового финансового кризиса или это специфический кризис именно российской страховой отрасли на фоне мирового кризиса?

– Причина нашего кризиса была внешней – это международный финансовый кризис. Но он поднял множество важных вопросов во всем мире, включая российский рынок. Кажется, Уоррен Баффет сказал: «Когда приливная волна схлынет, мы увидим, на ком нет одежды». Сейчас происходит нечто похожее. Если мы проанализируем события последних 12-15 месяцев, мы увидим, что в качественном отношении ничего нового не случилось. Определенные проблемы существовали на рынках всегда. Мы давно о них знали, теперь они лишь усилились и, так сказать, получили развитие, финансовый кризис сделал их более очевидными. Мы знали, что в России нездоровый рынок, знали, что на этом рынке действует множество непрофессиональных игроков: лицензии отзывались и раньше. Что же изменилось за последние 15 месяцев? Лицензии стали отзывать чаще; финансовые трудности испытывает большее число компаний; гарантийный фонд ОСАГО по-прежнему истощается и все эти процессы происходят с большей скоростью. Таким образом, набрали силу уже давно происходившие негативные тенденции. В этом я вижу взаимосвязь между российскими и мировыми аспектами кризиса.

– Каковы основные последствия этого кризиса для российского страхового рынка? Все ли последствия негативные, или же Вы видите и какие-то позитивные последствия этого кризисного состояния?

– Я сам по себе очень позитивный человек (смеется). Я понимаю, что мои слова вас не удовлетворят, но, увы, самый честный ответ здесь: «Кто знает?..» Если, например, вы по тем или иным причинам становитесь банкротом и теряете все, что имеете, но извлекаете из этого определенный урок, начинаете строить жизнь по-другому и постепенно добиваетесь стабильного заработка и благосостояния, то можно сказать, что пережитый вами кризис – крайне позитивный период вашей жизни. Если же вы живете от одного банкротства к другому, тогда, конечно же, каждый такой кризис – это негативный период, так как, по всей видимости, вы не извлекаете для себя никаких уроков.

Я уверен, что для нашего рынка последствия могут быть позитивными, если мы сделаем правильные выводы. Есть области, в которых нам стоит заняться работой над ошибками. Так, ведение должностей актуариев, предложенное Страхнадзором, – хорошее начало, но не исчерпывающий шаг. Отсутствие обязательной финансовой отчетности по международным стандартам, введение которой по-прежнему не приветствуется контрольными органами, на мой взгляд, является серьезной ошибкой. Это действительно крайне необходимо. Пусть даже международные стандарты не решат всех проблем, но они повысят прозрачность. Кроме того, давно пора повысить или либерализовать тарифы по ОСАГО: сейчас этот вид страхования – фиктивный, сконструированный мир. И эта ситуация ни для кого не является благоприятной. Не менее важно, хотя бы с точки зрения здравого смысла, введение обязательного страхования ОПО, включая обязательное страхование персонала таких объектов со страховой суммой на одного человека не менее 2 млн рублей.

Также нельзя не сказать о необходимости реальной реформы здравоохранения, которая привлекла бы в систему участников рынка частного страхования, и о необходимости введения определенных стимулов, таких как налоговые льготы, для создания жизнеспособного рынка личного и корпоративного страхования жизни и пенсионного страхования. Если хотя бы 80% вышеназванных мер реализуется, уже можно будет сказать, что кризис был позитивным. Если нет – его последствия будут только негативными, и через несколько лет мы вдруг обнаружим, что ситуация точно такая же, какой она была два года назад.

– Как Вы думаете, все-таки какой вариант будет реализован?

– Являясь главой сильной компании с высокой прозрачностью, я борюсь изо всех сил, вкладывая все – сердце, душу, эмоции, а также, надеюсь, ум – в то, чтобы однажды мы могли оглянуться назад и сказать: «Слава богу – кризис изменил подход к страхованию на российском рынке». Я не пророк, но я надеюсь, что последствия будут позитивными, что число людей, которые это понимают, будет расти, и что перемены действительно произойдут, хотя бы настолько, насколько это возможно в ситуации, которую я вам описал.

– Здесь многое зависит не только от участников рынка, но и от регулятора. Как ведущим игрокам страхового рынка можно сейчас сделать так, чтобы сформировать единую позицию в отношении того, что необходимо сделать регулирующему органу, и побудить регулирующий орган воплотить это в жизнь?

– Как я уже сказал, есть несколько практических действий, которые необходимо предпринять. Все участники рынка – клиенты, Страхнадзор, ВСС, все страховые компании, МинФин – должны осознать, что мы на самом деле не играем разные роли, мы все находимся в одной лодке. Это первый урок, который мы должны усвоить. Кризис настолько серьезен, что мы должны понять: по определенным проявлениям реальности не может быть большого разброса мнений. А задача регулятора – создать здоровый страховой рынок. Для достижения этой цели совершенно необходимо предпринять ряд мер, часть из которых болезненна и может на первый взгляд быть не популярной, как повышение тарифов ОСАГО, но от этого зависит в конечном итоге защищенность клиентов, их возможность получить страховую защиту. И я говорю вам это, как генеральный директор компании, которая имеет очень маленькую долю ОСАГО в своем портфеле. Даже если это не произойдет, жизни компании ничто не угрожает, и все же, я считаю, что это должно быть сделано, это важно для данного рынка. То же самое касается и ОПО – эта мера должна быть принята. Чего еще мы ждем? Что еще должно случиться, чтобы мы осознали, что если такой закон вступит в силу, это будет выгодно для всех участников? Ту же самую ситуацию я наблюдаю и в случае с международными стандартами бухгалтерского учета. Не стоит ли нам, в конце концов, начать говорить на одном языке, на языке, имеющем смысл? Этим языком должен быть МСФО, язык цифр. Я искренне не понимаю, как мнения по поводу необходимости этих изменений могут расходиться. Я очень надеюсь на то, что все участники поймут – у нас нет выбора, есть только один путь, по которому мы должны идти. Различные взгляды в этом контексте могут быть только на детали: насколько нужно увеличить тариф по ОСАГО, будем ли мы внедрять МСФО за один или два этапа и оставим ли определенный отрезок времени на адаптацию, какой будет минимальная страховая сумма по ОПО и т. д. Все остальное, как мне кажется, давно не содержит почвы для обсуждения.

– Как Вы думаете, прошла ли страховая отрасль дно кризиса или еще нет? Будет ли продолжаться ухудшение ситуации на страховом рынке или будет восстановление рынка?

– На этот вопрос можно ответить очень просто. Кризис ощутимо затронул страховой рынок в конце третьего – начале четвертого квартала прошлого года. Пока не пройдет полный годовой цикл кризиса (октябрь – ноябрь), он не пойдет на убыль, поскольку только после того, как этот год кризиса будет до конца «прожит» всеми страховыми компаниями, станут видны и понятны его реальные последствия. По моему мнению, мы еще не прошли этот год; я считаю, что 2010 год будет гораздо сложнее 2009-го, и рынок должен быть к этому готов. И тем важнее сейчас принять все необходимые законодательные изменения, чтобы облегчить ситуацию на следующий год.

– Есть такие мнения, что нынешняя кризисная ситуация может быть полезна крупным страховым компаниям, потому что они смогут кризис преодолеть, и в результате их доля рынка значительно увеличится. Как Вы относитесь к таким мнениям?

– Для рынка в целом важно, чтобы число игроков сократилось. Это необходимо. Но у каждой компании, входящей в ТОП-10, своя ситуация. Одни увеличивают свою долю рынка, у других роста не наблюдается… В целом же происходит волна консолидации, и это позитивная для рынка тенденция. Правильно ли будет в данных обстоятельствах расширять свою долю рынка или удерживать объем премии на прежнем уровне, можно определить только в каждом конкретном случае. Сказать, что наращивание доли – это однозначно хорошо, нельзя. Если из кризиса и можно сделать для себя какой-то вывод, то этот вывод очень прост: объем премии не столь важен, если отсутствует прибыльность. Поэтому каждая компания должна сама для себя ответить на вопрос, выгоден ей рост или нет? Мы растем очень незначительно по сравнению с прошлым годом, и я считаю это нормальным. Мне не нужен более агрессивный рост, потому что я не верю, что, правильный и разумный подход к бизнесу оставляет возможности для более быстрого роста. И все рыночные показатели подтверждают мои слова. Если вы посмотрите на компании, демонстрирующие больший рост, чем другие, вы увидите не только рост объема премий, но и рост уровня выплат. Теперь можете сами сделать вывод, есть ли повод для радости при таком росте.

– Следует ли ожидать кризиса доверия к страховой отрасли со стороны страхователей в связи с тем, что может происходить уход с рынка многих средних и небольших страховых компаний?

– Это самая серьезная проблема, которую принес с собой кризис. В конечном счете, спустя два или три года, консолидация и все, что происходит сейчас, действительно пойдет на пользу как рынку, так и клиентам. Сегодня же эти процессы довольно-таки болезненны. Именно поэтому, нам нужна очень организованная процедура банкротства. Закон о банкротстве до сих пор не вступил в силу, а он нам очень нужен, чтобы быть уверенными, что о клиентах компаний-банкротов действительно заботятся. Да, я вижу этот риск, в том числе поэтому нам нужна определенная законодательная поддержка, чтобы хоть как-то смягчить это воздействие. Принятие Закона о банкротстве будет стимулировать людей покупать страховку, показывать важность страхования для корпоративных клиентов, в том числе и в случае с ОПО. Я разделяю беспокойство по этому поводу, но, к сожалению, при текущем положении дел мы почти ничего не можем с этим поделать.

Я надеюсь, что примеры банкротства ненадежных компаний наглядно продемонстрируют, что, когда речь идет о покупке страхового полиса, вы по сути покупаете доверие. В таких случаях нельзя руководствоваться исключительно ценовыми соображениями. Стоит задуматься, кому и по каким причинам можно доверять. Я надеюсь, что клиенты усвоят этот урок и немного изменят свое покупательское поведение в будущем.

– Каким, на Ваш взгляд, будет российский рынок после кризиса? Какие меры будут введены в действие? Получим ли мы после кризиса достаточно массовое распространение международных стандартов финансовой отчетности, будут ли введены независимые актуарии в компаниях? Вообще, насколько крупными будут российские страховые компании и насколько много их будет на рынке – 20, 200, 500?

– Я абсолютно уверен, что рано или поздно будут предприняты меры, о которых я говорил выше, в том числе и те две, которые упомянули Вы. Другого разумного выхода нет, и это учтено во всех сценариях развития кризиса до 2012 года и после. Я также уверен, что количество страховых компаний сократится. Не думаю, что это сокращение будет резким. Думаю, компаний все равно будет около 200, вряд ли их число уменьшится до 20 или 30, но тенденция будет такова. А переход от 100-200 компаний на рынке к более консолидированному и еще более здоровому рынку будет следующим логическим шагом на пути его дальнейшего развития после 2012 года. Это мое видение ситуации. Но не стоит сидеть и ждать, что кризис пройдет, что мы доживем до 2012 года и скажем: «Теперь мы существуем в прекрасном мире с регулируемым страховым рынком». Это поэтапный процесс, требующий непрерывной работы. Тот прекрасный день, когда все будет хорошо, не наступит одномоментно. Необходимы жесткие правила и большая работа, чтобы убедить вовлеченные стороны в необходимости перемен.

Я очень надеюсь, что во всем мире, в том числе и в России, люди, ответственные за принятие решений, понимают, настолько важно страхование для развития экономики. К сожалению, до настоящего момента слишком большая ставка делалась на банки, а страховому рынку не уделялось никакого внимания. Я надеюсь, что в ближайшие несколько месяцев ситуация изменится, что люди, в том числе законодатели, поймут, что необходимо обратить больше внимания на страховой рынок. Это как в семье – у меня двое сыновей-близнецов, и представьте, что один плачет, а другой ведет себя хорошо. Если я буду постоянно уделять все свое внимание тому ребенку, который плачет, второй будет задаваться вопросом: «Наверно, я тоже должен заплакать, чтобы папа уделил мне пять минут времени?» А сейчас происходит именно так – все внимание сосредоточено на банках, поскольку они, в сущности, явились источниками кризиса. Те участники финансового рынка, которые предпринимают попытки выплыть без привлечения особой государственной поддержки, практически не получают внимания. В результате они выпадают из поля зрения, и никто не задумывается о необходимости изменений, например, тех, о которых я говорил выше. Поэтому я надеюсь, что кризис заставить людей понять, что страхование – очень важная часть финансового рынка, и ему будет уделяться больше внимания.

– Необходима ли страховым компаниям какая-то прямая поддержка со стороны государства, например, субординированные кредиты от государственных структур?

– Если будет принято решение выдавать субординированные кредиты, я это решение поддержу, хотя мне такие кредиты не нужны. Они могут помочь компаниям на какой-то период времени, но, повторюсь, они должны выдаваться на основании очень жестких требований, как минимум, при условии предоставления прозрачных бизнес-планов в МСФО, которые проверяются независимыми актуариями. Я думаю, такой подход будет справедливым. Государство не может, да и не должно помогать абсолютно всем. Я поддерживаю проведение подобных мер в течение конечного периода времени, но это должна быть именно помощь, а не та ситуация, которую мы наблюдали с банками, когда государство вложило в них огромные средства и было готово взять на себя все их функции! Не думаю, что это будет правильным, уместным или необходимым решением для страхового рынка. А если речь идет о целевой помощи серьезным игрокам, которые делом доказывают серьезность своих намерений, то почему нет?

– На Ваш взгляд, уровень капитализации российского страхового рынка достаточен для дальнейшего поступательного долгосрочного развития, или необходимо повышение капитализации?

– Вы задаете мне опасный вопрос, потому что если я скажу, что уровень капитализации недостаточен, у меня будут проблемы с акционерами, которые спросят: «Почему вы требуете от нас еще большего капитала?» Но, даже понимая это, скажу, что я считаю уровень капитализации российского страхового рынка недостаточным. Если вы посмотрите на определенные параметры – средний объем рисков, с которым сталкиваются российские компании, и уровень капитала на их покрытие, или уровень резервов и капитала на их покрытие – вы быстро поймете, что при любом сравнении наш рынок далек от лидирующих позиций на международной арене. Но еще важнее для меня качественные показатели. Качество активов – это для отечественного рынка реальная проблема. Если взглянуть на положение вещей, принимая во внимание качественную составляющую, то капитализация окажется еще хуже. Качество активов очень часто совершенно не соответствует каким-либо стандартам обеспечения. Называть такие активы надежными совершенно невозможно. И теперь мы снова возвращаемся к вопросу введения стандартов бухгалтерской отчетности. Чтобы качество активов стало понятным и четким, необходим единый набор понятий, которые позволяют отразить их реальное состояние. Таким языком как раз и является отчетность в МСФО, она позволяет сделать определенную оценку активов и таким образом увидеть истинную картину дел. На мой взгляд, и с точки зрения количества активов, и с точки зрения их качества нам необходимо улучшение ситуации.

– Качественное улучшение, которое вы обрисовали, – это понятно. А какие могут быть пути количественного улучшения капитализации?

– К сожалению, все они связаны с качественной стороной, поскольку необходимо рассматривать реальный уровень капитализации. Можно показать хорошую цифру по объему капитала, но если его половина – недостроенное здание, обладающее определенной рыночной стоимостью, это, конечно, красиво, но лишено смысла. Если у меня есть векселя каких-то компаний, которые уже не существуют, но ценные бумаги которых остались на моем балансе, то это тоже может выглядеть красиво, но лишено смысла. Мы должны в первую очередь рассматривать активы, которые действительно приносят доход. Исключив мертвые активы, давайте посмотрим на то, что мы имеем в остатке. И вот тут уже можно будет сказать: «Давайте рассмотрим количественную сторону. До какого уровня мы должны дойти?» Подход должен быть таким. Количественных критериев, которые позволяют определить, насколько должна быть велика капитализация, огромное множество. В ЕС, например, существуют стандарты платежеспособности Solvency. Можно использовать и другие. Но качественная сторона гораздо важнее.

– Еще одна важнейшая проблема, которую переживает сейчас страховой рынок – это демпинг. С демпингом сейчас сталкиваются абсолютно все компании, страховые тарифы занижены – об этом говорят все участники рынка. На Ваш взгляд, изменится ли эта ситуация, и можно ли как-то бороться с демпингом?

– Чем хорош (или плох – все зависит от политики и стратегии компании) демпинг – так это тем, что в один прекрасный день он становится явным. Если вы сами не печатаете деньги, неизбежно наступит момент, когда ваша компания ощутит последствия ваших действий. И это хорошо. Поэтому демпинг – это бомба с отсроченным действием, она чревата последствиями, на которые нужно немедленно реагировать, и жертвами. И сейчас, когда завершается год кризиса для страховых компаний, я вижу, как разные участники рынка, включая лидеров, меняют свою ценовую стратегию. Я достаточно спокоен в отношении этого явления, поскольку мы сами к подобным действиям не прибегаем. Здесь становится крайне важна роль независимых актуариев или усиление реального участия ФССН в процессе утверждения новых страховых продуктов. В ФССН должны быть люди, с которыми мы сможем обсуждать и согласовывать продукты. Необходимо наладить процесс тестирования продукта на прибыльность, изучения возможных сценариев, обоснования ценовой политики. Полностью прекратить демпинг невозможно, но при правильном подходе можно достичь более здоровой ситуации на страховом рынке.

– Давайте перейдем к международным сопоставлениям. Кризис, который переживает российский страховой рынок, глубже того, что переживают рынки западных стран?

– Ответ на этот вопрос может быть различен, в зависимости от того, с какой стороны посмотреть.

Мне повезло, что я живу здесь, поэтому я не имею возможности столь подробно рассказать вам о том, что происходит на западных рынках. По моим впечатлениям, кризис сильнее здесь, и это неудивительно. Наш рынок в целом гораздо менее стабилен, чем рынок любой западной страны. Это можно наблюдать и по темпам роста – в западной стране могут быть хорошие темпы роста, но в России они еще выше, и, следовательно, если эти темпы снижаются, они снижаются не так, как на Западе, а гораздо сильнее, а затем снова резко идут вверх. На Западе же может наблюдаться стагнация или незначительное снижение темпов роста, а затем постепенное увеличение. У таких развивающихся рынков, как Россия, волатильность гораздо выше, чем на Западе. Наш страховой рынок «сжимается» на 10-12%, в других странах СНГ эта цифра еще больше, в то время как на западных рынках может наблюдаться стагнация или очень незначительное снижение, потому что эти рынки различны по своей природе. С одной стороны, влияние оказывается более ощутимым, с другой – последствия для экономики в целом в результате спада в страховом бизнесе оказываются менее значительными, поскольку проникновение страхования не так велико. Любое подобное снижение в западных странах, где проникновение страхования очень значительно, незамедлительно скажется на экономической ситуации, в то время как в нашей стране эти последствия не так остро ощущаются.

– Изменится ли в связи с кризисом стратегия иностранных страховых компаний по присутствию в России? Будет ли доля иностранного капитала на российском страховом рынке увеличиваться, уменьшаться или принципиально не изменится?

– Это очень сложно предсказать. Поведение иностранных игроков будет зависеть от двух факторов. Первое – насколько игроки с полностью или преимущественно российским капиталом поймут, что всем их ожиданиям относительно своей возможной стоимости при продаже не суждено сбыться, и что возврата к докризисной ситуации не будет. Двойные, тройные и еще более высокие мультипликаторы к премии ушли в прошлое. С другой стороны, транснациональные группы также переживают последствия кризиса, и они скорее настроены продавать, нежели покупать. Сейчас идет игра под названием «Высвободи рисковый капитал», а не «Приобрети дополнительный рисковый капитал», и после кризиса должно пройти какое-то время, чтобы данная стратегия поведения изменилась. Если это произойдет, и продающая сторона при этом установит разумные цены, поглощения могут произойти. Я не могу утверждать со всей уверенностью, что в течение последующих 3-4 лет будет наблюдаться значительное увеличение доли иностранного капитала в страховых компаниях. Хотя уверен, что для рынка полезно, если он будет ближе к равновесию местного и иностранного капитала, чем сейчас. Учитывая те два фактора, которые я упомянул выше, у меня возникают сомнения, что это на самом деле произойдет.


Служба контроля качества

Обращение в службу качества — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в отдел контроля качества по телефону (495) 617-07-77 доб. 1645

Анонимное обращение

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!