Войти Восстановить пароль?
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Суверенные правительства (страны) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Функциональность интернет-банкинга Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Международные рейтинги Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Александр Морозов, начальник Управления факторинга кредитного департамента ОАО "Банк "Петрокоммерц"

Морозов Александр Владимирович

– Как изменился рынок за прошедший год? Какие события, тенденции вы выдели бы в качестве основных в 2008 году?

– Все известные события знаменательны. Основное событие, произошедшее на уровне макроэкономики, безусловно, повлияло на весь рынок. До кризиса рынок сегментировался на факторинговые компании и банки. У первых была прозападная модель бизнеса (это активное развитие на рынке и факторинг в качестве самостоятельного продукта). У второго сегмента – универсальных банков – факторинг является одним из продуктов, при этом этот продукт наряду с кредитами пользовался ресурсной базой банка, а факторинговой компании необходимо было специально привлекать под факторинг кредиты, финансирование. Год был хороший с точки зрения того, что много инструментов было задействовано для финансирования: и размещение облигаций и секюритизация. Мы рассматривали это как очень хороший знак. Там, где не хватало ликвидности при бурном росте рынка, инструменты были использованы. Но они в итоге активно способствовали тому, что факторинговые компании получили большие проблемы с рефинансированием долгов и финансированием текущей деятельности. Это сразу сказалось на возврате финансирования. Клиенты бывают разные, были и такие, кто пытался спастись в условиях кризиса, при нехватке оборотных средств прибегая к активному переуведомлению своих дебиторов на себя. Это очень пагубно отразилось на ряде факторинговых компаний.

Рынок достаточно серьезно снизил свои объем. Оставшиеся игроки пошли разными путями в этих условия. Некоторые решили воспользоваться случаем и нарастить портфель. Некоторые сделали свою политику в управлении рисков и финансировании более консервативной. К таким компаниям относимся и мы в частности. В результате первая группа (Факторы, решившие нарастить портфель в условиях кризиса) получила больший портфель, но качество этого портфеля пока определить трудно, вторая группа получила снижение портфеля.

В качестве тенденций, безусловно, увеличилась стоимость факторинга. Я полагаю, что она увеличилась процентов на 30. И самое неприятное из этого то, что нет признаков того, что она сможет упасть, когда вроде бы наступила некая стабилизация с ликвидностью банков, тем не менее признаков того что деньги стали дешеветь. Возможно, удорожания не будет в дальнейшем, но и удешевления тоже.

Что касается клиентуры как таковой, ситуация сейчас очень тяжелая. И в условиях, когда банки фактически закрывают овердрафтное финансирование и кредитование под залог товаров в обороте (переходят на кредитование под твердый залог), торговые компании, у которых как раз твердых залогов практически нет, страдают наиболее сильно. Клиенты в условиях, когда теряют овердрафты, находятся под риском потери оборотных средств. Сейчас мы стараемся предугадывать эти события. Можем даже помогать компаниям, по которым предполагаем ухудшение ситуации, пытаемся найти источники пополнения оборотных средств для того чтобы этого не произошло. К сожалению, не всем это помогает. Некоторые в тяжелом состоянии.

Я считаю, что пик кризиса придется на этот год. Поскольку в основном в торговых компаниях финансирование годовое, соответственно если год назад кредит брали, то в этом году придется расплачиваться.

– Каких успехов достиг Ваш Банк в 2008г., и с какими основными сложностями пришлось столкнуться?

– Успех - это выживание, причем большим успехом мы считаем относительно невысокий уровень просроченных задолженностей и совсем невысокий уровень проблемных и безнадежных долгов. Есть долги, которые мы оцениваем как безнадежные, их не слишком много. Это, безусловно, повлияет на наш финансовый результат, но не сделает наш продукт не привлекательным с точки зрения акционеров, инвесторов и т.д. То есть некоторые финансовые продукты, такие как проектное финансирование, чувствует себя гораздо хуже. Тут факторинг чувствует себя лучше других инструментов привлечения финансирования. Я считаю, это успех, на фоне того, какие проблемы испытывают другие участники рынка со сбором дебиторской задолженности и работой с клиентами.

Главная проблема сейчас в том, что очень сложно прогнозировать динамику состояния клиентов, но мы проводим стресс - тесты и ужесточаем рисковую политику. Вторая сложность в условиях кризиса в том, что очень тяжело работать с проблемной задолженностью. Если в периоды роста проблемную задолженность можно было как-то охватить, то сейчас ее много (относительно благополучных периодов), Мощных подразделений по работе с проблемной задолженностью у нас не было, их пришлось специально создавать в банке. Это, пожалуй, самые главные сложности.

Мы, к счастью, не испытали нехватки ресурсов в кризис, даже в самый пик, когда все испугались, испытали шок, мы не останавливали финансирование действующих клиентов, финансировали их в полном объеме, в отличие от наших даже самых успешных сильных конкурентов.

Сейчас мы получили де-факто еще один плюс к факторингу, который оценили наши клиенты. Фактически мы сейчас еще хеджируем валютные риски. При продаже товара с отсрочкой платежа происходит фиксация цены в рублях, которая не пересматривается далее, даже если эти продукты имели валютную составляющую. Это достаточно интересно сейчас нашим клиентам. Для факторинга сейчас хорошее время. Потому что многим торговым компаниям было дешевле использовать овердрафт. Это использовалось теми клиентами, которые имели дебиторскую задолженность, а овердрафтом пытались погасить недостаток оборотных средств, связанный с предоставлением отсрочки платежа.

Сейчас овердрафт практически исчез, и спрос на факторинг значительно подрос. Но мы сейчас существенно повысили требования к получателям такого финансирования и к дебиторам, клиентам, поэтому у нас всплеска портфеля мы не наблюдаем.

– Есть ли на Ваш взгляд перспективы у региональных рынков в ближайшем году?

– По нашим ощущениям денег в регионах вообще нет. В некоторых регионах деньги исчезли на корню как класс, то есть там есть активы, есть фабрики, есть заводы, склады, автомобили. А вот денег для того, чтобы все это запустить нет. Есть замороженные стройки, есть инвестиционные проекты. Мы сейчас наблюдаем значительный передел в определенных отраслях рынка - некоторые уходят с рынка так как не видят перспектив, некоторые банкротятся. Многие столкнулись с существенным сокращением спроса на их продукцию. Есть предприятия, которые имеют ресурсы, но допускают ошибки в своем управлении. Мне кажется, что у региональных рынков не будет роста, будет некая стагнация.

Не для каждой торговой компании, ее производственного цикла факторинг подходит. Подгонять себя под факторинг – явная ошибка, можно опять нарваться на какую-нибудь кассовую дыру. Известны случаи, когда клиенты, чтобы получить финансирование на условиях, когда были потеряны кредиты, искусственно создают отсрочку платежа своим дружественным и аффилированным структурам. А потом выдают это за реальную дебиторскую задолженность, пробуя получить под это факторинг.

– Вы это расцениваете как мошенничество?

– Это не мошенничество. Клиенты пытаются подстроиться под финансовый продукт, заместить потери в оборотных средствах, связанные с прекращением финансирования.

– Вы думаете, что доля регионов станет меньше?

– Я считаю, что в регионах не будет роста. И дело в том, что это произойдет и потому что доля активных игроков на рынке и количество активных игроков на рынке оно сократилось существенно. Я вообще знаю только одного Фактора, который активно продвигает в регионах факторинг, это Промсвязьбанк. Я считаю, что такая идеология имеет право на жизнь, если она хорошо математически описана. Насколько это будет удачно, покажет время, можно ошибиться, но можно и сорвать банк. Их смелость вызывает восхищение. В общем, не все так плохо как кажется.

– Какие изменения в требованиях к клиенту произошли в факторинге в связи с ризисом? Как изменилась политика Вашего банка/Вашей компании в этом отношении (ставки, выдачи, новые клиенты и т.д.)?

– В основном поменялось отношение к финансовым показателям самого клиента. А так же отношение к его позиции на своем рынке, в своем сегменте, в своей отрасли. И, конечно, отношение к платежеспособности дебиторов и общей диверсификации портфеля клиента. В этих планах, естественно, отношение поменялось в сторону ужесточения этих условий.

Сейчас в некоторых случаях возможно даже получение дополнительного обеспечения, например, в виде поручительств. То есть если мы видим, что компания небезупречна, но достаточно типична для факторингового бизнеса, у них есть перспективы на рынке, однако сейчас ее финансовое состояние не блестящее, то мы принимаем решение по подкреплению каким-то образом своих позиций. И клиенты нормально на это реагируют.

Мы по-прежнему обслуживаем достаточно крупных корпоративных клиентов (торговые компании) и принимаем на обслуживание компании, которые в своих рейтингах первые места занимают, и у которых достаточно серьезная репутация на рынке. К нам приходят и мелкие игроки, естественно, но к ним отношение гораздо строже: есть ограничения по сумме и по срокам возможного финансирования.

– Опишите, пожалуйста, идеальный портрет клиента с учетом сегодняшних реалий.

– Идеальный клиент это все-таки производственные компании сейчас, которые обладают своими активами и непосредственно поставляют свою продукцию до конечного потребителя. У которых так же высокая диверсификация по портфелю. И, конечно, отрасли должны быть естественно подходящие. Некоторые отрасли испытывали огромное падение спроса. Это касается и сектора мобильных телефонов, бытовой техники, автомобилей. Допустим, взять два сектора: автомобили и запчасти для автомобилей. Разница существенная. По-прежнему есть рынки продовольственные, водочные, рынок медикаментов, бензина, нефти, у которых все нормально, а есть отрасли, в которых есть большие проблемы.

– Как изменялись ставки за факторинговое обслуживание в 2008 году? Какие факторы, в первую очередь, влияли на их уровень?

– Собственно не столько даже рисковая составляющая повлияла на рост стоимости факторинга, сколько стоимость самих денег. В условиях девальвации рубля практически вся депозитная рублевая ресурсная база банка устремилась уйти в валюту. Факторинговое финансирование мы предоставляем только в рублях, соответственно дешевая депозитная база сокращались, а кредиты того же центрального банка отнюдь недешевые, последние кредиты были очень дорогие. Собственно стоимость денег возрастала. Девальвация была одним из значительных факторов, который не напрямую, а косвенно оказал значительное влияние на эти ставки. И, поскольку, рублевая ликвидность вымывалась, сыграл обычный рыночный механизм. Если чего-то мало - оно дорогое.

– Какая максимальная процентная ставка возможна?

– Но у нас максимальная процентная ставка это 24% годовых. Наверное, возможно и больше. Но, если компании собирается платить 40% годовых, это очень подозрительно и поэтому мы такое, практически, не практикуем.

– Испытал ли Ваш банк/Ваша компания проблему неплатежеспособности дебиторов? Если да, то в каком объеме? В отношении каких дебиторов данная проблема наиболее остра и актуальна?

– Безусловно, достаточно большой объем. Выделить наиболее сильно пострадавших дебиторов, которых как-то можно объединить не представляется, возможным. Потому что проблемы возникали с разными дебиторами: они были и у малых предприятий и у средних юридических лиц, и у больших, и у самых больших. Самое неприятное то, что мы прогнозируем, что эта проблема не прошла, и весь этот год мы будем с ней сталкиваться. Наше ужесточение подходов к оценке рисков, нацелено на то, чтобы усилить диверсификацию, то есть размыть эти риски, отойти от концентрированных рисков, с тем, чтобы оценить дебиторов наиболее глубоко. Определить их финансовое состояние. Посмотреть, как они котируются в страховых компаниях, и на основании этого делать выводы.

– Какая проблема на Ваш взгляд стоит сейчас наиболее остро мошенничество или дефолты дебиторов?

– В условиях, когда клиенты пытаются всеми способами решить свои проблемы, безусловно, мошенничество тоже присутствует. Некоторые клиенты идут на совершенно недопустимые вещи: договариваются с дебиторами об оплате на свой счет и это помимо Фактора, оставляя его один на один с собой. К сожалению, бывает и поделка документов. Мы, к счастью, с масштабными явлениями подобного рода не сталкивались, но, тем не менее, они есть. И мы считаем необходимым усилить такое направление своей деятельности как верификация накладных, которое традиционно сильно представлено в Национальной факторинговой компании, мы решили последовать их примеру и вести глобальную работу с этими накладными, чтобы обезопасить себя от негативных проявлений, связанных с мошенничеством.

– Действия факторов по минимизации последствий

– Усилий всех российских факторов не хватит, чтобы минимизировать последствия кризиса. Кризис глобальный, общемировой. И не похож ни на какие другие кризисы: ни на 98 год, ни на великую депрессию в США. Единственное, что могут российские факторы, это поддержать российские торговые компании. Они в состоянии это сделать. Потому что оценка рисков в факторинге более прозрачна, чем, например, при овердрафтном финансировании. Факторинг является, чуть ли не единственным инструментом, который может помочь сильным торговым компаниям, которые имеют недостаток оборотных средств. Есть компании, которым уже ничего не поможет. В сытые годы, когда пирамида растет, многие ошибки не видны: ни в управлении, ни в работе с привлечением ресурсов. Существует много классических ошибок: например, финансирование проектов короткими деньгами. Все эти ошибки сейчас проявляются в условиях нехватки денег, и самые слабые и неэффективные компании уходят с рынка. Это естественный процесс. Сейчас девальвация играет на руку и стимулирует производство российских товаров. Вот в этом направлении мы и собираемся двигаться. Один из наших глобальных взглядов на это – финансирование производственных компаний, которые занимаются замещением продукции импортной.

– В настоящий момент в связи с кризисом на рынке факторинга происходит ряд серьезных изменений: некоторые средние и мелкие игроки ушли с рынка, у крупных игроков финансовые проблемы и как следствие на рынке существенный недостаток ликвидности, большинство факторов прекратило или существенно ограничило объемы финансирования. Скажутся ли эти явления на имидже факторинга?

– Вопрос чудесный, но ответ ужасный. Мы полагаем, что имидж факторинга серьезно пострадает. То есть крупнейший игрок получил очень серьезные проблемы из-за того, что он сильно зависел от привлечения достаточно коротких ресурсов для финансирования свой деятельности, он использовал максимальное количество инструментов, при этом оказался рыночно неустойчив. Сейчас вообще будет очень трудно привлекать фондирование для факторинговых компаний, даже после того, как кризис пройдет. Западные инвесторы, да и российские сейчас 1000 раз подумают прежде чем связываться с факторингом. Некоторые компании создали факторингу такой имидж. Для факторинговых компаний в дальнейшем это будет очень серьезной пятном, которое будет долго за ними тянуться. Дефакто это будет означать недофинансирование отрасли очень долгое время. Имидж факторинга среди клиентов не изменится. Факторинг уже зарекомендовал себя в качестве эффективного продукта для рефинансирования предоставления товарных кредиторов.

– Что будут предлагать факторы клиентам (изменится ли формат предложений, услуг)? Возможно ли появление новых "антикризисных" продуктов на рынке в 2009 году?

– Антикризисный продукт – это хеджирование валютных рисков, о котором я говорил ранее. Это могут быть разнообразные вариации на тему регрессного факторинга, которые фактически обеспечивают срочное финансирование. Сейчас для компании очень важно финансирование чуть ли ни час в час, и мы предоставляем для них такую услугу. Поставка произошла утром, буквально вторым рейсом уходят деньги, чтобы их можно было использовать сегодня уже в другом месте. Именно по причине того, что курс фиксируется на дату поставки. В связи с этим есть много различных нюансов, которые клиенты просят соблюсти. И банк идет на это.

Что касается антикризисных продуктов, каких - то серьезных изменений формата не предполагается. Схема факторинга достаточно устойчива, она существует уже давно. И значительно изменяться не будет.

– Каковы инструменты привлечения финансирования в период кризиса?

– Сейчас вообще непонятно какие инструменты привлечения финансирования для факторинговых компаний могут быть. Такие инструменты как секюритизация и выпуск облигаций не исчезнут. Другое дело, что получить их будет гораздо сложнее.

– Какие факторы уйдут с рынка и почему?

– Факторы, которые решили продолжать работать на рынке, определились.

Дефакто это в основном универсальные банки, у которых есть диверсифицированный источник ресурсов. Что касается Факторов, которые функционируют как факторинговые компании при банках, у них тоже будет относительное благополучное существование, если сам банк будет благополучен. На мой взгляд, чем дальше от Банка, тем будет сложнее привлекать финансирование. Боюсь, что самостоятельных Факторов будет совсем не много. Уйдут факторы, которые допустят ошибки при формировании своего портфеля, речь идет о низких требованиях к уровню управления рисками. Это будет напоминать игру в рулетку – пронесло, не пронесло.

– Дайте, пожалуйста, Ваш прогноз развития рынка факторинга в 2009г.

– Прогнозы - дело не благодарное. Можно опираться на понижение до 30% относительно объемов 2008 года. Это достаточно пессимистичный прогноз, но думаю, будет что-то близко к этому.

– Спасибо за интервью.


Служба контроля качества

Обращение в службу качества — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в отдел контроля качества по телефону (495) 617-07-77 доб. 1645

Анонимное обращение

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!