Войти Восстановить пароль?
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Суверенные правительства (страны) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Функциональность интернет-банкинга Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Международные рейтинги Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Роман Огоньков, председатель правления банка НФК (ЗАО)

Огоньков Роман Владимирович

– Как изменился рынок за прошедший год? Какие события и тенденции бы вы тенденции выделили бы в качестве основных для 2008 года начало 2009 года?

– Главное событие – это финансовый кризис. По сравнению с этим все остальное отходит на второй план. Вторая новость – все оставшиеся игроки смывают с себя брызги от лопнувшего мыльного пузыря, о надувании которого на рынке факторинга мы говорили с конца 2006 года. Темпы роста рынка в последние два года явно не соответствовали темпам развития инфраструктуры отдельных игроков.

Что же касается причин дефолта ФК «Еврокоммерц», я вижу два возможных варианта: компания сознательно шла на то, чтобы разогнать маховик и успеть соскочить на IPO, когда на IPO продавалось все. В таком случае им просто не хватило от силы года. Второй вариант - коллеги не вполне понимали, с чем они имеют дело с точки зрения природы рисков нашего рынка, и их внутренние процедуры не успевали за темпами роста. Менее болезненно «свернулись» другие небанковские компании. Все это говорит в пользу того, что либеральный подход к регулированию, более свойственный англосаксонскому законодательству, пока не для нашего рынка, он к нему не готов. Борьба за недавно принятую поправку в ГК, де-юре дающую право оказывать факторинговые услуги любой коммерческой организации, была битвой с ветряными мельницами. Сами игроки сейчас четко понимают, что отсутствие регулирования в конечном итоге – это принятие на себя негативных рисков, связанных с имиджем рынка в целом, формирующегося, в частности, и поведением каждого участника рынка. Увы, рынок факторинга пока еще не отметился появлением сильной признаваемой всеми саморегулируемой организацией, каковой, например, является НАУФОР для фондового рынка. Мы возлагаем большие надежды на недавно созданную Ассоциацию Факторинговых Компаний (АФК) и готовы всячески ей содействовать.

– Каких успехов достигла Национальная факториноговая компания в 2008 году?

– Два главных события 2008 года, связанных с нашей компанией: первое - нами довольны все наши кредиторы, в глазах которых мы укрепили нашу позитивную репутацию, выполнив все свои обязательства в срок и полном объеме; второе - спасли несколько сотен клиентов. Вот, собственно говоря, два основных наших достижения.

– А каким образом вы их спасли?

– Мы продолжали их финансировать. Мы помогали им собирать дебиторскую задолженность. Хотя были очень и очень сложные ситуации даже с очень и очень известными компаниями. Один из наших крупных клиентов федерального уровня, очень известный бренд, который присутствует в каждом супермаркете, сказал нам осенью: «Вы, похоже, единственный банк в стране, который продолжает выплачивать финансирование». Наша консервативная модель риск-менеджмента, которую мы кардинально поменяли в 2006 году, когда поняли, что дальнейшая экспансия такими темпами может закончиться крупными потерями, привела к тому, что мы драматически теряли долю рынка последние 2-3 года, это видно по цифрам. Но, с другой стороны, эта потеря доли рынка «стоила нам» сохранения финансовой устойчивости бизнеса, своевременных расчетов с кредиторами. Мы были и остаемся прибыльной компанией, что для кредитной организации в нынешних условиях, наверное, само по себе неплохое достижение.

– Какое влияние оказал финансовый кризис на факторинговый рынок в России в целом и на деятельность Вашей компании? Как изменились ставки за факторинговое обслуживание в 2008 году?

– Рост стоимости заемных ресурсов повлек повышение наших ставок. Если процентные ставки по регрессному факторингу менялись пропорционально изменению рыночных ставок, то стоимость страховки, то есть факторинга без регресса, возросла примерно в 1,5 раза.

– Опишите, пожалуйста, портрет идеального клиента.

– На самом деле клиент, который сейчас идеален, был идеален всегда. Если коротко, то это представитель сегмента FMCG. Хороший ликвидный товар с раскрученным брендом и достаточно быстрой оборачиваемостью, хорошая разветвленная сбытовая сеть (прежде всего наличие большого числа покупателей, не десятки, а сотни и даже тысячи, что есть у ряда наших крупных клиентов) и диверсифицированная дебиторская задолженность, где нет высокой концентрации долга на отдельных покупателях. Из серьезных изменений в нашей деятельности – отказ от возможности, которую мы раньше предоставляли клиентам, - самостоятельно выбирать дебиторов, передаваемых нам для покрытия риска неплатежа. Сейчас мы действуем по старому классическому факторинговому принципу: all or nothing, другими словами, облигаторный подход. Клиент имеет право исключить из списка определенных дебиторов, но только с нашего согласия. Это могут быть аффилированные структуры или слишком мелкая дебиторская задолженность – исключения такого плана мы допускаем. Списочно.

– Какая процентная ставка возможна максимальна?

– 100-200% … На этот вопрос очень сложно ответить, потому что все зависит от того, что будет с ценой денег в экономике. Какая будет цена денег, такая будет и максимальная ставка.

– Испытал ли Ваш банк проблему неплатежеспособности дебиторов? Если да, то, в каком объеме? В отношении каких дебиторов данная проблема наиболее остра и актуальна.

– Число неплатежеспособных дебиторов действительно увеличивается. Помимо увеличения числа дефолтов, мы видим удлинение сроков оборачиваемости дебиторской задолженности. Если в январе прошлого года средняя оборачиваемость передаваемой нам дебиторки составляла порядка 45 дней, в середине осени она достигла 55 дней, а сейчас составляет 62-63 дней. В процентном отношении это серьезное увеличение. Может быть, цифры не очень показательны, потому что мы всегда неохотно работали с задолженностью с длинной оборачиваемостью, но, собственно говоря, слишком длинная оборачиваемость перестает подавать признаки факторинга – падает степень ее управляемости, нивелируется значение статистики платежной дисциплины.

– А именно количество дефолтов как меняется в терминах прироста?

– Ситуация значительно отличается в зависимости от отрасли. Если говорить о поставках продукции промышленного назначения, количество дефолтов увеличилось примерно в два раза. В сегменте FMCG рост дефолтов тоже есть, но он не достигает 20-25%. Тут вопрос не столько в количестве, сколько в денежной оценке, потому что в основном мы видим серьезный рост дефолтов по мелким лимитам. В принципе это легко проходить, поскольку цена вопроса десятки-сотни тысяч рублей, не более того, для работы с такими должниками зачастую достаточно мягких коллекторских процедур. К установлению крупных лимитов мы всегда применяли более тщательный подход, равно как и более строгие правила мониторинга и пересмотра. По лимитам, превышающим 15 млн. рублей, у нас с момента начала кризиса не произошло ни одного дефолта. Тем не менее, независимо от величины задолженности и срока просрочки наши процедуры востребования задолженности сохранили свои стандарты. Главное направление, которое мы сейчас серьезно укрепляем, - профилактика возникновения просроченной задолженности и ее востребование. Совершенно очевидно, что в кризис появляется больше причин, которые могут подтолкнуть недобросовестные компании на совершение мошеннических действий. Кто-то будет пытаться спасать свой бизнес любыми способами, в таких условиях мотивация на совершение подобных действий возрастает.

– Мы очень часто продолжаем слышать мнение, что для факторинговых операций мошеннические операции даже более опасны, чем дефолт?

– Это так. В истории факторинга, пожалуй, не могу вспомнить ни одного случая, когда дефолты отдельных дебиторов могли бы свалить факторинговую компанию с ног, а вот мошенничество – сколько угодно. Это происходило в Англии и Германии, Испании и Греции, сколько угодно можно продолжать этот список. Мы каждый год предотвращаем десятки случаев, когда к нам приходят за деньгами, не рассчитывая их возвращать. На развитых рынках факторинга есть расхожая фраза: «Если Вы считаете, что в данный момент против Вашей компании не совершаются мошеннические действия, Вы плохо владеете информацией». Кстати, в 2008 году мы предотвратили 19 попыток крупного мошенничества на сумму возможных потерь в 24 млн. долл. США.

– На Ваш взгляд возможно ли появление новых продуктов на рынке? Если да, то, каких?

– Большое значение имеет тот фактор, готовы ли будут игроки рынка развивать качественный сервис в области нефинансовой составляющей факторинговых услуг. Это продукты, связанные с востребованием и управлением дебиторской задолженностью, со страхованием риска неплатежа. Один из последних продуктов, который мы разработали, и питаем определенные надежды на то, что он найдет свой сегмент спроса, это «обеспечительная уступка дебиторской задолженности», которая позволяет радикально повысить уровень залогового обеспечения по выданным кредитам. Ее суть в следующем: на первом этапе проводится оценка качества дебиторской задолженности заемщика и организация обеспечительной уступки портфеля в пользу банка, на втором этапе – мониторинг качества дебиторской задолженности и изменений портфеля во времени и на третьем – сбор уступленной дебиторской задолженности в пользу банка в случае дефолта заемщика. Сейчас очень многие банки испытывают сложности, вызванные ростом просрочек по ранее выданным кредитам. Очень часто одним из основных активов таких должников является дебиторская задолженность. Если у должника два - три дебитора, то с вопросом востребования их задолженности справиться не так сложно. Но если речь идет о сотнях дебиторах с небольшим в среднем размером задолженности, нужна специальная «заточка»: начиная с поточной технологии востребования, заканчивая программным обеспечением. Мы сейчас ведем переговоры с рядом банков, в том числе достаточно крупных, относительно использования наших технологий и процедур в контроле над этим видом обеспечения, даже на стадии рассмотрения банком предварительной кредитной заявки заемщика, то есть фактически выполняем функцию оценщика по данному виду активов. Если происходит дефолт, мы помогаем востребовать дебиторскую задолженность, поступления от которой идут в погашение просроченных обязательств заемщика. Отдельно отмечу – мы стараемся, тем не менее, специализироваться не на реанимации, а на витаминах – то есть профилактике.

– Вопрос регулирования на рынке по-прежнему стоит остро. К чему на Ваш взгляд приведут недавно принятые поправки к 43 главе ГК?

– Да, поправки, которые приняла Госдума к ГК в 43 главе, скорее зафиксировали статус-кво. Как известно, и без этих поправок в России действовали факторинговые компании, которые не имели специализированной лицензии. Единственное, к чему могут привести эти поправки в ближайшее время, - к приходу на рынок иностранных игроков. С точки зрения российской экономики, это, безусловно, в ее интересах. Приход новых игроков пусть, наверное, и с не очень великими на первых порах деньгами, но с правильными технологиями, позволит дополнительно подпитать компании, прежде всего, сегмента малого и среднего бизнеса. Мое глубокое убеждение заключается в том, что рынку факторинга в нашей стране, с ее короткой историей становления цивилизованных обычаев делового оборота, без регулирования жить нельзя. Вопрос в том, какое оно должно быть. Это могут быть специальные небанковские кредитные организации, чтобы Центральный Банк хотя бы краем глаза за ними присматривал. Или это должно быть, какое-то другое регулирование а-ля рынок страхования. Варианты возможны, мы стараемся вести диалог об этом со всеми ветвями власти. Уверен, просто так бросать сейчас рынок в полностью нерегулируемые дебри нельзя – неизвестно, чем закончится этот эксперимент. Если после того, что случилось на рынке факторинга в России, не сделать правильных выводов, мне кажется, их уж можно не делать никогда.

– По вашему мнению, какой вариант урегулирования наиболее вероятен в конечном итоге?

– Предугадать на каком варианте остановятся сложно. Если говорить о моем частном мнении, наибольший опыт, наработанный годами в части регулирования и контроля, накоплен в Центральном Банке РФ. Мы не очень счастливы от некоторых процедур, считая, что они не всегда учитывают специфику факторинга. Товарный и банковский кредит – не одно и то же, обычаи делового оборота отличаются, что находит отражение в лучших практиках построения моделей регулирования на развитых рынках. Тем не менее, должен быть порядок, в том числе в интересах игроков факторингового рынка, – это вопрос прозрачности рынка, а, следовательно, и стоимости фондирования, которое они могут привлечь. Нам очень помогает то, что мы имеем банковскую лицензию, - мы предельно понятны и прозрачны, поскольку фактически, за исключением небольшого объема операций, которые мы должны выполнять как кредитная организация, все остальное у нас - только факторинг. Мы чуть ли не единственный банк в РФ, у которого нет наличных операций. В нашем случае наличие у нас банковской лицензии – огромный плюс. То, что мы, несмотря на кризис, сохранили те рейтинги, которые у нас были, как раз свидетельство того, что для рейтинговых агентств, для регулирующих органов и для кредиторов мы как на ладони.

– По вашему мнению, какое место займет недавно созданная Ассоциация Факторинговых компаний?

– Создание АФК это первый шаг, который был сделан в прошлом году. Шаг правильный. Остается только работать над тем, чтобы те игроки, вне зависимости от статуса банк - не банк, прониклись этой идеей. Совместными усилиями, мы бы действительно подошли к созданию авторитетной, равноудаленной, амбициозной организации, способной решать большие задачи в интересах всех участников рынка. Хотелось бы через столь уважаемое Рейтинговое Агентство «Эксперт РА» призвать наших коллег к тому, чтобы они отнеслись к этой инициативе очень серьезно.

– В настоящий момент в связи с кризисом на рынке факторинга происходит ряд серьезных изменений: некоторые средние и мелкие игроки ушли с рынка, у крупных игроков финансовые проблемы и, как следствие, на рынке существенный недостаток ликвидности, большинство факторов прекратило или существенно ограничило объемы финансирования. Скажутся ли эти явления на имидже факторинга?

– Наверное, прямым следствием того, что произошло, будет усложнение процесса привлечения фондирования для существующих игроков. Факторинг останется. Тем более, что сейчас это чрезвычайно важная и нужная услуга, которая действительно может помочь выжить достаточно большому числу компаний.

– Какую вы для себя видите структуру фондирования на ближайший год?

– Собственный капитал это то, на что мы всегда можем рассчитывать. Нам помогает ЦБ. Благодаря тому, что у нас достаточно высокий рейтинг, мы участвуем в беззалоговых аукционах. Мы имеем возможность, входя в ломбардный список, делать соответствующие операции с ценными бумагами. Несмотря на жаркие дебаты, правильно или нет ЦБ проводит антикризисные мероприятия, со своей маленькой колокольни можем сказать, что ЦБ действительно сделал для нас очень много. Даже не столько для нас, сколько для наших клиентов, используя нас в качестве посредников. Это, кстати, к вопросу о том, доходят ли выделяемые финансовому сектору деньги до реального или нет. У нас доходят, мы валюту не скупали. Третий источник - это наши постоянные стратегические партнеры, с которыми мы продолжаем успешно работать, не снижая объемов финансирования. Это, прежде всего, УРАЛСИБ и Coface. Как только рынок заимствований оттает, вернемся к проработке новых публичных сделок.

– Дайте, пожалуйста, прогнозы развития рынка факторинга в 2009 году.

– С точки зрения ожидаемых объемов важно влияние двух факторов: уход «Еврокоммерца» и планы ВТБ по перезапуску бизнеса «МФК траст». Если оценивать емкость рынка в рублях, в 2009 году он будет, скорее всего, меньше, чем в прошлом с учетом оборотов выбывших игроков. Вряд ли падение абсолютных цифр будет существенным, хотя бы потому, что есть инфляционный эффект, есть эффект девальвации. Полагаю, корректировка вниз не будет превышать 10-15%. Пока еще не вполне понятно, сыграет или не сыграет поправка к ГК в этом году. Скорее всего, это уже фактор 2010 года, хотя ряд очень заметных на мировом рынке факторинговых игроков от прихода на российский рынок сдерживал именно этот фактор.

Сейчас фактически рынок находится в легком нокдауне. Многие игроки серьезно ужесточили условия, растут ставки, снижается процент финансирования, с другой стороны, существует устойчивый, и даже растущий спрос на факторинговые услуги. Мы приветствуем всех игроков, которые осознано верят в будущее факторинга в России, готовы и впредь развивать эту отрасль финансовой индустрии, понимают ее специфику и несут рынку разумное доброе вечное.

– У нас получилось позитивное окончание интервью.

– Позитивное мышление это то, что нас спасало, спасает и спасет.

– Спасибо за интервью.


Служба контроля качества

Обращение в службу качества — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в отдел контроля качества по телефону (495) 617-07-77 доб. 1645

Анонимное обращение

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!