Войти Восстановить пароль?
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Суверенные правительства (страны) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Функциональность интернет-банкинга Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Международные рейтинги Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Интервью с Константином Аксеновым, Начальником Управления коммерческого страхования ОАО «КапиталЪ Страхование» и Романом Варламовым, Начальником отдела ипотечного страхования Управления коммерческого страхования ОАО «КапиталЪ Страхование»

Константин Аксенов
Роман Варламов

– Расскажите, пожалуйста, какие основные направления сотрудничества с банками ваша компания развивает в данный момент, и какие из них Вам кажутся наиболее перспективными?

К.А.: – Стоит сразу отметить, что наша компания занимается в основном корпоративным страхованием. Мы нерозничная страховая компания, исключение – ипотека, так как мы рассматриваем ее как корпоративный бизнес, учитывая, что взаимоотношения, прежде всего, выстраиваются с банками. Наиболее перспективными направлениями в части сотрудничества с банками для нашей компании являются ипотечное страхование и страхование залогового имущества юридических лиц. Если говорить о розничных страховых компаниях то, по моему мнению, для них сейчас наиболее интересно направление автострахования. Сейчас на рынке многие страховые компании ставят своей целью привлечение стратегических инвесторов с иностранным капиталом, которых очень интересует наличие у страховщика, прежде всего, розничного направления бизнеса. А быстро нарастить портфель можно только за счет автострахования. Но при развитии розницы и увеличении портфеля, естественно, растут и убытки. Страховщикам, которые сотрудничают с банками или с автосалонами, чтобы закрепиться на рынке автострахования, приходится работать на условиях более низких тарифов. Так как в данной ситуации снижение тарифа не связано со снижением риска, убытки возрастают. Мы пока в розницу не идем, мы решили быть лучшими в корпоративном сегменте.

– С какими критериями вы сталкиваетесь при прохождении аккредитации у банков? Не являются ли требования банков завышенными?

К.А.: – Критерии у всех банков примерно одинаковые. Стандартно рассматриваются юридические документы, правоустанавливающие, финансовая отчетность и условия программы сотрудничества. Не думаю, что требования банков завышены. Просто дело в количестве необходимых документов и во времени, требующемся для формирования данного пакета документации. В настоящее время мы работаем с более чем 60 банками, основные партнеры – крупные банки.

Р.В.: – Компании, которые относят себя к прозрачным, как правило, не заявляют о том, что требования банков являются завышенными. Для нас не принципиально, хочет ли банк проанализировать отчетность за один год или за пять лет. Все документы мы готовы предоставить. По-другому ситуация складывается в том случае, если страховая компания что-то хочет не предоставлять, конечно, она будет уверять, что требования завышены. Очень серьезные требования при аккредитации контрагентов предъявляет АИЖК.

– Проявляют ли банки заинтересованность в размещении у них страховых резервов?

К.А.: – У всех банков разные подходы к размещению: жесткий, средний и мягкий. Например, иностранные банки практически не требуют размещения. Некоторые российские банки предлагают работать, постепенно наращивая и объемы банкострахования, и средства страховых компаний, размещенных в банке. Какие-то банки предлагают разместить депозит, чтобы просто стать аккредитованной страховой компанией без обещания объема бизнеса, но с такими банками мы практически не работаем. Главное, чтобы сотрудничество было взаимовыгодным.

– Какие критерии применяет ваша компания при отборе банков-партнеров помимо широкой географии деятельности? Интересны для вас небольшие региональные банки?

К.А.: – Для нас, как для корпоративной компании, в принципе, любые банки интересны. Мы же не планируем через их сеть реализацию своих продуктов, как это делают розничные страховые компании. Для нас важнее то, какие требования банки предъявляют к страховой компании и параметрам сотрудничества. А что касается небольших региональных банков, зачастую они могут иметь сильные позиции по кредитованию в своем регионе. Да и возможность получения аккредитации при таком банке и начало сотрудничества может быть проще, чем с крупным банком федерального масштаба.

– Какие мероприятия проводятся с целью повышения эффективности взаимодействия с банками-партнерами?

К.А.: – Что касается эффективности взаимодействия по части корпоративного бизнеса, это, в первую очередь, совместные мероприятия и семинары по конкретным тематикам для банковских работников: кредитных менеджеров и специалистов по оценке рисков. То есть это не курсы по страхованию в целом, а обсуждение некоторых практических вопросов. Бывают и менее официальные встречи, например, проведение презентации новых продуктов компании, сопровождающейся фуршетом. Что касается розничных страховых компаний, для них важнее проведение обучающих семинаров для менеджеров банков, чтобы они понимали страховой продукт и знали, как его продавать.

Р.В.: – Мы регулярно встречаемся с партнерами, читаем семинары для продавцов банковских продуктов, для сотрудников отделов заключения сделок, или просто собираем круглый стол и общаемся в полуформальной обстановке, делимся опытом с коллегами. И, разумеется, обсуждаем совместные продуктовые предложения с партнерами. Отдельно хотелось бы отметить важность совместных встреч с банками и агентами недвижимости, ипотечными брокерами.

– Расскажите, пожалуйста, о ситуации на рынке ипотечного страхования на сегодняшний день? Страхование при ипотечном кредите является все также очень индивидуальным, или происходит развитие стандартных процедур?

Р.В.: – Групповой андеррайтинг используется достаточно успешно и в Западной, и в Восточной Европе, потому что при их уровне развития страхования применять индивидуальный андеррайтинг нецелесообразно. В первую очередь, это касается страхования жизни. На европейских рынках для анализа этого вида страхования используются тенденции макроуровня, а также результаты анализа демографических таблиц смертности, инвалидности, миграции и т.д., так как эти процессы прямо влияют на ипотеку. В России такие тенденции пока не настолько очевидны: с одной стороны, рынок страхования в целом у нас пока «молодой», а с другой, объемы ипотеки незначительны.

Индивидуальный андеррайтинг проводится по другой системе, в которой есть свои общие критерии и принципы оценки риска, учитывающие индивидуальное рассмотрение рисков. Поэтому если говорить о страховании жизни при ипотечном страховании, индивидуальный подход сохраняется, так как его суть именно в том, что каждое лицо должно индивидуально пройти медицинский осмотр, хотя, безусловно, есть определенные принципы и критерии, которые являются при оценке риска стандартными. А если говорить о страховании титула в ипотеке, то там каждый документ рассматривается индивидуально с привлечением и юристов, и наших коллег – сотрудников страховых компаний, которые помогают проверить экономическую безопасность сделки, особенно если речь идет о большой сумме.

Так, в нашей практике пока используется индивидуальный андеррайтинг, хотя у нас серьезный портфель по ипотечному страхованию, а также новые технологии. Но при этом полностью отказаться от индивидуального андеррайтинга мы не можем.

– Использование группового андеррайтинга в ипотечном страховании нераспространенно по причине сравнительно небольших объемов страхования? Или есть ограничения, связанные с технологиями проведения андеррайтинга?

Р.В.: – Конечно, на использование группового андеррайтинга влияет уровень развития рынка. Его идея заключается в том, что индивидуальный андеррайтинг осуществляется выборочно. Условно говоря, на Западе 10-15% клиентов страховых компаний направляются на какие-либо медицинские обследования, в России – 50-60% портфеля. В этом и есть разница.

– Происходило ли изменение тарифов в ипотечном страховании в 2007 г.?

Р.В.: – Ипотечное страхование – это вид страхования, где целесообразно конкурировать сервисом, а тарифная конкуренция чревата крайне негативными последствиями, особенно это касается страхования жизни. Для страховщика снижение тарифа отразится на растущей убыточности, ухудшении качества портфеля, вплоть до разрыва отношений с банком и разорения страховой компании. Но при этом еще важно понимать, что каждый невыплаченный убыток по ипотеке – это большая трагедия в социальном плане, потому что за ним стоит судьба заемщика и его семьи. А если речь будет идти о массовых неплатежах по каким-то событиям? Опосредованно ипотечное страхование связано с социальной стабильностью. Урегулирование убытков в ипотечном страховании является достаточно сложной и социально ответственной процедурой, которая осложняется еще и тем, что здесь, как ни в каком другом виде страхования, каждый второй страховой случай может оказаться мошенничеством. К сожалению, в этом сегменте мошенничество очень распространено. Так, известны случаи оформления ипотеки на заемщика, являющегося смертельно больным или находящимся в сильной алкогольной зависимости. В случае смерти заемщика его семья получает квартиру, а страховщик оказывается в очень затруднительной ситуации.

– У вашей компании много убытков по ипотечному страхованию?

Р.В.: – Исходя из объемов нашего портфеля, убыточность рабочая и не выходит за рамки ожидаемого уровня.

– Какой из продуктов, входящих в комплекс ипотечного страхования, наиболее часто используется в мошеннических целях? Наверное, в связи со сложностью проведения ипотечных сделок, это титульное страхование?

Р.В.: – Я практически не встречал мошенничества, направленного непосредственно на страховую компанию. Здесь имеет смысл говорить о мошенничестве именно в сфере недвижимости: когда сделка осуществляется с целью получить деньги от продажи квартиры, и потом еще эту квартиру как-то обратно вернуть. При этом, ипотечное ли это кредитование или задействована страховая компания, для мошенника вопрос не очень принципиальный. Ему не важно, будет платить страховая компания банку или нет. В титульном страховании мошенничество часто вытекает из общей нечистоплотности московского рынка недвижимости. А если говорить про мошенничество, направленное против страховой компании, то это касается страхования жизни: когда для смертельно больного заемщика ипотечный кредит – обеспечение будущего семьи или же просто трата денег по принципу «все прогулять напоследок».

– Каким образом можно бороться с мошенничеством в ипотеке?

Р.В.: – Те страховые компании, которые серьезно относятся к проведению полноценного пред- и послестрахового андеррайтинга, делают акцент на экономической и юридической безопасности сделки, знают, как противодействовать основным шагам мошенников. Здесь больше настораживает то, что заинтересованность в развитии ипотечного страхования высокая, все пытаются его включить в свой страховой портфель, но при этом возможности конкурировать сервисом и качеством предстраховых экспертиз, у многих компаний нет. Говорить о конкуренции на уровне качества обслуживания можно только тогда, когда есть возможность вкладывать ресурсы: развивать канал оплаты услуг, совершенствовать медицинский осмотр, содержать в штате курьеров и т.д. С одной стороны, это небольшие расходы, но, с другой – это говорит о качественном подходе к ипотечному страхованию. А те страховые компании, которые ориентированы на завоевание своей доли рынка любой ценой, больше применяют ценовые методы конкуренции, значительно снижая тарифы. И помимо снижения цен, конечно, снижается качество андеррайтинга именно в части медицинского обследования при страховании, а на страховании жизни при ипотеке приходится большая часть риска. В данном случае, процедура аккредитации должна сохраняться, проверка серьезности подхода страховщика к ипотечному страхованию должна осуществляться.

– Произошли ли какие-то изменения в связи с отменой обязательного требования для страхования жизни заемщика при ипотеке? Заемщики банков осознают риски, когда приходят за ипотечным кредитом, или же их приходится убеждать в целесообразности такого страхования?

Р.В.: – Страховщики никого ни в чем по ипотечному страхованию не убеждают. Часто банки, заинтересованные в комплексе ипотечного страхования, предлагают заемщикам продукт, в котором уже предусмотрено страхование всех рисков, что вполне удобно для клиентов. Страхование жизни – это нормальный вид ответственности. Но если анализировать четыре вида, входящих в ипотечное страхование, то страхование жизни покрывает самый значимый риск и является самым убыточным видом. Если рынок откажется от этого вида или он будет отменен государством, банки поднимут тарифные ставки, вероятно, на 20%, так как риск смерти или утраты трудоспособности заемщика необходимо как-то покрывать. А если этот риск останется не покрытым, тогда кредит будет необеспеченным, встанет вопрос о невозможности секьюритизации. Страховым компаниям пока удается балансировать убыточность портфеля, поэтому ипотечное страхование воспринимается как достаточно интересный продукт.

– Если говорить об отсутствии требования об обязательном страховании залогов, то, очевидно, что такое страхование позволяет банкам снизить объемы резервирования по ссудам, и рынок вряд ли от него откажется. Какова Ваша точка зрения?

Р.В.: – По страхованию жилого фонда ситуация неоднозначная. С одной стороны, страхование недвижимого имущества в ипотечном кредитовании – важный момент. Но, с другой стороны, в том варианте, который в настоящее время наиболее распространен на рынке, страхованием покрываются только риски несущих конструкций, то есть стены, пол и потолок квартиры. В случае реализации какого-либо риска, например, пожара, специалисты страховой компании проводят осмотр помещения на предмет целостности конструктива: если стены и потолок на месте, конструктив не пострадал, или же когда-то не было проведено согласование перепланировки - случай не относится к страховому и клиент не получает страхового возмещения, хотя, по сути, жилье не пригодно для жизни. Банки делали попытки расширения страхового полиса по ипотечному страхованию риском повреждения внутренней отделки квартиры, но натыкались на категорическое неприятие данной услуги страхователями, которые часто вообще не проявляют заинтересованности в страховании недвижимости и в большей степени заинтересованы в снижении стоимости ипотечного страхования. В итоге распространенное страхование залогов является очень востребованным продуктом для банков, но не всегда оптимальным для страхователя.

– Повышают ли банки финансовую грамотность населения в плане страхования жизни, или же это остается только заботой страховых компаний?

Р.В.: – Уровень финансовой грамотности у нас в стране очень низкий. И если все банкиры знают о возможностях страхования в части покрытия рисков жизни и трудоспособности заемщиков, ситуация со страхователями не такая однозначная. Кстати, к вопросу об отмене страхования жизни при ипотечном страховании, в случае полного отказа банков от данного страхования необходимо будет покрывать риск за счет, например, увеличения залогов, что, на самом деле, для клиента банка менее удобно, и кроме этого, не так много заемщиков, желающих кредитоваться под залог жилой недвижимости. И в целом, уровень страховой грамотности населения низок, например, страхование дома или квартиры практически не развито, хотя страховщики, работающие с розницей, могут достаточно качественно и оперативно оформить полис.

– Отразился ли глобальный кризис ликвидности на объемах ипотечного страхования и условиях страхования (процедурах андеррайтинга)?

Р.В.:– Кризис ликвидности, совершенно очевидно, отразился на ипотечном страховании, потому что оно напрямую связано с ипотечным кредитованием. Есть кредит – есть страхование, нет кредита – нет страхования. Во втором полугодии объемы кредитования, на мой взгляд, упали раза в два, как минимум. Не все банки в равной степени были подвержены влиянию мирового кризиса ликвидности, но в ситуации проблем с ликвидностью банкирам удалось сохранить свое лицо. Хорошо, что в ситуации снижения объемов повышается качество оценки заемщиков, соответственно, должны сократиться объемы мошенничества в ипотеке.

К.А.: – В целом российские банки смогли преодолеть кризис, сильного обвала у нас по банкострахованию не произошло. Объемы вновь заключенных договоров страхования, естественно, стали меньше, но при этом качество страхового портфеля улучшилось. Сейчас у участников рынка есть возможность принимать взвешенные решения, вести разумную тарифную политику. Банки сейчас более трепетно подходят к оценке портрета заемщика.

– Есть ли заинтересованность со стороны банков в «бридж-страховании» при рефинансировании ипотечных кредитов (страхование временного лага, при котором объект снимается с залога одного банка и передается другому) и страховании первоначального взноса (при рассрочке взноса)?

Р.В.: – Страхование первоначального взноса в ближайшее время не будет востребовано в России. Оно направлено против падения цен на недвижимость, а у нас сейчас цены продолжают расти. И даже если его вводить, массовое использование в России потребует привлечения западного перестрахования, так как суммы будут очень большими. Наверное, развитие этого вида было бы активным, если бы банки страховали не индивидуальные кредиты под каждого отдельного заемщика, а в целом инвестиционно-кредитные программы на большие объекты.

К.А.:– При этом надо понимать, что такие виды страхования связаны с реализацией системных рисков, то есть если произойдет снижение цен на недвижимость, то это отразится сразу на всех договорах страхования.

Р.В.: – Если говорить о бридж-страховании, то для его развития необходима четкая регламентация процессов рефинансирования кредитов, чтобы провести адекватные расчеты тарифов. Сегодня процедуры рефинансирования теоретически всем понятны, но на практике единых стандартов и подходов к этому нет, процесс подвержен влиянию большого числа различных факторов.

– Развитие бридж-страхования связано с увеличением числа рефинансируемых кредитов, распространенностью данного вида операций?

Р.В.: – Развитие страхования в данной области будет происходить в случае установления четких процедур регистрации сделок на рынке недвижимости. Так, например, нет единых стандартов по регистрации сделок с недвижимостью и в рамках Московской области. Даже печати на документы в одних городах ставят, а в других нет. Пока не будет единых стандартов по работе с недвижимостью бесполезно выводить на рынок новые страховые продукты в ипотечном страховании. При бридж-страховании страхуется риск дефолта заемщика в возникающем временном лаге при рефинансировании, а ведь возможны различные варианты поведения заемщика, поэтому надо четко прописать, что является страховым случаем, а что нет. На Западе все эти продукты работают достаточно хорошо. У нас они пока не выводятся на массовый рынок.

– Появились ли новые проекты на рынке ипотечного страхования?

Р.В.: – Хорошие проекты были по системе единой тарификации, но сейчас есть определенные требования антимонопольного органа, которые не позволяют работать по такому принципу. Хотя если и банк, и страховая компания относятся к бизнесу серьезно, взаимодействуют на рыночной основе, то в эксклюзивном сотрудничестве может быть много хороших моментов, расширятся возможности для оптимизации бизнес-процессов, совершенствования процедур обслуживания клиентов. Не надо каждый день думать о том, что конкуренты, например, могут понизить тарифы и банк изменит список партнеров, а можно целенаправленно развивать канал продаж, повышая его качество. То есть каждый день происходит работа над системой сотрудничества с банком, в нее инвестируются средства и, в итоге, получаешь определенную отдачу. И новый участник рынка, который предлагает по не совсем понятным причинам тарифы в несколько раз ниже, должен сначала доказать рынку, что не может путем ценового демпинга изменить ситуацию в свою пользу. Эксклюзивная модель сотрудничества успешно работает в Западной Европе, там финансовые потоки очень тесно взаимосвязаны, но цены устанавливаются через рыночные механизмы, а не монопольно. И так должно происходить и в российской действительности. Однако, как я считаю, можно разрабатывать очень хорошие программы сотрудничества банков и страховых компаний на основе единых тарификаторов, что может значительно упростить систему андеррайтинга. Например, если бы законодательно банк мог выступать в качестве страхователя своих заемщиков, процесс перечисления страховых премий был бы автоматизирован. Есть, конечно, определенные плюсы и минусы в конкурентном и эксклюзивном сотрудничестве. Формы эксклюзивного сотрудничества, существующие на нашем рынке, были далеки от рыночных форм сотрудничества, поэтому внимание ФАС к ним вполне обосновано. Но конкурентные формы сотрудничества проигрывают в технологическом плане.

– Страхование титула больше востребовано при кредитовании на первичном или на вторичном рынке недвижимости?

Р.В.: – Страхование титула – это страхование потери права собственности. Надо различать этот риск с риском неполучения права собственности. Например, при соинвестировании строительства недвижимости встает вопрос о том, будет ли сдан объект и получит ли соинвестор в нем квартиру. А в страховании титула покрывается риск потери права собственности, например, в результате неправильного оформления документов, ошибок при регистрации и других такого рода нарушений. Титульное страхование очень востребовано, особенно при совершении сделок на вторичном рынке.

– Как развивается страхование при кредитовании на первичном рынке недвижимости?

К.А.: – Страхование на этом рынке имеет свои особенности. Сейчас существует спрос на страхование инвестиций граждан при долевом участии в строительстве. Как правило, такой продукт предлагают страховые компании, работающие «при застройщике», но, на мой взгляд, это не совсем рыночное страхование. Если же мы говорим о реальном рыночном страховании инвестиционных рисков на первичном рынке недвижимости, то здесь встает вопрос о перестраховании. Суммы значительные, ведь в данном случае происходит аккумуляция риска сразу по всем застрахованным квартирам в одном жилом доме. Западные перестраховочные компании данные риски не принимают в перестрахование, до сих пор опасаясь возможных экономических кризисов в нашей стране. Участники же российского рынка вряд ли смогут предоставить серьезные перестраховочные емкости по данному направлению. Да и перестраховывать подобные риски внутри страны не совсем целесообразно, так как действительно в случае наступления экономического кризиса проблемы возникнут у всех участников рынка. Конечно, страховщики пробуют развивать страхование инвестиций на первичном ипотечном рынке, но пока этот рынок остается неосвоенным в полной мере. Не стоит забывать, что до сих пор бывают случаи «недостроя» объектов жилой недвижимости и в Москве, и Московской области, что лишний раз доказывает серьезность рисков по данному виду страхования.

Р.В.: – Первичный рынок недвижимости – будущее ипотеки. По моему мнению, для страхования таких рисков должна быть создана государственная компания, возможно с участием частных инвесторов, которая будет страховать эти риски. То есть система, похожая на систему страхования вкладов, где государство выступает в качестве гаранта. Но для этого необходимо осознание всеми участниками рынка важности такой системы. По факту – рынок застройщиков очень дифференцирован, каждый участник преследует свои интересы, он сегодня не готов к созданию единых принципов работы. А кроме этого, нужно еще хорошо понимать, какие риски мы можем страховать в первичной ипотеке. Если жилье не достроено вследствие реализации строительно-монтажного риска, тогда необходимо активнее развивать строительно-монтажное страхование. А если риск заключается в том, что губернатор сменился, то это уже совсем другое дело. Если же риск банкротства строительной компании – управлять таким риском довольно сложно.

– Страхуют ли ваши банки-партнеры свои кредитные или операционные риски?

К.А.: – Разумеется. Например, крупные банки – эмитенты пластиковых карт значительного объема, приобретают программу по страхованию эмитентов пластиковых карт на случай мошеннических действий с ними. Причем с учетом постоянно растущего объема выпускаемых карточек, количество страховых случаев по данному виду увеличивается. Все более популярным становится страхование жизни и здоровья заемщиков банков при потребительском кредитовании, не обеспеченном залогом имущества. Помимо этого, большинство банков также страхуют свое имущество, ценности при хранении в операционных кассах, хранилищах и при перевозке, то есть все, что непосредственно связано с банковской деятельностью. Некоторые приобретают ВВВ.

– Насколько в России развито комплексное страхование банковских рисков (Bankers Blanket Bond)? Какие преимущества оно дает банкам?

К.А.: – BBB – это более сложный и дорогостоящий вид страхования. Он не так сильно распространен на нашем рынке, хотя после недавно произошедшего случая в «Сосьете Женераль» это вид может стать более востребованным и у нас. На нашем рынке также были похожие инциденты, не такие крупные, но тоже достаточно серьезные, просто менее известные… Страхование ВВВ недешевое, поэтому не каждый банк готов приобрести его, если, конечно, наличие такого полиса не является необходимым условием для осуществления деятельности.

– Какова позиция вашей страховой компании в отношении действий ФАС, направленных против «сговора» банков и СК? Какой выход из сложившейся ситуации, по Вашему мнению, был бы наиболее приемлемым и для банков, и для страховых компаний, и для клиентов?

К.А.: – На рынке так до конца и нет понимания того, что подразумевается под «сговором». Не совсем понятно, какие именно критерии рассматриваются при выявлении «сговора» в соглашениях, подписываемых страховыми компаниями с банками. На мой взгляд, действия ФАС в большей степени направлены на соглашения между банками и страховыми компаниями по розничному бизнесу, в которых фигурируют конкретные тарифы по страхованию. Но я ни разу не слышал примера, чтобы были какие-то претензии к соглашениям в части корпоративного бизнеса. Во взаимодействии по обслуживанию корпоративных клиентов заранее прописать тарифы невозможно, так как все страхуемые объекты абсолютно разные, «коробочных» продуктов по корпоративным проектам, как правило, не так много. Но в любом случае для участников рынка важно иметь четкое представление о том, какими должны быть договора о сотрудничестве между страховыми компаниями и банками на рынке банкострахования, каким параметрам они должны соответствовать. Борьба же с системой аккредитации страховых компаний тоже неоднозначная: банк заинтересован в покрытии своих рисков и поэтому выбирает в качестве партнеров надежные страховые компании. В корпоративном страховании возможны такие ситуации, когда клиент банка уже имеет страховой полис компании, не входящей в список аккредитованных страховых организаций при банке. Если в таком случае банк готов рассмотреть положение этой компании на рынке, оценить ее финансовое состояние на основе отчетности, рейтинга компании российских и международных рейтинговых агентств и представить всю информацию на кредитный комитет для вынесения решения о принятии действующего полиса, то это нормальная рабочая ситуация. Наличие списка аккредитованных компаний не должно мешать работать клиенту банка с другим надежным страховщиком.

Р.В.: – Хотелось бы добавить, что бывают и такие ситуации, в которых выбор страховой компании достаточно ограничен. Это касается страхования по тем видам, которые менее распространены на рынке: страхование факторинговых сделок, экспортно-импортных операций, страхование D&O. В таком случае выбор страхователя ограничен возможностями страховых компаний, здесь вообще для ФАС нет смысла бороться с аккредитацией.

– Как изменилась тарифная политика страховых компаний в 2007 г.? Происходил ли рост или снижение тарифов и по каким видам банкострахования? Какие факторы повлияли на изменение тарифов?

К.А.: – Тарифная политика нашей компании в 2007 г. практически не менялась ни по ипотечному страхованию, ни по страхованию залогов юридических лиц. Если же говорить в целом о тенденциях на рынке, то происходит некоторое снижение тарифов по всем видам страхования. На это влияет сильная конкуренция, в том числе связанная с выходом на рынок зарубежных страховщиков. Российским страховым компаниям в таких условиях приходится менять методологию расчетов, оптимизировать свою систему работы. Кроме этого есть тенденции в уменьшении ставок страховой премии в отношении некоторых объектов страхования. Так, например, значительно уменьшились тарифы на страхование объектов коммерческой недвижимости. Если раньше по коммерческой недвижимости минимальный уровень тарифа составлял порядка 0,1% в год, то теперь он в некоторых случаях доходит уже до 0,04-0,05% в год, причем это снижение произошло только за последние два года. Однако дальше значительное падение тарифов вряд ли произойдет.

Р.В.: – Что касается ипотечного страхования, то в 2006–2007 гг. происходило некоторое снижение тарифов. Но те компании, которые пошли на большое снижение, сейчас будут снова поднимать тарифы, так как они рассчитывали на большие объемы по страхованию, а они несколько снизились.

– В 2007 г. наблюдалось активное вхождение иностранных инвесторов в капитал российских банков и страховых компаний. Происходит ли одновременно с этим перенос западного опыта банкострахования на российский рынок? И что нового привносят такие компании?

К.А.: – Если говорить о корпоративном страховании, каких-то сильных новшеств западные компании не привносят, потому что это уже настолько отработанный участок взаимодействия банка со страховой компанией, что сделать что-то новое достаточно сложно. Возможно, конечно, некоторое совершенствование технологий сотрудничества, процедур оформления документов, создание тарифной сетки, по которой кредитный менеджер сможет сам примерно определять тарифы и сообщать заемщику, какие у него будут дополнительные расходы, связанные с получением кредита. В таком направлении, действительно, происходят изменения, но глобальных нововведений не наблюдается.

Р.В.: – Я бы даже сказал, что российские страховые компании-лидеры во многом опережают по технологиям работы западные компании, которые только выходят на наш рынок.

К.А.: – Если говорить о иностранных банках, то они более лояльно относятся к аккредитации, они могут без проблем принять полис неаккредитованной страховой компании, если страховая компания имеет рейтинг и удовлетворяет их требованиям по финансовому состоянию.

– Каким образом происходит развитие банкострахования в регионах: страховщики «выходят» на региональные банки; страховщики идут в регионы за счет развития региональных сетей банков-партнеров; региональные и федеральные банки обращаются к региональным страховщикам?

К.А.: – Развитие банкострахования в регионах связано с общим развитием рынка кредитования и эффективностью работы страховых компаний с банками на региональных рынках. И банк, и страховая компания в первую очередь оценивают потенциал региона, а дальше уже возможны разные варианты: и самостоятельный выход в новый для страховщика регион, и частичное использование региональной сети какого-либо банка. Но все-таки для нас, как для корпоративного страховщика, важнее осознавать возможности региона, мы оцениваем уровень развития промышленности, наиболее динамично развивающиеся направления бизнеса. Хотя, конечно, при открытии филиала и формировании бизнес-плана одним из основных пунктов является наличие банков-партнеров, с которыми компания будет работать в регионе. Бывают и такие варианты, когда банк выступает в качестве канала продаж для выхода на рынок.

– Выделяете ли вы в отдельное направление работу с малым бизнесом?

К.А.: – Мы не выделяем отдельно клиентов по принципу размера бизнеса. Мы понимаем, что сегодня это может быть малое предприятие, а завтра – крупный производитель. Мы готовы обслуживать компанию на всех этапах ее развития. Единственное, мы позиционируем себя как недешевая компания и хотим работать с теми клиентами, которые понимают, что они приобретают, и готовы за это платить. Это не означает, что у нас ставки выше среднерыночных, просто индивидуальная программа, которую мы разрабатываем для наших клиентов с максимальным объемом страхового покрытия, зачастую будет стоить дороже предлагаемого другими компаниями «коробочного продукта». Наша цель – определить конкретные потребности в страховании у нашего клиента и предложить ему оптимальную программу страхования.

– Какие планы по развитию банкострахования у вашей компании на ближайшую перспективу?

К.А.: – Мы остались довольны итогами работы по банкострахованию в 2007 г. Приятно, что те банки, с которыми у нас сложились партнерские взаимоотношения, продолжают развиваться и наращивать объемы кредитования. У нас появился ряд новых интересных банков-партнеров. Есть, конечно, и те банки, с которыми работа развивалась не очень эффективно (и это всегда расстраивает), но мы не останавливаемся на достигнутом – продолжаем налаживать каналы с другими банками.

Р.В.: – Что касается ипотечного страхования, мы уверены, что будем успешно работать на этом рынке и в этом году. Последствия кризиса ликвидности будут постепенно сходить на нет. Хотелось бы, чтобы некоторые моменты изменились в лучшую сторону, но на сегодня объективных предпосылок к таким изменениям пока не наблюдается.


Служба контроля качества

Обращение в службу качества — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в отдел контроля качества по телефону (495) 617-07-77 доб. 1645

Анонимное обращение

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!