Войти Восстановить пароль?
ru en
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 
 

IV Ежегодная профессиональная конференция «Факторинг – 2008: новые горизонты»

 


КАРТА ПРОЕКТА
IV Ежегодная профессиональная конференция «Факторинг – 2008: новые горизонты»
Карповский Григорий Михайлович

– Какие события и тенденции на рынке факторинга 2007 – начала 2008 гг. Вы бы выделили в качестве основных?

– На мой взгляд, основные события 2007 – начала 2008 гг. это, во-первых, очень серьезный рост рынка: игроки на рынке стали действительно крупными – это Еврокоммерц, Промсвязьбанк, НФК, Петрокоммерц, «ТРАСТ». Они обладают на сегодня уже очень крупными портфелями, и это означает, что рынок перешел из стадии «раскачки» в стадию большого серьезного бизнеса. Во-вторых, это все, что связано с общими тенденциями в мире финансовых институтов, прежде всего, в банковской системе – с мировым финансовым кризисом. Для всех это негатив, но для факторинга это, скорее, позитивное явление, поскольку существенно возрос спрос на услуги Факторов. Клиенты очень заинтересованы в факторинговом финансировании.

– Стали ли вы более строго подходить к оценке клиентов в период кризиса в связи с ухудшением финансового состояния компаний-клиентов?

– Мы специализируемся в основном на работе с представителями среднего бизнеса, в то время как кризис затронул больше крупные компании, имевшие доступ к международному рынку капитала. Положение средних компаний, не имеющих доступа к внешним источникам финансирования, практически не изменилось. Единственное, что следует отметить, это то, что универсальные банки, столкнувшись с проблемами ликвидности, выбирая между различными способами финансирования, прежде всего закрывали лимиты по факторинговому финансированию. Такие клиенты приходили к нам и получали услуги факторинга.

– Прекращали ли вы финансирование в период кризиса?

– Многие крупные финансовые институты в сентябре 2007 г. начали «сидеть» на ликвидности, ограничив финансирование и ужесточив методики оценки клиентов. Когда разразился кризис, никто не понимал, как долго он продлится, а самое неправильное, что можно делать в ситуации подобной неопределенности – это раздавать деньги, не понимая, что будет дальше. Спустя несколько недель, когда мы поняли что происходит и как себя вести в этих условиях, мы возобновили финансирование в полном объеме, нарастив портфель за остаток года.

– Каков Ваш прогноз развития рынка факторинга на ближайшие годы?

– Сначала несколько ведущих игроков показали, что рынок интересный. Спустя определенное время, видя перспективность рынка, на него начали выходить новые игроки, которые первоначально стали быстро расти. Но через какое-то время все они начали сталкиваться с существенными барьерами. Я могу выделить три главных барьера.

Первый барьер – это сеть дистрибуции. Однозначно, для развития факторинга нужна небанковская специализированная сеть дистрибуции. Это подтверждается международным опытом и причина тут банальна. Достаточно привести простой пример: невозможно продавать легковые автомобили и грузовики в одном автосалоне.

Второй барьер – это технологии: обслуживать 100 клиентов можно, обслуживать 200 клиентов – тяжело, обслуживать 1000 клиентов – нереально без вложения колоссальных сумм – как минимум миллионов долларов – в процессинг и IT-обеспечение. Этого барьера, как правило, не чувствуют молодые и небольшие Факторы, считающие, что, создав простую программу, можно спокойно работать, наращивая клиентскую базу до необходимого объема. Сталкиваясь с тем, что обслуживать с помощью существующих механизмов 1000 клиентов просто невозможно, Фактор начинает нанимать людей, что по понятным причинам не приводит к желаемому результату. На определенном этапе они понимают, что необходимо вложить определенную сумму денег в новую специализированную IT-систему, что не каждому по карману, а если такие средства и есть, то в универсальном банке очень сложно убедить акционеров вложить столь крупную сумму денег только в одно из направлений бизнеса.

Третье – это риск-менеджмент (экспертиза) и статистика (кредитное бюро): чтобы диверсифицировать риски, необходимо сразу иметь большой портфель в сотни клиентов, наработать который за короткий промежуток времени невозможно – его можно только купить. Даже крупнейшие международные факторинговые компании не готовы выходить на российский рынок, потому что они хорошо понимают, насколько существенен этот барьер в связи с тем, что в России нет кредитных бюро и нельзя купить статистику. Даже при наличии собственных технологий и средств на покупку или построение филиальной сети только один из барьеров заставляет крупных, опытных игроков отказываться от очень перспективного российского рынка.

На определенном этапе все новые игроки будут сталкиваться с этими барьерами: им придется либо нести потери, либо вкладывать деньги в преодоление того или иного барьера. Для многих это окажется слишком дорого и придется продавать свои портфели, а мы эти портфели будем покупать.

Почему я считаю, что так будет в России? Потому, что так было на всех рынках, где развивался факторинг: на первом этапе несколько игроков показывают, что это интересный рынок, на следующем этапе все ринулись, потому что увидели, что это интересно, и, наконец, игроки сталкиваются с барьерами и принимают решение с хорошей прибылью для себя продать портфель. В итоге продолжать развитие рынка будут те, кто сконцентрируется на факторинге. Эта тенденция уже имеет место – пока в небольших масштабах, но через год-два процессы перекупки портфелей крупными игроками активизируются. У нас для этого уже сейчас аккумулируются достаточно большие деньги.

Для нас интересны прежде всего низкорискованные и высокодоходные портфели – такие портфели создают, как правило, крупные и профессиональные игроки. Поэтому покупка портфеля сильного крупного игрока для нас предпочтительна, это предполагает, что мы предложим такому Фактору большую премию за его портфель – дадим ему очень хорошо заработать.

– Как бы Вы охарактеризовали сегодняшнюю ситуацию, когда на рынок вышел целый ряд игроков, заявляющих очень серьезные амбиции? Чувствуете ли Вы различия в подходе к ведению бизнеса у старожилов рынка и у новичков?

– Есть крупные Факторы, есть небольшие. От небольших и молодых компаний вы, как правило, слышите то, что слышали несколько лет назад от нас: некая агрессия по отношению к другим участникам рынка, стремление «пробиться» и доказать свое право на существование. Более крупные взрослые игроки уже прошли эту стадию и смотрят на этот бизнес более спокойно, рассуждают более здраво и хладнокровно, способны вести конструктивный диалог с конкурентами. Крупный игрок мыслит крупными категориями – покупкой портфелей и бизнесов. Новичок же обычно озабочен более мелкими, более частными проблемами – ценовой конкуренцией, единичным переманиванием клиентов и т. п. Он еще даже не сталкивался с проблемами роста, о которых я ранее упоминал.

Если говорить о характеристиках такого взрослого бизнеса, то следует коснуться специфических приемов, которые используются, например, в привлечении средств. Мы часто слышим несколько очень неадекватных мыслей. Первая неадекватная мысль заключается в следующем: у банков есть деньги, у компаний нет денег. Если в названии компании присутствует слово «банк», это совершенно не значит, что там больше денег. Например, ФК «Еврокоммерц» не является банком, однако у нас денег гораздо больше, чем у большинства российских банков. Еще одна неадекватная мысль заключается в том, что банкам проще привлекать средства, чем компаниям, потому что отчетность банков смотрит ЦБ РФ. Но ведь любой инвестор смотрит прошедшую аудит МСФО отчетность компаний. Отчетность Coca-Cola не смотрит ЦБ РФ, но это не делает ее хуже, а аудируемая отчетность компании не вызывает никаких сомнений. Что же в действительности является существенным, когда мы говорим о привлечении денег?

Первое: для финансового учреждения самое важное – это собственный капитал. Заемные средства приходят и уходят, а собственный капитал – это основа фондирования. У нас собственный капитал на конец 2007 г. составлял более 370 млн долл., и мы продолжаем его увеличивать. Один из наших конечных акционеров – это «Темасек Холдингс». У кого сейчас деньги есть, так это у «Темасек» – инвестиционной компании из Сингапура, скупающей крупные западные финансовые институты. На Востоке в сложившейся сейчас ситуации денег гораздо больше, чем на Западе.

Второе: поскольку мы монолайнеры, все, что у нас есть, мы направляем в факторинг. Если универсальный банк «из одного кошелька» должен распределять деньги по нескольким направлениям, то непосредственно на факторинг будет приходиться меньший объем, чем если бы это было единственным направлением бизнеса. Следовательно, больше денег на факторинговое финансирование есть у того, кто на этом концентрируется.

Третье – это секьюритизация: чем она важна? В каком-то смысле секьюритизация – это тот же факторинг с точки зрения того, что деньги даются не исходя из финансового состояния заемщика, а исходя из качества актива, под который выделяются средства. Ведь что такое факторинг? Чем он отличается от кредита? Тем, что факторинг это Commercial Finance и Asset Based Lending, а кредит – это Commercial Banking. При Commercial Banking оценивается заемщик, и банк принимает решение, какой у этого заемщика рейтинг, какой кредит ему можно дать. Наиболее подходящая аналогия Asset Based Lending – это ломбард. Можно привести следующий пример: приходит в ломбард студент, у него есть бриллиантовое ожерелье. В отличие от банка ломбарду безразлично, что этот студент необеспечен. Задача ломбарда – снять риск заемщика и получить только бриллиантовое ожерелье. Причем это будет сильно отличаться от кредитования банком под обеспечение тем же самым ожерельем, ведь в отличие от банка Asset Based Lender всегда будет выкупать актив и распоряжаться им, в то время как для банка остаться с залогом и реализовывать его – это страшный сон. Идея факторинга не в том, чтобы финансировать под залог актива, а в том, чтобы купить этот актив, то есть, возвращаясь к нашему примеру, получить само ожерелье, а не бумажку, подтверждающую то, что оно находится в залоге. При втором варианте в случае дефолта клиента необходимо будет прийти и забрать предмет залога. Если я купил денежные требования, то они уже у меня на балансе, и мне не угрожает банкротство клиента – этот риск исключен.

При секьюритизации используется ровно та же самая идея. Есть российская компания «Еврокоммерц», у нее есть свои риски, и в нашем прежнем примере она – студент и, следовательно, заведомо не может получить высокий рейтинг. Но у нас есть портфель – это наше ожерелье. Мы создаем отдельную компанию SPV и передаем ей наш портфель, продолжая самостоятельно его обслуживать, но уже не владея им. А SPV выпускает ценные бумаги, которые не несут ни риски компании «Еврокоммерц», ни риски ее клиентов-поставщиков. Таким образом, инвесторы, вкладывая деньги в секьюритизационные облигации, лишь покупают ожерелье, но не кредитуют студента. Если произойдет дефолт у компании-поставщика или у «Еврокоммерц», инвестор от этого не пострадает, следовательно, ценным бумагам может быть присвоен высокий рейтинг. Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s присвоило старшему траншу секьюритизационных облигаций ФК «Еврокоммерц» рейтинг «BBB» по международной шкале. Агентство Fitch также присвоило рейтинг «ВВВ» этому траншу. Чего мы этим добились? Мы привлекли крупную сумму денег – первоначально была секьюритизирована дебиторская задолженность на сумму 8 млрд руб., а также создали великолепную возможность для наших клиентов. Наш клиент с помощью факторинга получил доступ к нашим деньгам, а с помощью секьюритизации мы довели его до самых крупных международных инвесторов, потому что мы исключили и его, и свой риск. Мы напрямую соединили инвестора с активом, выступив в роли посредника. Мы – компания, имеющая международный рейтинг Moody’s Investors Service на уровне «B2», получили рейтинг уровня «BBB» (S&P, Fitch) на секьюритизационные ценные бумаги, в которые вкладываются крупнейшие инвесторы, поэтому стоимость привлечения оказывается существенно дешевле, чем если бы мы выпускали облигации от своего имени. Например, какой-нибудь американский фонд по своему мандату не имеет права покупать ценные бумаги таких эмитентов, как ФК «Еврокоммерц». Но покупать бумаги уровня рейтинга «BBB» он может. Путем секьюритизации мы создали механизм доведения нашего клиента до такого уровня инвесторов. К этому инструменту будут прибегать и другие игроки рынка факторинга, но мы стали первыми.

– Вы сделали секьюритизацию в тот момент, когда все очень настороженно относятся к переупаковке риска. Потенциальные инвесторы смотрят на ваше «ожерелье» и говорят: «Вероятно, здесь половина бриллиантов фальшивая». Как удается убедить их оставить эти опасения?

– Кризис начался с того, что «ожерельями» были ценные бумаги по облигациям, обеспеченным ипотекой. Потом аналогичным образом произошло и с потребкредитами. Поэтому у инвесторов сегодня аллергия на переупаковку рисков. Мы делали секьюритизацию в декабре 2007 г., когда помимо собственно нежелания покупать риски, инвесторы стремятся закрыть книжку, зафиксировав существующую прибыль или убыток за год. Почему наша секьюритизация прошла на ура? Инвесторы «обожглись» на ипотеке, а мы пришли со сделкой из совсем другого рынка. Механизм тот же, но актив принципиально другой, не имеющий никакого отношения к ипотечным рискам. Это и есть главный аргумент, который мы используем. Инвесторы верят нам и зарабатывают вместе с нами.