Войти Восстановить пароль?
ru en
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Долговые инструменты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

По вопросам участия в проектах
РАЭКС-Аналитика
Яндиева Мариам
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1896)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: yandieva@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Александр Михайлович Сергеев, профессор Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС»

Александр Михайлович Сергеев

«России нужны бизнес-лидеры – только тогда мы сможем построить по-настоящему инновационную экономику», – о своей точке зрения на российскую систему образования и подготовки кадров рассказывает Александр Сергеев, профессор Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС».

– Александр Михайлович, какими Вы видите людей, которые будут создавать новую, инновационную экономику в России? В чем сегодня состоит проблема подготовки кадров в России?

– Чтобы понять, что такое кадры для инновационной экономики и как их готовить, надо понять, какими качествами должны обладать люди, продвигающие инновации в жизнь. Давайте сравним выпускников российского и западного вузов и посмотрим, насколько они готовы работать в условиях инновационной экономики. Например, выпускники Стенфорда, которые составляют кадровое ядро Кремниевой долины, и, допустим, МГУ. Можем ли мы сказать, что выпускник российского вуза знает меньше и хуже, чем выпускник западного университета? Нет, с точки зрения теоретической подготовки он, возможно, подготовлен даже лучше. Но это не значит, что он готов к инновационной экономике. Проблема российской системы образования заключается в том, что на выходе она выдает несамостоятельных, малоамбициозных людей, которые не мотивированы на успех. Причина кроется в том, как выстроен воспитательный процесс в учебных заведениях, какая создана атмосфера, какие качества в человеке формирует высшая школа. Наша система образования серьезно проигрывает американской, еще больше проигрывает китайской с точки зрения формирования определенных личностных качеств, которые необходимы для современного мира: инициативности, ответственности, заряженности на успех. Это, я думаю, и есть кардинальная проблема.

– В чем же суть недостатков российских вузов?

– Дело в том, что система образования сама по себе инертна, меняется очень медленно и неохотно. Советская высшая школа была сформирована в 20–30-е годы прошлого века, когда на фоне полной разрухи, неграмотности нужно было быстро подготовить огромное количество более или менее квалифицированных кадров. И был единственный выход – массовый ликбез. Профессуры было мало, книг тоже. Так и возникла главная форма обучения в российских вузах – лекции, огромные поточные аудитории, где сидят несколько сотен людей. В англо-саксонской школе ставка сделана на самостоятельную работу. Есть очень небольшие лекционные курсы, на которых разбираются узловые вопросы, все остальное студент делает сам. Это и приучает его к большей ответственности, к желанию что-то делать самому.

Кроме того, в западной системе, студент может выбирать свою образовательную траекторию. На любой специальности есть очень ограниченный объем обязательных курсов, а все остальное по выбору (каждый курс оценивается в какое-то количество кредитов и студенты должны набрать за семестр нужное количество кредитов, прослушав те или иные курсы). Это заставляет человека задумываться о том, что же ему на самом деле нужно и пригодится в будущей профессии, что и с какой целью он хочет изучать. В России кредитная система пока только декларируется. Доминирование аудиторных форм привело к формированию у студентов и преподавателей определенных навыков. Российская профессура может блестяще читать лекции, проводить семинары, но организация самостоятельной работы со студентом у них не получается. На Западе основной формой отчетности о проделанной самостоятельной работе является эссе – размышление на заданную тему. В России все выстроено так, что большое количество аудиторной нагрузки не дает преподавателям возможности работать со студентами индивидуально (например, проверять те же эссе в течение всего семестра и беседовать). Изучение любого предмета для российских студентов – это не осознанное приобретение знаний и навыков, которые ему нужны для профессиональной деятельности. Студенты учатся, чтобы сдать экзамены и получить диплом, а не профессиональную подготовку. Как говорится, почувствуйте разницу. Так и возникла поговорка «от сессии до сессии живут студенты весело», потому что единственной формой отчетности в российском вузе является экзамен, тогда как западный студент работает постоянно. Таким образом, в западном вузе формируется личность, которая является востребованной в инновационной экономике, а существующая у нас система воспитывает инфантилизм и иждивенчество.

– Что необходимо сделать, с Вашей точки зрения, чтобы в российской системе образования начались изменения?

– Я считаю, что одним из стимулов может стать появление у высшей школы настоящего заказчика. С моей точки зрения, должна возрастать роль самоорганизующихся структур бизнеса: отраслевых ассоциаций и тому подобных. И главное – бизнес должен платить за подготовку кадров. Компании и предприятия платят и сейчас, но это такие абстрактные деньги, которые взимаются в форме налога, уходят в бюджет, а оттуда перечисляются вузам. Необходимо ввести целевой налог на подготовку кадров. Это не значит, что налоговая нагрузка возрастает, просто меняется форма налога, когда бизнес-структура будет отчислять целевые деньги именно в тот вуз, в который посчитает необходимым. И вот когда появиться заказчик, который будет за специалистов платить деньги, тогда и сформируются требования к подготовке специалистов, к содержанию программ. Разговор будет вестись на совсем другом уровне.

– Каким образом коммерческая структура должна принимать участие в подготовке специалиста, как она будет влиять на вуз?

– Я думаю, каждый должен заниматься своим делом: что в вузы должны приходить бизнесмены и проводить мастер-классы или стажировки, сомнению не подлежит, но не более того. Главная функция отраслевой ассоциации, компании или предприятия – это функция заказчика. Это значит, что бизнес должен участвовать не в подготовке, а в приемке и оценке специалиста. Подготовил студент проект – его защиту принимают бизнесмены. Тогда и сами учащиеся будут понимать, что они занимаются реальным проектом, который не будет пылиться на полке. Подобные механизмы в мире хорошо отработаны: есть европейский опыт (в частности, французский), когда работодатели через сообщества вносят сумму на подготовку каких-то специалистов.

– Сколько же времени может понадобиться на перестройку образования и кого необходимо подготовить в первую очередь?

– Это сложный вопрос. Вопрос приоритетов. В любой инновационной экономике погоду делают бизнес-лидеры. Двигателем инноваций никогда не может быть менеджер, тем более инженер. Двигатель инноваций всегда бизнесмен. Мы должны готовить, точнее воспитывать, своих Стивов Джобсов. Движущей силой любых инноваций может быть только эффективный собственник, который поведет за собой людей, в итоге он сам найдет способ подготовить необходимые ему кадры. Нам не нужны миллионы тех, кто будет заниматься инновациями. Если таких проектов будет несколько десятков тысяч, то они могут перевернуть всю экономику.

А сейчас я скажу слова, которые всегда вызывают массу критики. Новую систему образования, которая подготовит лидеров, невозможно построить на базе существующих вузов: некоторые системы лучше создавать с нуля, чтобы они не тащили на себе груз кадровых, идеологических и организационных традиций. Многие образовательные структуры не обладают ни потенциалом, ни желанием меняться. Запуск проектов по созданию новых вузов, которые должны быть не очень большими, мобильными и динамичными, должен осуществляться на базе негосударственных учебных заведений. Ярким примером такой площадки является МИРБИС. С моей точки зрения, это должно быть определенное количество (10–20) локальных проектов, которые инициируются бизнесом и вращаются вокруг бизнеса.

– Расскажите о том, как в МИРБИСе готовят специалистов нового формата, как здесь построена система образования?

– МИРБИС выступил с инициативой подготовки лидеров нового поколения, которые будут отличаться теми качествами, о которых я говорил. По инициативе ректора МИРБИСа Станислава Савина мы запустили проект «Национальный лидер». Сейчас мы переходим от формата бизнес-школы к бизнес-университету, все компетенции и качества мы начинаем формировать уже у студентов. В МИРБИСе реализуется личностно-ориентированной модель обучения (создание курсов и программ личностного роста, программа развития корпоративной культуры, программа обучения педагогов методам личностно ориентированного обучения), при котором главной целью обучения является развитие деятельной, нравственной личности, способной к преобразованиям. Мы создаем среду для развития таких личностей, прививаем студентам умение производить идеи и воплощать их в жизнь, осознавать результаты своей деятельности.

– Я знаю, что у МИРБИСа много вузов-партнеров за рубежом, существуют программы двойного диплома, обмена и тому подобное. Это тоже способствует подготовке кадров для новой экономики?

– Сегодняшняя экономика – это экономика глобальная, все процессы в ней глобальные. Нужно готовить людей, открытых миру, готовить специалистов локально уже нельзя. Важная сейчас проблема – это проблема интеграции российского образования с международным. МИРБИС сегодня предлагает программу бакалавриата, которая носит международный характер: частично обучение проходит в России, частично в Англии. Если сегодня молодой человек не съездил хотя бы раз в другую страну, не понял ее специфику, не поучился там, то он не станет полноценным специалистом. Сегодня половина студентов, обучающихся в вузах Англии и США, – это студенты из других стран. Я считаю, что свою лепту должно внести государство. Если любой аккредитованный западный вуз берет российского студента на обучение, то этому молодому человеку должен выделяться грант, как оплачивается его обучение в российском вузе. Почему бы и нет? Иначе получится абсурд. Должна быть создана программа обмена по примеру европейской Erasmus, должен быть поток из 10–20 тыс. человек, которым (в том числе и бизнес) будут выделены стипендии и финансирование. Здесь без волевого усилия государства ничего не будет.

– Западные студенты тоже приезжают в МИРБИС на обучение?

– Конечно. МИРБИС с самого момента своего рождения – это совместное предприятие, созданное при участии Италии (учредителями МИРБИСа были Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова и Итальянское общество экономических исследований «НОМИЗМА»). Все образовательные программы построены по Болонской системе (Болонский процесс – это процесс приближения к единым стандартам систем образования стран Европы с целью создания единого образовательного пространства), абсолютное большинство программ аккредитовано западными ассоциациями, в частности МИРБИС первым в России получил аккредитацию программы МВА в международной ассоциации бизнес-школ АМВА. Так что обоюдный обмен у нас происходит постоянно.

– Мы говорим о работе на перспективу. Но что делать с теми кадрами, которые есть сейчас? Как переподготавливать их?

– Те проблемы высшего образования, о которых я говорил, касаются переподготовки кадров в еще большей мере. Работающий, опытный специалист не может учиться так же, как и студенты. Для взрослого человека очень важна осознанно поставленная цель. Он хочет учиться быстро, эффективно и качественно. Кроме того, у взрослых есть опыт, позитивный или негативный, и с ним нужно считаться. В силу тех проблем, которые существуют сейчас в высшей школе, среднестатический преподаватель работать со взрослыми людьми не может. Он жесткий теоретик, не готов опираться на опыт, потому что его зачастую у него нет, не готов быстро и эффективно преподавать, так как привык работать на длинной дистанции, укладывая курс в 70–100 часов, а не в два, как это необходимо при переподготовке. Я вижу тут один путь – это интеграция той системы повышения квалификации, которая сложилась еще в советские времена и не смогла в современных условиях найти своего клиента, с системой негосударственных учебных заведений, которая со своей стороны доказала, что она может существовать и эффективно работать в рыночных реалиях. Надо стимулировать слияние старой системы с ее материальной базой и некоторым кадровым потенциалом с новой, которая обладает новыми технологиями и подходами к обучению. Третьим звеном должны стать бизнес- ассоциации. Но я повторюсь: это заработает только в том случае, если бизнес начнет платить реальные деньги. Поверьте, компаниям это будет выгодно, поскольку и сейчас у многих компаний неплохие бюджеты на обучение сотрудников. Но, как показывает моя практика, часто эти деньги тратятся неэффективно. Если бы бизнес-сообщества могли выступать интегрированным заказчиком, то качество обучения было бы гораздо выше.