Войти Восстановить пароль?
Приветствуем Вас на обновленном сайте рейтингового агентства "Эксперт РА"!
Мы постарались сделать доступ к материалам более простым и понятным, переработали навигацию и способы подачи информации для более прозрачного доступа к ней. Однако, если у Вас возникли вопросы или Вы нашли ошибку - просим обращаться по адресу info@raexpert.ru. Желаем плодотворной работы!
Зарегистрированные пользователи
имеют расширенный доступ
к материалам сайта
Зарегистрироваться
Требования регуляторов Проекты методологий Список всех рейтингов
Банки Финансовые компании Нефинансовые компании Холдинговые компании Проектные компании Факторинговые компании Лизинговые компании Регионы (муниципалитеты) Суверенные правительства (страны) Страховые компании (универсальные) Страховые компании (по страхованию жизни) Инвестиционные компании Депозитарии НПФ (негосударственные пенсионные фонды) МФО (микрофинансовые организации) Гарантийные фонды Облигационные займы Структурированные финансовые продукты Управляющие компании СМО (страховые медицинские организации) Агенты по сопровождению ипотечных закладных Качество (корпоративного) управления Качество систем риск-менеджмента Привлекательность работодателей Качество услуг ЛПУ Функциональность интернет-банкинга Эффективность управления ПИФами Качество управления закупочной деятельностью в компаниях с государственным участием Кредитный климат стран и территорий Ипотечные сертификаты участия Регионы России Регионы Казахстана
Международные рейтинги Рейтинги под наблюдением
Календарь начала сбора анкет и публикации Список всех рэнкингов
Контакты
Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»)
Адрес: Бумажный проезд, 14, стр. 1
Общие вопросы: info@raexpert.ru

Секретариат
Марьям Газиева
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1610)
e-mail: referent@raexpert.ru

PR служба
Сергей Михеев
(по запросам СМИ и общим вопросам работы PR-службы)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1650)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: mikheev@raexpert.ru

Екатерина Свищева
(по вопросам информационного сотрудничества и аккредитации СМИ)
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1640)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: pr@raexpert.ru

Отдел клиентских отношений
Ерофеев Роман
тел: (495) 225-34-44, 617-07-77 (доб. 1656)
факс: (495) 225-34-44
e-mail: sale@raexpert.ru

«RAEX (Эксперт РА) – крупнейшее в России рейтинговое агентство c 19-летней историей. RAEX (Эксперт РА) является лидером в области рейтингования, а также исследовательско-коммуникационной деятельности.

RAEX (Эксперт РА) включено в реестр кредитных рейтинговых агентств Банка России.

На сегодняшний день агентством присвоено более 700 индивидуальных рейтингов. Это 1-е место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, 1-е место по числу рейтингов банков, страховых и лизинговых компаний, НПФ, микрофинансовых организаций, гарантийных фондов и компаний нефинансового сектора.

Рейтинги RAEX (Эксперт РА) входят в список официальных требований к банкам, страховщикам, пенсионным фондам, эмитентам. Рейтинги агентства используются Центральным банком России, Внешэкономбанком России, Московской биржей, Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, Агентством по страхованию вкладов, профессиональными ассоциациями и саморегулируемыми организациями (ВСС, ассоциацией «Россия», Агентством стратегических инициатив, РСА, НАПФ, НЛУ, НСГ, НФА), а также сотнями компаний и органов власти при проведении конкурсов и тендеров.»


 

Андрей Рыжаков, исполнительный директор, член правления СГ «АльфаСтрахование»

Рыжаков Андрей Дмитриевич

– Андрей Дмитриевич, в чем Вы видите основные недостатки существующей системы ОМС?

– Первый значимый недостаток заключается в том, что не реализованы основные страховые принципы. Сегодня под видом обязательного медицинского страхования мы имеем систему бюджетного финансирования, незначительно отличающуюся от принятой в 1923 году в Советском Союзе системы Н. А. Семашко.

Как следствие, во-первых, ни врачи, ни лечебные учреждения в целом не мотивированы к достижению конечного результата, то есть повышению уровня качества медицинской помощи и сервиса. Вовторых, роль страховщиков сведена к минимуму и фактически искажена. Если проводить аналогию с тем, как эта система выглядит в западных странах, либо с нашей системой добровольного медицинского страхования, то нетрудно понять, что основных страховых принципов в нашей системе обязательного медицинского страхования по определению нет. Страховщик не является ключевым звеном, не имеет возможности влиять на выбор лечебных учреждений, которые будут работать в системе по оказанию медицинской помощи населению. Как следствие, страховщику достаточно сложно выполнять свои обязанности в полном объеме.

С этим во многом связаны проблемы, которые мы имеем в здравоохранении: низкое качество медицинской помощи, низкая сервисная составляющая, низкое доверие к системе со стороны пациентов. Более того, это приводит и к искажению основного принципа действующей системы – принципа бесплатного оказания медицинской помощи. Пациенты вынуждены платить официально или неофициально. Они вынуждены это делать, пытаясь хоть как-то компенсировать недостатки той системы, которая у нас существует.

– Вы упомянули о мотивации врачей к достижению конечного результата. Как мотивировать врачей? Как преодолеть это ограничение?

– Здесь нельзя делать акцент только на мотивированности врачей. Понятно, что этот аспект важен, но не основной. В целом мы говорим о реформировании системы, которая должна привести к тому, чтобы врач и лечебное учреждение были мотивированы к достижению конечного результата.

– Как это сделать?

– Во-первых, необходимо определить страховую компанию как основное звено, основной стержень системы медицинского страхования. Во-вторых, создать реальную конкурентную среду между лечебными учреждениями, то есть в эту систему допустить коммерческие медицинские учреждения, которые сегодня в 99% случаев по определению находятся за ее бортом, а также создать конкурентную среду и среди муниципальных, федеральных и ведомственных медицинских учреждений, работающих в системе ОМС. Третий момент – необходимо пробудить заинтересованность самого пациента в том, чтобы он был здоров. Тогда он будет более внимательно и требовательно относиться к тому результату лечения, который он получает. Здесь можно говорить о соплатежах, о софинансировании, можно рассмотреть какие-то другие формы мотивации, но цель одна – чтобы пациент был здоров.

Кроме того, очень важно обеспечить, чтобы деньги, находящиеся в системе, «шли за пациентом», и тогда эти деньги будут направляться в те лечебные учреждения, которые дают максимальный результат с точки зрения качества лечения и сервиса. Если лечебное учреждение дает максимальный результат, то к нему придет основной финансовый поток, и тогда начнут действовать стандартные законы рынка. В итоге лечебное учреждение должно стоять перед выбором: либо что-то улучшить в своей деятельности, чтобы повысить качество и сервис, либо уйти с рынка.

– Насколько обоснован доступ коммерческих лечебных учреждений в систему ОМС?

– Полностью обоснован. Более того, если мы не хотим, чтобы произошло совмещение добровольного и обязательного страхования, можно установить в качестве условия работы коммерческого учреждения в системе ОМС запрет на работу в системе ДМС и вообще на открытом рынке.

– Насколько это эффективно?

– Думаю, что вполне эффективно. Предположим, что кто-то из участников рынка вложился в коммерческую медицину, хочет участвовать в системе ОМС и видит для себя в этом какой-то результат. Почему бы и нет? Это к вопросу о том, разделять или не разделять потоки. Но давайте рассуждать шире: а почему мы, собственно говоря, так боимся их совместить? Я не вижу проблемы в том, что они будут совмещаться, потому что их можно разделить на те, которые покрываются ОМС, и те, которые ОМС не покрываются. Для этого должна быть четко определена граница, до которой все оказанные лечебным учреждением услуги предоставляются в рамках системы ОМС, а сверх нее – уже в рамках ДМС.

– У нас как будто все покрывается…

– Да, в соответствии с Конституцией у нас покрывается вообще все, включая пресловутую высокотехнологичную помощь. С другой стороны, в реальности есть разного рода ограничения, региональные лимиты оказания бесплатной медицинской помощи и т. д. Это противоречит Конституции, и с этим мы живем почти 20 лет. Поэтому если мы не знаем, где заканчивается система ОМС и начинается ДМС, то нужно, в первую очередь, определить эту границу, а не идти опять по пути запрета кому-то в чем-то участвовать и тем самым вводить дополнительные ограничения. Допуск коммерческих медицинских организаций не противоречит закону об обязательном медицинском страховании. Но в этом случае, естественно, тут же появится прямая угроза неэффективно работающим муниципальным лечебным учреждениям. Если мы говорим о реальной реформе системы здравоохранения, и если мы действительно хотим следовать страховым принципам, от этого никуда не денешься. Чем раньше это произойдет, тем лучше.

Говоря о коммерческих лечебных учреждениях, нельзя не вспомнить о тарифах. В системе ОМС сейчас действуют искусственные тарифы, которые ничем не обоснованы, а «нарисованы» исходя из уровня бюджетного финансирования. Понятно, что по таким тарифам далеко не каждое коммерческое лечебное учреждение захочет участвовать в системе ОМС, даже при наличии на то законного права. Приведение тарифов в соответствие с реальной стоимостью медицинских услуг – еще один неизбежный вопрос, который необходимо решать. Если мы хотим получить нормальную, эффективно работающую систему ОМС, ее финансирование должно быть на соответствующем уровне.

– За счет каких средств можно повышать тарифы?

– Во-первых, у нас принято решение о том, что с 2011 года страховые взносы на ОМС повышаются с 3,1 до 5,1%. Во-вторых, если мы говорим о том, что нам нужна работающая система здравоохранения, то как ни крути, а придется увеличивать ее финансирование. Потому что система здравоохранения, финансируемая в объеме менее 5-6% от ВВП, по определению не может быть эффективной. На сегодня у нас финансирование, по разным данным, составляет от 3,2 до 3,7% от ВВП. В США этот показатель равен 15%, в Западной Европе – от 8 до 12%. Поэтому так или иначе увеличивать финансирование все равно придется.

– Но 2% не помогут.

– Может быть, и не помогут, но это уже первый шаг. Кроме того, определенный эффект будет иметь перераспределение денег внутри системы за счет перехода на одноканальную систему финансирования. Важно, чтобы здравоохранение финансировалось не из шести разных источников, а из одного.

Кроме того, будут уходить с рынка неэффективные лечебные учреждения, которые потребляют достаточно значимую часть финансирования. Финансовые потоки будут перераспределяться в сторону эффективно работающих учреждений. Вторая составляющая экономии может заключаться в исключении значительного количества чиновничьих прослоек в системе, которые также потребляют значимую долю финансирования.

Тем не менее даже при правильном перераспределении финансовых потоков и исключении неэффективных звеньев необходимость увеличения финансирования все равно останется. Если мы хотим, чтобы у нас было здоровое население, чтобы улучшалась демографическая ситуация, увеличивалась продолжительность жизни, то без увеличения объемов финансирования здравоохранения мы все равно не обойдемся, тем более что с точки зрения долгосрочной перспективы это принесет свою выгоду. Есть такое понятие, как стоимость спасенной человеческой жизни. Практически во всех развитых странах население рассматривается еще и как человеческий капитал, который производит внутренний валовой продукт государства. Следовательно, если подходить к этому даже с чисто утилитарной точки зрения, то чем лучше здоровье человека, тем важнее это для государства. Финансирование здравоохранения – это не просто трата денег, это инвестиции, имеющие высокие показатели рентабельности.

– Хорошо, за работающее население будут вноситься взносы в размере 5,1%. А как увеличить взносы за неработающее население? Как в принципе определяются тарифы по этой группе застрахованных?

– На сегодня за неработающее население платит субъект РФ. Норматив определяется по достаточно сложной схеме и зависит в основном от бюджетных возможностей территории, потребности в медицинских услугах для неработающего населения, влияния местного министерства здравоохранения, фонда, различных комитетов по социальному развитию. Отсюда колебания по тарифам от 2 до 10 тыс. на человека в зависимости от территории. Единого принципа определения тарифов, как для работающего, так и для неработающего населения, на сегодня не существует.

– Как можно определить этот принцип?

– Его определить на самом деле не так сложно. Есть показатели заболеваемости того или иного населения по тем или иным видам болезней. Если есть стандарты лечения, можно рассчитать их стоимость, и тогда можно будет уже рассчитать норматив на лечение среднестатистического пациента. В целом это те же принципы, что и в системе ДМС.

– А насколько будет эффективна система ОМС, в которой тарифы различаются в зависимости от индивидуальных особенностей застрахованного?

– Конечно, это идеальная ситуация. Она возможна, если есть полная статистика по заболеваемости каждого конкретного человека, его обращаемости, более того, текущего состояния его здоровья. В этом случае можно прогнозировать потенциальные расходы, которые этот человек может понести. Тогда тариф на страхование ОМС может определяться индивидуально. Это что-то сродни системе ДМС.

– Но все-таки, как мне кажется, набор услуг должен быть единым.

– Единой идеальной модели страховой медицины на сегодняшний день не существует. Поэтому существуют и единый набор услуг, и ситуации, когда сам застрахованный либо работодатель имеют возможность выбирать несколько отличающиеся услуги. Минимально необходимый набор услуг, конечно, должен присутствовать. Вопрос о том, насколько он будет полон, напрямую зависит от объема денег, который государство, в данном случае с участием работодателя, готово потратить на обеспечение желаемого уровня здоровья населения. Соответственно, либо этот перечень будет достаточно полным и широким, либо он будет несколько уже. И если он будет уже, то работодатель вместе с работниками может его расширить. Здесь мы опять приходим к вопросу о том, как нам оптимально совместить системы ОМС и ДМС, но это не исключает наличия определенной гибкости и внутри самой системы ОМС.

– Насколько реален такой вариант, при котором тарифы определялись бы более сегментированно?

– Я думаю, что на этом этапе сегментированно определять тарифы будет достаточно сложно, потому что у нас элементарно нет необходимой четкой статистической информации в масштабах всей страны, тем более относительно общей численности нашего работающего и неработающего населения. Поэтому можно говорить о переходе к единым тарифам. Но нельзя говорить о том, что мы готовы перейти к сегментированным тарифам. Единые тарифы можно ввести для работающего и неработающего населения, и методика их определения существует. Более того, несколько раз эти тарифы просчитывались. По моим оценкам, существующие тарифы должны быть увеличены в четыре-шесть раз.

– Давайте поговорим о страховых компаниях. Вы говорите о том, что в идеальной системе необходимо усилить роль страховщиков. Какие функции им нужно предоставить?

– Если мы говорим о полноценной роли страховщиков в страховой системе, то, естественно, базовыми должны быть следующие моменты. Во-первых, страховая компания должна иметь все необходимые ресурсы для того, чтобы организовать оказание своевременной медицинской помощи своим застрахованным и иметь полноценные рычаги для управления ее качеством. В первую очередь, застрахованный хочет получить своевременную, качественную и достаточную медицинскую помощь, которая в кратчайшие сроки либо восстановит его здоровье полностью, либо будет поддерживать его дееспособным, предотвращая, насколько это возможно, дальнейшие обострения и прогрессирование заболевания. Второй момент – полноценная защита прав застрахованных. При возникновении конфликтной ситуации или просто неудовлетворенности застрахованного качеством услуг он должен точно знать, что страховая компания обеспечит ему качественную экспертную поддержку. Третье – эффективное управление и перераспределение финансовых потоков, чтобы минимизировать стоимость лечения для каждого конкретного застрахованного. Это то, ради чего люди обращаются к системам медицинского страхования, неважно, добровольного или обязательного. Для этого страховая компания должна иметь возможность влиять на финансовые потоки, которые идут непосредственно к лечебно-профилактическим учреждениям. Страховая компания должна иметь возможность влиять на качество оказания медицинской помощи в ЛПУ посредством проведения медико-экономической экспертизы и прямого воздействия на врачей и на лечебное учреждение в целом. Страховая компания должна иметь свободу выбора лечебных организаций, которые будут обеспечивать реализацию программы медицинского страхования. Естественно, страховая компания также должна иметь возможность диалога с застрахованным в полном объеме.

– А как же функции страховых компаний именно как страховщиков? Будут ли СМО принимать на себя реальные страховые риски?

– Да, конечно, если мы говорим о полноценной системе медицинского страхования. Пациент выбирает страховую компанию и доверяет ей защиту своего здоровья. За это он платит страховые взносы. Страховая компания, получая прибыль, должна принимать на себя риски. Дальше управление этими рисками происходит за счет компетентности и профессионализма сотрудников страховщика.

– Но сейчас мы видим противоположную ситуацию.

– В настоящее время деятельность страховщиков в медицинском страховании сведена к минимуму. Страховая компания практически не влияет на ту прибыль, которую получает. Сегодня она получает определенную финансовую сумму как расходы на ведение дела, и она не может получить меньшую или большую сумму. А расходы на ведение дела определяются чиновниками на уровне субъекта РФ. Страховая компания в лучшем случае имеет совещательный голос, в худшем – не имеет вообще никакого. Ввиду наличия территориального принципа прикрепления застрахованных она не может влиять на выбор ЛПУ, которые будут обслуживать этих застрахованных, практически не влияет она и на качество оказанной медицинской помощи.

– Может ли СМО получать прибыль?

– С моей точки зрения, как и любая коммерческая организация, СМО должна получать прибыль. Прибыль она может получать за счет двух составляющих. Первая составляющая – это увеличение входящего финансового потока посредством привлечения новых клиентов и удержания старых. Второй момент – это сокращение исходящего потока, то есть тех денег, которые идут на оплату счетов медицинских учреждений. Сокращать их можно двумя способами. Во-первых, занимаясь профилактикой здоровья застрахованных. На Западе, например, компании уделяют достаточно внимания профилактике и повышению заинтересованности самих пациентов в сохранении своего здоровья. Во-вторых, снизить расходы можно через контроль адекватности оказываемой медицинской помощи. Потому что одному и тому же пациенту при одном и том же заболевании можно оказать разное количество услуг. С одной стороны, СМО не заинтересована в неадекватном занижении медицинских услуг, потому что тогда будет ухудшаться состояние здоровья пациентов, они будут чаще обращаться за медицинской помощью, будут не удовлетворены качеством медицинской помощи и в конечном итоге вообще уйдут из страховой компании. С другой стороны, СМО не заинтересована также в завышении объема медицинской помощи, потому что это вредно не только с финансовой точки зрения, но и с точки зрения здоровья застрахованных.

– Есть мнение, что если СМО разрешить получать прибыль, велика вероятность того, что она будет занижать выплаты, сегментировать, отбирать здоровых застрахованных, чтобы получить большую прибыль…

– Но это другой вопрос и другая сторона медали, как регулировать в системе медицинского страхования адекватность работы страховых компаний. Здесь можно обратиться к опыту, существующему на рынке ДМС. В рамках добровольного медицинского страхования страховые компании, являющиеся лидерами рынка на протяжении 10-15 лет, достаточно четко отработали эту систему. И работодатель идет и платит взносы по ДМС, рассматривая медицинское страхование как основную и наиболее важную составляющую компенсационного пакета. То есть страховые компании уже завоевали доверие. Понятно, что нужно правильно выбирать страховые компании, что должен быть определенный государственный контроль над расходованием денежных средств. В здравоохранении других стран преобладают все-таки системы страховой медицины, нежели какие-то альтернативные варианты.

– Альтернатива – это бюджетная система? Больше ничего не придумали?

– Больше ничего не придумали. Есть примеры некоторых промежуточных вариантов, но в целом имеет место преобладание либо бюджетных принципов, либо страховых. Поэтому на сегодня все страны можно разделить на три группы. Первая группа – это страны с преобладающей системой бюджетного финансирования, вторая – с принципами страховой медицины, третья – это те, у которых вообще отсутствует как таковая система базовой медицинской помощи, гарантированная государством. До последнего момента к третьей группе относились и США. Там либо ты покупаешь полис добровольного медицинского страхования, либо остаешься без медицинской страховки и платишь «по факту», если у тебя есть такая возможность, за исключением некоторых категорий населения, включенных в специальные государственные программы.

– Давайте поговорим о застрахованных. Какие права у них есть сейчас и какими они должны быть в идеале?

– В действующей системе права застрахованных серьезно ограничены, при этом они о них еще и не знают. В связи с этим полис медицинского страхования рассматривается просто как пропуск в ЛПУ. Многие вообще не знают о том, в какой компании застрахованы. Если вылечили, то повезло, не вылечили или вылечили плохо – как и с кого спрашивать, застрахованные в основной своей массе не знают. На практике у них нет возможности выбора ни страховой компании, ни ЛПУ, ни врача. Застрахованные не могут влиять своим взносом на качество получаемой медицинской помощи, наполнение программ, перечень ЛПУ и т. д. Даже получить помощь по своему полису на другой территории – большая проблема. Наиболее неприятно то, что в нашей системе ОМС человек вынужден за многое платить, и при этом он все равно не получает гарантии оказания качественной медицинской помощи.

– А страховая компания?

– Если он платит неофициально, как он в страховую компанию обратится? Если говорить о реально действующей страховой медицине, застрахованный всегда может использовать страховую компанию. За что страховая компания получает определенную часть прибыли? За то, что она выступает не только организатором оказания медицинской помощи, но и контролирует ее качество и защищает права застрахованного. Если у него возникли вопросы, жалобы, пожелания, у него всегда есть возможность обратиться в страховую компанию, и он получит необходимую полную и квалифицированную экспертную оценку того лечения, которое ему было оказано.

– Кто и как должен выбирать медицинскую организацию? Застрахованный или страховая компания?

– Возможны оба варианта. Все зависит от подготовленности самого застрахованного, от знания тех же лечебных учреждений, врачей и т. д. Либо страховая компания, действующая на данной территории, определяет перечень учреждений, в рамках которого застрахованный выбирает учреждение и врача, либо на этапе выбора страховой компании застрахованный высказывает свои пожелания относительно перечня учреждений и врачей, услугами которых он хотел бы воспользоваться.

Но на сегодня мы имеем территориальный принцип прикрепления пациентов к медицинским учреждениям. Вам никто не дает право выбора поликлиники. В вашей поликлинике вы тоже не можете выбрать врача, вы прикреплены к своему участковому терапевту, и он вас направит к тому узкому специалисту, который на данном этапе доступен в поликлинике. Достаточно сложно как-то повлиять на этот процесс в рамках действующей системы.

– А если застрахованный оказался в другом регионе, где у страховой компании нет договора с лечебными учреждениями? Как страховые компании должны действовать?

– Полис ОМС должен действовать на всей территории РФ. Как в этом случае построить систему финансового взаимодействия? Она должна выстраиваться между страховыми компаниями, которые обслуживают разные территории. Застрахованный не должен в этом плане иметь какие-то ограничения. Если он постоянно проживает в городе N, то при обращении за медицинской помощью на другой территории, где тоже работает его страховая компания, вообще не должно быть никаких трудностей. Если там его страховая компания не работает, то все равно он должен получить весь перечень необходимых медицинских услуг. А дальше его СМО должна производить взаиморасчеты со СМО, работающей на территории, где произошел страховой случай.

– Получается, что в этом случае территориальный принцип сохраняется?

– В данном случае мы говорим о другом. Имеют право на существование два варианта. Это страховые компании, которые действуют в рамках всей территории РФ, и страховые компании, которые работают на отдельных территориях. Я, честно говоря, не вижу никакого противоречия между этими двумя вариантами.

– Как в ОСАГО?

– Да, есть сходство. Здесь схем реализации может быть несколько, и каждая имеет право на существование. Основополагающий момент один – чтобы полис ОМС работал на всей территории РФ. Для пациента главное, что у него есть полис ОМС, что государство покрывает определенный перечень услуг, который должен быть ему оказан в любой географической точке. В зависимости от единственного ограничения – уровня и возможностей лечебного учреждения, которое находится на его территории, и сложности заболевания застрахованного.

– Как Вы считаете, Фонд обязательного страхования должен быть страхователем или страховщиком?

– С моей точки зрения, Фонд по определению не может и не должен быть страховщиком. Потому что каждый должен заниматься своим делом. Фонд не должен смешивать несколько функций – сам получать деньги, сам их распределять, сам себя контролировать и сам себе выставлять оценку по результатам работы. Это очень рисковая структура с точки зрения коррумпированности и отсутствия экспертного контроля.

В идеале Фонд должен быть ассоциированным страхователем, который аккумулирует у себя все финансовые ресурсы, активно участвует в разработке тарифов, в определении перечня лечебных учреждений и т. д. Функции между страхователем и страховщиком должны быть очень четко разделены. Страховщиками могут быть только профессионально работающие страховые компании, которые для этого имеют все необходимые компетенции, возможности, ресурсы, которые могут грамотно балансировать между результатами своей работы и финансовой прибылью.

– Последний вопрос по поводу законопроекта об ОМС. В какой мере страховые компании принимали участие в подготовке этого законопроекта?

– Насколько я знаю, страховое сообщество либо не было привлечено к ней совсем, либо привлечено в минимальном объеме. Тот вариант проекта закона, который мы получили через Интернет, рождался глубоко в недрах Министерства здравоохранения и социального развития. Уже этот факт достаточно прискорбен, поскольку речь идет о реформировании системы медицинского страхования, которое производится без участия страховщиков. А это, с моей точки зрения, неправильно.

Принципиально обращает на себя внимание то, что заявления нашего министра, г-жи Голиковой, которые она делает в рамках обсуждения законопроекта, – это абсолютно правильные вещи, которые я лично готов поддержать на сто процентов. Проблема в том, что имеется значимый и непонятный разрыв между тем, что декларируется министром, и тем, что реально закладывается в законопроект. Поэтому непонятно, о какой части законопроекта говорить. Той, которая декларируется министром? Тогда я все ее основные постулаты поддерживаю. Или той, что заложена в законопроект? Кроме как ухудшения базовых прогрессивных страховых принципов законопроект вряд ли что-то принесет.

– Какие у вас ожидания относительно того, что будет принято в итоге?

– У меня, скорее, есть надежда, чем ожидания. О законопроекте в том виде, в котором я его видел, не берусь говорить, поскольку мы не были привлечены к работе и обсуждению этого законопроекта. Надеюсь, что последняя его версия будет максимально приближена к тому, о чем мы сегодня с вами говорили – к цивилизованному подходу организации системы обязательного медицинского страхования.


Служба контроля качества

Обращение в службу качества — это обратная линия, с помощью которой мы напрямую от партнёров и клиентов получаем информацию о том, насколько наша деятельность удовлетворяет вашим требованиям и ожиданиям.

Высказать своё замечание или предложение Вы можете заполнив онлайн-форму, либо позвонив напрямую в отдел контроля качества по телефону (495) 617-07-77 доб. 1645

Анонимное обращение

Спасибо, что помогаете нам стать еще лучше!